Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Джаш болсун, къыз болсун, акъылы, саны тюз болсун.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Кёзюнде тереги болгъан, чёбю болгъаннга кюле эди.
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Билим – акъылны чырагъы.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Ач уят къоймаз.
  • Бир онгсуз адам адет чыгъарды, деб эштирик тюлсе.
  • Кёб ашасанг, татыуу чыкъмаз, кёб сёлешсенг, магъанасы чыкъмаз.
  • Къанны къан бла джуума, аманны аман бла къуума.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Тил – миллетни джаны.
  • Чомарт джарлы болмаз.
  • Тамчы таш тешер.
  • Кесине гебен этелмеген, биреуге черен эте эди.
  • Билмезни кёзю кёрмез, этмезни къулагъы эшитмез.
  • Урунуу – насыбны анасы.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Этни да ашады, бетни да ашады.
  • Айырылгъанланы айю ашар, бёлюннгенлени бёрю ашар.
  • Ётюрюкден тюбю джокъ, кёлтюрюрге джиби джокъ.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Адеб базарда сатылмаз.
  • Адамны сыфатына къарама, сёзюне къара.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Байлыкъ адамны сокъур этер.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Джахил болса анасы, не билликди баласы?
  • Айран ичген – къутулду, джугъусун джалагъан – тутулду.
  • Джырчы ёлсе, джыры къалыр.
  • Сабийликде юретмесенг, уллу болса – тюзелмез.
  • Рысхы джалгъанды: келген да этер, кетген да этер.
  • Эри аманны, къатыны – аман.
  • Таш бла ургъанны, аш бла ур.
  • Келгинчи, къонакъ уялыр, келгенден сора, къонакъбай уялыр.
  • Эл тойса, тоймагъан, эл къойса, къоймагъан.
  • Кёбню кёрген – кёб билир.
  • Джеринден айырылгъан – джети джылар, джуртундан айырылгъан – ёлгюнчю джылар.
  • Татлы тилде – сёз ариу, чемер къолда – иш ариу.
  • Къазанчы аман болса, къазаны къайнамаз.
  • Къоркъакъны кёзю экили кёрюр.
  • Арба аугъандан сора, джол кёргюзтюучю кёб болур.
  • Адам бла мюлк юлешмеген эсенг, ол адамны билиб бошагъанма, деб кесинги алдама.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.

Коррупция и образование

15.02.2010 0 76

Кайсын Хубиев,
доктор экономических наук,
профссор МГУ им. М.В.Ломоносова

Нам выпала участь жить под знаком нескончаемой череды реформ, которые редко оборачиваются очевидным благом для страны и большинства граждан. Складывается впечатление, будто где-то против нас трудится неутомимая сила корыстного умысла, пренебрегающая мнением профессиональных сообществ. Реформа системы образования в России проигнорировала мнение абсолютного большинства людей, профессионально занятых в этой сфере.

Под благовидным предлогом борьбы с коррупцией реформа ее многократно увеличила. Будто в насмешку над риторикой борьбы с коррупцией на федеральном и региональном уровнях она проникает в новые социальные структуры и получает новое институциональное сопровождение. Ярким примером тому служит введение единого государственного экзамена (ЕГЭ) как условия поступления в вузы. Угрозы проникновения и даже развертывания коррупции в новом образовательном и даже социальном пространстве столь существенны, что заставили обратиться к этой проблеме специально, чтобы если не преодолеть, то хотя бы смягчить их негативные последствия. Рассмотрим проблему на трех уровнях: федеральном, региональном и индивидуальном с тем, чтобы на каждом уровне высказать свои рекомендации.

Федеральный уровень

Одним из главных аргументов введения ЕГЭ на федеральном уровень была борьба с коррупцией при поступлении в вузы ("входная" коррупция). Эта цель действительно достигнута там, где прием в 2009 году осуществляется только по результатам ЕГЭ. Но от этого "входная" коррупция не исчезла, а переместилась в пункты приема ЕГЭ. Она вовлекла в свою орбиту большее количество людей (родителей, посредников, чиновников и даже учеников), распространилась на более широком социальном пространстве. Нет нужды приводить материалы печати, Интернет, специальных семинаров и совещаний, освещавших масштабы этого явления. Материалов, подтверждающих перемещение коррупции из вузов в пункты приема ЕГЭ более чем достаточно. "Входные билеты" в вузы покупаются теперь за их пределами. Можно множить примеры, можно обсуждать цены, по которым добывались баллы по ЕГЭ, но куда важнее сделать выводы, чтобы извлечь уроки на будущее, если, разумеется, руководство страны и специально созданная Президентом РФ комиссия по анализу результатов ЕГЭ действительно преследуют цель улучшить ситуацию для развития системы образования в России.

Наши анализ и выводы мы начнем с предварительной постановки вопросов, которые лишь на первый взгляд могут показаться риторическими: неужели реформаторы не знали, что введение ЕГЭ в нынешнем формате не вытеснит, а лишь переместит "входную" коррупции. Ведь специалисты и профессиональные сообщества об этом предупреждали многократно. Неужели реформаторы не ведали, что для проведения экзаменов такого формата нужен обученный и опытный персонал, специальные технические средства, тщательно разработанные и четко контролируемые процедуры. Наконец, нужны социально ответственные исполнители. Все это хорошо было известно реформаторам. Но для миграции коррупции в нужном им направлении ничего этого не требовалось. Более того, чем менее профессионален и опытен персонал, чем меньше технических средств для блокирования информации, чем менее совершенны процедуры предотвращения утечки информации, тем легче манипулировать процессом и результатами. Тогда возникает другой вопрос: если коррупционные результаты примененного формата ЕГЭ были известны, то кому все это было выгодно? Тем, кому было поручено проведение ЕГЭ и тем, кто контролировал и утверждал результаты. На вершине этой пирамиды находилось Министерство образования и науки РФ.

Нет смысла отрицать "входную" коррупцию в вузах до введения ЕГЭ. И я не могу ее отрицать, хотя никогда не участвовал в приемных комиссиях. Но, во-первых; масштабы коррупции были не те, поскольку вузов на порядок меньше пунктов приема ЕГЭ. Во-вторых; вузы не имели жесткой подчиненности региональным министерствам образования. "Входные" денежные потоки растекались в основном внутри вузов, а точнее среди тех, кто был допущен к принятию решений Единой, структурированной общероссийской системы "входной" коррупции не было. Теперь ситуация резко поменялась. Пункты приема ЕГЭ жестко привязаны к региональным министерствам образования, а последние столь же жестко связаны с соответствующими федеральными структурами. "Входные" потоки структурировались и институционализировались в единую систему. Вузовская коррупционная вольница сменилась жесткой вертикально образовательных структур власти. Что и требовалось доказать и ответ на вопрос: кому это выгодно, получен. При этом не следует забывать, что содержательно-методической стороной ЕГЭ руководило федеральное министерство, оно же контролировало и утверждало результаты, а организационная сторона была поручена региональным органам власти. Вопрос о согласовании интересов и дележе "входных" денежных потоков между двумя структурами власти пока оставим за скобками.

Заключая рассмотрение федерального уровня проблемы, хотелось бы обратиться к специальной комиссии, созданной Президентом РФ для анализа итогов ЕГЭ. Д.А. Медведев неоднократно заявлял о том, что ЕГЭ вытеснил "входную" коррупцию из вузов. Он прав в отношении тех вузов, где нет дополнительных вступительных испытаний. Но он в лучшем случае заблуждается, считая, что "входная" коррупция исчезла. Его надо вывести из этого заблуждения, усиленного слащавыми речами Министра РФ о том, что в целом ЕГЭ прошел успешно за исключением отдельных недостатков, якобы раздуваемых СМИ. Находясь на вершине пирамиды реформы, составной частью которой является введение ЕГЭ, он вынужден использовать весь потенциал индивидуальной и ведомственной изобретательности для защиты значительно обветшавшего и не очень хорошо пахнущего министерского мундира. Благодаря его стараниям "входная" коррупция из архипелагно-вузовского уровня развернулась во всю ширь среднего школьного образования, дойдя, по выражению одного политика, до уровня школьной парты. Социальные последствия подобных реформ могут оказаться соизмеримыми с экономическими последствиями "шоковых" реформ начала 90-х годов. Хотелось бы, чтобы эта опасность была осознана упомянутой комиссией и была доведена до высшего государственного руководства.

Другим аргументом введения ЕГЭ было преодоление репетиторства при поступлении. В результате репетиторство сохранилось, только оно сместилось на более низкий уровень. Раньше репетиторы готовили абитуриентов не только к поступлению в вузы, но и к уровню требований в самом процессе обучения. Теперь репетиторы натаскивают на ЕГЭ. ЕГЭ един, а вузы разные. Та же математика для разных вузов имеет свою специфику. Это относится и к другим предметам. Прежнее репетиторство было направлено на дифференцированную подготовку, что помогало абитуриентам легче адаптироваться в учебном процессе после зачисления. Теперь репетиторство заточено на единый стандарт. Интересно, однако, другое. Замолкли вдруг голоса борьбы против репетиторства со стороны горячих сторонников реформы образования и введения ЕГЭ. Ведь им прекрасно известно, что репетиторство не исчезло, а тоже, как и "входная" коррупция лишь переместилась из вузовского на школьный уровень. Ответ, на наш взгляд, найти не очень сложно. Не уровень образования был главной целью реформаторов, а перераспределение денежных "входных" потоков. Когда цель достигнута, об аргументах можно и позабыть.

Я не отношусь к противникам репетиторства вообще. Наоборот, я считаю его достойной и необходимой деятельностью. Им занимались столь великие люди, как П.И. Чайковский, снискав пожизненную благодарность своих учеников. Эффект индивидуальных занятий доказан в разных сферах. Обсуждать следует качество репетиторства. Сейчас оно существует в стихийных формах, превращаясь, порой в жульничество и крохоборство. Нам представляется, что его следует ввести в институционализированные рамки учебных и консультационных центров, привлекая к работе наиболее авторитетных и квалифицированных преподавателей. Репетиторство, как индивидуальные занятия в организованных формах, на мой взгляд, должно существовать на разных уровнях: на школьном и вузовском. А ЕГЭ и вступительные испытания надо развести по содержанию и назначению. ЕГЭ - это форма аттестации среднего образования. Она должна быть действительно единой. Можно обсуждать его содержательные и процедурные вопросы. А вступительные испытания в вузы должны быть дифференцированными, поскольку сами вузы разные по направлениям, формам и уровням.

Данный раздел мы завершим общетеоретическим сюжетом. Введение ЕГЭ - это фрагмент реформы образования, ориентированного на Болонский процесс. Его сутью является унификация не только школьного, но и вузовского образования. Система подготовки бакалавра нацелена на массовую и стандартизированную подготовку не специалистов, а массовых базовых направлений. Сам Болонский процесс в предполагаемые сроки (2010 год) и в предполагаемых масштабах (вся Европа) не состоялся. Но мы в него вступили. В этой связи вспоминается фраза одного своеобразного политического деятеля: "Как только мы собираемся куда-нибудь вступить, обязательно на что-нибудь наступим". Дело в том, что массовая и стандартизированная подготовка выпускников в виде бакалавров возникла в период массового и стандартизированного производства корпорациями благ массового потребления с низкими издержками. Но это позавчерашний день экономики. Уже предкризисное развитие экономики отличалось конкуренцией, основанной на дифференциации производимых благ, гибких технологиях, ориентированных на конвертацию ресурсов и направленных на изменение ассортимента и качества. Нынешний экономический кризис тоже внесет изменения в экономику. В подготовке кадров мы будем ориентироваться на массовость и стандартизированность, а экономика будет требовать дифференциации, инновационных и антикризисных компетентностей. Таким образом, нынешняя реформа отражает не требования будущего, а реалии прошлого состояния экономики, охарактеризованные М. Бестом как "старая конкуренция".

Региональный уровень

Результатами ЕГЭ "прославилась" КЧР. Печать и Интернет пестрят материалами на сей счет. Прошло уже немало времени, после скандального ЕГЭ, но какие уроки извлечены, что сделано? "Где посадки", как выразился бы один из руководителей государства. В своем интервью газете "Время новостей" № 226, в декабре 2009 года (День республики 29 декабря 2009 г.). Президент КЧР Б. Эбзеев затронул эту проблему. Говоря о расчистке авгиевых конюшен, и обращаясь к ЕГЭ, он делится возникшими у него вопросами о причинах "лидерства" КЧР по стобальникам по физике и математике. Вопросы эти возникли сразу после экзамена у многих, и они широко тиражировались. Ответы тоже уже ясны. На самом деле теперь актуальны другие вопросы: что с этим делать? Ведь не за горами уже новый сезон. Или, может быть, упомянутые выше структуры с нетерпеньем ждут нового урожая? Пора уже не риторические вопросы ставить, а меры принимать. И едва ли уместна аналогия с авгиевыми конюшнями, имея в виду, что речь идет о событиях 2009 года. Это уже благоприобретенная, а не унаследованная проблема.

Очевидным результатом особенностей организации и "выдающихся" результатов ЕГЭ, добытых в КЧР, явилось массовое поступление в престижные вузы и факультеты. На экономический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, например, в 2009 году поступило столько абитуриентов из КЧР, сколько не поступало прежде за все время существования факультета с 1941 года. КЧР оказалась второй после Московского региона по представительству. На это было обрашено внимание приемной комиссии уже на стадии приема документов, поскольку были случаи, когда абитуриенты "доносили" недостающие баллы, предоставлением новых документов за подписью министра образования КЧР. В приемной комиссии выучили фамилии руководителей республики, номера школ КЧР, откуда были получены особые результаты. Ни один другой регион не привлек такого внимания.

Правда, можно рассуждать и так: важен результат, какими бы средствами он ни был достигнут. С этим можно было бы согласиться, если под результатом иметь в виду не только успешное поступление, но и успешную учебу - а это и есть главный результат. Но здесь проблемы не заставили себя ждать. На первых же промежуточных контрольных случился массовый провал, особенно по математическим дисциплинам (матанализ и линейная алгебра). Поскольку работы были письменными, и результаты показывались студентам, о какой-либо предвзятости не могло быть и речи (это вообще не принято в вузах, где культивируется ценность знания). Если к этому добавить конфликты с охраной, преподавателями, студентами, зафиксированными в докладных записках, то не следует удивляться формированию негативного образа региона. Некоторые из зачисленных студентов по результатам уже зачетной сессии были представлены к отчислению. Аналогичная картина складывалась, насколько мне известно, и на юридическом факультете МГУ

Но большинство поступивших абитуриентов искреннее желают учиться, они осознают выпавший шанс развить свою личность в престижном вузе. У них сияющие и полные лучших планов и надежд лица. Они не виноваты в том, что в результате реформ некоторые родители оказались втянутыми в коррупционную мясорубку. Можно ли их обвинить в том, что имея желание учиться, они не смогли подготовить себя к соответствующему уровню требований? Мы сочли своим долгом таким студентам помочь. Помочь в экстренном и эффективном приобретении знаний, чтобы соответствовать требованиям, к которым они не были готовы. Но мы не могли оказать помощь тем, кто рассчитывал решить возникающие проблемы через коррупционные схемы. Возможно, у некоторых студентов и родителей было убеждение в том, что если есть коррупционные схемы решения "входных" проблем, то такие же схемы найдутся для решения "проходных" проблем, т.е прохождения через учебный процесс. Подобные настроения, возможно, подпитывались опытом местных вузов. Но это тяжелое заблуждение. Чем престижнее вуз, тем меньше в нем "проходной" коррупции (да и иной тоже). Уповать на такие схемы, значит получить ложные ориентиры, зря потратить время и средства. Итог будет разочаровывающим, а может быть и драматическим. Кто стремится учиться и приложит необходимые и систематические усилия, достигнет своих целей. А в качестве помощи им мы предложим советы в следующем разделе.

Коснувшись проблем регионально уровня, изложим свое видение проблемы "проходной" коррупции. Ходят легенды о традициях сдачи текущих зачетов и экзаменов, о сборах и поборах преподавателей во время сессий. На решение данной проблемы, видимо, направлены реорганизационные и кадровые решения в Карачаево-Черкесском Технологическом университете. Проблема эта архисложная и простых решений не имеет. Я тоже думал над этой проблемой и даже разрабатывал свое видение ее решения в связи с планами прежнего руководства республики о преобразованиях в этой сфере и предположением моего участия в этих преобразованиях.

Для вытеснения коррупции в вузе можно идти разными путями. Назовем их условно юридическими и экономическими. Идя первым путем можно придумать меры жесткого контроля и наказаний. Можно установить камеры наблюдения, телефоны горячей линии, поощрять доносительство и т.д. При юридическом (условно) подходе можно превратить учебные аудитории в подобие круглосуточно наблюдаемых камер предварительного заключения.

Я сомневаюсь, что подобные меры могут принести желаемые результаты. Мои сомнения имеют экономические основания. Дело в том, что борьба с "проходными" поборами - есть посягательство на доходы преподавателей. Это неправедные поборы, но они компенсируют нищенскую зарплату преподавателей. Руководство ВУЗа может манипулировать внебюджетными средствами (да и бюджетными тоже) на "законных" основаниях. Ни ректор, ни проректор, ни декан не купят на свою зарплату жилье. А что делать рядовым преподавателям? Задаваясь этим вопросом, я не оправдываю "проходное" взяточничество. Задачи состоит в том, чтобы вытеснить омерзительные и постыдные поборы, предоставив альтернативные возможности достойного заработка. Как решить эту непростую задачу? Для этого следует обратиться к опыту ВУЗов, где эта задача решена. Нам представляется, что к ее решению следует подойти с двух сторон. С одной стороны технология организации учебного процесса должна быть такой, чтобы сами студенты могли контролировать результаты своей успеваемости. Бально-рейтинговая система и преобладание письменных контрольных и экзаменационных работ, которые подлежат обязательному показу, позволяют студенту самому наблюдать и контролировать свои результаты. Тогда основы для поборов будут отсутствовать, или существенно сузятся. С другой стороны, следует организовать возможности для легальных и достойных дополнительных заработков преподавателям. А проблема дополнительных доходов решается разными способами.

1.Специалисты высокой квалификации могут быть востребованы в качестве экспертов и консультантов в коммерческих и государственных организациях.
2.Имеются большие возможности участвовать в конкурсах на получение грантов, в том числе и зарубежных.
3.Сейчас имеются широкие возможности для организации услуг довузовского и послевузовского образования, других платных программ.
4. Понятно, что в столице и регионах разные возможности для перечисления форм дополнительного заработка преподавателями. Но есть форма достойного дополнительного заработка выгодного и доступного практически для всех. Это индивидуальные занятия со студентами. Их можно организовать официально через консультационные центы и иные формы, пользуясь тем, что вузам разрешено создавать малые предприятия. Индивидуальные занятия дают студентам знания и отзовутся благодарностью, а дополнительный заработок будет достойным. Конечно, легче просто собрать деньги в зачетках. Но на чашу весов кладется репутация, достоинство и авторитет преподавателя. Если для преподавателя эти категории потеряли смысл и ценность, то лучше искать другую работу. Так будет лучше всем, в том числе и самому преподавателю.

Индивидуальный уровень

На индивидуальном уровне понять родителей можно. Они ищут любые способы решить проблемы поступления своих детей в желанные вузы. Но необходимо учесть: как бы ни решился вопрос с поступлением, затем начинается самое главное - учеба. Чем престижнее вуз - тем, как правило, сложнее учеба. вузы потому престижные, что молодые люди через тяжкий труд (учебу) могут развить свою личность, продвинуться в профессиональном и общекультурном развитии. Но к каждому вузу надо готовиться специально и индивидуально с учетом реализуемых учебных программ и уровня требований. Для этого есть много возможностей, в том числе и через Интернет ресурсы, дистанционные формы обучения с использованием информационных технологий. Например, для экономического факультета важна подготовка по математике. Иначе возникнут трудности, о которых говорилось выше, в том числе и для тех абитуриентов, которые искренне желают учиться. И еще, детей надо готовить к жизни вне семьи. В совершенно новой для них среде надо соблюдать правила общежития и приличествующие формы общения с преподавателями и студентами. И, наконец, хочется настойчиво рекомендовать родителям избавиться на менталитетном уровне от иллюзии, будто по коррупционным каналам можно решить все проблемы текущей учебы. Во-первых: это заблуждение, хотя отдельные случаи возможны. Во-вторых: эти схемы не дают знаний. А кокой тогда смысл тратить время и средства? На получение качественных знаний потратить средства не жалко, хотя лучше всего их добывать собственными усилиями.

Любое стремление к учебе надо приветствовать и поддерживать. Но выбор надо делать ответственно. Недостаточно заполучить высокие баллы по ЕГЭ и вытолкнуть ребенка в непривычную для него среду. Надо позаботиться о том, чтобы он органично прижился и адаптировался к новой среде, чтобы он и родители не были травмированы неудачами, а радовались результатам целенаправленного труда по приобретению знаний, восхождения к вершинам профессионализма и развития личности.

(Голосов: 2, Рейтинг: 1.5)

  • Нравится

Комментариев нет