Расширенный поиск
7 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Кийимни бир кюнню аясанг, минг кюннге джарар.
  • Дуния аламаты сен эсенг да, игиме деб айтма.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Кёкдеги болмаса, джердегин кёрмейди.
  • Аджаллыгъа окъсуз шкок атылыр.
  • Тенги кёбню джау алмаз, акъылы кёбню дау алмаз.
  • Юре билмеген ит, къонакъ келтирир.
  • Мадар болса, къадар болур.
  • Кесине гебен этелмеген, биреуге черен эте эди.
  • Тамырсыз терекге таянма – джыгъылырса.
  • Керти сёзге тёре джокъ.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Тюзлюк шохлукъну бегитир.
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Джумушакъ терекни къурт ашар.
  • Сабийни джумушха джибер да, ызындан бар.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Тура эдим джата, къайдан чыкъды хата?
  • Кёбден умут этиб, аздан къуру къалма.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Ойнай билмеген, оюн бузар.
  • Хата – гитчеден.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Этек чакъмакълары баш джаргъан, сёлешген сёзлери таш джаргъан.
  • Билимли ёлмез, билимсиз кёрмез.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Къарын къуру болса, джюрек уру болур.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • «Ёгюз, джаргъа джууукъ барма, меннге джюк боллукъса», - дегенди эшек.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Ханнга да келеди хариблик.
  • Сёз – кюмюш, джыр – алтын.
  • Къазанчы аман болса, къазаны къайнамаз.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Тёрдеги кюлсе, эшикдеги ышарыр.
  • Атадан ёксюз – бир ёксюз, анадан ёксюз – эки ёксюз.
  • Хаухну атма, ёнгкючню сатма.
  • Къатын байлыкъны сюер, эр саулукъну сюер.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Джырына кёре эжиую.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Сакъламагъан затынга джолукъсанг, не бек къууанаса, не бек ачыйса.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.

Народный мастер

21.03.2011 0 1786

Мухтар Боттаев,
Нальчик

Владимир Аллахбердиевич Мокаев - народный мастер РФ, лауреат премии Президента КБР и второй Артиады РФ, заслуженный работник культуры КБР. Участник более 100 выставок, в том числе региональных и международных в Сирии, Германии, США, Японии, странах Скандинавии. Его работы в частных коллекциях бывших руководителей РФ Бориса Ельцина, Виктора Черномырдина, певца Иосифа Кобзона и других известных людей.

Творческая одаренность, мастерство, совокупность определенных философских, этико-эстетических взглядов, отражающих мировоззрение личности, - пожалуй, основные составляющие понятия "художник". Владимир Мокаев в республике известен больше как народный мастер-прикладник по дереву. Однако сфера его творческой деятельности этим не ограничивается. Музыка, поэзия и резьба по дереву для него неразделимы, как плоть и кровь. Они не противоречат друг другу, напротив, взаимодополняют. "Даже когда я режу, гитара стоит рядом", - говорит Володя.

Начинал играть он в юности в одной из первых нальчикских бит-групп "Виарентус". Стать профессионалом, по его словам, он не стремился. Это был поиск творческого "Я". Хоть и не стал Владимир профессиональным музыкантом, но любовь к этому жанру искусства сохранилась навсегда. В канун его 55-летия в музее изобразительных искусств, где он является главным хранителем, состоялась персональная выставка работ. И всех удивили музыкальные инструменты, которые не только безупречны в техническом исполнении, но и мелодичны, и певучи. Къыл, къобуз, жыя къобуз, сыбызгъы, свирели отличатся по форме и материалу достоверностью, но в то же время современны.

"Мне не нужен дорогостоящий кларнет, эталонно выведенный и отточенный до мельчашей ноты тона, сияющий эбонитом и никелем, - говорит он. - Я хочу играть на выполненной мной деревянной бузинной трубочке собственную неповторимую мелодию жизни, ощущая себя творцом. И возможно ли понимание чего-либо сложного без сердцевины абсолютно простого? Не в простоте ли сокрыты глубины бесконечности? И потому мой путь есть мой путь - продолжение пути моего народа, моих предков. Как-то выступал на телевидении, во время призыва ко мне подошел композитор Мустафир Жеттеев и выразил сомнение в качестве инструмента. Я тут же сыграл мелодию. Мустафир выслушал и спросил "Стровинский - Половцы?". Говорю: нет, более того я не смогу повторить эту мелодию".

Генетическая память - вещь удивительная, Владимир впитал в себя народный дух, который проявляется в созданных им изделиях. Любимым материалом мастера является дерево разных пород. Творческий же кругозор художника обширен и многообразен. Это и традиционные национальные предметы утвари, неотемлимые от жизни и уклада горского народа - ритуальные чаши, блюда, детские колыбельки, девичьи шкатулки, столики и стульчики, богато орнаментированные, инкрустированные деревом дорогих пород. Раньше без таких предметов, как чаши, блюда, жизнь горцев просто не представлялась, так как многие из них несли некий сакральный смысл, неразрывно связанный с различными ритуалами и обрядами. Гостевые деревянные чаши тщательно хранились, становясь реликвиями рода, передавались из поколения в поколения. Они, зачастую, являлись как фактором, объединяющим семью, род, племя, так и тотемными символами, сохраняющими моральные ценности. Именно такой подход отличает "мокаевские" работы.

"Дерево - это материал универсальный, - рассуждает Владимир. - Воплощаясь в какую-либо форму, оно получает в прямом смысле второе рождение. Не случайно неухоженная, необработанная древесина разрушается быстро, а воплощенный в какую-либо форму кусок фактически становится бессмертным. Разумеется, никакое произведение искусства не стоит того, чтобы для этого погубить здоровое дерево. Мой материал - это пни, высохшие деревья, кап. Недавно в парке увидел среди спиленных деревьев кап. Заплатил деньги и через весь город на тачке привез домой. Знакомые спрашивают "не стыдно громыхать тачкой по улицам столицы?" Нет, не стыдно. Это материал для творения, для вдохновения. Я еще не знаю, что из него родится, но знаю, он сам подскажет, что из него можно сделать. Нужно просто слушать и слышать его".

О дереве Володя может говорить много. Он считает что нельзя, например, с плохим настроением подходить к обработке материала: ничего хорошего не получится. Дерево отдает свою энергию. Возможно, что это просто ощущение, но теплота древесины чувствуется иногда очень ярко. Несколько лет назад Владимир изготовил круглый столик со стульчиками в традиционном балкарском стиле. И было замечено, что он излучает некое тепло, которое ощущают многие, а некоторые буквально греют о него ладони. Приходили экстрасенсы, замеряли параметры, а затем выяснилось еще одно обстоятельство - столик растет. От первоначального размера он увеличился на 2,5 сантиметра. Факт - удивительный.

Как бы то ни было, мастер чувствует природную пластику дерева. Так самобытно, индивидуально, живописно каждое произведение, что мы видим философа и творца, который заглянул в прошлое, чтобы показать настоящее. Оригинален, например рог-ритон выполненный из дерева, включая цепь, которой он украшен. Уникально, что цепь выполнена из цельного куска дерева, без единого разреза. Или кинжал в деревянных ножках, изделие боевое, но и бытовое, ушедшее в силу недолговечности дерева. Но резцу его подвластно не только дерево металл, но и кость, резьба по которой украшает немало его работ. Для самого художника наивысшая похвала - признание его изделий своим народом.

"Однажды" - вспоминает он, - "столетняя бабушка из рода Шахмурзаевых, увидела изготовленную мною деревянную посуду, прижала к груди и со слезами произнесла: "Это наше". Такое признание мне особенно дорого, так как балкарцы, в годы репрессий вынужденные скитаться вдали от Родины, теперь особенно ревностно относятся ко всему исконно народному. И если уж они приняли мои изделия, значит, сумел уловить национальную форму и национальный дух".

Еще одна грань таланта мастера - поэзия. Он автор четырех сборников. "Спасение", "Черное окно", "Сон во сне", "Кругами Кроноса". С поэзией Мокаев связан с детских лет. Отец писал стихи, выпустил два сборника. Мать учительница русского языка и литературы, в доме была богатая библиотека. Во втором классе Володя послал свои сочинения в "Пионерскую правду", причем втайне от родителей. Стихи опубликовали. Из редакции пришли письмо и казенный пакет с подарком. В письме говорилось: "Володя, ты - молодец, но тебе нужно много читать, много учиться". Детское увлечение, однако, не прошло. В семью были вхожи К.Кулиев, А.Кешоков, М.Мокаев, И.Бабаев, З.Толгуров, А.Теппеев, С.Михалков, С.Маршак. Общение с ними, естественно, отразились на мировоззрении Владимира. А к поэтическому творчеству побудило личное знакомство с Беллой Ахмадулиной. Немаловажным в этой связи стала и встреча с Владимиром Высоцким, которая произошла в Приэльбрусье.

Что же касается поэзии Мокаева, она пронизана религиозным мистицизмом. Правда этот мистицизм не затмевает света. Скорее, это глубокая вселенская грусть, присутствие некоего фатализма. По его мнению мистический опыт есть у каждого поэта, которые перешагнули черту псевдореализма, потому что в мире все реально. Хотя многое не объяснить с точки зрения современной науки. Но определенный опыт мистических учений, которые внушают доверие, утверждают, что человек прав, потому что он видит истину. А истина в том, что надо говорить правду. Поэт считает, что мир несовершенен. Жизнь - вечная война. Добра и зла, плохого и хорошего, правды и кривды. А за всем стоит Человек.

У времени, у Вечности в плену,
Не развязав кармические узы,
Мы молим мира, празднуем войну,
Храним, как святость, злые аркебузы.

Но есть секунды страшной тишины,
Спрессованные месяцы и годы,
Где, онемев, безгласно плачем мы
Пред алтарями вышними свободы.

Но что секунда озаренный миг…
По небосводу катит колесница,
Под детский плач, под смех, под жуткий
                                                   крик
Сменяя век, чтоб снова повториться.

Улыбкою безгрешною весны,
Привычными зелеными лугами.
Что будет - было в прошлом. Вспомним
                                   ль мы?
А все, что было - неразрывно с нами.

Владимир считает себя человеком верующим. "Поэт вне веры не может быть поэтом. Это потрясающее духовное качество, ибо человек воспринимает мир не только через призму реальных, физических законов. Вера, как внутреннее состояние человека, который ответственен пред Богом за все, что делает - мощнейший творческий импульс. Это не принадлежность к какой-либо конфессии, ибо высокие нравственные, общечеловеческие ценности едины для всех. А каждый человек несет какую-то генетическую предпосылку своей нации, ее культуры". Наш народ многое выстрадал. Но даже трагедия депортации не лишила его веры в добро, это тоже Богом данная категория. Такова философия мастера-поэта.

Родился Владимир на Урале, а тема выселения балкарского народа из родных мест предстает обнаженной в его стихах. Откуда это? спросил я у него.

"Отец был танкистом на фронте, а на Урале были военные заводы, выпускающие танки. Он был прикомандирован на один из заводов. Там же познакомился с мамой. После депортации балкарского народа послали валить лес. Позднее стал директором школы. Он очень переживал за свой народ. Я тоже сын своего народа и тоже родился на чужбине. Любая даже личная трагедия становится космической. Что же говорить, когда это касается целого народа? Но я призываю всех не зацикливаться на ней. Но и не забыть то, что произошло. Это другая крайность, ибо забвение - прямой путь к повторению старых ошибок. Память нам на то и дана, чтобы в ее вехах мы видели свои промахи и успехи, героев и негодяев, талантливых и гениальных, которые есть в каждом народе. Бог нам дал Кезима Мечиева, Кайсына Кулиева, кто еще мог так возвысить лучшие качества балкарцев, его чаяния?

Певцы Балкарии 

Земля, которой дан Пророк,
Да не останется бесплодной!
На всем печать, всему есть срок:
Зиме быть лютой и холодной,
Весне дождливой иль сухой,
Ее плоды - от Выше доля.
Белеют камни в хлебном поле,
Их стужа сеяла зимой.

Но день вернется на круги,
Все преходящее под Небом.
Сидят вчерашние враги,
Как кунаки на солью-хлебом.
Смиренны трапезой своей,
Неразделимы дружбой дети.
Что может быть на этом свете,
Чем мир, дороже и важней?

Так, не подвластны суете,
Стоят задумчивые горы.
Орлы в лазурной высоте
Браздят воздушные просторы,
Цветут зеленые луга,
Потоки рек несутся с ревом.
Под древним каменным покровом
Старинных башен спят века.

Но что вся эта красота,
Немого слепка отраженье,
Когда безмолвствуют уста,
А в сердце нету Откровенья?
В теснинах мрачных меркнет свет,
Душа огнем неопалима.
Господь призвал! Звезда Кязима
Зажглась, запел кузнец-поэт.

Запел словами родников,
Душою древнего народа.
От наковальни искры слов -
Любовь, прозрение, свобода,
Свет белоснежного венца
Эльбруса, рокоты стремнины.

И вот уже поют долины
Стихи и песни кузнеца.

Да не исчезнет мудрых род -
Народа светлая Обитель!
В стихах Кязим, Кайсын живет,
Саид - Балкарии учитель.
Пока бурлит живой поток
Не быть земле вовек бесплодной,
Гласи, певец души народной,
Неси Любовь, поэт-пророк!

Просто я считаю, что злость, ненависть, обида обладают мощным разрушающим действием. А наш народ не может себе этого позволить".

Круг интересов Мокаева сформировал его характер. А может, это характер Владимира сформировал круг его интересов. А жизненный девиз его таков: надо трудиться, чтобы успеть оставить след. Он уже оставил свой след.

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет