Войти на сайт
19 Октября  2018 года

 

  • Мадар болса, къадар болур.
  • Ашхы адам – халкъ байлыгъы, ашхы джер – джашау байлыгъы.
  • Тойгъанлыкъ къойгъа джарашады.
  • Къонакъны къачан кетерин сорма, къачан келлигин сор.
  • Зар адам ашынгы ашар, кесинги сатар.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Джарлы эскисин джамаса, къууаныр.
  • Ата Джуртча джер болмаз, туугъан элча эл болмаз.
  • Къанны къан бла джуума, аманны аман бла къуума.
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Ачлыкъ отха секиртир.
  • Баргъанынга кёре болур келгенинг.
  • Окъдан джара эртде-кеч болса да бителир, сёз джара, ёмюрге къалыр.
  • Кёл ашады да, кеси ашады.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Ачыкъ джюрекге джол – ачыкъ.
  • Джаш болсун, къыз болсун, акъылы, саны тюз болсун.
  • Адамны сабийин сюйген джюреги, бычакъча, джитиди.
  • Чомарт къонакъ юй иесин сыйлар.
  • Бал – татлы, балдан да бала – татлы.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Байлыкъ болгъан джерде, тынчлыкъ джокъду.
  • Джолда аягъынга сакъ бол, ушакъда тилинге сакъ бол.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Ашха уста, юйюнде болсун
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Кюн кёрмеген, кюн кёрсе, кюндюз чыракъ джандырыр.
  • Аллахха ийнаннган кишини, Аллах онгдурур ишин.
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.
  • Киштикге къанат битсе, чыпчыкъ къалмаз эди.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Ач да бол, токъ да бол – намысынга бек бол.
  • Айырылмаз джууугъунга, унутмаз сёзню айтма.
  • Ач бёрюге мекям джокъ.
  • Эки итни арасына сюек атма, эки адамны арасында сёз чыгъарма.
  • Юйлю уругъа ит чабмаз.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Хар зат кесини орнуна иги.
  • Чомарт джарлы болмаз.
  • Окъугъан озар, окъумагъан тозар.
  • Джылар джаш, атасыны сакъалы бла ойнар.
  • Мал тутхан – май джалар.

 

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
RSS
[ Закрыто ] Из истории поземельных споров между Балкарией и Кабардой
 
Из истории поземельных споров между Балкарией и Кабардой

Мизиев Исмаил Мусаевич

К сожалению, в последнее время чисто научным спорам, уместным в академических кругах, средства массовой информации все больше придают совершенно чуждый науке политический оттенок. Тем самым нагнетается межнациональная напряженность в обществе. Мы предлагаем, во-первых, категорически отбросить подобный подход к научным разногласиям, оставить научные споры ученым, а политику - народным избранникам. Во-вторых, нужно помнить о том, каким бы ни было процентное соотношение народов, все они равны качественно, и балкарцы - это не безымянная часть населения республики, а коренной народ Кабардино-Балкарии, давший название государственному образованию. В-третьих, нельзя забывать, что превращение истории в политику, опрокинутую в прошлое, ни к чему хорошему никогда не приводило.

Именно с этих позиций необходимо приступать к равноправному, социально-политическому и культурно-экономическому обустройству нашей республики, ни в чем не ущемляя здесь представителей других народов, которые имеют свои государственные образования вне пределов КБР.

Но, судя по публикациям в местной прессе, такие исходные позиции устраивают не всех. Под воздействием настойчиво акцентируемой мысли о некоей территориальной ?задолженности? Балкарии по отношению к Кабарде естественный интерес общества к своей истории все отчетливее перерастает в нездоровый ажиотаж.

В этой связи считаем уместным вновь и со всей определенностью повторить, что вовлечение массовой аудитории, неискушенной в вопросах истории и политики, в этнотерриториальные споры совершенно недопустимо. Тем более, что, на наш взгляд, эти публикации заведомо тенденциозны, т.к. в подборе материала и отправных точек своих построений их авторы руководствуются лишь им угодными критериями.

Между тем, решение подобных проблем на основе равноправия и взаимоуважения предполагает наличие определенных ориентации у обеих сторон, и в данном случае мы не можем отказать себе в праве обратить внимание на ряд исторических фактов, связанных с этой проблемой.

Так называемые ?исторические границы? Кабарды и Балкарии никогда не были очерчены топографически и закреплены законодательно. Известные комиссии Кодзокова и Абрамова (1863, 1906 гг.) не пришли к единому мнению по данному вопросу, так как обрисованная ими картина не соответствовала действительному состоянию пограничных линий. (Кудашев В. Исторические сведения о кабардинском народе. Киев, 1913. С 194-197, 272-274).

В публикациях по данной теме наши оппоненты, как правило, исходят из хронологической точки отсчета не глубже XVI-XVII веков. Хотя, как известно, принцип исторического экскурса отнюдь не исключает обращения к материалам и более ранних эпох, когда существовали иные исторические границы. Поэтому считаем нелишним напомнить о том, что балкарцы (в какой бы зоне республики они ни проживали в настоящее время) не являются на данной территории пришельцами. В горах и предгорно-плоскостной зоне Центрального Кавказа их предки жили, по меньшей мере, с эпохи бронзы. В кавказоведении это считается общепризнанным фактом, и пока еще никем он не подвергался сомнению. Неоспоримым остается и факт более чем тысячелетнего (со II-I вв. до н.э. по XIV век н.э.) обитания здесь болгар, асов и аланов - главных компонентов в формировании карачаево-балкарцев.

Наконец, никому из исследователей - в том числе и кабардинских - пока еще не приходило в голову отрицать еще одно обстоятельство принципиальной значимости. Речь, в частности, о том, что после разгрома плоскостной Алании монголами в начале XIII столетия, а затем ордами Тамерлана в конце XIV века начинается миграция кабардинцев из северо-западных районов Кавказа в центральные районы Предкавказья. При этом основная масса прежнего населения предгорий ? аланов и кипчаков ? была отнесена кабардинцами в горы. Об этом говорят появившиеся здесь, не существовавшие ранее кабардинские памятники ? курганы, размещенные исключительно на равнине и в предгорьях (Нагоев А.Х. Материальная культура кабардинцев. С. 43; Бетрозов Р.Ж. Адыги: истоки этноса. С. 105). Обнаруживаемая в этих курганах керамика неоспоримо подтверждает тот факт, что они воздвигались на местах поселений прежних жителей. Неопровержимым фактом такого хода событий XIV-XVII вв. является масса топонимов, так и оставшихся неизменными: Ак-баш, Кара-агач, Кишпек, Джулат, Эльхотово, Кызбурун, Кашкатау, Лячинкая, Бештамак и т.д.

Народные предания и исторические сведения, собранные кабардинскими учеными, подтверждают, что кабардинцы не были исконными жителями Кабарды, а откуда-то переселились не раньше конца XV или начала XVI века и, встретив на новых землях татарские поселения, отодвинули их в степи или заперли в горных ущельях, а сами поселились на их местах (Кудашев. С. 6, 7,10).

Именно эти факты легли в основу извечных пограничных споров между кабардинцами и балкарцами. Недаром все документы говорят о том, что самым сложным вопросом для Кабарды всегда оставался вопрос о границах не с другими соседними народами, а именно с балкарцами (Кудашев. С. 203, 205).

Но сколь ни длительна история этих споров, речь всегда шла именно об уточнении границ, а не о возврате захваченных кабардинцами земель на равнинах и предгорьях Центрального Кавказа. Так почему же сегодня отдельные авторы находят возможным ставить, мягко говоря, сомнительные вопросы как о никогда не существовавшей ?территориальной задолженности? балкарцев, так и о воображаемом ими ?аннексировании? балкарцами кабардинских земель и т.д. и т.п.?

Границы Кабарды для XIV-XVII вв. трудно установимы, поскольку народ ее вел полукочевой, военно-подвижнический образ жизни. Именно поэтому археологи до сих пор не знают ни одного кабардинского поселения указанного времени, все кабардинские селения имеют своего рода ?день рождения? - начало XVIII века (Нагоев А.Х. С. 45-46; Волкова Н.Г. Этнический состав. С. 45-46; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связь с Россией. С. 94, 101). С разрастанием процесса обратного расселения чеченцев, ингушей, осетин на прежние места обитания на плоскости в XVI-XVII вв. и образованием Эндереевского общества дагестанцев, границы Кабарды сужаются за счет земель Терско-Сунженских районов, куда кабардинцы добрались в XIV-XV вв. после золотоордынских погромов местных народов (Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. I. С. 58-59; Волкова Н.Г. С. 142, 159-162; Кушева Е.Н. С. 93). В этой ситуации кабардинский князь Темрюк, выдав одну из дочерей за Ивана Грозного, другую за астраханского хана, третью за ногайского мурзу, удачно координировал политическую ориентацию Кабарды между Россией, ногайцами и крымским ханством. По его неоднократным просьбам царь строил для него крепости и городки на Тереке и Сунже, чтобы оберегать своего нового подданного и проводить через него всю последующую политику на Кавказе (Кушева Е.Н. С. 235, 258, 269-271). Как всегда бывает при столкновении пришлого и коренного народов, между ними обостряются пограничные вопросы, образуются поначалу никому не принадлежащие некие ?буферные? зоны, которыми совместно пользуются и те и другие. Ни на чем фактически не обоснованы утверждения, что с давних пор границей между кабардинцами и балкарцами считалась линия, проходящая между обширными горными лесами, покрывающими все склоны гор до их подножий, и ?черными?, т.е. в их представлении голыми горами. Авторам подобных заявлений надо бы помнить элементарные азы географии: черными горами принято считать как раз лесистый хребет, прикрывающий доступ к Скалистому хребту северной депрессии Кавказского хребта (Желиховская В. Ермолов на Кавказе. С. 19; Покоренный Кавказ. Издание А.А. Каспари. Сб., 1904. С. 530; Кудашев. С. 235; История народов Северного Кавказа с конца XVIII в. до 1917 г. С. 34; Труды абрамовской комиссии. С. 38). Разве не должны были насторожить оппонентов слова Н. Дубровина: ?В Большой Кабарде, вверх по правому берегу Баксана, там, где оканчивается долина и начинаются черные горы, есть мыс или выдавшаяся гора, названная народом Кызбурун? (Дубровин Н. Черкесы (адыге). С. 97). Именно в пределах лесистых гор, у входов в ущелья и образовались т.н. Общественные земли, ?находящиеся в совместном пользовании Кабарды и Пяти Горских обществ до 1890 года? (Труды абрамовской комиссии. С. 43). Так было и при Золотой Орде, когда степи Предкавказья превратились в кочевья ханов, а местные племена были заперты в горах. И, тем не менее, даже в этом случае горские племена оказывали длительное, упорное сопротивление (Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985. С. 45, 55). Недаром еще в 1256 г. каждый пятый из воинов хана Сартаха должен был охранять выходы из ущелий, чтобы аланы, скрывшиеся там, не нападали на кочевья Золотой Орды (Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. С. 186). Именно по линии выходов из ущелий строит Золотая Орда свои города-крепости - Татартуп, Джулаты и др. Эту же линию затем изберет для укрепления границ Кабарды и Ермолов.

Наличие в зоне лесистых гор древних поселений аланов и болгар у селений Кенделен, Хасаут, Заюково, Нижний Чегем, Хабаз и др., опустошенных татаро-монголами, и одновременное отсутствие выше входов в ущелья археологических памятников кабардинцев и адыго-черкесской топо- и гидрономии являются серьезными факторами, разграничивающими земли Кабарды и Балкарии.

Выводы:

1. Воспользовавшись поражением местных народов от татаро-монгольских и тимуровских походов, кабардинцы в конце XIV - начале XV вв. начали расселяться исключительно по равнинам и предгорьям от Подкумка до Сунжи.

2. Под давлением народов, возвратившихся на свои прежние места обитания, кабардинцы теряют часть Терско-Сунженских районов.

3. Обострение межнациональных территориальных трений, усиление внутренней междоусобицы вынуждают Кабарду умело использовать политическую ситуацию между Россией, Крымским ханством и кавказскими народами.

4. В XVI-XVII вв. границы России проходят по линии: Наурская, низовья р. Курп, Моздок, Бештамак и далее по р. Егорлык.

5. В крепостях и укреплениях, построенных по просьбе Кабарды, растет русскоязычное население. В них же поселяются кабардинцы, возникают Черкесские слободы в г. Терки. Всю политику на Кавказе Россия проводит через Каба
 
5. В крепостях и укреплениях, построенных по просьбе Кабарды, растет русскоязычное население. В них же поселяются кабардинцы, возникают Черкесские слободы в г. Терки. Всю политику на Кавказе Россия проводит через Кабарду.

Царская Россия всячески поддерживала кабардинских князей за их подданство и помощь в проведении ее политики на Кавказе. Именно по их просьбе во второй половине XVI века состоялись три похода царских войск на Северный Кавказ (1560, 1562, 1566 гг.) для защиты князя Темрюка и его сторонников от недругов (Ахмадов Я.З. Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI-XVIII вв. Грозный, 1988. С. 21-26). Когда же возникла потребность в постоянном присутствии русских военных сил в крае для поддержки Темрюка, в районе слияния Сунжи с Тереком была построена крепость Терки (1566г.). Это была первая русская крепость на границах расселения народов Северного Кавказа. Причем городовые казаки Терского города после снесения крепости были оставлены на Северном Кавказе, что послужило началом собственно русскому населению в крае.

Связи с Россией, наряду с другими факторами, укрепили позиции феодалов Кабарды среди соседних народов и позволили им проводить активную политику захватов. В 1596 г. кабардинские князья Шорок и Айтек вторглись в Дарьяльское ущелье, по пути движения овладели кабаками вайнахского владельца Солтан-Мурзы, а затем открыли военные действия против Сонского Эристава, т.е. грузинских владений (Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М., 1888. С. 304, 453, 456). Так кабардинские феодалы расширяли свои владения и постепенно расселялись по территории своих соседей. Кроме того, за вознаграждение кабардинские феодалы должны были держать в повиновении соседние народы, особенно закубанских адыго-черкесов и ?татар?. Так, 10 октября 1711 г. был издан Указ о выдаче жалованья кабардинским послам, направленным к царю А.Б.Черкасским с известием о том, что одержана победа над закубанскими черкесами (Кабардино-русские отношения. Т. 2. С. 5-6, 12). Документ 1718 года повествует о просьбе кабардинцев к русскому царю: ?Черкесских и кабардинских войск выходит в поле до 10 тыс. чел. И ежели к тем прибавить донских казаков или иных российских войск столько же 10, а по высшей мере 15 тыс., то довольно с теми на Кубань напасть и разорить? (Кабардино-русские отношения. Т. 2. С. 19). В августе 1720 г. Асланбек Кайтукин и другие кабардинские князья пишут Петру I о своих походах на чеченцев и просят построить в их крае город: ?При сем доносим вашему царскому величеству, что некоторые народы, именуемые чеченцы, которые суть вам, государю, неприятели, и мы, соединяясь с донскими казаками, наступя на них, разорили и многих побили. Жен и детей их взяли в полон, а пожитки их и багаж побрали донские казаки, а сколько взяли полону и оные доднесь у нас содерживаются, и молимся господу богу, дабы вашему царскому величеству над неприятелями вашими всегда такую победу подавал, и из того полону во уверение послали мы к вам, царскому величеству, одного мальчика да девочку, и всегда ежегодно мы, не щадя своих голов, вам царскому величеству служим? (Кабардино-русские отношения. С. 24, 26). В том же году кабардинцы просят построить город-крепость в урочище Бештамак (Там же. С. 29). Так, по настоятельной просьбе самих же кабардинцев построить для их обороны укрепления, проходило отчуждение земель как для самих городов-крепостей, так и для служилых людей казачьего и русского населения.

Выводы:

1. Постоянные упреки, что земли Кабарды были отчуждены в пользу балкарцев, совершенно беспочвенны, нет документальных оснований.

2. Русскоязычные станицы и укрепления-городки появлялись именно по просьбе самих же кабардинцев.

3. Земли для этих укреплений и станиц правительство покупало у кабардинцев.

4. Естественно, русское население и казаки приглашались для защиты Кабарды, значит, они где-то должны были обитать.

Исторические сведения говорят о границах Кабарды и Балкарии следующее.

Грузинский царевич Вахушти в 1745 г., описывая границы горских народов Кавказа, пишет, что Басиани (т.е. Балкария) на севере доходит до выхода р. Терек из ущелий на равнину и ограничивается горой Черкезисмта, т.е. Черкесской горой, которая, как известно, прикрывает Эльхотовский проход во Владикавказскую равнину (Вахушти. География Грузии. С. 150). Ему вторит П.П. Надеждин, отмечая, что Малая Кабарда ?занимает правый берег Терека до предгорий? (Надеждин П.П. Кавказский край. С. 206) В XVIII-XIX вв. Кабарда с севера ?граничила от верховьев реки Кумы по высокому плоскогорью, ограниченному хребтом Джинала, а далее от поста Джинальского по pp. Малке и Тереку до самого Моздока. С востока Кабарда граничила с Чечнею; юго-восточную границу ее составлял Кабардино-Сунженский хребет, который отделял Кабарду от Осетии, а на юго-западе она соприкасалась с землями татарских обществ: Балкар, Безенги, Чегем, Хулам, Уруспий. Наконец, с запада она ограничивалась отрогами Эльбруса, отделявшими кабардинцев от соседнего Карачая и прикубанских абазинцев? (Г. Прозрителев. Кабардинцы. По данным закавказских архивов. С. 11). В этом сообщении очень важно, что Кабарда четко ограничивается самым низким предгорным хребтом Джинал-сырт, высшая точка которой едва превышает 1500 м. Хребет этот проходит вправо от селений Сармаково, Каменномостское и далее к Кисловодску. Современный автор А.Абдоков отмечает: ?Жители наиболее западного селения Кабарды - Каменномостского - могут сказать так: ?Скот на пастбища гонят из Кабарды?. Тем самым подчеркивается, что Кабарда находится где-то к востоку от их селений? (Абдоков А.И. Откуда пошло название Кабарда? Мир культуры. Нальчик, 1990, с. 140).

В 70-х гг. XVIII в. академик Паллас писал, что ближе к верховьям Баксана находились Атажукины поселения, а в среднем течении той же реки, у подножия гор, располагались Мисостовы владения, главное место пребывания которых было в Кызбуруне (Волкова Н.Г. С. 44-45, 51). На картах 1719, 1744 гг. все без исключения кабардинские аулы расположены на равнине, кроме предгорных аулов Атажукиных (Кабардино-русские отношения. Т. 1. С. 388-389, карта; Кабардино-русские отношения. Т. 2, с. 114-115).

В 1886 году сын видного кабардинского князя Конова Магомет, сопровождая С.Ф. Давидовича из Пятигорска в Верхний Баксан, заявил ему, что выше аула Атажукиных (ныне Заюково) дорога по Баксанскому ущелью ему не знакома (Исторический вестник. Т. 28, 1887. С. 346). Этот факт перекликается со словами Палласа о том, что самым высокогорным аулом кабардинцев являются аулы Атажукиных.

В 1869 г. в докладной записке Кавказского военного округа военному министру о разграничении горских обществ с Большой Кабардой написано, что ?земли кабардинцев служат продолжением ущелий, занятых горскими обществами? (Документы по истории Балкарии. С. 121). Крупнейший знаток документов в XVI-XVIII вв. по русско-кавказским отношениям Е.Н. Кушева приходит к заключению, что ?кабардинцы занимали равнинные места и предгорья по левым притокам Терека, до входа в горные ущелья? (Кушева Е.Н. С. 91, 95). В 1836 году Хан-Гирей писал, что ?от выхода из гор до принятия реки Сунжи Терек течет через земли черкесов? (Хан-Гирей. Записки о Черкесии. С 51). В том же году Бларамберг, составитель топографического, статистического и военного описания Кавказа, отмечал, что ?Кабарда расположена к югу от Георгиевска и Моздока, параллельно, так сказать, этим городкам. Ее ширина - от 30 до 80 верст вплоть до Черных гор Кавказа (Лесистый хребет - И. М.), и протяженность ее - до 200 верст от Подкумка до Сунжи? (Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов. С. 409). Те же 30-80 верст ширины и 200 верст длины указывает для Кабарды и Хан-Гирей (Записки о Черкесии. С. 161.)

Виднейший кавказовед В.К. Гарданов писал, что ?при переходе из бассейна Кубани в бассейн Терека земли адыгов сильно сужались, чтобы опять расшириться на территории Большой Кабарды до 100 с лишним километров? (Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов в XVIII-XIX вв. М., 1967. С. 20).

Точно та же ширина (от 30 до 80 верст) соблюдена на топографической карте Черкесии 1830 года (Дубровин Н. Черкесы (адыге). Краснодар, 1927). Причем самое узкое место, примерно в 30 верст, приходится на ?переход от бассейна Кубани к бассейну Терека?, т.е. к районам Подкумка и Джинал-сырта, а самая широкая полоса, в 80 верст (100 км), охватывает линию от Моздока в направлении Баксана и Нальчика. То есть, если ныне перевести на современную карту те же данные Кабарды с севера на юг, мы как раз получим исторические границы кабардинского народа до подножий лесистых гор, именуемых в географии ?Черными горами?.

В первой половине XIX века ?огромные пространства равнин и предгорий в бассейнах Кумы, Малки, Баксана, Черека, Терека занимали кабардинцы?, - читаем в упомянутой ?Истории народов Северного Кавказа...?, написанной коллективными усилиями всех научных организаций Северного Кавказа (с. 55-56). На этнической карте Северного Кавказа 20-х годов XX в. границы кабардинцев проходят все по той же линии входов в ущелья в предгорьях лесистого хребта (Кобычев В.П. Поселения и жилище народов Северного Кавказа XIX-XX вв. М., 1982. Карта ?1).

В публикациях последнего времени все чаще ставится вопрос о Нальчике. В этой связи обращает на себя внимание документ 1753 г. В нем очерчиваются географические границы Большой Кабарды и, в частности, отмечается, что владения князя Джембулата располагаются ?в верстах шести ниже? гор, окаймляющих Нальчик (Кабардино-русские отношения. Т. 2. С. 183). Слобода Нальчик и в 30-х гг. XIX в. считалась отдельным от Кабарды государственным, казенным участком, и ей отдельно выделялись различные земельные угодья в 5063 десятины (Кудашев В. С. 219).

Необходимо отметить, что при выделении Балкарии из Горской АССР и образовании Кабардино-Балкарской автономной области свои соображения по этому вопросу Балкарское оргбюро РКП(б) и окрисполком изложили в специальном докладе для коллегии народного комиссариата по делам национальностей. Первый пункт доклада - решение о выделении Балкарии из Горской АССР - обосновывался тем, что г. Нальчик является единым политическим, экономическим и культурным центром для Кабарды и Балкарии. Затем шли пункты о наличии тесных экономических и хозяйственных связей между двумя
 
ТАУЛУЛА
Воспользовавшись поражением местных народов от татаро-монгольских и тимуровских походов

И...
 
связей между двумя народами и др. (ЦГАОР СССР. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 645. Л. 20; см. также Улигов У.А. Социалистическая революция и гражданская война в Кабарде и Балкарии. Нальчик, 1979. С. 305).

Отдельные авторы нередко забывают, что слобода Нальчик получила свое название от речки Нальчик, образующейся от слияния нескольких мелких речушек у селений Ак-су, Хасанья, и имеет балкарскую огласовку. Поэтому исходить из кабардинской транскрипции, предлагая конструкцию ?Нальчик? (?срывать подкову?), по меньшей мере, лукаво. Как это вода речки может срывать подковы, и что это за коневоды, так подковавшие коней? Ведь хорошо известно, что река Налчыкъ отчетливо обозначена еще на карте с. Чичагова 1744 года, когда еще и в помине не было самой слободы Нальчик. Кроме того, то же слово ?шычь? хорошо читается и в названии ?Герменшычь?. Что же в этом случае срывалось? Неужто крепость (Кермен), лежащая в основе этого названия? Если бы в горных окрестностях Нальчика когда-либо существовали кабардинские аулы, о которых в последнее время стали писать некоторые авторы, то здесь бы сохранились соответствующие топо-гидронимы, а не балкарские названия типа: Ак-су, Хасанья, Кенже (Генже), Яникой (Жанкой), Нарт-бора, Нарт-уя и др.

Выводы:

1. Имеющиеся в распоряжении науки исторические, археологические, топонимические материалы позволяют очертить юго-западные границы Кабарды примерно по Джинальскому хребту по линии входов в лесистый хребет у селений Сармаково, Каменномостское, Кёнделен, Кичмалка, Хабаз, Заюково, Личинная, Яникой, г. Нальчик, Кашкатау и т.д.

2. Утверждение, что кабардинские аулы располагались выше г. Нальчика, ни на чем, кроме явной попытки выдачи желаемого за действительное, не основаны и откровенно противоречат имеющимся историческим документам и источникам.

3. Нальчик и его окрестности исторически формировались как общая для Кабарды и Балкарии территория, где базировались культурно-исторические ценности обоих народов. Поэтому земельные угодья Нальчику выделялись государством особо от Кабарды и Балкарии.

Важное место в рассматриваемом вопросе авторами справедливо отводится злодейской политике Ермолова. В 1780 г. на р. Подкумок для стратегических целей было заложено укрепление Константиногорское (ныне г. Пятигорск). В 1811-1816 гг. основаны также укрепления Ессентуки, Кисловодск, Георгиевск и др., определившие границы России и ?закубанских горцев? по pp. Подкумок и Эшкакон. Таким образом, замыкался правый фланг Кавказской линии вдоль земель по Кубани вплоть до Баталпашинска (ныне г. Черкесск). Вокруг этих укреплений и вдоль линии естественно образовывались кордонные, казенные земли для жителей этих городков-крепостей (Покоренный Кавказ. С. 51.7-519; Ермолов на Кавказе. С. 20; 23; Г. Прозрителев. Кабардинцы (по данным закавказских архивов). ССКГ. Т. 1. С. 6, 11, 26). Эти земли никак не касались кабардинских владений.

В 1816 г. Главнокомандующим на Кавказе назначается генерал А.П. Ермолов. По словам Кудашева, ?до 1822 г. Ермолов, однако, не предпринимал никаких мер по отношению к кабардинцам. Но в этом году он лично прибыл в Кабарду ввиду продолжавшихся набегов и грабежей, велел войскам вступить в Кабарду? (Кудашев. С. 101). Однако некоторые организационные мероприятия Ермолову удалось провести. В частности, в 1820 г. уже функционировала кабардинская линия, которая проходила по границе рек Малка и Терек, не затрагивая основной территории Большой Кабарды. Только Баксанское укрепление находилось до 1822 г. на этой территории. В том же году одновременно с вводом войск он приступил к укреплению названной линии и отводил определенные земли под подстройку крепостей, станиц, под жительство обслуживающих их казаков и русскоязычного населения. От Кисловодска новая линия проходила через укрепления Каменный мост, Куркужинское, а далее, огибая Черные горы, она закрывала все выходы из ущелий укреплениями, воздвигнутыми по рекам Баксан, Чегем, Нальчик, Черек и Урух (Ермолов на Кавказе. С. 17-19; Кудашев B. С. 102; Покоренный Кавказ. C. 356). Кабардинская оборонительная линия проходила по той же линии, у входов в ущелье, что и золотоордынские города-ставки у Эльхотово, Джулат и др., т.е. там же, где проходила линия расположения кабардинских курганов XVI-XVII вв.

За отвод земель под укрепления и станицы кабардинские феодалы получали либо другие земли, либо достаточно высокие денежные компенсации. Так было в 1825 г. с 98 тыс. десятинами Бековичей-Черкасских, которые правительство у них выкупило в казну для казачьих станиц. Так было в 1840 г. с Анзоровыми, у которых было отмежевано 13,4 тыс. дес. под сел. Котляревскую, Александровскую, станицу Урухскую. За эти земли Анзоровы получили у правительства 18,5 тыс. рублей (Кудашев В. С. 118, 200). А когда в 1845 г. часть кабардинских земель была взята под поселение станицы 1-го Владикавказского казачьего полка, то Кабарде было заплачено казной 45000 руб. (Гаибов Н.Д. О поземельном устройстве горских племен Терской области. Тифлис, 1905. С. 90).

В 1827 г. после отставки Ермолова кабардинцы обратились к начальнику Генерального штаба ген. Дибичу с просьбой прекратить строительство крепостей и вернуть им земли, купленные у кабардинских феодалов для организаций станиц. Но эта просьба не была удовлетворена, т. к. эти крепости охраняли южные границы России (Кудашев. С. 111-113).

Большое место у оппонентов занимает вопрос о т.н. ?запасных землях? кабардинцев, будто бы отобранных у. кабардинцев и розданных другим народам, в т.ч. и балкарцам. Здесь явно и сознательно передергиваются факты. Дело в том, что в Кабарде не было частной собственности на землю, вся она считалась общинной (Кудашев. С. 191,209; Надеждин. С. 207).

Русское правительство, стараясь привлечь кабардинских феодалов на свою сторону, отмежевывало у кабардинских крестьян используемые ими общинные земли и раздавало их в частные владения княжеским фамилиям, способствуя тем самым развитию частной собственности на землю искусственным путем. Отмежеванные у крестьян таким путем земли и составляли первую часть т.н. Запасных земель. Другая их часть - это земли у кордонных пограничных линий с Закубаньем - по pp. Подкумок, Эшкакон, Малка и по среднему течению Терека в окрестностях русских станиц. Третья часть запасных земель - это земли у предгорий между равнинами Кабарды и предгорьями Балкарии, которыми совместно пользовались и кабардинцы и балкарцы. Вот из этих-то ?ресурсов? и раздавались земли по Малке и Баксану Атажукиным, Мисостовым, Тамбиевым, по Чегему - Куденетовым, по Череку - Кайтукиным и т.п.

Так называемые ?запасные земли? находились в общем владении кабардинцев всех сословий и пяти сопредельных с ними горских обществ, т.е. балкарцев (Надеждин П.П. С. 208). На основании высочайшего повеления от 28 дек. 1869 г. запасные пастбищные земли по pp. Эток, Золк были ?признаны исключительной собственностью кабардинцев и горских обществ? (Гаибов. С. 100-107).

Рассуждения о том, что Ермолов отбирал у кабардинцев земли и раздавал их балкарцам, ни на чем не обоснованы и не выходят за рамки домыслов. Трудно поверить в то (документов об этом вообще нет), чтобы Ермолов, категорически запрещавший кабардинцам не только селиться в горных районах, но даже заводить родственные отношения с горцами, в частности в форме аталычества, стал бы раздавать горцам, непокорным России, земельные наделы (Кудашев В. С. 200; Ермолов на Кавказе. С. 16-17). ?Ермолов и другие, - пишет Кудашев, - конфисковывали земли у тех кабардинских помещиков, которые убежали в Турцию или не слушались их приказов. Из этих земель образовывались, между прочим, так называемые кордонные земли (или ?запасные земли?), расположенные по линии, проведенной Ермоловым внутри Кабарды. За этой линией запрещалось поселяться кабардинским аулам? (Кудашев В. С. 200). Эти линии ?внутри Кабарды? как раз и очерчивали входы в ущелья и казачьи станицы, где размещались укрепления русских войск. Между прочим, в казенные земли не были обращены даже те земли, которые конфисковал Ермолов у кабардинцев ?за побег к непокорным горцам и измену? (Гаибов. С. 24). Далее Гаибов пишет, что ?состоявшиеся в прежнее время распоряжения о конфискации в казну земель владений некоторых привилегированных кабардинцев в действительности и не были никогда приводимы в исполнение? (Гаибов. С. 21)...

Вольное обращение с источниками о ?черкесах? порождает ряд преувеличений, вводящих обывательские круги в заблуждение баснословными ?миллионами переселенных на ближний Восток адыгов?. В действительности эти миллионы объясняются, во-первых, тем, что ?в историко-этнографической литературе XIX века почти все народы Северного Кавказа назывались черкесами? (История народов Северного Кавказа. С. 55). Во-вторых, все народы Кавказа в странах Ближнего Востока также обобщенно именуются ?черкесами?. Вряд ли из этих фактов можно делать вывод об этнических миллионах адыгов за рубежом. Вероятно, некоторых авторов привлекают некомпетентные сведения Г.В. Новицкого, который в 1829 г. насчитывал 262 800 адыгов, всего лишь через год, т.е. в 1830 г. уже 1 082 200 человек.

И Хан-Гирей, и другие современники, и ученые нашего времени считают эти сведения ?крайне преувеличенными?, относясь к ним скептически (Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов. С. 31, 32-35 сл.).

В 1810-1812 гг. из-за сильной чумы население Кабарды значительно уменьшилось. По словам Клапрота, их стало не более 30 тыс. чел. (Адыги, балкарцы. С. 417). По данным статистических отчетов, в 30-х годах XIX в. адыгов было немногим более 500 тыс. чел., в т.ч. кабардинцев - 43 тыс. (Гарданов В.К. С. 36, 41-42). По словам Т.Х. Кумыкова, самые заслуживающие внимания источники насчитывают в Кабарде в 30-х гг. XIX в. 4602 двора. Если даже считать не по 5-6 чел. на двор, как это делал Хан-Гирей, а брать по максимуму, следуя В.К. Гарданову, то и тогда кабардинцев насчитывалось 41 418 человек, что очень близко к подсчетам Гарданова (Т.Х. Кумыков. О расселении кабардинцев и балкарцев. Т. 25. С. 149, УЗКБНИИ). Поданным ?Русского вестника? за 1842 год и ?Кавказского календаря? за 1858 год, кабардинцев в 1835 г. было 30 тыс., а в 1858 г. - 37038 человек (Н. Дубровин. С. 22). Если верить B. Кудашеву, то в 1860-1861 гг. из Кабарды в Турцию переселилась 1/8 часть населения (Кудашев. C. 121). Поданным А
 
Поданным Абрамовской комиссии, кабардинцев в 1907 г. было 87 760 человек.

Выводы:

1. Во времена Ермолова были сомкнуты правый и левый фланги Кавказской оборонительной линии южных границ России.

2. На отведенных для жителей крепостей и станиц кордонных землях Ермолов насаждал казачье землевладение.

3. В казенные земли Ермолов превращал земли тех, кто уезжал в Турцию.

4. Казенными или так называемыми запасными землями кабардинцы и балкарцы пользовались совместно.

5. Ермолов, запрещавший кабардинцам селиться в горах, никак не мог наделять землей жителей горных районов, непокорных России.

6. Каких-либо достоверных документов о том, что Ермолов отбирал земли у кабардинцев и раздавал балкарцам, не существует. Между тем, искусственно создается подобное мнение, что имеет последующую тенденцию к тому, чтобы по национальной принадлежности притеснить одних и вытеснить из республики других.

7. За отвод земель под русские укрепления и станицы кабардинские феодалы получали либо другие земли, либо высокие денежные компенсации от государства, к тому же в дальнейшем все эти земли (явочным) порядком оказались заселены кабардинцами, как и те территории, что были отвоеваны Россией у горских обществ (Балкарии). Речь идет о бывших укреплениях по рекам Баксан, Чегем, Нальчик, Черек и Урух, расположенных по линии сегодняшней государственной трассы Ростов-Баку.

Серьезные споры возникли в последнее время по земельным вопросам, относящимся ко второй половине XIX века. Поскольку земли у Черных гор и предгорий, разделявшие кабардинские и балкарские владения, не были ни за кем закреплены, в 1853 г. депутация от балкарских обществ прибыла в Петербург и обратилась к Николаю I с просьбой, чтобы ?в их распоряжение были отданы участки земли, которыми в настоящее время никто не пользуется и которые отделяют балкарцев от владений кабардинцев? (ЦГВИА. Ф. 38 Оп. 30/286. Св. 854. Д. 14. Л. 55). Эта просьба была препровождена главнокомандующему отдельным Кавказским корпусом, от соображения которого зависел исход дела (Там же. Л. 57-58; Документы по истории Балкарии. С.52). Решение вопроса затянулось почти на 16 лет. В июне 1869 года от Кавказского военного округа поступила докладная записка военному министру, сообщающая, во-первых, что обращение в казну кабардинских общинных земель произвольно нарушало бы обычное право кабардинцев, противоречило бы данным правительством обещаниям и не приносило бы пользы казне. Во-вторых, утверждалось, что ?представление горским обществам права пастьбы стад и устройства зимовников на общественных землях кабардинцев я нахожу положительно невозможным?. Затем шли столь же лукавые рассуждения о том, что на этих землях холодно и т.п. (ЦГВИА. Ф. 400. Аз. 1869 г., Д. 38. П. 1-21). Подобного рода ответы были подготовлены так называемой поземельной комиссией коллежского советника кабардинца Кодзокова (1863 г). Как четко и однозначно следует из их письма, на самом деле балкарцы просили земли ?никем не пользуемые?, а в приведенной отписке эти земли уже называются ?общественными кабардинскими землями?. Дело в том, что 20 августа 1863 г. кабардинский народ в лице представителей от всех своих сословий просил у царя отграничить их земли от балкарских, карачаевских, осетинских, казачьих и кордонных земель. Акт этот был принят Кодзоковым. В тот же день М.Т. Лорис-Меликов - нач. Терской области - и Кодзоков составили документ и отправили его по назначению (Кудашев В. С. 192-193). ?Самая высшая администрация Кавказа к Акту от 20 августа 1863 года отнеслась скептически, находила его не соответствующим действительному положению дел?, - пишет Кудашев (С. 196). Серьезной критике подверг стремление Кодзокова ущемить земли балкарских обществ историк и общественный деятель М.К.Абаев. Он прямо обвинил Кодзокова в том, что последний в качестве Председателя поземельной комиссии старался отодвинуть границы территории горских обществ подальше в горы. Спор горцев и кабардинцев тянулся 20 лет, и в 1889 г. горцам пришлось прекратить споры и отказаться от части своих земель, которыми они владели искони. Таким образом, горской территории не прибавилось, а убавилось. Количество пастбищ у горцев также уменьшилось, особенно с учреждением общественного лесничества и с запрещением пастьбы под лесами.

Будучи на должности Председателя поземельной комиссии, Кодзоков оказался игрушкой в руках начальника Терской области Лорис-Меликова, ведущего общественную ?игру?. При решении поземельного вопроса в Кабарде Кодзоков старался дело направить так, чтобы ее владельцы и уздены по своей воле отказались от своей земли, которую распределили бы безземельному населению. Эту цель Кодзокова внешне как будто бы поддерживал и Лорис-Меликов. На самом деле его устраивал только первый этап действий Кодзокова. Поместья феодалов, находившиеся в их полной собственности, безо всякого принуждения переходили в общинное землепользование, что было необходимо для безземельного населения округа. Наконец, земли в виде наделов должны были быть розданы представителям освобожденных низших слоев. Таким образом, в общий фонд должны были передать освобожденные ?отнятые? земли, которые в дальнейшем предстояло раздать в виде земельных наделов.

В действительности же был создан большой фонд освобожденных земель, значительную часть которого раздали в собственность офицерам и чиновникам. Они же распродали кабардинские земли украинским и русским новоселам из Полтавской, Курской... и Тамбовской губерний. Здесь необходимо отметить, что сам Кодзоков, игравший роль активной пешки в крупной политической игре и внешне ратующий за обобществление земель, в ходе этих политико-административных махинаций предпочел заполучить для себя значительный надел земли именно в форме частной собственности и непосредственно из тех земель, кои он ?обобществил?.

Позднее ошибочность своих действий якобы осознал и сам Кодзоков. Однако эта ?ошибка? дорого стоила кабардинским и балкарским крестьянам. ?Несомненно, - отмечает Кудашев (с. 256), - что имя Кодзокова и до сих пор вызывает враждебные чувства в горских обществах и Кабарде?.

Что касается так называемых ?запасных земель?, то в 1885 г. были отмежеваны 20010 десятин казенных земель по кордонной линии на pp. Эшкакон и Подкумок. Прилегающие к ним земли по pp. Золка и Этока состояли лишь во временном пользовании кабардинского народа: права их не были закреплены. ?Кабардинцы, хотя и пользовались запасными землями, постоянно находились в тревоге, что земли эти могут быть у них отобраны?, - пишет Кудашев (с. 221-222). Поэтому осенью 1888 года кабардинцы обратились к Александру III с просьбой закрепить за ними эти земли в собственность. За год до этого балкарцы также обращались к начальству по поводу ?запасных земель?. Они писали, что ?со времени населения горских наших обществ мы совместно с кабардинцами пользовались общим владением тех пастбищ, о которых идет речь... Ходатайство наше имеет то преимущество перед ходатаями кабардинских аульных обществ, что горцы не пользуются решительно никакими наделами земли от правительства, тогда как кабардинцы имеют весьма обширные наделы, да еще пользуются запасными пастбищными местами наравне с горцами? (Документы. С.165-167). В 1889 г. начальник Терской области генерал-лейтенант A.M. Смекалов объявил ?военную милость государеву об оставлении в постоянном неотъемлемом пользовании кабардинского народа и Пяти Горских обществ 315.383 десятин пастбищных и лесных земель? (Кавказ. 1889 г. 5 июля).

Все имеющиеся документы говорят о том, что т.н. запасные земли по Золке, Этоке, Кич-Малке, Эшкакону и Подкумку были закреплены как общественные для совместного пользования кабардинцами и балкарцами (Гаибов. С. 90-93).

Наконец, в 1890 г. были разработаны правила пользования Кабардой и сопредельными с нею Пятью Горскими обществами представленными им от 21 мая 1889 г. в постоянное пользование пастбищными землями и лесными угодьями казенных участков по Мало-Эшкаконскому району. Свершилось именно то, чего с 1863 г. остерегались балкарцы, т.е. разделение земель по количеству дворов в Кабарде и Балкарии. При этом из 315383 дес. казенных земель балкарцам досталось в постоянное пользование 53 656 дес, что намного меньше, чем получили отдельные кабардинские роды в частности - Атажукиных (54506 дес.) или Мисостовых (53036 дес.) (Кудашев В. С. 230-232; Документы по истории Балкарии. С.181-182). В связи с этим документом отдельные авторы вводят людей в заблуждение, совершенно безосновательно заявляя, что, дескать, эти земли были кабардинскими и раздавались они балкарским крестьянам на временное пользование. Однако документ гласит следующее: ?Все пространство высочайше дарованных в постоянное пользование кабардинцев и сопредельных с ними пяти горских обществ пастбищных земель и лесов в количестве 315 383 десятин (состоящий из нагорных пастбищ и лесов бывшего казенного Мало-Эшкаконского участка и расположенных на плоскости pp. Золка и Этока пастбищных земель) распределяется по участкам между десятью группами селений, пропорционально количеству числящихся в каждой группе дворов и с выделением из общего числа особых участков для трех селений: Хасаута, Абуковского и Гунделеновского? (Документы. С. 177; Кудашев В. С. 227). Таким образом, и земли не были кабардинскими, и раздавались они на постоянное пользование.

Те же авторы особенно настаивают на том, будто бы Кенделену, Хасауту и Кашкатау были розданы кабардинские земли. Документ, однако, достаточно четко говорит о том, что этим аулам были выделены земли из общего числа тех самых казенных (а не кабардинских) земель.

Говоря о землях Хабаза, Кенделена, Яникоя, Кашкатау, Нижнего Чегема и далее по этой линии, необходимо помнить одно принципиальное историческое обстоятельство: все эти районы до XIV века были землями средневековых балкарцев. Здесь размещалось множество их археологических памятников - поселений, могильников и др. Возвращение им этих земель повторяет процесс расселения горцев на прежние места обитания, оставленные при золото-ордынских и тимуровских погромах. Это напоминает ситуацию с Терско-Сунженскими землями чеченцев, ингушей, осетин и эндереевского ханства кумыков XVI-XVIII вв.

Таким образом, все попытки балкарцев узаконить свои земли не увенчались успехом ни в 1865, ни в 1884, ни в 1888, ни
 
Таким образом, все попытки балкарцев узаконить свои земли не увенчались успехом ни в 1865, ни в 1884, ни в 1888, ни в 1889 гг. Все без исключения балкарские общества выражали свое недовольство ситуацией, сложившейся вокруг земельных вопросов (Документы. С. 174-176).

Выводы:

1. На протяжении всего XIX в. балкарцы пытались узаконить свои исконные земельные угодья.

2. Пользуясь покровительством царской администрации, кабардинские чиновники и феодалы всячески препятствовали положительному решению данного вопроса. Особенно отличалась в этом плане комиссия, возглавляемая Кодзоковым, старавшаяся оттеснить земли балкарцев как можно глубже в горы. Похоже, что эту точку зрения хотят оживить и в наши дни.

3. Мы не располагаем достоверными документами о том, что балкарцам во второй половине XIX в. раздавали отобранные у кабардинцев земли. Будем рады их рассмотреть, если таковые имеются у оппонентов.

4. ?Запасные земли? были казенными, государственными, а не кабардинскими. Ими на равных правах пользовались и балкарцы, и кабардинцы.

5. При раздаче запасных земель в постоянное пользование балкарцы в целом получили их меньше, чем даже отдельно взятые кабардинские роды.

6. Разделение названных земель по количеству дворов в Кабарде и Балкарии нанесло непоправимый урон последней в вопросах о земле. Здесь был заложен принцип отношения к балкарцам как к процентному составному элементу населения края, а не как к равноправному народу. (Этот же принцип ныне законодательно обрел статус государственной политики КБР по отношению к балкарскому народу. Ред.)

Отдельного разговора заслуживает т.н. Абрамовская комиссия 1906-1908 гг., которая также не сумела снять все накопившиеся вопросы (Труды Комиссии по исследованию современного положения землепользования и землевладения в Нагорной полосе Терской области. Владикавказ, 1908 г.; далее ?Труды Абрамовской комиссии?). Прежде всего надо обратить внимание на то обстоятельство, что в Нагорной полосе Терской области речь идет только о землях чеченцев, ингушей, осетин, дигорцев, балкарцев. Отсутствие в этом анализе Кабарды однозначно свидетельствует о том, что в тех районах, о которых идет речь, кабардинских земель не было (Гаибов Н.Д. Указ. раб. С. 280-281).

Абрамовская комиссия начала с констатации того, что между главным Кавказским и Терским областным правлениями возникли разногласия по поводу размежевания земель в Нагорной полосе. Терское начальство настаивало на том, что вопросы землевладения в Нагорной полосе, в том числе в Балкарии, ?достаточно известны, установлены прежними исследованиями?, откровенно намекая на результаты комиссии Кодзокова (Труды. С. 9).

Тем не менее, в 1906 г. была создана специальная комиссия под председательством действительного статского советника Абрамова. Очень важно, что она признала подворный раздел 1890 года казенных земель, находившихся до тех пор в общем пользовании кабардинцев и горцев, ?роковым событием в жизни пяти горских обществ? (Труды. С. 43). ?Вследствие подворного раздела казенных земель кабардинцы имеют большие излишки, поэтому было бы справедливо разделить эти земли между кабардинцами и горцами на одинаковых правах пользования, чтобы пять горских обществ получили больше, чем теперь им предоставлено по количеству дворов? (Труды. С. 359). В результате же несправедливого разделения земель на долю балкарских обществ пришлась всего 33991 дес. (Труды. С. 43). Относительно большие участки были высочайше дарованы балкарским таубиям - Урузбиевым, Балкаруковым, Атабиевым, Баразбиевым, Шакмановым и др. (Труды. С. 52-53). Население жаловалось на то, что руководство не смогло правильно решить вопрос распределения пастбищ. В 1894 г. начальник кабардинского округа был вынужден создать комиссию по разработке правил пользования пастбищами. Комиссия не одобрила принцип распределения пастбищ, принятый в 1890 году, и разработала новый проект. По этому проекту распределение пастбищ должно произойти пропорционально количеству скота. 15 мая 1899 г. этот проект был одобрен правлением Терского округа, но остался нереализованным. К сожалению, такое же подворное распределение земель бывших казенных участков осталось и во вновь утвержденных правилах от 31 июля 1905 г. (Труды. С. 357).

Стесненные горцы теперь вынуждены были арендовать у кабардинцев те же земли, которыми они раньше владели на равных с ними правах (Труды. С. 357-358). Но несмотря на то, что Правительство 17 апреля 1907 г. узаконило правило передачи земель в аренду за определенную плату, ?кабардинцы самым основательным образом нарушили эти правила?. В 1907 г. они не сдали в аренду горцам ?ни одной десятины, несмотря на то, что у них, кабардинцев, масса земли совершенно пустовала, а горцы в этой земле крайне нуждались? (Труды. С. 358).

В то же время по исследованиям 1906 г. в Пяти Горских обществах Нальчикского округа оказалось 20458 душ обоего пола, у которых имеется 9.992 лошади, 59.195 голов рогатого скота и 249740 овец и коз, т.е. приходится в среднем на одну душу: 0,5 лошади, 2,9 гол. рогатого скота и 12,2 овец и коз.

В Кабарде по Терскому календарю на 1907 г. значится 87.760 душ обоего пола, 51.810 лошадей, 126 930 голов скота, 252 340 овец и коз, т.е. приходится на душу: 0,6 лошади, 1,4 гол. скота, 2,9 овец.

Таким образом, население Пяти Горских обществ в 4,3 раза меньше населения Кабарды, а имеет в 2 раза больше рогатого скота, в 4,2 раза больше овец и только лошадей на 0,08 части меньше, чем у кабардинцев. Между тем, распределение нагорных пастбищ идет как раз обратно пропорционально, а именно: кабардинцы получают 175 тыс. дес. или 83,5%, а горцы - 34 тыс. дес. или 16,5% (Труды. С. 358).

Абрамовская комиссия рассказывает и о частных земельных спорах. Так, например, вдова Асланбека Атажукина Айшат спорила с балкарцами по поводу участков Хунук-баоат, Перк, Алмалы, Сары-тюз. Абрамовская комиссия не всегда расследовала все истоки поземельных споров, возникавших между балкарцами и кабардинцами (Газ. ?Терек?. 1909. ? 3541-3559). Что касается Айшат Атажукиной, то дело в том, что Касай Атажукин, прадед Адильгерия Атажукина, купил участок Перк у Баразбиевых, участок Хундук-бауат - у Кучуковых, участок Сары-тюз - у Балкаруковых, участок Алмалы - у Акаевых и т.п. (Труды. С. 55; Замечания Б. Шаханова). Затем эти же участки Асланбек Атажукин лет за 25 до 1906 года отдал в аренду за 1500 рублей Урусбиевым. В 1900 г. Айшат выкупила их обратно, потом сдала в аренду Этезовым и т.д. В конечном итоге этот спор был решен в пользу первых владельцев - Урусбиевокого общества (Труды. С. 54).

Подобным образом первоначально купленные у горцев частновладельческие участки затем сдавали им же в аренду. Именно эти факты пытаются использовать сегодня отдельные авторы как основные доказательства того, что граница между кабардинцами и балкарцами проходила по линии лесистого хребта и ?черных гор?.

При таких заявлениях следует иметь в виду, во-первых, то, что согласно официальным документам в периоды засухи межфеодальных распрей в Кабарде балкарские владельцы предоставляли кабардинским крестьянам и князьям значительные хуторские земли и сенокосные угодья (Документы по истории Балкарии. С. 162; Кудашев В. С. 240; Абаев. Балкария С. 594-603). Во-вторых, нельзя забывать, что и приобретенные так или иначе балкарцами у кабардинцев земельные участки при исследовании почти всегда оказывались приобретенными ранее самими кабардинцами у горцев. Так, например участок ?Лыбарда? в Чегеме куплен Келеметовым у Атажукиных. а Атажукины получили его три поколения назад от тех же Келеметовых как плату за кровь убитого Келеметовыми крестьянина Атажукиных. Участок ?Кочхар-таш? был куплен Ахматовыми у Атажукиных. которые приобрели его у Отомановых, получивших эту землю от Балкаруковых за кровь убитого Ахтуганом Балкаруковым Камгута Отоманова.

Подобные факты наблюдаются в земельных спорах между Баразбиевыми и Гуденетовыми, Урузбиевыми и Наурузовыми, Атажукиными и Балкаруковыми и т.д.

Поэтому наличие отдельных частнособственнических владений, либо добровольно и временно предоставленных балкарцами кабардинским родственникам и друзьям, либо купленных кабардинцами у балкарцев, никак не позволяет проводить границы народов по этим хуторским или сенокосным владениям, приобретенным на различных условиях и разными способами. Границы народов - это одно, а наличие отдельных владений тех или иных лиц вне своих территорий - это совершенно иное. Нельзя же проводить границы России по Долинску из-за того, что этот прекрасный уголок когда-то был куплен русской графиней, как нельзя проводить северную границу Кабарды с Россией по Подмосковью, только потому, что там располагалось имение Бековича-Черкасского.

В трудах Абрамовской комиссии (с. 318), да и в современной историографии проскальзывают весьма легковесные заявления о том, что балкарские таубии и весь балкарский народ находился чуть ли не в крепостной, рабской зависимости от кабардинских феодалов. В связи с этим заблуждением, аккуратно кочующим из книги в книгу, давно пора прислушаться к справедливым и своевременным доводам Б. Шаханова. Прежде всего он заявлял, что ?никто не станет отрицать исключительного влияния на Северном Кавказе кабардинских князей, но надо же ставить и должные рамки этому влиянию. Представлять горских таубиев, находящимися чуть ли не в крепостной зависимости от кабардинских князей - значит, говорить вещи, не имеющие и тени правдоподобия. Кабардинские князья никогда не были ?господами? горских таубиев - это видно хотя бы из того, что в случае убийства одного из членов семьи кабардинской княжеской фамилии целые роды подвластных кабардинским князьям попросту истреблялись, а таубии, убив кабардинского князя, вносили за это обычную плату ?за кровь?. Практически это вело к тому, что убивать кабардинского князя полагалось руками балкарских таубиев. Так неоднократно поступали Балкаруковы с Атажукиными, Урузбиевы с Наурузовыми, Абаевы с Кайтукиными, Барасбиевы с Атажукиными и т. д. Однако, столь легкомысленно подхватив заманчивую идею ?о подданстве?, некоторые авторы до сих пор пытаются преподнести даже ежегодную арендную плату за зимники на кабардинской территории как ежегодную подвластную дань. Стоило бы вспомнить, что еще в 1807 г. Г.Ю. Клапрот отмечал, что ?когда их жатва обильна и па
 
отмечал, что ?когда их жатва обильна и пастбища цветущи, они, балкарцы, предпочитают покупать соль в Имеретии и Грузии, или же выпаривают ее в необходимом количестве из соленых горных источников; в эти годы они держат скот при себе всю зиму и не только не идут к кабардинцам, но запрещают этим последним приходить к себе? (Адыги, балкарцы. С. 245).

Завершая обзор источников о границах Кабарды и Балкарии, хочется упомянуть еще об одном важном историческом памятнике. Речь идет о бесценной надписи на каменной плите, найденной в ауле Схурту (Усхур) и датированной 1709 г. Надпись гласит: ?Между кабардинцами, крымцами и пяти горскими обществами возник спор из-за земель. Пять горских обществ ? Балкар, Безенги, Холам, Чегем, Баксан - избрали Кайтукова Асланбека, кабардинцы - Казанлыева Жабагы, крымцы - Сарсанова Баяна, и они сделали тёре - определили: с местности Татартуп до Терека, оттуда до равнин Кобана (р. в Дигории - И.М.), оттуда до перевала Лескенского хребта, оттуда до кургана Наречье, оттуда до Жан-баша и на Малку верхняя часть принадлежит пяти горским обществам. С Таш-каласы (Воронцовка) до Татартупа - владения крымские. От Таш-каласы вниз - владения русских. Свидетели при этом были: из Крыма - Агалар-хан, от горских обществ - Отаров Отар. Писал Абдул-кади Халалов. Раджаб в последних числах, в воскресенье 1127 (1709)?. (ЦГВИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 177 а.Л. 76. Н. Тульчинский. Пять Горских обществ Кабарды. С. 169).

Весьма существенно, что очерченные здесь границы совпадают с приводимыми выше сведениями Вахушти (1743), границами Малой Кабарды, отмеченными Г.Ю. Клапротом на юго-западе по р. Лескен и ручью Кумбелей еще в 1807 г. (Адыги, балкарцы. С. 274). Эта линия, как не раз отмечалось выше, совпадает с историческим распространением кабардинских курганов XIV-XVII вв. Как известно, по этой линии проходили укрепленные города-ставки и крепости Золотой Орды и Ермолова.

Выводы:

1. Абрамовская комиссия 1906-1908 гг. ничего существенного в разграничение земель Кабарды и Балкарии не внесла.

2. Комиссия отметила, что разделение казенных или запасных земель в 1890 г. по количеству населения в аулах явилось роковым событием в истории сельского хозяйства в Балкарии.

3. Наличие отдельных частновладений кабардинских земельных участков в Балкарии, купленных либо за деньги, либо в счет других событий, не могут быть доказательством установления границ между балкарцами и кабардинцами.

4. Компетентные замечания Б. Шаханова по ?Абрамовской комиссии? необходимо срочно издать отдельной брошюрой.

5. Холамская надпись 1709 г. является серьезным историческим документом по рассматриваемой теме.



Специальный комментарий о ?Кодзоковской комиссии?

Древнейшие тюркоязычные предки карачаево-балкарцев проникли и осели на Кавказе еще в IV тыс. до н.э., в период распространения здесь древней курганной культуры.

Так называемая ?майкопская культура? середины III тыс. является исключительно только курганной. На раннем этапе развития она сохраняла все без исключения атрибуты степного погребального обряда. На более позднем этапе курганная культура вобрала в себя некоторые черты кавказского облика, особенно это относится к обрамлению погребальной подкурганной могилы. О том, что карачаево-балкарцы являются древнейшим кавказским народом, свидетельствуют и их антропологические данные. Несомненно, что балкарцы и карачаевцы являются ?классическими представителями кавкассионского типа?, тогда как кабардинцы представляют собой ?припонтийский тип Причерноморья?. Древнейшее расселение карачаево-балкарцев на нынешней территории подтверждается массой письменных источников:

- во II-I вв. до н.э. горы Кавказа в армянских источниках названы ?землей болгар?;

- в VI в. н.э. Прокопий Киссарийский писал, что Дарьяльским проходом (следовательно, и окрестностями - И.М.) владели предки болгар - гунны;

- ?Армянская география? VII в., ссылаясь на сообщения авторов III в., говорит о проживании на Кубани и южнее четырех болгарских племен - предков карачаево-балкарцев;

- VI-VII вв. - на Кубани и в окрестностях Кисловодска складывается государство ?Великая Болгария? - держава Кубрата;

- в VIII-XII вв. на территории Кабардино-Балкарии у сел. Лашкута, Нижний Чегем, Аргудан, на р. Малке, в местности Кешене-аллы, у с. Верхний Чегем, на городище Нижний Джулат у г. Майский и в других районах фиксируются многие болгарские памятники - поселения, могильники и надписи;

- в IV-VIII вв. - весь Северный Кавказ покрывается массой памятников аланских племен - ведущего компонента в процессе происхождения карачаево-балкарцев. Здесь образовывается государство Алания.

О том, что балкарцы являются коренными и первоначальными жителями Центрального Предкавказья, что они формировались как этнос именно в этих районах, свидетельствует и масса топо-гидронимов, являющихся, по общему признанию ученых, этническим паспортом народа (Ж. Дюмезиль).

Десятки сохранившихся названий местностей в нынешней Кабардино-Балкарии и на всем Северном Кавказе, зафиксированные в трудах путешественников и документах ?Русско-кабардинских отношений XVI-XVII вв.?, имеют исключительно карачаево-балкарское толкование и по сей день бытуют в речи балкарцев как обыденные слова.

Многие авторитетные археологи в один голос утверждают, что распространение кабардинских курганов на Северном Кавказе - основных аргументов расселения адыгов - началось лишь в конце XIV - нач. XV вв., после походов тимуровских полчищ по Северному Кавказу. Картографирование кабардинских курганов четко определяет южные границы расселения кабардинцев в XIV-XVII вв. по линии Каменномостское - Заюково - Лячинкая ? Псыгансу - Урух и т.д. Археологи убеждены, что ?максимальное расселение кабардинцев приходится на XV - нач. XVI вв.?, ?кабардинские курганы совершенно неизвестны в горах?, ?до сих пор неизвестно ни одного поселения кабардинцев XIV-XVII вв. по всей территории распространения кабардинских курганов?. Разве можно игнорировать такие факты? Наиболее объективные ученые этого не делали (В. Кудашев. С. 5-10).

По линии распространения кабардинских курганов строил оборонительные сооружения Кавказской линии и генерал Ермолов. Именно за эту линию в горы он запрещал заходить кабардинцам, так как эти земли были неподвластны России. Примерно эту же линию определяют как границу Кабарды Хан-Гирей, Е.Н. Кушева, В.К. Гарданов и многие др.

К сожалению, многие авторы, пытаясь извлечь из этого политические дивиденды, по сей день неустанно вводят в заблуждение несведущие массы кабардинского народа, преднамеренно извращая суть всего-навсего проекта устройства поземельных владений Кабарды и Балкарии, предпринятого Л.Кодзоковым в 1863 г. На самом деле это был один из множества неосуществленных прожектов, который, как и всякий другой проект, оторванный от реальности, не получил поддержки ни в Нальчикской, ни в Терской, ни в Царской администрации и мирно почил на пыльных полках архива. Однако спустя почти полтора века, вытащив этот мертворожденный акт на свет, некоторые ученые и общественные деятели вновь пытаются вдохнуть в него жизнь. Попытки их тщетны, история рано или поздно карает за лукавство.

Комиссия Кодзокова состояла из пяти русских военных чиновников: подполковника Затрапезного, майора Красицкого, капитана Масловского, поручика Баева, подпоручика Звольского. При этом совершенно непонятно, что заставило некоторых авторов объявить Баева представителем балкарцев. Нельзя же явный вымысел выдавать за реальность!

Кодзоков настаивал на том, чтобы определить границу между Кабардой и Балкарией чуть ли не по линии оснований снежных вершин: от впадения pp. Камык, Герхожан в Баксан, далее через Холам до впадения р. Карасуу в Черек и т.д.



Аргументы Кодзокова:

В очерченных границах якобы находятся ?известные памятники и могильники кабардинских аулов?;

указанные границы могли появляться вследствие той силы и того преимущества, которыми они (кабардинцы) некогда пользовались над горскими обществами.

Балкарцы настаивали на своих границах примерно по линии, где река Асыгансу впадает в Черек, далее от впадения реки Хаюка в Баксан и по высотам Хаймаши.



Аргументы балкарцев:

?с водворения русского правительства на Кавказе горские общества не имели с Кабардой определенных границ и горцы не встречали препятствия постоянно пользоваться пастбищами даже ниже поселений кабардинских аулов?;

?землями ниже кабардинских поселений балкарцы владели до пришествия в край кабардинцев и в последующее время пользовались ими без платы, так как границ с Кабардой не имели?.

Проанализировав эти утверждения, нетрудно понять, что ?аргументы? Кодзокова о ?памятниках и могильниках? ни один серьезный исследователь древности Кабарды не воспримет, ибо ничем подтвердить их не сможет. Эти аргументы существовали лишь в воображении самого Кодзокова. Аргументы балкарцев подкрепляются всеми выше приведенными материалами.

Вот как оценивали проект Л. Кодзокова тогдашние власти:

?будто бы когда-то существовавшие границы были определены личным произволом Председателя комиссии (Кодзокова - прим. ред.) и создались, конечно, в его воображении, потому что в основание этого определения не положено никаких данных?;

?все документы, представленные в комиссию кабардинцами на право частной собственности в полосе земель, проектируемых к прирезке горским обществом, а равно и в Большой Кабарде, в силу Акта кабардинских депутатов от 20 августа 1863 г., не имеют никакого значения?.

И даже сам Лорис-Меликов (покровитель всех действий Кодзокова) писал: ?При этом считаю долгом заявить, что во всяком случае границу придется назначить властью административною, потому что требования как кабардинцев, так и горцев до того преувеличены, что к согласию их взаимных претензий не представляется никакой возможности?.

Слова Лорис-Меликова мне представляются пророческими. При нынешних политически и межнационально обостренных отношениях вряд ли есть возможность спокойно и непредвзято решить старые пограничные споры между Кабардой и Балкарией. Для мирного разрешения ныне сложившейся ситуации необходимо отказаться от взаимных амбиций и в русле действующего российского законодательства четко определить обычные административные границы между существующими компактно заселенными кабард
 
заселенными кабардинцами и балкарцами селениями. Кроме того, считаю необходимым оградить современную политику от проникновения в нее частных научных споров, ибо ее нельзя рассматривать как явление, опрокинутое в прошлое. Сегодня как никогда очевидно, что есть прямая необходимость перевернуть предыдущую страницу нашей истории, и исходя из опыта цивилизованных стран, на правовой основе, раз и навсегда решить эту проблему, дабы не оставить нашим потомкам тлеющих очагов межнациональных конфликтов.
 
Ахырына дери окъугъан эсенг миллет адамыса!
 
ОКЪУГЪУЗ-БИЛИГИЗ
 
Этот автор заслуживает внимание лишь необразованного читателя))))
Вот самый показательный пример. Аффтар приводит цитату:
?Кабарда... граничила от верховьев реки Кумы по высокому плоскогорью, ограниченному хребтом Джинала, а далее от поста Джинальского по pp. Малке и Тереку до самого Моздока. С востока Кабарда граничила с Чечнею; юго-восточную границу ее составлял Кабардино-Сунженский хребет, который отделял Кабарду от Осетии, а на юго-западе она соприкасалась с землями татарских обществ: Балкар, Безенги, Чегем, Хулам, Уруспий. Наконец, с запада она ограничивалась отрогами Эльбруса, отделявшими кабардинцев от соседнего Карачая и прикубанских абазинцев? (Г. Прозрителев. Кабардинцы. По данным закавказских архивов. С. 11).
Затем "Выводы:
1. Имеющиеся в распоряжении науки исторические, археологические, топонимические материалы позволяют очертить юго-западные границы Кабарды примерно по Джинальскому хребту по линии входов в лесистый хребет у селений Сармаково, Каменномостское, Кёнделен, Кичмалка, Хабаз, Заюково, Личинная, Яникой, г. Нальчик, Кашкатау и т.д."
Я далёк от мысли, что сей учёный муж допускает такие глупые географические ошибки по простому незнанию географии региона, либо в виду острой нехватки географических карт. Наверное в ясном уме и твёрдой памяти так ошибиться, "перенеся" Кабарду на Север за Джинальский хребет, нормальный человек не может. Значит товарищ преднамеренно вводит необразованного читателя в заблуждение, как бы "расчищая" пространство к югу от Джинальского хребта для балкарцев. Нет, если у вас есть под рукой карта и вы имеете хоть отдалённое понятие о месторасположении Эльбруса, Кумы и Карачая, то вы поймёте, что Джинальский хребет был не юго-западной, а северной границей Кабарды. Достаточно просто прочесть документ. Это преднамеренная ложь, расчитанная на простаков. И такими ляпами полнится сей "труд". Если опровергать по пунктам, то, во-первых, это займёт столько же места как и оригинал, а во-вторых, если каждую такую писулю опровергать... короче жалко тратить время на эту кампиляцию.
Теперь один простой и убедительный (для думающих людей) аргумент.
Любой, кто вчитывался в писанину, касающуюся различных поземельных комиссий, знает, что там всегда проходило красной нитью:
1. В Кабарде не было частной собственности на землю. Если и было какое-то деление, то только на феодальные уделы.
2. В Балкарии практически у каждого клочка земли имелся свой частный владелец. И почти каждый клочок земли имел собственное название. Кто не верит - почитайте Б.Шакманова, к примеру.
Теперь ещё раз взглянем на "аргумент", тиражируемый в этой статье - земли нагорных пастбищ находились в общем пользовании кабардинцев и балкарцев. При этом, напомню, в самой Балкарии ВСЯ земля была частной.
Неужели в те далёкие годы воплотилась в жизнь мечта некоторых нынешних балкарцев "всё балкарское - принадлежит балкарцам, всё чужое - общее"?
Или может быть колхозы придумали в 19 веке?
А может Балкария входила в состав Кабарды и на правах одного из её провинций пользовалась этими землями?
Или хоть в одном кабардинском источнике вы встречали упоминания о совместном использовании нашими предками земель с кем бы то ни было?
Думаю нет. Общинное или совместное пользование возможно было только НА ТЕРРИТОРИИ КАБАРДЫ, но не Балкарии. И не зафиксировано в истории таких понятий, как Общественный БАЛКАРСКИЙ лес или пастбища. Почему? И почему кроме балкарцев никто не говорит о совместном пользовании? Потому, что всё куда прозаичнее: эти земли принадлежали кабардинцам и их арендовали балкарцы. Вот и вся "разгадка" совместного использования в 19 веке. И лишь в 20 веке можно реально говорить о совместном использовании. Но и этому недоразумению, похоже, приходит конец с принятием закона о межселенных территориях.
 
Амиго (друг? если не ошибаюсь)...
Твои слова ровно соответствует как ты выразился "красной нити" всей темы т.е "высосаны из... твоего воображения))) Возможно гдато в тексте и попалась опечатка насчёт границ но "аффтар" как ты выразился КАЖДОЕ свое предложение аргументирует определенным документом(стр том и всё такое) возьми и прочти...(если конечно не лень) Но тебе лень или не выгодно))) Поэтому приводишь такие слрва как "разгадка"!!! Говорить об истории сразу двух народа опираясь на "РАЗГАДКЕ"?!!! подумать только... Точно также поступают и многие современные историки... А мы(вы) им верим...?(((
 
Уважаемый КЪМКЪУ, ты наверное не поверишь, но почти всё, на что ссылается автор этого трактата, я прочёл в книгах-оригиналах. И поэтому знаю, что здесь очень многое вырвано из контекста, либо приведено ни к селу, ни к городу.
То, что ты назвал "опечаткой" Мизиев использует для обоснования территориальных претензий на земли другого народа! Многовато в последнее время опечаток в трудах карачаево-балкарских авторов: то им карачаевские аулы в верховьях Золки и Б.Речки стали мерещиться, то в Хатахшокъо им мерещится Ата-Жокъ... И "чем дальше в лес, тем жирнее партизаны".
Только очень наивный человек может не увидеть попытки элементарного "развода" и обоснования необоснованных претензий на наши земли детской логикой: "сначала было общее, потом стало ничьё, а затем стало наше".
Но не верны ни первое, ни второе, ни третье утверждения.
В серьёзных вопросах, когда речь идёт о мире между народами, такая смехотворная и необоснованная логика не уместна. Я уж не говорю о юридической стороне вопроса.
И на основании подобных статей лидеры ССБН делают далеко идущие заявления и пытаются бросить балкарцев на бесполезную и опасную попытку отторгнуть у Кабарды Малкинское ущелье, ни одного дня Балкарии не принадлежавшее (за исключение небольшого анклава Хабаз).
Ещё раз прочти мой комментарий: не было никакого совместного использования Нагорных пастбищ и Общественного кабардинского леса. Это легко опровержимая чушь. Общее значит - ничьё, а это уже марксизм-ленинизм, но не феодальная Кабарда и Балкария.
Брать в аренду квартиру ещё не значит владеть ею совместно с хозяином.
 
Амиго
Этот автор заслуживает внимание лишь необразованного читателя))))

Заметте! Первым обратил внимание Амиго!
 
ТАУЛУЛА
Неопровержимым фактом такого хода событий XIV-XVII вв. является масса топонимов, так и оставшихся неизменными: Ак-баш, Кара-агач, Кишпек, Джулат, Эльхотово, Кызбурун, Кашкатау, Лячинкая, Бештамак и т.д

Ну Эльхотово, допустим, вообще в Осетии. Бештамак сейчас станица Екатериноградская. А каким образом ты определяешь балкарскую принадлежность тюркских топонимов? ИМХО: они ордынские в большинстве (подавляющем) случаев.

Наличие в зоне лесистых гор древних поселений аланов и болгар у селений Кенделен, Хасаут, Заюково, Нижний Чегем, Хабаз и др., опустошенных татаро-монголами

И здесь хотелось бы подробнее. Каким образом определили, что это аланские (независимо от языка алан) поселения?
 
Амиго

Ты разлагаешься уже от своего национализма, "дружок"...
Может, хватит переходить на личности и оскорблять покойного Исмаила Мизиева, человека, до которого ты не просто не дорос, но и вряд ли когда дорастёшь?

Твой аргумент с перенесением границы Кабарды по южной стороне Джинальского хребта крайне безоснователен и провокационен.
Видимо, ты абсолютно не знаком с картой той местности, раз утверждаешь такое. Исходя из тоего заявления, Кабарда должна располагаться выше селения Сармаово и включать в себя верховья Малки... Тогда как быть с районом Пятигорья? Противоречие, чёрт побери!
 
Амиго
Брать в аренду квартиру ещё не значит владеть ею совместно с хозяином.
По твоей же логике- захватывать опустевшую квартиру не значит становиться ее владельцем.
А если ты хочешь усмотреть логику, то самая лучшая вот она- Сегодня как никогда очевидно, что есть прямая необходимость перевернуть предыдущую страницу нашей истории, и исходя из опыта цивилизованных стран, на правовой основе, раз и навсегда решить эту проблему, дабы не оставить нашим потомкам тлеющих очагов межнациональных конфликтов.
Если же углубляться в историю, для решения земельного вопроса, то вам следует вернуться на Таманский полуостров.
Это высказывание прошу не комментировать- оно абсурдное и приведено для демонстрации абсурдности попыток через историю решать вопрос современных границ.
 
реплика

кстати по английским законам, если заселишься в пустующий дом и будешь там жить имеешь право добиться права собственности на этот дом! на равных условиях с собственником жилья оспаривать в суде... кажется это трактуется тем что заселившийся в заброшенный дом, приложил свои усилия в восстановление недвижимости и не дал этому объекту собственности совсем разрушиться...
к чему я это??? так просто, реплика блондинки!
 
ТАУЛУЛА
Неопровержимым фактом такого хода событий XIV-XVII вв. является масса топонимов, так и оставшихся неизменными: Ак-баш, Кара-агач, Кишпек, Джулат, Эльхотово, Кызбурун, Кашкатау, Лячинкая, Бештамак и т.д

Да достали с топонимикой.

Просто адыгские названия не пишуться на русском.
И не секрет, что у русских топографов, проводниками были представители тюрских народов, вот и происхождение топонимов.

Если адыгское название Кубани нигде не пишеться, то про названия в КБР я молчу.
 
Алёнка
Молодец, шоколадная ты наша Правильные реплики кидаешь Пустующий дом, в который заселились и живут оставляем нынешним жителям Но эти жители теперь говорят, что им мало пальца, им руку по локоть надо отдать Как быть, милая блондинка? отдать им весь квартал? Блондинки, по утверждению современной науки, отличаются особой остротой ума- подскажи, что нам делать?
 
Жемин Жибао
Но эти жители теперь говорят, что им мало пальца, им руку по локоть надо отдать

Кто из кабардинцев заявляет о необходимости пересмотра сегодняшних границ?
 
Просто адыгские названия не пишуться на русском.
И не секрет, что у русских топографов, проводниками были представители тюрских народов, вот и происхождение топонимов.

Если адыгское название Кубани нигде не пишеться, то про названия в КБР я молчу.


смешное объяснение,
а как быть с другими тяжело выговариваемыми названиями сел и местностей как в Краснодарском Крае, в КБР, в КЧР, как быть вообще тогда с топономикой Дагестана и других кавказских республик, что если исходить из твоей логики, тогда везде на кавказе должны были остаться только записанные тюркские название, и все народы должны были дружны выучить "новые" тюркские, а старые забыть.
 
turk
смешное объяснение,

Кызбурун топоним здесь разбирали.

Нет даже местности или обьекта к чему прикреплено это название.
Ни в картах военых, ни в названии местных жителей.
А теперь основываясь к этому несуществующему топониму ты доказываешь древность названия.

Мне еще смешнее видеть твои потуги и доказательства.

Или может знаешь адыгское название Пятигорска, уже минимум существующее около 200лет?
 
Атажукинец
Или может знаешь адыгское название Пятигорска, уже минимум существующее около 200лет?


А топониму БЕШ ТАУ сколько лет???
Или все силы и фантазию бросили на Ошхомахо???
 
sult
Кто из кабардинцев заявляет о необходимости пересмотра сегодняшних границ?


"...В настоящий момент 90% балкарского населения живёт на землях кабардинского народа..."

Тхамада ОО" Адыгэ Хасэ"КБР Мухамед Хафицэ.
Пред. рег. движения "Кабардинский конгресс". Муазин Хачетлов.
Рук. общественной комиссии "За мир и межнац. согласие в КБР" Жантемир Губачиков.
ПрезидентАссоциации фермеров и арендаторовКБР Казбек Кардангушев.
Пред. ОО "Союз абхазских добровольцев КБР" Алексей Бекшоков.
Президент ОО "Всемирное Адыгское Братство" Замир Шухов.
Пред. ОО "Джэ Макъ" Гумар Мурзаканов.
Пред. КБРОД "Черкесский Конгресс" Руслан Кешев.
Пред. ОО "Пэрыт" Мажид Утиж.

Похоже эти люди уже пересмотрели сегодняшные границы...
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам