Расширенный поиск
11 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аман киши кеси юйюнде – къонакъ.
  • Тамырсыз терекге таянма – джыгъылырса.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Къар – келтирди, суу – элтди.
  • Адебсиз адам – джюгенсиз ат.
  • Ачыу алгъа келсе, акъыл артха къалады.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Тау башында, тау болмаз, джангыз терек, бау болмаз.
  • Билмегенинги, билгеннге сор.
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Тели турса – той бузар.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Тёзгеннге, джабылгъан эшик ачылыр.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Рысхысына кёре, джаш ёсер, къышлыгъына кёре, мал ёсер.
  • Чомарт къолда мал къалмаз.
  • Кимни – тили, тиши онглу, кимни – къолу, иши онглу.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Эм ашхы къайын ана мамукъ бла башынгы тешер.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Аман адам элни бир-бирине джау этер.
  • Кёб ашасанг, татыуу чыкъмаз, кёб сёлешсенг, магъанасы чыкъмаз.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Телиге акъыл салгъандан эсе, ёлгеннге джан салырса.
  • Аманны къуугъан, аманлыкъ табар.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Айыбны суу бла джууалмазса.
  • Аджал соруб келмез, келсе, къайтыб кетмез.
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Кёпюр салгъан кеси ётер, уру къазгъан кеси кетер.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Иесиз малны бёрю ашар.
  • Айныгъанлы алты кюн, тогъайгъанлы тогъуз кюн.
  • Аманны тукъумуна къарама, игини тукъумун сорма.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Иги сёз – джаннга азыкъ, аман сёз башха – къазыкъ.
  • Таш бла ургъанны, аш бла ур.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Хунаны тюбюн къазсанг, юсюнге ауар.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Битмегеннге сакъал – танг.
  • Ханнга да келеди хариблик.

Доктор Тоторкулов: «Никогда не жалел, что выбрал нейрохирургию»

19.08.2017 0 373  Жарашуева А.
Человек с золотыми руками, так говорят о Тоторкулове Руслане Ибрагимовиче, и это вовсе не аллегория, ведь он – врач-нейрохирург. Как известно, нейрохирургия – одна из высших ступеней медицинской иерархии, нейрохирург – узкий специалист, в чьи обязанности входит выявление и хирургическое лечение патологий органов нервной системы. Работа эта связана с большими рисками и ответственностью: несвоевременное реагирование на то или иное поражение центральной нервной системы может иметь плачевные последствия для больного. При всей этой колоссальной ответственности скромность Руслана Ибрагимовича сразу располагает к себе. Нам удалось пообщаться с одним из лучших в нашей стране специалистов, и, что приятно вдвойне, с нашим земляком.

Доктор Тоторкулов живет и работает во Владивостоке. Несмотря на то, что врачи обычно сторонятся общественной жизни, Руслан Ибрагимович работает в медицинской центре, где помимо прочего проходит обучение студентов. Дальневосточный Федеральный университет на о. Русский уже известен по всей стране своими инновационными разработками и огромным количеством молодежи. Фактически, это целый студенческий город. 

«Лекционных занятий у студентов я не веду, но молодых специалистов, которые к нам приходят, мы обучаем, потому что теория, получаемая в университете, конечно, вещь полезная, но без практики никуда, а практики во время учебы оказывается недостаточно», - признается Руслан Ибрагимович. 


- Операции какой сложности выполняются в вашей клинике?

- Во-первых, стоит отметить, что у нас одно из самых современных оборудований в стране. Выполняем операции практически любой сложности. В стране приняты такие показатели: стоимость оборудования больницы делится на одного врача, и, исходя из этого, выделяется уровень оказываемых услуг. Так вот, в среднем по России это 20-40 тысяч, а в нашей клиники около полумиллиона рублей на одного врача. Соответственно, из этого и можно сделать вывод. Также следует понимать, что всегда нужно набираться опыта и совершенствовать свои знания. Для этого мы ездим за границу, обмениваемся опытом с нашими зарубежными коллегами. Руководство не жалеет средств на то, чтобы врачи ездили и обучались всему новому, топовому и передовому. Оборудование такого качества стоит не везде, поэтому у нас всегда большой поток пациентов со всех регионов страны. 


- В каких странах лично Вы проходили обучение и стажировки? Где, на ваш взгляд, наиболее качественный уровень медицины?

- Я был в Германии, Словакии, часто езжу в Корею, в общем, много где. Английского даже в моем случае было достаточно, это же медицина. Врачи понимали меня, я понимал их. 

Много интересных мест для обучения, сейчас я как раз в Москве прохожу курсы всемирной ассоциации нейрохирургов, через неделю полечу в Англию, там будет обучение по другому направлению. То есть, возможностей много, главное, их не упустить.

Если говорить об уровне медицины, я бы не сказал, что в какой-то стране он выше или ниже. Это все зависит от конкретного врача и конкретного стационара. Конечно, на фоне морального и физического старения наших больниц, которые давно не соответствуют международным стандартам, даже банально гигиеническим, европейские стационары выглядят более качественными.  


- Руслан Ибрагимович, наверняка Вам известно, что по статистике 2 млрд долларов из России ежегодно утекает на медицинский туризм. Чтобы это прекратить, правительством предпринимается ряд мер, в частности к 2020 году в КЧР, Малокарачаевском районе у села Красный Курган собираются строить медицинский кластер. Как вы считаете, будет ли это начинание полезным? 

- Неудивительно, что мнение людей разделилось на два лагеря. Одни считают, что от крупнейшего коммерческого проекта никакой пользы для республики и для людей не будет, другие уверены, что новые специалисты, оборудование и знания помогут местной медицине подняться на другой уровень. Я считаю, что независимо от того, частные это деньги или государственные, строительство объектов под высоко технологичную медицинскую помощь – это правильно. С другой стороны, надо понимать, что при таком колоссальном частном вложении ни одна медицина себя не окупит, поэтому, вероятнее всего, там все-таки имеют место государственные отчисления. Такая же история произошла и при строительстве нашего медицинского кластера, люди почему-то были уверены, что это частная клиника, и нам приходилось долго объяснять, что мы принимаем по ОМС, и все, что от них нужно, это медицинский полис и назначение врача. То есть, еще играет фактор правильного информирования населения о тех или иных возможностях, существующих в нашей стране.


- Руслан Ибрагимович, сколько по времени длилась самая долгая ваша операция? И помните ли вы свою первую самостоятельную операцию?

- Первая операция была в 1997 году, это была девушка 18 лет после ДТП с очень большой гематомой, я пошел тогда один, потому что некому было встать со мной плечом к плечу. И такой же анестезиолог, по-моему, даже врачом еще не был, интерн. Около 3 часов мы оперировали. Закончилось все благополучно. 

Самая долгая операция длилась около 14 часов, это была опухоль у ребенка. Тогда тоже все благополучно закончилось. По нормам нейрохирург в России должен делать 51 операцию в год, у врачей нашего центра показатели гораздо выше.


- Сколько операций делаете Вы?

- Около 200. 


- Нейрохирургия – определено самая трудная область медицины. Этот выбор был осознанный? Приходилось ли вам когда-нибудь о нем жалеть?

- Выбор именно нейрохирургии очень легко объясняется, самая тонкая и осторожная работа. Это манит. Еще когда учился в мединституте, нравилось заниматься больными с неврологическими нарушениями, потому и пошел на кафедру неврологии, где были курсы нейрохирургии. Там сразу и понял, что хочется не только таблетками лечить, но и руками что-то делать. Естественно, я не думал об этом с самого рождения. Как все мальчишки в детстве, мечтал стать пожарным или милиционером, а во Владивостоке, значит, моряком. Потом пошел по стопам сестры, она тоже врач. Никогда в жизни не жалел, что выбрал именно нейрохирургию. Жены врачей частенько шутят, что мы, врачи-нейрохирурги, женаты на своей профессии, а не на них. 


- Как расслабляются нейрохирурги после тяжелых операций?

- Мечтаю купить массажное кресло (смеется). Спортзал, рыбалка, лыжи. Со временем ко всему привыкаешь и перестаешь ощущать напряжение. Просто работаешь и делаешь свое дело.


- Все-таки почему именно Дальний Восток?

- Я там родился. Отец служил, а мама поехала по комсомольской путевке, там они и встретились. Потом потянуло на Родину, но в Пятигорске не сложилось, и вернулись во Владивосток. Отец у меня ювелир, мать – часовой мастер. В свое время были топовыми специалистами на Дальнем Востоке. 


- Как часто приезжаете на Кавказ? 

- Несколько раз в год бываю, езжу в Карачаево-Черкесию, иногда возникают мысли остаться, каждый раз хочется вернуться к родному дому, людям, на Родину.


- Что значит быть горцем на Дальнем Востоке?

- Я не хочу обидеть или задеть какую-то национальность, но представителям малых народов, особенно кавказцам, надо быть в два раза лучше. Больше учиться, больше работать, больше усердствовать в достижении тех или иных целей. Наверно, это и есть быть горцем во Владивостоке, да и не только во Владивостоке, а везде за пределами своей исторической родины. У нас в городе человек 20 карачаевцев, стараемся общаться друг с другом, у нас встречи проходят регулярно, к сожалению, часто посещать их не получается, но все же. Поддерживать своих земляков – одно из важнейших дел в современном глобализирующемся мире. 


- Как кавказской молодежи, выезжающей за пределы своей малой Родины, сохранить свою культурную идентичность?

- Мне кажется, это зависит от человека. Конечно, семья и общество играют немаловажную роль, но я склонен думать, что сам человек в ответе за свою жизнь, в его руках выбор пути. Если ты не падок на мгновенную прибыль, на греховные развлечения, сиюминутное удовольствие, то тебе ничего не страшно. А какого-то универсального рецепта я дать не могу. Конечно, если национальная культура поддерживалась и популяризировалась бы, что Эльбрусоид и делает, то, наверно, все меньше было бы тех, кто может пойти по кривой дорожке. Ребятам, приезжающим в Москву, отчасти проще, они находят частичку своей Родины в Эльбрусоиде, в других городах таких организаций нет, поэтому если и поддерживаем связь какую-то, то очень неорганизованно. До этого часто слышал про Фонд «Эльбрусоид». Редко, но заглядывал на сайт, читал статьи. Ваша работа очень показательна. 


- Если бы ваши дети решили связать жизнь с нейрохирургией, вы не были бы против?

- Нет, они сами вольны решать, кем им быть. Единственное, не хотел бы, чтобы девочки связывали с этим жизнь. Женщине в нейрохирургию, да и в хирургию вообще идти не стоит. Сколько бы у меня ни было знакомых, все несчастны в личном плане. А пацанов, пожалуйста. 


- Какой совет вы могли бы дать молодым специалистам, начинающим врачам?

- Пока дают возможность, надо учиться, без пропусков, без прогулов и даже без выходных. Самое ценное – это знания. Тебя будут выгонять с больницы, а ты все равно туда иди, добивайся, чтобы тебя брали с собой, подглядывай, подсматривай. Впитывай, как губка. Я в каждой своей поездке стараюсь побывать в операционных, увидеть какие-то способы, до которых я сам никак не мог дойти. Так же ездят и к нам, происходит такой взаимный обмен. Ведь на онкологические операции всегда идешь, как в первый раз, и каждый раз все происходит по-новому, тут не действуют привычные алгоритмы, можно даже сказать, что хирург – это творческая профессия. 

Волнение и страх пропадают, когда начинаешь оперировать. Чем больше опыта, тем меньше страха. Каждый день надо читать, узнавать что-то новое, медицина не стоит на месте. 


- В жизни каждого человека есть учителя? Тем более у врача…Скажите, какой самый ценный совет вам давали люди, у которых вы учились?

- Не лгать. Потому что заврешься сам, и потом будет хуже. У меня был такой случай в самом начале моей медицинской деятельности, устав после тяжелой операции, я не осмотрел пациентов, а когда главный врач спросил, я солгал, что осмотрел. Естественно, когда выходит наружу, то это ни есть хорошо, и с тех пор для меня это табу. 

У меня есть учителя, с которыми я советуюсь во время операций, и на разных этапах это разные люди, но в душе я, конечно, выделяю одного. В целом, врачебную этику, как обращаться с пациентами, как вести себя в той или иной ситуации, базу знаний, нам дали еще в институте, это остается навсегда и никогда не забудется. 


Примечания:

Тоторкулов Руслан Ибрагимович – руководитель центра нейрохирургии Дальневосточного Федерального университета, врач высшей категории. Окончил Владивостокский государственный медицинский университет, 1996 г. Работает с 1997 года.

01.10.1997г.- "Владивостокская клиническая больница №2", врач-нейрохирург;
19.06.2006 по 05.02.2014г.- "Владивостокская клиническая больница №2", заведующий отделением врач-нейрохирург.

Стажировки и курсы повышения квалификации: 

2014 г.: Германия, г. Карлсбад, курсы повышения квалификации по хирургии позвоночника;
2013 г.: Словакия, г. Ружемберок, Семинар по малоинвазивной хирургии позвоночника;
2012 г.:  Япония, г. Акита, Хирургия интракраниальных аневризм интраваскулярная хирургия EC-IC bypass;
2012 г.: Сеул, Ю. Корея, Малоинвазивная хирургия позвоночника (MISS).

Алина Жарашуева,
Москва

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет