Расширенный поиск
10 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Юйлю уругъа ит чабмаз.
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Джыйырма къойну юч джыйырма эбзе кюте эди.
  • Тынгылагъан тынгы бузар.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Кеси юйюмде мен да ханма.
  • Терек ауса, отунчу – кёб.
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Кютгени беш эчки, сызгъыргъаны уа, джерни джарады.
  • Халкъны джырын джырласанг, халкъ санга эжиу этер.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Айран ичген – къутулду, джугъусун джалагъан – тутулду.
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Окъугъан озар, окъумагъан тозар.
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Тенги кёбню джау алмаз, акъылы кёбню дау алмаз.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Къарын къуру болса, джюрек уру болур.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Джолунга кёре – джюрюшюнг, джагъанга кёре – юлюшюнг.
  • Чёбню кёлтюрсенг, тюбюнден сёз чыгъар.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Сабий кёргенин унутмаз.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.
  • Билимли ёлмез, билимсиз кёрмез.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Чабакъгъа акъыл, табагъа тюшсе келеди.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Агъач – джерни чырайы, кийим – эрни чырайы.
  • Халкъгъа джарагъан, джарлы къалмаз.
  • Ач, тоймам, дейди, тойгъан, ач болмам, дейди.

Романтик с этюдником – М.С. Бостанов

01.08.2015 0 3198  Койчуева З.

М.С. Бостанов в мастерской художественно-графического факультета ИКИ КЧГУ. 
Июнь 2014. (Фото: Бостанова Х.К.)

Об этом замечательном художнике сказано и написано много хорошего и интересного, но я хочу рассказать о нем как о коллеге, учителе, принявшем активное участие в становлении и развитии художественно-графического факультета КЧГУ. Часть материала, приведенного здесь, уже опубликована в журнале «Культурная жизнь Юга России», за что я очень благодарна его редактору С.К. Перову. Но рамки научной статьи требуют особого стиля изложения, связанного с искусствоведческой направленностью журнала, так сказать «без акцента», и за пределами публикации осталось много интересного материала из творческой жизни этого замечательного человека. Именно о личных качествах романтического художника, беззаветно преданного изобразительному искусству, о том, что знают о нем друзья, коллеги, ученики, я и хочу написать сейчас.

Бостанов Магомед Сосранович родился 20 декабря 1941 года в ауле Кумыш, Карачаевского района. В двухлетнем возрасте столкнулся с трагедией карачаевского народа и был вместе с родителями депортирован в Среднюю Азию. В первый класс пошел в Казахстане, но с трудом получал образование, так как семья жила плохо, времени и сил для занятий практически не оставалось. «…Был холод и голод. В младших классах учителем работал хороший художник и талантливый, внимательный педагог, депортированный перед войной из Москвы немец Иван Петрович Гофман. Так рисовал на доске мелом, что мы – дети  просто замирали, когда он начинал чертить. Я учился у него, все время смотрел, как он ведет мелом по доске тоненькие аккуратные линии. Иван Петрович обратил на меня внимание и стал со мной заниматься рисованием после уроков. За что я ему очень благодарен» вспоминал Магомед Сосранович. – Хорошая память и музыкальность у меня проявились сразу. Все, что слышал и видел – запоминал. С первого раза любую песню мог повторить. Услышу по радио и пою, увижу картинку и срисовываю - все удивлялись.
Эбзеев Шахарби – организатор, участник и художественный руководитель первого довоенного карачаевского ансамбля танцев, приехал в наше село и нарисовал на стене клуба, где он был директором, колхозников, хлеборобов, сцены из быта простых тружеников. Я все время приходил, мне очень нравилось смотреть, как он рисует. Впоследствии, где-то раздобыв книгу «Рисование в художественной школе», сам начал заниматься по ней, и постепенно втянулся».

В 1955 году М.С. Бостанов поступил в кинотехническое училище в городе Батайске, затем проработал несколько лет киномехаником. «Как-то в 1965 году заметив, что я нарисовал голову тигра, школьный учитель Хусей Кипкеев попросил:
- Помоги мне с уроком, нарисуй рыбу.
Я нарисовал, отдал ему. Через какое-то время, Хусей опять пришел и попросил нарисовать барана. Я и барана ему нарисовал. В третий раз он уже пришел с директором Боташевым Салихом и они пригласили меня в школу:
- Помоги детям, веди уроки рисования, стенгазеты школьные оформляй.
 
Долго они меня уговаривали. Я все стеснялся, никак не мог представить себя учителем. Но если старшие просят – как не согласиться? Проработал год в Зеленчукском районе учителем Красно-Октябрьской средней школы и, можно сказать, сбежал на художественно-графический факультет. Так сильно было стремление научиться рисовать пейзажи родного края». 

С тех пор природная реальность, ее красота для Магомеда Сосрановича навсегда стала условием и источником творческой жизни и жизнедеятельности вообще.

«Это был первый набор. Нас всех собрали и объявили, что если мы хотим учиться на факультете, надо помочь его сначала отремонтировать. И все лето мы ходили и снимали перегородки, чтобы расширить кабинеты, уносили строительный мусор, красили, белили. Когда ректор Курман-Али Рамазанович Кипкеев узнал об этом, всех студентов поощрил поездкой в Москву»

Интересна и сама история открытия в маленьком высокогорном городке Карачаевске художественно-графического факультета. Со слов Магомеда Сосрановича, в этом была большая заслуга самого ректора К.-А.Р. Кипкеева, который ездил в Москву с просьбой об организации у нас в городе такого факультета. Министр образования Александров ответил, что согласится подписать документы, только если ведущий отечественный специалист в области теории и методики обучения изобразительному искусству, доктор педагогических наук, профессор Георгий Васильевич Беда откроет и возглавит его! Татьяна Николаевна Беда рассказала мне, что им, тогда еще молодым супругам, в Краснодар позвонил Курман-Али Рамазанович и предложил машину «Волга» и трехкомнатную квартиру в городе Карачаевске за содействие и помощь в решении данного вопроса. Георгий Васильевич собрал своих коллег, молодых прекрасных специалистов, и приехал с дружным коллективом энтузиастов в город, где им всем сразу были предоставлены квартиры. И вот в 1967 году Магомед Сосранович поступил на художественно-графический факультет. «У нас были очень сильные преподаватели: Г. Островский, М. Ершова, Т. Беда, А. Хворостов, В. Шорохов, Ю. Беджанов, Гаврилко и многие другие. Они были приглашены из Краснодара вместе с Г.В. Беда – первым деканом художественно-графического факультета. Разработанная Георгием Васильевичем методика обучения живописи, опирающаяся на фундаментальную теоретическую базу, в будущем послужила основой и моей методике обучения рисунку. Лекции по истории искусств читал Григорий Островский. Он-то мне как-то и сказал: "Ты на правильном пути". И я никогда не забываю его слова»


Г. Кравченко. Портрет Г.В. Беда. (1980. х.м.)

После окончания Магомед Сосранович получил приглашение остаться на факультете преподавателем академического рисунка. Активно участвовал во всевозможных городских, областных, республиканских, зональных, Всероссийских художественных выставках. Стажировался: в Московском государственном педагогическом институте с 1983 по 1990 годы; институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина в 1995 году; в мастерских Академии художеств РФ. В 1994 году М.С. Бостанов за активную творческую деятельность получил должность доцента кафедры рисунка, стал членом Союза художников России.


Бостанов М.С. на 75-летнем юбилее КЧГУ с советником главы КЧР, заслуженным артистом РФ, народным поэтом КЧР, 
народным артистом КЧР, заслуженным деятелем искусств, к.п.н. Узденовым А.М.

Отличник просвещения, М.С. Бостанов в настоящее время работает заведующим кафедрой рисунка художественно-графического факультета Института культуры и искусств Карачаево-Черкесского государственного университета и является одним из популярнейших преподавателей вуза. 

Одаренный особой мягкостью характера, он является художником и педагогом по призванию. Высокий, интеллигентный, очень вежливый, Магомед Сосранович внушает студентам уважение и положительное отношение ко всему, что связывает его с миром культуры и искусства. На мой вопрос о том, как он может всегда, при любых обстоятельствах оставаться таким спокойным и уравновешенным, Магомед Сосранович произнес, как заповеди:

- Конфликты надо обходить.
- Если они не разрешимы – лучше не ввязываться. 
- Двое спорят – надо дать им срок остыть.
- Не говори в сердцах того, (особенно грубое слово), что человек может запомнить.
Помолчал немного и добавил:
- И потом, ты знаешь, я всегда считал себя больше педагогом. 


Бостанов М.С. в окружении дружного коллектива художественно-графического факультета 
Института культуры и искусства КЧГУ

Вокруг художника-педагога всегда собираются коллеги и студенты, витает аура флегматичной романтичности, мягкого созерцания и восхищения красивыми видами, цветовыми сочетаниями, полутонами и переходами. Он обязательно отметит удачно подобранный костюм, шляпу или галстук у мужчин – товарищей по работе, сделает комплимент красивой сумочке и яркому платочку на голове у женщины. С друзьями: Владимиром Ибрагимовичем Эркеновым (доцентом, зав. кафедрой живописи), Муртазовым Нури Маджидовичем (доцентом каф. рисунка), Огузовым Виталием Биталевичем (доцентом, деканом факультета), Атаевым Халисом Магомедовичем (преподавателем живописи, пейзажистом) может часами обсуждать достоинства нового этюдника, красок или кисти, для проверки собраться и отправиться вместе на пленэр. Еще и прихватить пару товарищей, собирать грибы или барбарис. Как говорят коллеги, у Магомеда Сосрановича во всех местах, где принято художниками писать на природе пейзажи, припрятаны этюдники. Он может поискать под большой корягой и достать сверток с бумагой и карандашами, или где-нибудь, высоко в горах зайти в грот и выйти из него уже с этюдником, в шляпе и полностью экипированным для работы масляными красками. И все ради того, чтобы увидеть и запечатлеть нечто особенное и волнительное для его чуткой души художника.

В своем творчестве М.С. Бостанов, прежде всего, стремится донести до зрителя пережитое им самим от встречи с прекрасными явлениями природы. Пейзажный мотив для него  средство вызвать ответную сопричастность тонким душевным движениям и переживаниям, так как, являясь реалистом по убеждениям, по складу своего дарования Бостанов все же – лирик. «Я человек романтически-лирического характера. Поэтому еще с детства всегда почему-то испытывал тягу к природе, к морю, к путешествиям. Любование окружающим миром природы – это и есть мое "хобби", переходящее в потребность того же любования, созерцания и стремления перенести через себя на холст то, что захватило при встрече с прекрасным». С юности «захватившая» художника любовь к природе и красоте окружающего мира не покидает его никогда. Магомед Сосранович часто вспоминает слова поэта:

Только всю красу Кавказа
Описать я не могу,
Приезжайте, посмотрите
Убедитесь, что не лгу.


Бостанов М.С. Зуб Суфруджу, 2004. (Холст, масло. 50х60. фонд КЧГУ)

Магомед Сосранович хорошо известен в республике и за ее пределами как один из самых талантливых лирических живописцев Карачаево-Черкесии. Широко открытыми, влюбленными глазами вглядывается этот художник в природу, пытаясь проникнуть в ее глубину, постичь секреты неповторимой красоты и своеобразия. В его картинах внимательного зрителя привлекают красиво взятый цвет, мелодичное, прозрачное звучание чистых тонов и полутонов, тонкие, нежные цветовые отношения. Незаурядное дарование колориста сочетается у М.С. Бостанова с большой работоспособностью, а неустанные поиски «романтического момента» характеризуют его творческую деятельную натуру. Задумчивым наблюдателем, умеющим видеть и воплощать увиденное в образах изобразительного искусства, выступает художник в своих произведениях «Домбай. Вид на Пик Инэ» и «Ущелье Аманауз». Рельефно и этюдно передает автор стремительный поток горной речки, влажные ветки сосен в ущелье, в светлой розово-голубой дымке, так характерной для творческого почерка художника. М.С. Бостанов часто ходит по красивым природным местам и, если увидит интересный мотив, возвращается к нему несколько раз и в разное время года, суток. Будет без устали, с интересом и азартом писать до тех пор, пока не исчерпает все возможные состояния. Много положительных впечатлений получает от написания этюдов с неожиданных ракурсов. В декабре 2004 года картина «Ущелье Аманауз» была подарена М.С. Бостановым Фонду содействия и развития карачаево-балкарской молодежи «Эльбрусоид», занимающемуся активной деятельностью по поддержке регионального искусства и культуры. 

Художника нельзя обвинить в увлечении этюдами. Его этюды, в основном пейзажные, радуют своей непосредственностью. Еще в начале прошлого века художники-импрессионисты подняли этюд, выполненный на пленэре, до уровня полноценных самостоятельных картин. Они старались как можно точнее передать собственные впечатления от окружающего мира и создали метод, суть которого сводилась к передаче при помощи раздельных мазков чистых красок внешнего впечатления от света, тени и их рефлексии на поверхности предметов. Такой метод создавал на картине впечатление растворения формы в окружающем свето-воздушном пространстве. Тенденции импрессионистического лирического пейзажа прослеживаются в стремлении М.С. Бостанова к передаче первого впечатления от увиденного явления. И картины «Озеро Кара-Кёль», «Утро в горах» весьма характерны для творчества художника, пишущего непосредственно с натуры. 

Так, во время выезда с группой студентов в начале осени на пленэр М.С. Бостанов давал открытый урок. Задача, поставленная преподавателем перед начинающими художниками (будущими учителями изобразительного искусства) заключалась в передаче состояния осеннего дня с учетом характерных особенностей местности, ландшафта, лесного массива, водной поверхности, осыпанной отражениями. Подавая пример студентам, маэстро сам занял место у мольберта, увлекся. Вот как в дальнейшем он сам описывал мне этот случай: «После выбора мотива, организации композиции на холсте, был выполнен предварительный этюд. Самая главная задача состояла в том, чтобы сохранить впечатление, которое охватило меня с первой минуты. Поскольку небо светло-серое с движущимися, быстро меняющимися облаками, периодически отбрасывающими тени на склоны гор, пришлось вести работу сверху, то есть именно с неба. Далее через яркую листву деревьев переднего плана на просвет были написаны горы и лесистые склоны. Композиционным центром являлось светлое кафе на берегу озера с его водным отражением. Здесь при написании воды возникли трудности: дул ветер, появлялась рябь. Пришлось подождать, пока стихнет, и быстро определить цветотоновые отношения. Работа была завершена в течение двух часов». Именно за такое отношение к творческому процессу М. С. Бостанова и можно назвать художником-натуралистом.


Бостанов М.С. Ущелье Аманауз. 2003. Холст, масло. 70х50.  Фонд «Эльбрусоид»  

Картина «Утро в горах», как и многие другие произведения, написана также с натуры. «Здесь задача состояла в том, чтобы передать состояние горных вершин в лучах восходящего солнца. Необходимо было заранее подготовиться и ждать, когда с появлением солнца оживет природа. Сколько цветовых переливов, сколько ярких красок на склонах гор! Снизу поднимался утренний молочный речной туман, надо было успеть запечатлеть вершины, пока он их не закрыл. На переднем плане еще не проснувшийся темный лес замер в ожидании солнечных лучей. Горный ручей струился, напоенный ароматом осенней природы. Все это великолепие оставляло неизгладимое впечатление. Работа бала выполнена очень быстро, буквально в течение одного часа». 


Бостанов М.С. Вид на горы Домбая. 2009. (Холст, масло. 80х90. Фонд КЧГУ) 

Кроме высокогорной природы Северного Кавказа М.С. Бостанов пишет и морские виды, в которых легко узнаются «общие места» романтического пейзажа. Им выполнен цикл работ, посвященных Черноморскому побережью  от Новороссийска до Крыма. В таких работах, как «Закат на море», «Шторм. Берег моря», «Ласточкино гнездо, в окрестностях Алушты» и других, отражены особенности цвето-тонового колористического состояния, где буйство штормовой погоды сменяется ясностью лучезарного дня и бесконечным движением бирюзовых волн. В этих работах автор передает впечатление от увиденного, как бы паря над бескрайними морскими просторами. Работа «Свежий ветер» написана тонким лессировочным письмом и, как поэтически выражается сам Магомед Сосранович, «с высокого берега Черного моря». 


Бостанов М.С. Берег моря в Ялте. 1991. (Холст, масло. 80х90. Фонд КЧГУ).

Она ярко и эмоционально передает романтику моря, движение перистых облаков, парящих в небе чаек, дуновения ветра на гребнях морских волн, бьющихся о каменистый берег и яркую, почти изумрудную растительность на склонах гор. Работа удалась, художник сумел передать то, что привлекло и взволновало его при встрече с морской стихией. 

Им написан цикл живописных работ, посвященных природе Подмосковья: «Абрамцево», «Речка Варя», «Река Уча», «Загорск» и много других. Подмосковье привлекает художника своеобразием русской природы, лиричностью пейзажа, бескрайними просторами, петляющими и уходящими вдаль к горизонту реками, величием храмов и церквей. Не раз экспонировались на выставках работы «Новодевичий Монастырь», «Пруд», «Церковь в Дьякове». 


Бостанов М.С. Вид на Исаакиевский Собор. 1990. (Холст, масло. 80х120. Фонд КЧГУ)

Целый ряд картин посвящен Петербургскому периоду в жизни Магомеда Сосрановича: «Фонтанка», «Вид на здание Академии художеств», «Финский залив», «У стен Петропавловской крепости», «Домик Петра Великого», «На Марсовом поле». Они передают характерные особенности весенней природы, торжественный облик зимы северной столицы. Творческие искания М.С. Бостанова отличаются постоянным поиском замечательного и романтического момента в окружающем мире. В любом состоянии природы автор может разглядеть что-то прекрасное и интересное. Все его творчество отличается прочувствованностью и душевным сопереживанием. 

Часто совершает художник пешие прогулки в труднодоступные районы высокогорного края. Перекинув через плечо этюдник, взяв с собой группу товарищей, как и многие художники, уходит Магомед Сосранович подальше от забот и каждодневных проблем в целебный для него край родной природы. Будучи студенткой, мне не раз посчастливилось выходить с курсом на пленэр под его руководством. Пленэр (от фр. выход на природу)  живописная техника изображения объектов при естественном освещении и в естественных условиях. При активной роли света и воздуха объекты изображения приобретают самостоятельную живописную роль. 


Бостанов М.С. Лагерь альпинистов в Теберде. 1990. (Холст, масло. 60х90. Фонд КЧГУ)

Останавливаясь где-нибудь высоко и далеко впереди от устало плетущихся следом студентов, он часто говорил нам о красоте и «интересном моменте» в освещении пока только одному ему видимых хребтов или лесных массивов. Он и сейчас постоянно выводит своих лучших студентов на пленэр, натурные зарисовки в парки, улицы, на Зеленый остров города Карачаевска, базы отдыха на Махаре, в Домбае, Теберде... 

Эркенов Владимир Ибрагимович, заслуженный художник КЧР, доцент, заведующий кафедрой живописи, очень тепло отзывается о Магомеде Сосрановиче: «Мы познакомились в 1968 году, когда, узнав, что в Карачаевске открывается художественно-графический факультет, я перевелся туда из Краснодара. С тех пор и дружим. Я с ним ни разу не ссорился! В области культуры поведения, он всегда был сдержан и внимателен. Замечательный, отзывчивый, добродушный, порядочный и без всяких сомнений, объективный и аккуратный в отношениях с товарищами и друзьями человек. 

Постоянно вместе выезжаем на пленэры. Он долго пишет. Может много сеансов писать… Однажды на пленэре, мы поднимались на Махарский перевал. Я пошел по плато, через ледник и замерзшее озеро, а он по огромной трещине отколовшегося от скалы ледника. Я-то эту местность не знал, думал – он знает. Шел, шел, смотрю – нет его. Я уже поднялся, вышел на перевал, а Магомеда не видно! Ждал, волновался, писать, конечно, не мог. С лучами заходящего солнца тревога моя возрастала все сильнее – собрался уже спуститься и пройти по его маршруту. Смотрю – плетется! Он, оказывается, шел по трещине, как по туннелю почти до самого перевала и уперся в отвесную скалу. Выхода не было – пришлось возвращаться и догонять меня по верху ледника.

Я испугался за него. Накричал: 
- Если бы с тобой что-нибудь случилось, как бы я тебя дотащил! Ты в два раза меня выше!
А он рукой повел вокруг и говорит:
- Посмотри, какой закат красивый, оглянись – перевал у ног! Какой романтический момент! А ты ругаешься.
Уже смеркалось, писать смысла не имело. Сложив этюдники в куртки, мы уселись сверху и скатились с ледника, как на санях. Конечно, на следующий день вернулись со студентами и написали отличные виды Махарского перевала».


Бостанов М.С. Лагерь альпинистов. 2009. (Холст, масло. 60х120. Фонд КЧГУ)

Узнав, что я пишу о Магомеде Сосрановиче, директор Института культуры и искусств, Огузов Виталий Биталевич прислушался. На мой вопрос:
- А как вы думаете, Виталий Биталевич, Бостанов находит такие виды для своих пейзажей потому, что он романтик?
Ответил:
- Да он не просто романтик, а абсолютный романтик! Чтобы запечатлеть интересный ракурс, может, жизнью рискуя на любую скалу забраться. Если послушать товарищей о его приключениях на пленэрах – куда только он не попадал! Вот недавно, забрался на самую высокую гору в районе озера «Девичьи слезы» на Домбае. Туда подниматься – километров пятнадцать вверх. В горах снег, холодно! А он притащил с собой этюдник, холсты, краски – писал целый день. С такой высоты открывается вид на два ущелья. Два этюда и написал. Устал уже, случайно оступился и задел этюдник. Тот перевернулся, зацепил с собой все его художническое снаряжение и заскользил со склона вниз по снежному насту, набирая скорость. С такой-то высоты! Как молот пробил лед и утонул! Хорошо, хоть сам Магомед не пострадал!
А, вот еще, мне Владимир Ибрагимович рассказывал. Пошли они на Марухский перевал писать. Добрались до водопада, а там – огромные валуны. Ибрагимович остался внизу, поленился дальше идти, да он и писать-то любит такие каменные громады с контрастами в освещении и глубокими, падающими тенями, а Магомед полез вверх. А на верху плато разместилась пастушья кошара, охраняемая большими собаками. Те, как увидели приближающегося человека в широкополой шляпе с этюдником и натянутыми на подрамники холстами, конечно, приняли его за нечто, представляющее опасность и набросились на чужака. Спасаясь от них, Магомед полез в реку, перешел вброд на другой берег. Думал – отстанут от него. Оглянулся, они по берегу бегают в поисках переправы. А потом, как рванули к подвесному мостику, расположенному внизу по течению. Сообразил Магомед, что собаки дело свое знают, стал быстро по камнепаду вверх забираться. Когда они прибежали, уже был высоко на склоне. Преследователи остались внизу, не любят собаки острые камни – лапы могут поранить, да и наш, орел, сверху их закидал еще. Поднимался, поднимался, забрался в чащу леса – нашел интересный вид. Решил по своему обыкновению, спрятать этюдник где-нибудь, чтобы вернуться при случае и порисовать. Увидел под скоплением коряг большую нору, спрятал в нее этюдник и присел отдохнуть. Любовался-любовался окрестностями, да и заснул. А проснулся от дуновения ветра и какого-то сильного запаха. Как сам потом говорил: «в нос ударил запах тебердинского заповедника». Ветер дул со стороны норы, а то и не нора была вовсе – а берлога! Как не заметил сразу? И вот, вроде послышался какой-то шум, приближающийся хруст сломанных веток. А медведь в гневе набирает такую скорость, что может лошадь наскоку изодрать. Как припустил Магомед оттуда! Вернулся к водопаду, все ноги в кровь исцарапал! А там уже Эркенов с местным пастухом ждет его.
- Где ты был? Где этюдник оставил?
- А вон на той горе. 
- Брат, не надо было туда ходить, - встревожился пастух. – Там медвежьи владения, вся гора его.
Рассказал, тогда Магомед про свое приключение… 
Это что! Он же на следующий день вернулся туда за своим этюдником и холстами! А ты говоришь – романтик! Он страха не знает! С Красного Октября, где он жил, по горам через Шоанинский монастырь в Карачаевск ходил, когда учился на художественно-графическом факультете! 

Я не поверила и пошла спрашивать:

- Магомед Сосранович, неужели вы на учебу из Красного Октября пешком, через Шоану ходили? Это же километров шестьдесят вверх и вниз по извилистым горным тропам?

- Да, а что? Так, прогуляться.… А однажды зимой, даже от волков пришлось отбиваться! Снега по колено, два матерых волка в ущелье по темноте приблизились ко мне. Один крупный, почти по пояс был, накинулся на меня. А я пальто снял и перед собой двумя руками держу, чтобы он мне в лицо или горло вцепиться не смог. Он на меня набросился и вцепился в пальто, а я ногами его прямо в брюхо бить стал, так и отбился. Поднялся на вершину склона, там посветлее было. Волки постеснялись при свете дня на меня нападать и отстали. 

Вот такой он у нас боевой романтик. 

К разговору присоединился Владимир Ибрагимович Эркенов. 

- Однажды на пленэре, в Учкулане он меня потерял. Разминулись в лесу, пошел очень сильный дождь. Лил так, как в народе говорят, можно было дождь в руке удержать. На базу он раньше вернулся и пошел меня искать. А я в лесу встретил пограничника, там же погранзастава недалеко. Солдат меня под свою плащ-палатку пустил. И вот мы идем вдвоем, поем песни военные. Навстречу выходит Магомед и спрашивает у пограничника, не видел ли тот меня. Вот чудак! Две головы, четыре ноги, разговариваем между собой, а он не понял, что нас под плащ-палаткой двое!
А как он постоянно разыгрывает меня! Вот недавно со студентами спустились с серебряных водопадов. Ребята пошли в лагерь, а мы остановились воды попить. Он мне и говорит:

- Смотри, какая белка. Какой у нее пушистый хвост!

По сосне прыгала рыжая белка. Мы постояли, посмотрели на ее передвижения по веточкам.

- Давай я в лагерь за красками схожу, а ты постой здесь, посмотри, чтобы она не убежала.

Магомед ушел, а я остался. Смотрю на эту белку. Она своими делами занимается, шишки грызет. Час проходит, другой. Нет его! А до лагеря – рукой подать, голоса переговаривающихся слышно. Устал я ждать, дай, думаю, пойду, посмотрю, чем это он там так занят. Прихожу, все у костра сидят, отдыхают. Магомед и не собирался возвращаться! А на вопрос: «Где Эркенов?» ответил, что я за белками наблюдаю! И вот так он меня постоянно разыгрывает. Я не обижаюсь, с ним интересно. А для художника, интерес – это стимул. Он увлекает всех своей неуемной жаждой познания нового, неизученного, ненаписанного. Без устали готов идти ради яркого, запоминающегося момента. Он на природе оживает, воодушевляется сам и других увлекает. Настоящий мастер пейзажа, чувствует воздух, среду, пространство. Не заигрывает с красками, а подчиняет их своему особому, насыщенному кислородом видению цвета и текстуры. Еще и, как большинство творчески одаренных людей – левша. 


Эркенов В.И. (зав. кафедрой живописи), Огузов В.Б. (директор Института культуры и искусств), 
Бостанов М.С. (зав. кафедрой рисунка)

Активная жизненная позиция М.С. Бостанова проявляется не только в творческой сфере, но и педагогической. Постоянно выезжая со своими лучшими студентами на пленэры и натурные зарисовки, на собственном примере в лучших импрессионистических традициях обучает точности передачи опосредованного личностного впечатления чистоты и градаций света, тени, рефлексов в написании этюдов. 

Время для работы над этюдом ограничено изменчивыми погодными условиями, состояниями, в результате чего постоянно меняется и характер освещенности. В таких условиях либо следует очень быстро вести работу, либо вне зависимости от состояния природы продолжать следовать тем цветовым отношениям, которые были выбраны в качестве ориентира. Как и во многих других случаях, удобнее писать этюд, продвигаясь от более светлых цветовых сочетаний к более темным. И, как показала многолетняя практика пленэрных просмотров – личный пример мастера, пишущего параллельно со студентами, непосредственно по одному и тому же мотиву, сюжету оказывает на качество исполнения этюдов куда больше положительного влияния, чем простое объяснение во время аудиторных занятий, не подкрепленное наглядным примером. Большую пользу ценные советы приносят тогда, когда даются именно в том случае, в котором студент может осознанно воспользоваться ими, закрепить теорию практическим исполнением под присмотром и на примере опытного мастера. Приемы работы М.С. Бостанова, нацеленные на создание определенных эффектов, фактур или предназначенные для ускорения выполнения этюда, могут помочь организовать живописный процесс. При наличии общей целевой установки выявить понятие того, что получается лучше, почти само собой, если довериться интуиции, а что следует вести академически выверено и точно. Есть приемы ведения работы, основываясь на которых можно сделать и академический этюд, и декоративную композицию, и авторскую импровизацию, но для глубокого усвоения таких знаний требуется наглядный пример мастера.

Во время работы на пленэре с учебными группами М.С. Бостанов пишет этюды вместе со студентами, позволяя им присматриваться к тому, что и как он делает сам, какие кисти берет, какие краски смешивает, находя при этом время обойти студентов, дать каждому тактичные рекомендации по дальнейшему ведению работы. Если целью занятия является освоение системы цветовых отношений, интересное и полезное задание для написания этюда – это ограничение красочной палитры, чтобы добиться более сложных и колористически построенных цветовых отношений, а также для того, чтобы на практике понять условность любой системы цветовых отношений. 

В практику современного художественного образования активно входит понятие «мастер-класс», так вот М.С. Бостанов в своем стремлении соответствовать званию художника-педагога и, испытывая определенную потребность к выработке художественной школы, передачи своего видения, понимания, навыков, плодотворно проводит такой метод обучения уже более сорока лет. Методика проведения пленэрных занятий М.С. Бостанова основывается как на профессиональной педагогической интуиции, так и на богатом изобразительном опыте художника-преподавателя. 

Являясь проводником в мир культуры и искусства, М.С. Бостанов определил постановку преподавания как единого методического целого, относительно которого мастер-класс профессионального художника-педагога становится завершающим этапом обучения методам работы над художественным произведением. Соответственно, практикующий художник-педагог, как специалист в области преподавания изобразительного искусства, является ярким и значимым звеном в формировании умений и навыков будущих профессиональных художников. И может в корне изменить представление студентов о сущности изобразительного искусства, глубине проникновения в процесс формирования художественного образа и психологического состояния произведения.

Доцент кафедры рисунка, член Союза художников Кириченко Наталья Сергеевна так отзывается о своем учителе, заведующем кафедрой и коллеге: «Более сорока лет преподает Магомед Сосранович рисунок начинающим обучение первокурсникам. Закладывает основы академического мастерства, находя к каждому душевный индивидуальный подход. Уважает студентов, называет их зайчиками. Терпеливо, пошагово, внимательно относясь к каждому, учит законам построения графических изображений. Он музыкален, одухотворен, по-другому смотрит на мир. Реальный романтик, восторгается женской красотой и с большим удовольствием пишет портреты, которые потом дарит. Много положительных впечатлений получает от написания этюдов с неожиданных ракурсов. Часто ходит по красивым природным местам и, если увидит замечательный мотив, возвращается к нему несколько раз и в разное время года, суток. Будет без устали, с интересом, азартом писать до тех пор, пока не исчерпает все возможные его состояния»

Сам Магомед Сосранович признается: «Все мои основные работы написаны под пение птиц, шум ветра, но самое ценное для меня – общение с природой».


Бостанов М.С. Осень в горах. 1990. (Холст, масло. 80х120. Фонд КЧГУ)

В стремлении к большому содержанию в искусстве М.С. Бостанов не замыкается в рамках пейзажа. В его портретных произведениях ощутимо желание постигнуть красоту во всех ее проявлениях. По своему графическому решению они более сдержаны, в них нет тенденции к самовыражению, но явно выявлена дидактическая направленность. Особенно ярко это заметно в портретах «Мадина», «Зарета», «Лейла», где художник в самой натуре видит образ и своей задачей считает перенесение его посредством академического толкования в художественную форму. Красивые и правдивые женские портреты пронизаны тонкими, едва заметными нюансами, в которых этика корректной подачи переходит в эстетику сдержанного содержания. Совершенно лишенные той привычной колоритной контрастности акцентированных «белой кожи и черных бровей» кавказского типа, они приобретают знаковую форму психологического портрета. 

 
Бостанов М.С. «Мадина», «Зарета». 2003. (Бумага, карандаш. 80х60. Фонд КЧГУ)

В графических листах «Старик» и «Портрет матери» просвечивает желание осмыслить место человека в этом мире, определить его значимость. В графическом листе «Старик» мы видим уже немолодого человека, настолько связанного со средой и состоянием окружения, что внутренняя горделивая сдержанность старца воспринимается нами как данность, свойственная этническому образу горца в априори.


Бостанов М.С. Старик. 2001. (Бумага, карандаш. 80х60. Фонд КЧГУ) 

В «Портрете матери» художник больше экспериментирует, как бы пишет для себя. Угадывается вечное стремление истинного художника добиться совершенства и вечная неудовлетворенность достигнутым. Но известно и то, что только ценой огромного труда удается достичь если не идеала своих творческих устремлений, то хотя бы максимально возможного их воплощения.


Преподаватели кафедры рисунка: доц. Кириченко Н.С., доц. Блимготова М.И., доц. Дерева З.М., 
ст. пр. Тамаев Я.А., доц. Бостанов М.С., доц. Муртазов Н.М., ст. пр. Азанчиев У.М. 2014.

На сегодняшний день яркий и глубокий пейзажист Магомед Сосранович является одним из самых выставляющихся художников-педагогов Карачаево-Черкесской Республики. С М.С. Бостановым появилась импрессионистическая лирика в живописи пейзажа Северного Кавказа, отражающая безграничную любовь автора к своей родной земле. Он создает новое направление в пейзаже, и эта несомненная заслуга в области национального творчества никогда не будет забыта. 

Многие годы Магомед Сосранович является членом государственной приемной и выпускной комиссии художественно-графического факультета. Безусловное счастье для студентов и товарищей по работе составляет присутствие в преподавательском коллективе художественно-графического факультета Института культуры и искусства КЧГУ такого хорошего педагога, замечательного романтического художника, беззаветно преданного искусству, мастера своего дела. Способного в рамках контекстной связи между спецификой восприятия, передачи, личного примера и методами преподавания провести трансформацию на качество и глубину проникновения в процесс обучения изобразительному искусству. 

Писательница, кандидат искусствоведения, сотрудник НИИ КЧР Зинхара Хабичева-Боташева как-то сказала мне: «Долг каждого из нас сохранить в сознании потомков имена и деяния достойных народной памяти. Таких людей много на Кавказе». Но, к великому моему сожалению, почти за 30 лет, с того момента, как я начала собирать искусствоведческую информацию о деятелях изобразительного искусства Карачаево-Черкесии, не прочла ничего нового о тех, кто стоял у истоков развития регионального изобразительного искусства. Вот и «взялась за перо».


Магомед Сосранович является членом государственной выпускной комиссии ХГФ: 
доц. Алиев Ю.М., доц. Бостанов М.С., доц. Хубиев А.И., доц. Эркенов В.И., доц. Огузов В.Б. 2014.

По словам Зинхары Биляловны,  за это время должны были бы быть выпущены глянцевые альбомы и каталоги выставок, монографии, защищены кандидатские и докторские диссертации. Отсутствие информации о региональном изобразительном искусстве, которая должна бы собираться в архивах городов нашей страны, анализироваться учеными и деятелями культуры и искусств, тормозит развитие духовности в обществе и отражается на качестве проводимых творческих мероприятий. При этом усложняется взаимодействие и взаимопроникновение различных традиционных и пришлых культур многонационального и многоконфессионального северокавказского региона. 

Бостанов М.С. в окружении молодых коллег доц. Тебуевой М.М. и доц. Хапчаевой З.А.

Следует всегда помнить, что роль изобразительного искусства в эстетическом воспитании огромна и является основой созданного человеком и окружающего нас предметного мира. И от того, какое качество мы определяем этому предметному миру, создаются позитивные условия, организуются позитивные качества личности. Постоянное воздействие на которые, без слов и назиданий формирует вкус, ценностные ориентации, представление о красоте, обогащая при этом и профессиональные навыки. 

Зульфа Казбековна Койчуева, 
доц. каф. ДПИ и Дизайна ИКИ КЧГУ

(Голосов: 32, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет