Расширенный поиск
4 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Халкъгъа джарагъан, джарлы къалмаз.
  • Тойгъан джерден туугъан джер игиди.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Ашха уста, юйюнде болсун
  • Чакъырылмай келген къонакъ сыйланмай кетер.
  • Адамны артындан къара сабан сюрме.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Уллу сёзде уят джокъ.
  • Этни бети бла шорпасы.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Ачыу алгъа келсе, акъыл артха къалады.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Бойнуму джети джерден кессенг да, мен ол ишни этеллик тюлме.
  • Сабийни джумушха джибер да, ызындан бар.
  • Ата Джуртча джер болмаз, туугъан элча эл болмаз.
  • Ёлген эшек бёрюден къоркъмайды.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Зарда марда джокъ.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Джарлыны эшигин махтагъан джабар.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Ашыкъгъанны этеги бутуна чырмалыр.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Сангырау къулакъ эл бузар.
  • Ишни аллы бла къууанма да, арты бла къууан.
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Биреу къой излей, биреу той излей.
  • Кёл – къызбай, къол – батыр.
  • Адам къаллай бир ишленмесе, аллай бир кесин уллу кёреди.
  • Джарашыу сюйген – джалынчакъ.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Къарын къуру болса, джюрек уру болур.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Байны оноуу, джарлыгъа джарамаз.
  • Къоркъакъны кёзю экили кёрюр.
  • Сёз садакъдан кючлюдю.

По законам любви и добра

23.08.2013 0 2401  Накохов М.
Не подлежит уже никакому сомнению: новейшую историю карачаевской литературы невозможно представить без имени, бесспорно, талантливой писательницы, поэтессы, журналиста и общественного деятеля Фатимы Ибрагимовны Байрамуковой, отмечающей в эти августовские дни свой славный юбилей.

В своих литературоведческих работах популяризаторского характера, опубликованных в середине 80-х годов прошлого столетия (предназначенных, главным образом, для юношества), известный советский российский писатель Сергей Наровчатов особую роль уделил проблеме формирования в сознании молодого подрастающего поколения образа писателя, чье слово зачастую бывает решающим в первой попытке осмыслить окружающий мир во всем его многообразии. Ведь не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что зачастую слово и мысль авторитетного мастера слово может оставить свой неизгладимый след на всю жизнь, в определенной мере предопределить вектор и ориентиры жизненного пути. А происходит такое только в одном случае, если все написанное писателем или поэтом не только пропущено через сердце и душу, но и было фактом его биографии, пусть и не всегда легкой и счастливой.

Фатиму Байрамукову давно и вполне справедливо называют непревзойденным мастером слова, чье дарование – есть удивительный, по своей природе, синтез разносторонних, постоянно пополняющихся знаний, и богатейшего жизненного опыта, в основе которого нелегкая судьба и поистине фантастическая работоспособность.

4-х летней девочкой, только начавшей познавать этот суровой, но такой прекрасный мир, возвращалась Фатима вместе со своим народом в далеком 1957 году на свою историческую родину после долгих четырнадцати лет изгнания на чужбину. Ей, как и многим ее соплеменникам, родившимся далеко от заснеженных гор Кавказа, предстояло, как бы это не звучало, счастье познания и узнавания бесконечно огромного чувства Родины. Но могла ли она, выросшая в многодетной и дружной семье Ибрагима Унуховича и Софьи Османовны Байрамуковых знать, что прошлое карачаевского народа, его муки и страдания, неисчислимые жертвы (коими явились, в основном, дети и старики) станет впоследствии главной темой её творческой судьбы.

Удивительно скромная, под стать настоящей горянке, чей образ так удивительно четко и рельефно выписан в кавказских повестях и романах А.Пушкина и М.Лермонтова, Фатима Байрамукова, с замиранием сердца принесла однажды первые свои стихи классику карачаевской литературы Халимат Байрамуковой, имя которой тогда уже было широко известно во всех уголках Советского Союза.

- Мне было всего лишь 17 лет, - вспоминает сегодня Фатима Ибрагимовны. - Представляет мое состояние, когда я переступила порог дома Халимат Башчиевны в надежде быть понятой, получить поддержку и помощь. Хотя бы услышать, должна ли я писать, имею ли на это право. И спустя десятилетия не могу понять, откуда во мне, такой кроткой и всегда неуверенной в себе, родилась тогда, не побоюсь сказать, дерзость – обратиться, как ныне говорят, к мэтру, гуру нашей многонациональной поэзии.

Спустя несколько дней, юная поэтесса подходила к дому Халимат Байрамуковой за главным решением, который должен был поставить все точки над «и». И не поверила своим ушам, когда услышала из уст классика: « Теперь я могу быть спокойна: в нашей литературе есть, кто сможет достойно продолжить традиции старшего поколения наших поэтов, обогатить родное слово и новым содержанием, и новыми, глубокими мыслями».

Эти слова, вернее первая оценка Халимат Башчиевны, стали для Фатимы Байрамуковой своеобразным призывом к началу многолетней и весьма кропотливой, порой до изнеможения, работе над словом, скрупулезным подбором тем творческого исследования.

А вскоре, Халимат Байрамукова в одной из своих статей писала: «Я стараюсь следить за развитием сегодняшней карачаевской поэзии. В ней, наравне с положительным, к сожалению, много позы: чувствуется какая-то вымученность, выражающаяся в вычурности; языковые погрешности, желание поучать читателя». И далее знаменитая поэтесса не без чувства определенного удовлетворения отмечает: «Стихи Фатима Байрамуковой, к счастью, лишены всего этого. Она ведет естественный задушевный разговор с читателем, делится с ним сокровенным. Хочется отметить и то, что её стихи написаны хорошим карачаевским языком… Их хочется все время цитировать.

…Фатима в начале пути и творческая струя, привнесенная ею в карачаевскую литературу, не замутила её, а влилась горной речкой, воды которой желанны всем. Она привнесла в нашу литературу новые образы и формы, не повторяя никого из предыдущих».

Не повторить никого из предыдущих… Вот, пожалуй, главная задача подлинного писателя или поэта. В противном случае мы имеем дело с явной графоманией, ничего не имеющей общего с подлинным искусством изысканного слова, рожденного нежным трепетом сердца и беспристрастной логикой разума. Именно последним и пронизано все поэтическое творчество Фатимы Байрамуковой, калейдоскопично владеющей разными жанрами, в том числе и так называемыми синтезированными, к коим относится её поэма-баллада «Белая шаль». Известный критик-литературовед Нина Байрамукова, всегда умевшая, по воспоминаниям близко знавших её людей, говорить правду и одну только правду, невзирая на табели о рангах и родственные отношения, анализируя «Белую шаль» Фатимы Байрамуковой, писала: «Эта баллада состоит из 120 строк, мыслей же – тысячи. Это очень глубоко, талантливо поданная вещь, драматическая повесть в стихах о судьбах женщины-горянки в годы войны. Балладу эту нельзя читать с эстрады. Она ничего не скажет скучающему от безделья, в ней ничего не найдешь от развлекательного. Её надо читать в полголоса. Тихо, у очага, в кругу друзей, мыслящего читателя при абсолютном напряжении ума и сердца, потому что перед тобой – твоя сестра, возлюбленная, мать. Уставшая от жизненных невзгод, от горя поседевшая...»

В 1985 году в Карачаево-Черкесском книжном издательстве на карачаевском языке выходит первый сборник стихотворений Фатима Байрамуковой под очень красивым и весьма символичным названием «Семь дорог любви». Размышляя над этой книгой и двумя последующими «Солнечная колыбель» и «Небо назовет меня сестрой» (изданной на русском языке в «Молодой гвардии» в 1990 г), народный поэт Кабардино-Балкарии Магомет Мокаев обратил на несколько важнейших характеристик творческого кредо Фатимы Байрамуковой:

«…В последние годы, нам на радость, в карачаевской поэзии появились новые, яркие имена молодых поэтов. Среди них одно из первых мест занимает Фатима Байрамукова.

Фатима талантлива. И это главное. Вместе с тем, она прекрасно владеет словом, отлично знает родной язык. В её стихах – музыка души, музыка карачаевского языка, выраженная словами. Меня, немолодого балкарского поэта, всегда радует новизна мыслей и образов в её произведениях…. Она верна традициям наших старших мастеров – Кязима (Мечиева-М.Н), А.Уртенова и К. Кулиева. Я с уверенностью могу сказать, что Фатима со своей поэзией сумела стать младшей сестрой Халимат Байрамуковой и Танзили Зумакуловой, чьи произведения давно известны нам и всесоюзному читателю».

Столь высокая и значимая оценка одного из патриархов балкарской литературы середины 20-начала 21 веков - факт достаточно немаловажный в определении места Фатимы Байрамуковой в карачаевской литературе на современном этапе. Остается, как говорится, только делать выводы. Впрочем, дело за специалистами-литературоведами, для которых творчество Фатимы Байрамуковой и все ею написанное за многие десятилетия - практически невспаханное поле, возможность по-новому взглянуть и уже под другим углом зрения переосмыслить путь исторического развития родной литературы последнего времени.

Впрочем, поэзия, как отмечает сама Фатима Ибрагимовна, не стала, однако, главным предметом её творческой судьбы. В 1984 году, когда за плечами уже было пять лет учебы на филологическом факультете Карачево-Черкесского госпединститута, столько же лет работы учителем в Ново-Джегутинской средней школе, и три года в отделе искусства республиканской национальной библиотеки имени Х.Байрамуковой, Фатима Байрамукова вливается в коллектив редакции газеты «Ленинни байрагъы» (ныне «Къарачай»).

Спустя годы писательница назовет относительно небольшой, почти десятилетний период пребывания в газете, поворотным в своей жизни, в значительной степени повлиявший на её мировоззрение, заставивший по-другому взглянуть на многие обстоятельства прошлого и настоящего родного народа.

«Как-то раз, - вспоминает писательница, - я направлялась в командировку в Теберду. И вдруг стала в автобусе свидетельницей разговора двух уже немолодых женщин. Периодически вытирая слезы, они делились своими донельзя горькими воспоминаниями о жестоких годах депортации в Средней Азии и Казахстане. Каждое произносимое ими слово словно резало по живому, они приводили факты, ужасавшие своей правдой. Помню, выходила из автобуса, боясь потерять сознание от всего услышанного. Откровенно говоря, я , как и многие мои ровесники, мало тогда знали о депортации и её последствиях. В семьях карачаевцев было не принято посвящать детей в эту страшную историю, унесшую сотни и сотни жизни женщин, детей и стариков в безжизненных среднеазиатских пустынях. И тогда я решила восполнить этот пробел, собрать воспоминания живых свидетелей трагедии выселения, борьбы за выживание на чужбине и несказанной радости возвращения в отчий край».

Почти шесть лет, какая бы не стояла на дворе погода, Фатима Байрамукова объезжала аулы и села компактного проживания карачаевцев, чтобы встретиться с людьми, пережившими ад насильственного выселения, и записать их живые воспоминания.

«По вечерам,- рассказывает писательница, - когда я возвращалась домой и вновь переворачивала страницы пухнущего от вселенского горя блокнота, моим страданиям не было предела. Слезы застилали глаза, и я непрестанно думала: да неужели так жесток этот мир и мы, разумные существа, чтобы так безрассудно поступать по отношению друг к другу».

В нелегких творческих муках родился двухтомник Фатимы Байрамуковой под общим названием «Книга скорби», вышедший на карачаевском языке в Черкесске в 1991 и 1997 годах и ставший заметным событием не только в жизни самой писательницы, но и всего народа.

«Книга скорби», - сразу же откинулась авторитетнейший ученый-литературовед Рима Ортабаева, - поражает точностью суровых подробностей о переселении. Это не «летучий репортаж». Все собранное Фатимой Байрамуковой пережито её, пропущено через её неравнодушное сердце. Благодаря этому огромный материал, представленный в книге, обрел целостность и органичность. С удивительной теплотой раскрываются перед читателем незаурядные характеры стойких и мужественных людей, которые, по выражению одной из героинь, «выдержали то, что не выдержали бы горы».

В наше трудное, беспокойное и бездуховное время, когда «в любых заброшенных снегах, в портах, постелях, поездах, под всяким мелким зодиаком» (Ю.Визбор) только и слышишь разговоры о деньгах, Фатима Байрамукова не только подготовила эту умную и волнующую книгу (на это ушло десять лет), но и издала её за собственный счет….»
Подобных отзывов в архиве писательницы накопилось предостаточно. В 2008 году в издательстве Московского Дома национальностей на русском языке вышла книга Фатимы Байрамуковой «Когда сердце горит от печали», куда, как сказано в аннотации, материала «Книги скорби» вошли лишь частично. И даже в этом случае, материалы, ставшие доступными русскоязычному читателю, шокируют своей документальностью, суровой правдой тяжелого прошлого и высочайшей нравственной силой, которая вкупе с другими качествами помогла людям выдержать неимоверные испытания в условиях депортации.

Уже приходилось писать, что книга «Когда сердце горит от печали» - не плач-стенание, не яростный надрыв истерзанной души, но трезвый, осмысленный взгляд в прошлое, пронизывающая сердце и душу светлая печаль о людях, сумевших выстоять и победить. Главные герои этой удивительно сильной и весьма талантливой книги – женщины, на чью долю выпали тяжелейшие испытания в годы невиданного по своему размаху геноцида. Через судьбу отдельно взятой женщины, её устами и удивляющими своей детальной конкретикой воспоминаниями, автор выстраивает целостную картину черного дня выселения и трагедии депортации в целом. Вот почему так важен был для писательницы выбор пути и метода написания этой книги, в которой не должно быть ничего, кроме одной только правды. Учительница с 42-летним стажем Балдан Урусова в беседе с Ф.Байрамуковой подчеркнула одну очень важную мысль, придающую книге глубокий нравственный смысл, наполненный и не проходящей щемящей болью, и желанием предотвратить повторение подобного: « Если бы я умерла, не поведав кому-нибудь о том, что я испытала в те годы, могила моя треснула бы пополам».

Книга Ф.Байрамуковой «Когда сердце горит от печали», бесспорно, стала серьезным вкладом в документалистику и в целом в литературу не только Карачаево-Черкесии, но и России. И согласимся, подобные книги появляются не так часто, чтобы не замечать и не отмечать их на различных уровнях. Пока же этого, к сожалению, не произошло. А между тем, после завершения работы над «Книгой скорби» у писательница наступил творческий кризис. Выдержать накал пережитой боли каждой встреченной ею свидетельницы депортации под силу не каждому. Байрамукова смогла это сделать, каждый раз надрывая собственное сердце, дабы идущие за нами поколения не забыли жестокие уроки далекого прошлого. Но все и вся имеет свои пределы. Целых семь лет писательница не садилась за чистый лист бумаги. Слишком свежа была еще рана от соприкосновения с десятками героинь её «Книги скорби». И только спустя время, уже будучи в Москве, где Фатима Байрамукова живет с семьей с 1994 года, она вновь обратилась к творчеству, к дальнейшей разработке новых тем периода депортации карачаевского народа. Так появилась её удивительно философичная повесть « Я еще вернусь», в которой выписан уникальный образ старца Мухаммада, пережившего всю свою большую семью, но не сломившегося, сумевшего сохранить любовь и надежду в своем исстрадавшемся сердце. Даже в подстрочном переводе эта маленькая по размеру повесть удивляет своей искренностью и глубиной поставленной в ней проблем нравственно-этического характера. В самое ближайшее время читатели познакомятся с новыми книгами Ф.Байрамуковой: «Путник» (поэтический сборник) и книга прозы «Я еще вернусь». Вторая книга - это повести, рассказы, монологи, написанные рукой зрелого мастера, известного писателя, верной дочери своего горного края.

Фатима Байрамукова не только много и плодотворно работает в родной литературе, но и сделала уже немало для возвращения и увековечения памяти выдающихся писателей и поэтов карачаево-балкарского народа. Являясь редактором издательского отдела фонда содействия развитию карачаево-балкарской молодежи «Эльбрусоид», она вместе с известным поэтом Азретом Акбаевым подготовила к выпуску «Антологию карачаевской поэзии», появление которой ознаменовало новую веху в истории культуры родного народа. Под непосредственным началом и активным участием Ф.Байрамуковой увидели свет произведения писателя и ученого Магомета Хубиева, Халимат Байрамуковой, Азрета Семенова, Муссы Батчаева, дневники и воспоминания известного офтальмолога С.Очаповского и многие другие.

Многогранна переводческая деятельность писательницы, благодаря которой на карачаево-балкарский язык переведены известные полнометражные мультфильмы «Король лев», «Спирит», «Маугли», «Простоквашино», «Вини-Пух», «Бемби» художественный фильм « «Кавказская пленница» и многие другие.

По непреложным законам любви и добра живет и вот уже многие десятилетия создает свои теплые, проникновенные произведения замечательный человек и талантливый писатель, народный поэт Карачаево-Черкесии Фатима Ибрагимовна Байрамукова, необыкновенно тонко чувствующая материю человеческой души, способная, возможно, как никто, вобрать в себя боль всей планеты, всех живущих на ней людей, дабы никто и никогда не испытал горечь невосполнимых потерь.


М.Накохов
август, 2013 г.

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет