Расширенный поиск
6 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Джаралыны джастыгъында сау ёлюр.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Оюмсуз атлагъан, аджалсыз ёлюр.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Эли джокъну – кёлю джокъ.
  • Ашхы тенг джолгъа салыр, аман тенг джолдан тайдырыр.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Аджалсыз ёлюм болмаз.
  • Таш ата билмеген, башына урур.
  • Терек ауса, отунчу – кёб.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.
  • Джумушакъ сёз къаты таякъны сындырыр.
  • Ат басханны джер билед.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Кёбден умут этиб, аздан къуру къалма.
  • Аш иеси бла татлыды.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Ханы къызы буюгъа-буюгъа киштик болду.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Акъыл аздырмаз, билим тоздурмаз.
  • Кёб джашагъан – кёб билир.
  • Джюрек кёзден алгъа кёрюр.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Сакъламагъан затынга джолукъсанг, не бек къууанаса, не бек ачыйса.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Иги – алгъыш этер, аман – къаргъыш этер.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Къонакъ кёб келюучю юйню, къазаны отдан тюшмез.
  • Ишлегенде эринме, ишде чолакъ кёрюнме.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Айран ичген – къутулду, джугъусун джалагъан – тутулду.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Суу кетер, таш къалыр.
  • Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр тюлдю.
  • Джылыгъа джылан илешир.
  • Бермеген къол, алмайды.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Джырчы ёлсе, джыры къалыр.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Чакъырылмагъан къонакъ къачан кетерин сормаз.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.

"Золотые руки" Хадиса Боттаева

12.12.2005 0 7327

Мума Будищева,
Нальчик - Москва

Хадис Боттаев:
хирург, хозяйственник и хороший человек

Я никогда в жизни не видела такой красивой больницы. Мне казалось, что болезнь и красота - понятия диаметрально противоположные и ни при каких условиях не совместимы. И поняла, что ошибалась, когда волею судеб оказалась в Кабардино-Балкарии, во второй городской клинической больнице Нальчика.

Если на Кавказе человек лег в больницу, то навестить его - дело чести всех его родственников, друзей, коллег, соседей и просто знакомых. И порой мы не задумываемся, уместно ли наше присутствие в данной палате в данное время, может ли нас принять больной, главное - отметиться, засвидетельствовать свое неравнодушие, успокоить совесть и выглядеть достойно в глазах окружающих. И для достижения цели не существует преград: тихий час, утренний обход врачей или время процедур. Так уж мы устроены, такой у нас менталитет.

Но оказалось, что есть больница, куда не прорваться в неположенное время, причем даже за взятку. Здесь их никто не берет. Здесь строгий распорядок дня, и вход для посетителей разрешен только в приемные часы, и только в подобающем внешнем виде - белый накрахмаленный халат и бахилы выдают в гардеробе больницы.

И весь этот удивительный порядок, такой нехарактерный для России в целом, не говоря уже о нашем регионе, зиждется на плечах одного-единственного человека, который сам издает приказы, и сам их строго соблюдает, подавая пример всем подчиненным.

Главный врач второй клинической больницы города Нальчика - Хадис Боттаев - хирург с большой буквы, сотрудники его уважают, а пациенты стремятся попасть на его стол, в его золотые руки.
Профессор, завкафедрой строительных конструкций и сооружений КБГСХА Мусса Ахматович Ахматов поведал почти чудесную историю о том, как он с прободной язвой и перитонитом больше суток добирался до Хадиса Боттаева, и он его спас: "В Турции, когда я ехал со свадьбы дочери, у меня начались сильные боли в животе. Я добирался из Измира до аэропорта в Стамбуле 11 часов. Там врачи объяснили, что у меня "дырка в желудке", что лететь никуда нельзя и нужна срочная операция. Но я не хотел оперироваться в Турции, и мне пришлось даже дать взятку местному врачу, чтоб получить справку - разрешение попасть в самолет. Но, увы, самолет посадили в Сочи, там в медпункте я 4 часа провел под капельницей, мне делали обезболивающие. В итоге с момента приступа до операции прошло 28 часов. Когда я добрался до Нальчика, от боли был уже в каком-то полубессознательном состоянии. Это была суббота, но Хадис Батталович приехал в больницу и прооперировал меня. Операция длилась 6 часов, а на утро у меня даже температуры не было".

Не познакомиться с таким человеком было бы совсем не по-журналистки, и к моему великому удовольствию он уделил мне время перед операцией.

- Хадис Батталович, о вашей строгости ходят легенды. Этого требует работа в медучреждении или это свойство вашего характера?
- Хирургия и дисциплина взаимосвязаны. Обязательно должно быть сочетание одного с другим. Меня этому учили и дома, и в университете. Дисциплина, порядок, чистота и хирургия - это вещи одного порядка.

- Вы пошли в медицину по призванию?
- Если я скажу, что с детства мечтал стать хирургом, это будет неправдой. Я поступил на медфак, так как этого хотели родители. Моя старшая  сестра тоже врач, окулист.
Учился я нормально, особых проблем не было. Но сам, если честно, мечтал стать строителем. Многие родственники, мои ровесники, работали строителями, и я хотел к ним присоединиться.

- Может, КБР потеряла в вашем лице прекрасного строителя?
- Ну, можно сказать, что моя мечта реализовалась в постройке больницы, я был директором строящегося объекта - от первоначального проекта почти ничего не осталось. Например, предполагалось посадить деревья, которые я терпеть не могу, они тут не появились. Большинство деревьев на территории больницы - хвойные. Они зимой пациентам настроение поднимают. Кстати, вы заметили, что елки все разные? У нас тут нет ни одной похожей на другую. Есть даже желтые елки, сорт такой.



- Как и когда возникла идея постройки больницы?
- Еще в 1996 году в рамках правительственной программы по реабилитации балкарского народа. Я тогда работал зав.отделением в республиканской больнице, и до конца не верил, что новый проект осуществится. Но в ноябре 2000 года работы были завершены. На открытие больницы приехал тогда еще глава Пенсионного фонда Михаил Зурабов и, как я шучу, с нашей легкой руки он вскоре стал министром здравоохранения и социального развития. Пенсионный фонд нам подарил основную часть оборудования - эндоскопическое, реанимационное, и через год все, что мы заказали, было установлено. Сейчас я даже думаю, что мы поскромничали, надо было просить больше. У нас 4 отделения: урология, проктология, хирургия и гинекология. Несмотря на то, что больница называется вторая городская клиническая, на самом деле она строилась как хирургический центр.

- А компьютерный томограф как достали?
- Мы нашли этот томограф, но не смогли купить на бюджетные деньги, хотя цена была смехотворная - 350 тысяч долларов. И теперь люди, в чьей собственности находится томограф, арендуют у нас помещение с условием, что обследование будет стоить не больше 2 тысяч рублей для всех желающих и бесплатным для пациентов нашего стационара. Нас такой договор устраивает.
Сейчас это единственный томограф в республике, потому что в республиканской больнице он сломан.

- Где Вы нашли специалистов, умеющих справляться со всей этой сложной аппаратурой?
- Действительно, у нас есть эндоскоп, лапароскоп, гистероскоп, колоноскоп, другое оборудование, но не было специалистов, способных работать на этих аппаратах. Мы обучаем свои кадры. Например, у меня есть друг, профессор Пучков, один из лучших эндоскопистов, главный врач Рязанской областной больницы. Он приезжает, передает опыт нашим сотрудникам, они проводят совместные операции. А поехать просто на учебу на месяц, как пойти в кинотеатр - не научишься делать операции, только сертификат получишь и, вернувшись, угробишь пациента или аппарат. Кстати, благодаря операциям Пучкова, процент бесплодных уменьшается на 20%.

- Как Вы смотрите на новые оперативные возможности медицины?
- Я, к примеру, за лапароскопию, но только в том случае, если это делается квалифицированно, а не так, что одни начали, другие закончили. 50 процентам всех больных следует делать полосные операции. Сам я принадлежу, наверное, к последнему поколению хирургов, кто делает операции традиционным методом.

- Кто имеет право у вас бесплатно лечиться?
- Все, кто имеет страховой полис в Кабардино-Балкарии. Конечно, по идее мы должны принимать только жителей Нальчика, но, учитывая то оборудование и условия, которыми располагает больница, мы не можем отказывать и районам республики. По закону РФ, больной на территории субъекта имеет право лечиться, где хочет, а на территории больницы - у кого хочет. Страховая компания оплачивает. Если кто-то иногородний хочет приехать и у нас лечиться, это стоит 350 рублей в день. А экстренную помощь мы обязаны оказывать бесплатно, даже если человек приехал из-за границы. У нас есть стандарт обследования. С чем бы человек ни попал, проводится полное обследование организма.

- Медикаменты надо покупать пациентам?
- Нет, абсолютно ничего. Все бесплатно! Вот маленький пример. На территории больницы открылись две аптеки. Я сказал их хозяевам: "Вы не будете работать", подразумевая, что у моих больных не будет необходимости покупать лекарства, и у аптеки не станет клиентов, а они восприняли это как угрозу или запрет. Через год обе аптеки закрылись.

- А дорогие препараты тоже бесплатны?
- Да. Например, у нас есть и тиенам, один из дорогих антибиотиков, из растворов - альбумин. Но мы не за 1500, как вы, покупаем, а звоним на завод, и они нам присылают по себестоимости, по 500 руб. Например, контрастное вещество стоит 200 рублей, а мы его берем за 45.

- У больницы много спонсоров?
- Да, это и мои личные контакты, друзья, бывшие пациенты. За столько лет работы у меня уже какие-то связи есть, круг знакомых. Мы со дня открытия больницы ни копейки у государства не взяли. И стираем сами, и сами себя содержим. У нас договоренность с Фондом обязательного медицинского страхования, банком "Нальчик", другими страховыми компаниями. Международная организация "Исламик Релиф" прислала нам машины "Скорой помощи", помогают продуктами, привезли белье, одеяла. Нам помогают, потому что видят, на что потрачены деньги, все на виду. Вот, например, нам подарили 25 компьютеров, и все они стоят в отделениях нашей больницы, а не растасканы по домам. В моем кабинете все, что вы видите, принесли люди, кроме фотографии внучки.

- По блату к вам можно устроиться? Как вы принимаете на работу?
- Я осознанно подбирал персонал для своей больницы. Я вас уверяю, по просьбе мы взяли всего несколько человек, и я иногда жалел об этом. Я не верю людям, когда они говорят про кого-то, что он хороший, может прекрасно работать. На своем личном опыте я в это не верю. Попросят - я начинаю сомневаться. За меня ни один человек не хлопотал, мне работу старшие коллеги предлагали сами. И я сам тоже просил перейти ко мне в больницу большинство нынешних сотрудников. С 1990 по 2000 годы я заведовал отделением в республиканской больнице, и многие люди, которые там со мной работали, работают здесь. Врачи стали заведующими отделениями, медсестры - старшими сестрами, а операционная сестра - главной медсестрой.

Звонит телефон. "Алло, привет, Артур! Да, все нормально. Спасибо, спасибо!" Вот как раз звонит друг и один из спонсоров. Отправил нам кровати и тумбочки из дерева, дубовые, а то у нас все железное. Хоть энное количество палат оборудуем. Дерево по-другому смотрится, чем казенные железные кровати.

- Зарплата ваших сотрудников отличается от жалованья их коллег в других медучреждениях?
- Нет, такая же. Наверное, даже меньше, так как коллектив молодой. Считается базовая зарплата врача плюс стаж, категория, а у нас много молодых врачей, они еще не успели собрать все регалии. Мы экономим на зарплате и тратим на нужды больных. Мы в год на одну только стирку тратим около 200 тысяч рублей, так как заинтересованы, чтоб пациенты не пользовались своим бельем, его не хлорируют, как больничное.

- А текучесть кадров есть?
- Есть, это нормальное явление. Среди врачей нет, а средний персонал меняется.

- Что вы хороший управленец и бизнесмен, я вижу. В вашей больнице никуда нельзя пройти за взятку. Приклеенная на стенке жвачка воспринимается уборщицей как ЧП. Для пациентов - почти коммунизм.  Но вы и политикой успеваете заниматься! Как Вы стали депутатом горсовета?
- Ну, если я скажу, что захотел стать депутатом , это лукавство. Я человек далекий от политики. Но врачу как руководителю больницы это нужно. Наверное, меня специально назначили председателем бюджетного комитета. Я в жизни не просил у города ни одной копейки. Я верю, что у города нет денег, и смысла нет их просить.

- Может, чиновникам это удобно?
- Это и нам удобно. Человек пускается в свободное плавание как охотник. А то как в зоопарке: посадили зверя в клетку и кормят, чем придется. Перспективы-то нет. А в этой ситуации все зависит от тебя. Удачный день - что-то принес в больницу, плохой день - нет. Если реформа пройдет, больницы должны быть на самоокупаемости. Больница - это такой же бизнес, как и любой другой, больница обязана зарабатывать и жить самодостаточно. Весь мир так живет, зарабатывая деньги.

- Сколько операций вы сделали за время работы, не считали?
- Нет, не считал…(Задумался). В год примерно 400-450, ну и умножить на 25 лет.

- Первую операцию помните?
- Конечно. Это был аппендицит. Обычно всегда начинают с простых, банальных вещей. Я был еще студентом, мне ассистировал Мухамед Мисроков.

- А бывает так: подумали аппендицит, открыли - а там совсем другое?
- Бывает, но каждый случай индивидуален. Похожих нет. Мы были бы как роботы, если б один аппендицит был похож на другой. Как лица у людей все разные, так и внутренние органы разные. А вообще любой интересный случай - это чья-то ошибка. Или больного, или врача, который до тебя смотрел. Так говорил академик Сергей Георгиевич Маят, мой руководитель, когда я учился в Москве в ординатуре при втором меде. Сейчас моему шефу уже за 100 лет. Его ученики работают в институте Вишневского, Склифосовского, да по всей стране.

- А кто были ваши учителя здесь?
- Это прекрасные профессионалы, работавшие в республиканской больнице. Емузов Эльдар Хамурзович, Токмаков Магомед Улатович, Мисроков Мухамед Мухамедович… Они все намного старше меня, но я не чувствовал себя младше, и они не показывали, что старше. Наоборот, они омолаживались, а я старался быстрее состариться. Когда в волосах появилась седина, я обрадовался, что буду выглядеть старше, солиднее, и вызывать доверие пациентов.

- Кстати, один из них, Мусса  Ахматов, уверен, что если бы не Вы, он был бы давно на том свете.
- Да, это тот самый интересный случай. Но не тем, как как мы его прооперировали, а тем, как он запустил свою болезнь. Вроде человек грамотный, а сам себя довел. Приехал к нам весь черный. Отказывался от операции до последнего. К нему надо было отнестись так, как он к самому плохому студенту относится и, отставив в сторону воспитание, заставить его согласиться на операцию раньше.

- У вас на столе умирал человек? Какие-то несчастные случаи были?
- Нет.

- А друзей приходилось оперировать? Рука не дрогнула?
- Нет. У хирурга никаких ощущений не должно быть. С порога любой друг становится пациентом, и чувства отключаются.

- Ваша жена тоже врач. Не тяжело два медика в семье?
- Профессию для нее не я выбирал. Мы поженились еще в университете, в 1979 году. Дом есть дом, а на работе правила игры мы строго определили. В больнице она не жена, а врач, исполняющий свои обязанности, а я главный врач,

- А дочку Вы направили по медицинским стопам?
- Залина и сама хотела, ну и мне, конечно, хотелось, чтоб кто-то из детей стал врачом. Она гинеколог, работает в нашей же больнице. В данный момент занимается эндоскопией. Мы дали возможность детям самовыражаться. Вторая дочка Мадина учится на экономическом факультете, а сын Марат еще маленький, ему 14 лет, пока он хочет стать врачом, время покажет.

- Низкие зарплаты врачей и преподавателей в России - притча во языцех, как и взятки в этой сфере. Что Вы об этом думаете?
- На сегодняшний день, чем больше больных, тем лучше у нас идут дела, а так быть не должно. Как сказал мой друг Князев: "Мне только своих врачей на базар отправлять распылять кишечную палочку". Наоборот, у участковых врачей должна быть выше зарплата, если мало заболеваний на его участке. А насчет взяток... Хорошему врачу это не надо, плохому - не поможет. Врачу хоть рубль, хоть миллион заплати, он сделает ровно столько, насколько позволят его знания, насколько он профессионал.

Через полтора часа нашего общения зашел секретарь: "Хадис Батталович, Вас приглашают на операцию..."
Ушел спасать еще одну жизнь.

(Голосов: 6, Рейтинг: 4.5)

  • Нравится

Комментариев нет