Войти на сайт
19 Сентября  2018 года

 

  • Кёб ант этген, кёб ётюрюк айтыр.
  • Гыдай эчки суугъа къараб, мюйюзле кёрмесе, джашма алкъын, дегенди.
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Сабийликде юретмесенг, уллу болса – тюзелмез.
  • Сакъалы текени да бар, мыйыгъы киштикни да бар.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Кёб ашасанг, татыуу чыкъмаз, кёб сёлешсенг, магъанасы чыкъмаз.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Ашхылыкъ джерде джатмайды, аманлыкъ суугъа батмайды.
  • Аш хазыр болса, иш харам болур.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Игиге айтсанг – билир, аманнга айтсанг – кюлюр.
  • Тойгъан джерден туугъан джер игиди.
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Эл ауузу – элек, анга ийнаннган – халек.
  • Суу кетер, таш къалыр.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Джаш къарыу бла кючлю, къарт акъыл бла кючлю.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Ашлыкъ – бюртюкден, джюн – тюкден.
  • Аманнга да, игиге да оноусуз къатышма.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Аджаллыгъа окъсуз шкок атылыр.
  • Бал чибинни ургъаны – ачы, балы – татлы.
  • Акъыл къартда, джашда тюйюлдю – башдады.
  • Кёл ашады да, кеси ашады.
  • Кёб джат да, бек чаб.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Зар адам ашынгы ашар, кесинги сатар.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Чомартны къолун джокълукъ байлар.
  • Тёзгеннге, джабылгъан эшик ачылыр.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Элиб деген, элге болушур.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Ойнай билмеген, уруб къачар.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Джарлы джети элни сёзюн этер.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Къанны къан бла джуума, аманны аман бла къуума.

 

Страницы: 1
RSS
Творческое наследие Исмаила Семенова и современность!
 
Сегодня, в КЧГУ им. У.Дж.Алиева, с самого утра идет Региональная научная конференция, посвященная 120-летию со дня рождения выдающегося карачаевского поэта Исмаила Семенова!



Со всех концов СКФО приехали многочисленные родственники, друзья семьи поэта Такой теплой атмосферы я давно не видела.



С приветственным обращением к участникам конференции обратились ректор КЧГУ им. У.ДЖ.Алиева Бурхан Тамбиев, министр Министр по делам национальностей, массовым коммуникациям и печати Насипхан Суюнова, доктор филологических наук, профессор Лейла Бекизова.

 
Девушка Гор

Большое дело делаете, освещая такие события. Ждем подробностей и видеоматериалов. Было бы хорошо услышать выступления Абдуллаха Бегиева, Нюр-Магомета Лайпанова, Зухры Караевой...
 
На фото либо уже совсем взрослые, либо пожилые лица в основном...))А где молодежь!?)))


Девушка Гор
Ждем подробностей и видеоматериалов.

+1))такова уж участь журналистов)))
 
sama
Студенты были и их было много!)))
 
В первой части пленарного заседания доклады о жизнедеятельности и творчестве Исмаила Семенова прочитали Караева З.Б. д. филол. н., проф. КЧГУ "Исмаил Семенов: творец и человек"; Биттирова Т.Ш. д.филол.н.,проф., снс КБИГИ "Новаторство И. Семёнова в развитии карачаево- балкарской лироэпической поэзии"; Хубиев Н.А. Народный поэт КЧР "Певец Эльбруса".


Уважаемые форумчане, думаю вам будет интересно ознакомиться с докладами.
Итак, доклад ?1
Биттирова Т. Ш. ,
Новаторство Исмаила Семенова в развитии карачаево-балкарской лиро-эпической поэмы

Лиро-эпическая поэма как литературный жанр известен с античности. В средневековой поэзии стран Востока она была ведущим жанром. Восточные дастаны, в основном, восходят к, воспевающей ?целомудренную, ?платоническую?, любовь несчастных влюбленных, оторванных друг от друга беспощадной судьбой. Отличала ее от античной европейской поэмы единство двух принципов воссоздания действительности - событийности и исповедальности. Главным критерием в определении жанровых особенностей лиро-эпической поэмы Л.Тимофеев считает сюжетность. Он же впервые дал краткую характеристику формам лиро-эпической поэмы. В свою очередь Н.Гуляев основным признаком лиро-эпики считает событийность.
Самым ярким художественным явлением карачаево-балкарской литературы предписьменного периода является лиро-эпическая поэма, которая будучи промежуточным жанром, содержит в себе черты эпоса и лирики. В карачаево-балкарской литературе дописьменного периода были созданы все основные виды лиро-эпики. Толчком к сложению эпических историко-героических произведений в карачаево-балкарской устной литературе служили военные столкновения между родами или с соседними народами. Данные эпические поэмы, как правило, содержат какие-либо героические факты из истории народа, окутанные мифологическими преданиями. В позднем Средневековье, когда создавался основной корпус карачаево-балкарских историко-героических поэм "Карча", "Храбрый Баксанук", "Железный Исмаил", "Сарбий и Карабий", "Кайсыны", Песня Мисирбия", "Кубадиевы", "Песня о Жансовых", "Рыжий Асланбек", "Чепеллеу Загаштоков" и др., идеи защиты Родины, отдельного рода и семьи, призыв к борьбе против захватчиков, прославление мужества и стойкости были актуальными для общества и обуславливали появление историко-героических поэм и баллад.
В отличие от них семантической доминантой для создания лиро-эпических поэм и баллад является история любви. Таким образом, карачаево-балкарская лиро-эпическая поэма - это событие и чувство, с тем уточнением, что и сама любовь в ней выглядит событием. Первая карачаево-балкарская поэма, имеющая несомненное индивидуальное авторство - "Каншауби и Гошаях". В основе ее сюжета лежат реальные события, но главное здесь не подвиги братьев Крымшамхаловых, а история любви главной героини Гошаях. Этническое сознание балкарцев и карачаевцев домусульманского периода допускает, а зачастую и одобряет то, что начинает осуждаться с приходом ислама. Согласно Корану, личное имущество, как и жизнь человека священны и неприкосновенны. Но в период создания историко-героических песен и несколько ранее, народ, потерявший значительную свою часть и основную территорию после сражений с войсками Тимура, был вынужден идеализировать воина-защитника, прощать ему и жестокость, и вероломство, и хитрость. Появление поэмы "Каншауби и Гошаях" в такое время отражает наступление новой эпохи в истории карачаево-балкарского народа. изменившей, по существу, сознание общества.
Вслед за "Каншауби и Гошаях" были созданы ?Хаммесей? Калтура Семенова, "Айжаяк" Каспота Кочкарова, ?Бузжигит? Кязима Мечиева.
Творчество Каспота Кочкарова стало рубежом как в развитии национальной поэзии, таки формировании традиций лироэпических поэм. Ему подражали, его традициям следовали народные певцы-импровизаторы. Своим учителем назвал Каспота выдающийся карачаево-балкарский поэт 20-го века Исмаил Семенов, который внес большой вклад в развитие лиро-эпики своей поэмой "Актамак". История создания поэмы "Актамак" - это история рождения большого поэта. До встречи с Актамак Исмаил Семенов был одним из популярных исполнителей лирических песен в своем родном Учкулане. Исмаил обладал красивым голосом, знал множество народных песен и талантливо их исполнял. Молодежь любила его слушать и без него не обходилась ни одна свадьба или веселая пирушка в окрестных селах. На одной такой свадьбе в ауле Картджурт произошла встреча поэта с Актамак, вернее, с Анисат Ижаевой. Это была любовь с первого взгляда. Исмаил Семенов, как пишет его сын - Азрет, зачастил в Картджурт. С каждым разом он все больше привязывался к своей избраннице и в конце концов он дал слово написать об Актамак песню, равную "Айжаяк", о чем он прямо говорит:
Секирип миндим мийикге,
Джууукъ бармадым джарына.
Айджаякъ кибик, белгили этерме
Сени тау эллени барына...!

Песня-поэма складывалась непросто. Если стихотворная часть рождалась легко, т. к. Исмаил обладал даром слова от природы ( к примеру сказать, мать поэта Джулдузхан была известна своей поэтической речью даже в повседневности), то мелодию он вынашивал годами. Он прислушивался к звукам водопада и шуму реки, к голосам птиц и шелесту листьев - ко всему, что окружало его в прекрасном ущелье у истоков Кубани. Этот творческий поиск отразился впоследствии и в поэме:
"Джумарукъ джырлай джырынгда,
Гудждар сызгъыра эжиуде,
Субай бусакъла - аяз ушакъда,
Джырынг джырланнган кезиуде...
Сени джырынгы ариу джырлайла
Махар сууунда шорхала..."

Поиски мелодии к поэме закончились триумфом И.Семенова - он создал сложное и оригинальное в музыкальном плане произведение. Строфа делится на две музыкальные темы, как и на две самостоятельные смысловые концепты: первые две строки повествуют обо всем, что окружает героев, а две последние только о любви и о возлюбленной поэта - Актамак. Припевом стал повтор двух последних строк. Он напоминал цокот копыт коней, запряженных в фаэтон. Такое музыкальное решение усиливало содержание произведения, т.к. повторялись строки о любви. Это испытанный художественный прием народной поэзии, когда повторы звучат как заклинание и клятва. Песня, по словам очевидцев, исполнялась Исмаилом Семеновым на всем протяжении пути от Учкулана до Нарсаны (ныне - Кисловодск). За время пути фаэтон останавливался для отдыха в Ташкепюре (рядом с гор. Карачаевском). Распрягали лошадей, друзья, сопровождавшие поэта, устраивали пиршество. И затем - снова в путь, и снова песня.
Структура поэмы "Актамак" сложна и одновременно логически выверена. Поэма состоит из шести самостоятельных глав - "Знакомство", "Природа", "Кварталы, фамилии, атауулы", "Некях" (бракосочетание по мусульманскому обряду), "Девушка", "Смерть", каждая из которых имеет тематические разделы. В поэму органично вливается пятая глава - "Девушка", ийнар, сочиненный самой Актамак о своей любви к поэту. И. Семенов включил его в поэму, расположив перед последней главой, посвященной кончине Актамак. Большой творческой удачей поэта была ключевая фраза - "Мин, Акътамагъым, пайтоннга"- "Садись, моя Актамак, в фаэтон". Она давала возможность поэту раскрыть свой творческий замысел, расширить пространство действия и круг действующих лиц. Поэт усаживает возлюбленную в фаэтон, покрывает ее шелками и отправляется в кругосветное путешествие.
Он показывает своей возлюбленной весь мир. Там, где не может проехать фаэтон, он пересаживает ее на корабль, влюбленные во время путешествия пользуются даже аэропланом. Потом - снова обжитой фаэтон. А цель у поэта поистине глобальная - показать всем, но , прежде всего, самой Актамак, что прекрасней ее нет в целом мире. Он ее сравнивает со всеми существами, которые окружают их, но Актамак прекраснее всех. Будучи на Арабском Востоке, поэт сравнивает любимую с ангелами и в этом споре выигрывает Актамак:
"Меккада минг-минг мелекле,
Учуп джюрюйле хауада.
Ариулукъ бла санга джеталлыкъ
Бири да джокъду алада..."

После этого события он прекращает свое путешествие, ибо сравнивать Актамак с кем-либо еще не имеет смысла и он просит у священных стен Каабы благословения Аллаха для своего чувства.
Это кругосветное путешествие, предпринятое Исмаилом Семеновым, демонстрирует широту его взглядов, глубину чувств, говорит о его большой эрудиции. Точность оценок среды обитания разных народов мира, знание их этнографии поразительны, если учесть, что поэт покидал свою Родину только один раз и при этом -после написания поэмы - в годы депортации карачаевского народа. Не будет преувеличением сказать, что он составил коллективный портрет народов Кавказа. "Актамак" является поэтической энциклопедией жизни карачаевцев и балкарцев первой четверти 20 века. Автор не жалеет красок для создания панорамы народной жизни. Природа, повседневные занятия горцев, их праздники и невзгоды, все, чем была заполнена жизнь соплеменников, находит свое отражение в этой поэме.
Создатели карачаево-балкарских лиро-эпических поэм рассматривают любовь как бесценный дар, а красоту жизни видят в душевной красоте женщины. Об этом не раз говорится на протяжении всей поэмы в пять тысяч строк. Все в ней подчинено одной цели - воспеть любимую, самое прекрасное, что есть на его прекрасной Родине. Большой поэт Исмаил Семенов сочинял свою поэму в течение 20 лет, столько же лет он прожил рядом со своей музой, пока преждевременная смерть Актамак не разлучила их.
Самые проникновенные строки поэмы "Актамак" - в ее финале. Вещий сон поэта, в котором ему снится, как земля раскалывается, унося с собой коня, предшествует смерти героини поэмы:
" Джер джабылгъанды. Атым джокъ эди,
Джюгеним къалды къолумда.
Эй, тубан тутушуп, къаяла оюла,
Ырхыла келе - джолумда."

Он сравнивает скорый уход любимой ("Бирге джашагъан джыйырма джылым.\\Джангыз сагъатча керюндю" - "Двадцать лет, прожитых с тобой,\\Показались одним часом.") с закатившимся солнцем.
................
 
Девушка Гор Очень интересная статья!
 
........продолжение.........

Он не хочет ее отпускать, ищет признаки ее присутствия повсюду, одновременно прославляя ее трудолюбие, ум, рачительность:
"Гинджилигинг къалды джыйгъычда,
Тартма сокъгъанынг илгичде,
Окъа сокъгъанынг кергичде,
Сайлагъан халынг чоллакъда,
Ийненги ызы тырнакъда,
Чепген чыкларынг ыргъакъда."
Подстр. пер.: "Осталось приданое твое на полке,\\Тесьма, сотканная тобой, на крючьях,\\ На распорках остался золотой сутаж, \\Разматываемая тобой нитка - на челноке,\\ След твоей иголки на ногтях,\\Недотканное сукно на станке."
Природа, мир вокруг него, воспеванию которых он посвятил столько нежных и восторженных строк, сразу становятся чужими и враждебными. Над головой поэта кричит Байчы (божество предопределения), гремит гром, хлещет град. Актамак уходит из этого мира, а поэт не в силах ни отпустить ее, ни задержать. Отчаянию автора нет границ...
"Мен Акътамакъны таныгъанда
Отуз джылым да джетмейин.
Токъсан джылыма келгенимде да
Сюймеклик дертим кетмейин..."
Подстр.пер.: "Когда я познакомился с Актамак, \\ Мне не было и тридцати лет. \\ Теперь я достиг девяноста лет, \\ Но любовь моя не забвенна (месть моя за потеряную любовь не ослабла)", - сказал поэт незадолго до своей смерти.
Исмаил Семенов поднимает героиню своей поэмы на такую высоту, на которое только способно поэтическое слово. При этом на такой же высоте находится сам мастер. Как бы ни возвышал поэт свою возлюбленную, он ни разу не говорит уничижительных слов о себе, как было принято в классической поэзии Востока.
"Быть позволь твоим навеки, о кумир мой и услада!
Головою в прах склоняться мне у ног твоих отрада." - воскликнул Дехлеви. И ему вторили многие:
"Джами мечтает утонуть: от страсти исцеленья нет!"
"Твоей красой прекрасной зажжен, весь мир пылает, -
Я - мотылек несчастный, Машраб, сожжен, рыдаю."
Окинув взором созданное им замечательное произведение, Исмаил Семенов не без гордости говорит:
"Эй, бу тау эллеге таурух болурла
Мен санга айтхан сезлерим!"
Подстр.пер.: "Ах, по всему горному краю станут легендарными \\ Сказанные мною тебе слова..."
В своей поэме "Актамак" И. Семенов поставил и решил художественную задачу такой величины, что она требовала привлечение неординарных средств для воплощения замысла. Эти средства органично передавали чувства и мысли поэта, став в конце концов смыслонесущими конструкциями. И трудно не согласиться с мнением исследовательницы творчества Исмаила Семенова З. Б. Караевой: "Как по форме, так и по содержанию поэма стоит особняком в карачаевской литературе. Вероятно, и в литературах Северного Кавказа". В 20-е годы ХХ века, в период зарождения письменной литературы лиро-эпическая поэма не была воспринята начинающими профессиональными литераторами. Она осталась в активе тех авторов, чье творчество протекало в русле дописьменных традиций.
 
Ооочень хорошая новость
Учреждена памятная медаль Исмаила Семенова



Президент Российской общественной академии наук, культуры, образования и бизнеса Кавказа Алий Атабиев вручил нашим землякам эти медали. Список большой, ФИО всех приводить наверное нет смысла к тому же, мне кажется...список можно было бы хорошенько сократить.
 
Эх когда у нас появится единый и могучий литературный язык
 
къара, Текметке кеб къараб турма!)))
Керти алай)))
 
Totur_Ram
Текметке кеб къараб турма!)))

не флуди
 
Постараюсь выложить в этой теме все доклады
Итак, доклад?2 (Признаюсь сразу, даю БОЛЬШОЙ отрывок из доклада. Весь займет не одну тему :ROSE

Лайпанланы Билал

ДЖЫРЧЫ СЫМАЙЫЛГЪА эмда АДАБИЯТЫБЫЗГЪА САГЪЫШ ЭТЕ

СЫМАЙЫЛ КЪАЧАН ТУУГЪАНДЫ?

(Джырчы Сымайылны мен Москвада чыгъаргъан китабына кирмей къалгъан назмуларынданды бу назму. 1980-чи джыл джазылгъанды.

Сымайылны паспортунда джазылгъаны да, кеси назмуларында айтханы да ? туугъан джылы 1870-чи джылды. Юйдегисинде Азрет бла Марыуа Сымайыл 1891-чи джыл мартны 3-де туугъанды, 1981-чи джыл июлну 31-де ёлгенди дейдиле. София атасыны туугъан джылына 1885-чи джылны санайды, ?кесини айтханы алай эди? дейди. Аман къыш* ? 1879-1880 джыллада, Къыйын къыш ? 1902-1903 джыллада болгъанды.

Ажымсыз зат: Семенланы Джырчы Сымайыл мартны 3-де (джылы - ?) Учкуланда туугъанды, 1981 джыл июлну 31-де ? ораза ачылгъан байрым кюн ? Терезеде ауушханды, асыралгъанды).

Он джыл болгъан сабий эдим
Аман къышда*.
Тюк алырча болмасам да
Учхан къушдан,

Ол кюн да
Ётюрюкге, хар терсликге къаршчы эдим.
Тийребизде сабий халкъгъа
Башчы эдим.

Андан бери джюз джыл кетди,
Джюз джыл (!) кетди.
Джашадыммы аллай бирни
Ёлмей керти?

Асраргъа да кюрешдиле
Джаным саулай.
Джырымы да юлешдиле
Джаным саулай.

Башым мени чыммакъ болду,
Джюрегим а ? къаралмады.
Тюзню-терсни айырмагъан,
Халал-харам айырмагъан,
Сууаб-гюнах айырмагъан ?
Адаммыды, къралмыды?!

?Уллу Аллах, аланы да
Тюзет?,- дедим.
Кёкге къарай, джерге къарай,
Гёзет этдим.

Мен таяндым бир Аллахха,
Бир Аллахха этдим шукур.
Аны кючюнден тюз джашадым,
Кёлюм сынмай, болмай мугур.

Мен джашауну, махтауну да,
Ёлюуню, тирилиуню да
Келдим кёре...
Барды Аллах, бирди Аллах,
Олду ? Тёре.

Къой, къояйым къургъакъ сёзню,
Къой, къояйым дуния сёзню.
Не этейим дуа, зикир,
Не тынглайым ? келир фикир.

ДЖЫРЧЫ СЫМАЙЫЛГЪА эмда АДАБИЯТЫБЫЗГЪА САГЪЫШ ЭТЕ
Москвада джазыучуланы бир форумларында иш этиб Давид Кугультиновгъа тюбедим. ?А, надежда горской поэзии?, - деб, чам эте, къучакълады. Сейирсиндим аны эсине. Онбеш джылны мындан алгъа, ол сёзлени да айта, мени Давид бла, Чингиз бла да биргелей танышдыргъан эди кенг джюрекли халал Къайсын. Аны сагъына, ?ай, зауаллы Къайсын, ай, закий Къайсын? дей, аслан башын ары-бери чайкъады Давид.
Адамны заманын алмаз ючюн, джумушума кёчдюм.
- Давид Никитич, сиз Къарачайны ахыр Халкъ Джырчысы эмда биринчи Миллет Поэти Семенланы Джырчы Сымайыл бла танышсыз деб эшитгенме. Аны юсюнден талай сёз джазсагъыз, Джырчыны юсюнден хазырлана тургъан китабха саллыкъ эдик...
- О, это был изумительный старик. Файгъамбарлагъа ушаш бир къарт эди ол. Нарт эпосугъуздан тюшген бир деменгили нартха да ушай эди тюрсюню. Минги Таулу Джуртугъузгъа да аныча ушагъан аллай экинчи адам болмаз, эшда. Аны ауазында аллай бир берекет, аллай бир кюч, аллай бир ариулукъ бар эди ? къарачай тилни билмеген да, ол джырласа, сагъатла бла тынгылаб турургъа боллукъ эди. Мен кесим да болгъан эдим алай. Гомерни кесине тюбесем да, андан бек сейирсиналлыкъ болмазма. Къайсын аны бла таныш болмагъанына бек джарсыйма. Къайсын аны кёрсе, бек багъалатхан Кязимине тюбегенча огъуна болур эди. Таулула Кязимни багъалатханча, сиз да Сымайылгъа алай къарай болурсуз. Алай къарамай да амал джокъду ? хар миллетни аллай бир адамы болуучанды: Орусну ? Пушкини, Гюрджюню ? Руставелиси, Малкъарны ? Кязими, Къарачайны ? Сымайылы...
Кугультиновну сёзюн бёлдюле ? аны президиумда сакълаб тургъанларын билдирдиле.
Давид манга къолун узата айтды:
- Элистагъа сёлеширсе. Бир кесек бош бола эсем, Сымайылны юсюнден джазмай къоймам.
Ма алай келишиб, айырылдыкъ. Кугультиновну мындан сора кёрмезлигими да билмей эдим. Андан сора кесим къайгъылы болгъан бир кёзюуле болдула. Бираздан тышына кетерге тюшдю. Алай а, ?тилегими унутмай тура болур? деб, таблыкъ тюшгенлей, Давидге къонгурау къакъдым.
- Эсимдеди, алай а, айыб этме, сёзюме керти болалмай турама. Билемисе, къаллай палах болгъанын ? кёзлерим кёрмей тохтагъандыла. Ма алай болуб, къарангыгъа батыб турама.
Не айтырыкъ эдим? Кёб къыйынлыкъ кёрген Кугультиновну алай болгъанына бек къыйналдым, саулукъ-эсенлик теджерге кюрешдим.
Брюссельде Чингиз Айтматовгъа тюбегенимде, ол да сагъынды Давидни. Къайсынны асрагъан кюнлерин да тюшюрдю эсге. ?Ол кюн Давид бла бирге эдик. Къайсыннга, Расулдан эсе, Давид джууукъ болгъанын ол кюн да эследим. Не айтсанг да, сюргюннге тюшген халкъланы поэтлери эдиле ала ? ол фаджия артыкъ да бирикдире болур эди аланы. Давидге Даууд деб да айтыучан эди Къайсын?.
Давидге джарсыгъаны бла бирге, мен билмеген затны да айтды Чингиз. ?Кугультиновну къол аязында тутады Къалмукъну президенти. Не кереклисине да къарайды. Къалача, бир мазаллы юй да бергенди анга ?Давид ?эл багъасы бир адам? болгъанын Илюмжинов ангылайды. Кърал башчыла бары да алай къайгъырсала эди джазыучуларына...?.
Чингизни ауазы бираз тюрленди да, ?эшта, Къыргъызстанны тамадалары Айтматовгъа алай бек къайгъыра болмазла? деб келди кёлюме.
- Хы, Джырчы Сымайылгъа сен да, Давид да алай уллу багъа бере эсегиз, мен да бир къууанайым: сен аны назмуларын, мен тынгыларча, джырларын да манга табдырырмыса? Давидни сейирсиндирген Акъсакъалны ауазына, макъамларына мен да бир тынгылайым.
Сымайылны юсюнден толу хапар айтыргъа керек болдум. Чингиз бёлмей тынгылады. Эм ахырында айтды:
- Да ол бек уллу къыйынлыкъды. Джырчыгъа джырларын джырларгъа къоймай, назмуларын басмагъа иймей, харам этиб турсала ? ол шайыргъа-джырчыгъа ёлюм болмай неди? Аллай уллу фахмуну ?ауузун байлаб? тургъанларын Къайсын билеми эди? Анга Сымайылны юсюнден хапар айтырыкъ сизде бир джазыучу къалай табылмагъанды? Мени биринчи хапарым да басмагъа Къайсынны кючю бла чыкъгъан эди. Сеннге да къалай къайгъыргъаны эсимдеди. Кязимни уа, хар къайда, байракъча ёрге тутханлай айлана эди. Къайсын тургъанлай, башхалагъа айтхан да таб болмаз эди, ансы манга билдирселе да...?.
Энди сагъыш этеме да, ол соруугъа джууаб табалама, ангы уа ангыларгъа унамайды. Фахмулары аз, джюреклери тар, зар адамла кесгендиле Сымайылны джолун.
Джырчы Сымайылны аллай бир джолун кесерча, ол кимге не этген болур эди? Халкъыбызгъа къыйынлыкъ салгъан ? сойкъырым-сюргюн этген ибилис джорукъгъа, аны башчыларына да къаршчы джазгъанды. Алай а, сталинчи джорукъну Хрущёв Совет Союзну коммунист партиясыны 20-чы съездинде огъуна ууатхан эди. 14-джыллыкъ сюргюнден-ссылкадан 1957-чи джыл джуртуна къайытыб, рахат джашаб башлагъан эди Къарачай да. Халкъы бла бирге Сымайыл да къайытхан эди.
Джелимаууздан Къарачайны тутулгъан Кюню, Айы да къутулдула, Сымайылны уа джырлары, назмулары да, СССР чачылгъынчы, тутмакъдан чыкъмай турдула. 1992-чи джыл Джырчыны назмуларын, джырларын Москвада китаб этиб чыгъарыргъа кюрешдим. 1940-чы джылладан сора чыкъгъан биринчи китабы эди ол. Ёзге Сымайыл кеси аны кёрюрча болмады ? 1981-чи джыл ауушхан эди Шайыр.
?Кърал Сымайылны эрши кёре эди?, ?КГБ Джырчыны кёз туурасындан ычхындырмай эди? дегенча айтыула бош хапарладыла. Кърал, КГБ Сымайылны къоркъуулугъа санаса, эрши кёрсе, эртде огъуна тутуб къурутур эди. Джокъ эди Сымайылгъа кърал джанындан дау. Джырчыгъа къара джагъыб кюрешгенле кесибизни джазыучула эдиле. Ала эдиле аны джолун кесиб, джыр-назму хазнасын да тонаб кюрешгенле. Эм уллу гюнах Къарачай-Черкес областны джазыучу организациясы бла радиокомитетни олсагъатдагъы тамадаларындады. Къарачай халкъдан алайлада 1957-1990-чы джыллада кимле тамада къуллукъда ишлеген эселе ? аладады гюнах. Ала болгъандыла Сымайылны джырларын джырлатыб джаздырмагъан, радио бла да бердирмеген, басмагъа да иймеген.
Джырчы Сымайыл эм къыйын заманлада да кёлюнде-джюрегинде болгъан затланы айтханды. Хакъ кертисин айтмай болалмагъанды. Тюз сёзю ючюн джанына къоркъуу тюшюб, ?Ай, Сымайыл, кёресе халкъны тутуб къурутуб баргъанларын. Сен а колхоз джашауну, партияны, Ленинни, Сталинни да самаркъау этиб сёлешесе. Халкъда тилчиле кёбдюле. Аланы ауузларын джабар ючюн, къралны, партияны башчыларын, колхоз джашауну да махтаб бир талай джыр джаз. Алайсыз башынгы алаллыкъ тюлбюз? дегендиле Къарачайны олсагъатдагъы тамадалары. Не этерик эди зауаллы Сымайыл ? джазгъанды талай джыр. Ызы бла уа, Аллахдан, халкъдан да кечмеклик тилегенди:
?Сталин деген чууутлу,
Джашауубузну къурутду,
Тиллерибизни чалдырды,
Кесине махтау салдырды.

Махтау салалгъан ? тёргеди,
Салалмагъан а ? кёргеди.
Джан ? татлы, мен да айтама.
Артда тобагъа къайтама?.

Диннге къаршчы джыр-назму эт деб да къысхандыла Сымайылны. Алай а, дин ёзекден чыкъгъан Джырчы, башын сакълар ючюн Аллахха къаршчы къалай барыр эди? ?Аллай ассылыкъдан эсе, ёлгеним ашхыды. Тёнгегими ёлтюрселе да, джаным сау къалыр, тазалай къалыр ? Аллахыма джарыкъ бет бла тюберме?. Диннге къаршчы джукъ айтхандан эсе, ёлюрге хазыр болгъанды Сымайыл. Сымайылны аууздан айтыб, халкъны эсинде къалгъан сёзлеринде, не кеси къолу бла джазгъан чыгъармаларында, иш этиб тинтген алим да, диннге къаршчы бир сёз табаллыкъ тюлдю. Сталин фыргъауунну заманында бюгюлмеген Сымайылны, артда, халкъ сюргюнден къайытхан 1957-чи джыллада бюгерге излегенлери сейир тюлмюдю? Сейир тюлдю. Джазыучу организацияны, радиокомитетни да къарачай тамадалары бек ариу биле эдиле Сымайылны бюгалмазлыкъларын ? ?чыбыкълыкъда бюгюлмеген, къазыкълыкъда бюгюлмезин?, ?къан бла кирген, джан бла чыгъарын? ангылай эдиле ала. Сымайыл этмезлик ишни айтыб, аны кёлюн сындырыр ючюн, адабиятдан, маданиятдан бырнак этер ючюн эте эдиле алай. ?Аллах джокъду деб, басмагъа макале джаза эсенг, радио бла сёлеше эсенг, 1940-чы джыллагъа дери болгъан орнунга къайтарайыкъ сени...?. Къолундан мынчагъы, джанындан хамайылы тюшмеген Джырчы Сымайылны биле эдиле не бла сууутургъа боллукъларын. Андан сора ?ол адамлагъа? Сымайыл бир кере да ?назмуларымы басмалагъыз, джырларымы джырлайым ? радио бла беригиз? деб, бармагъанды.
 
.........продолжение.................

Динин сатыб, адамлыгъын атыб, Аллахха аман айтыб табылгъан оруннга, ?сыйгъа? кеслерин терилтгенле табыла келгендиле. Сымайылгъа аны теджегенле, кеслери аллайла болгъандыла. Ёзге, халкъ Джырчы аллай керахат затны эшитгенине огъуна къыйналгъанды, ыйлыкъгъанды:
Бу залимликди ? ыхдырыу, эзиу,
Эталлыкъ тюлме бу джыргьа эжиу!
Насыб сагъайыб, келгинчи кёзюу ?
"Тёзген тёш ашар" - меники тёзюу.
Не этерик эди тёзмей ? Сымайыл тёзген да этгенди, тёш ашамагъанлай, дуниядан да кетгенди. Уллу поэтни-джырчыны саулугъунда да, ёлгенинден сора да, джазгъанларын, макъамларын башсыз-тюбсюз этерге, тонаргъа уялмагъандыла.
Халкъым деб, джазгъан затлары басмаланмагъанына, джалгъан дау юсюнден къурумагъанына, тюзлюк бир къайытмагъанына ачый-кюе-къыйнала дуниядан алай кетгенди Сымайыл.
Сымайылча адамларын башха халкъла къол аязларында джюрютедиле, ёлгенинден сора да, сын-суратын салыб, музей ачыб, адамла зияратха джюрюрча этедиле. Узакъгъа барыргъа керек тюлдю. Малкъарда Кязимге шыйыххача къарайдыла. Кертисинде да ол шыйых болур эди, алай а, ол Къарачайда болса, анга да Сымайылгъа джетген кюн джетерик эди.
Кязим сюргюнде ёлген эсе да, Къайсын, малкъар адабиятны насыбына, къазауатдан сау-эсен къайытхан эди. Къайсын Кязимни кёлтюрдю, тау поэзия Кязим рухлу болду. Джаралы болса да, тау джугъутур ? малкъар поэзия ? ит джаныуарладан къутулуб, туугъан тауларындан дуниягъа ёхтем къарады. Артхаракъда уа, Кязимни рухуну ызындан тёнгегин да къайтардыла джуртуна. Ол ишни этгенле уа ? Кязимни-Къайсынны дерслерин уста алгъан, алагъа тыйыншлы сохтала эдиле.
Къарачайда уа алай болмады. Аллах кеси сакълаб, сюргюнден Джырчы Сымайыл джуртуна сау-эсен къайытхан эди. Акъсакъалны фахмусуна, джылына кёре сый бермедиле, тёрге ётдюрмедиле, сёз бермедиле. Ол къуру Сымайылгъа этилген аманлыкъ тюл эди. Ол ? бютеу назму-джыр маданиятыбызны аягъын кесген, тюз джолдан тайдыргъан аманлыкъ болду. Ёзден сёзге, эркин оюмгъа джол берилмей, литературабыз къул адабиятны ? пролетар литератураны, социалист реализмни 1920-1930-чу джыллада сызылгъан тар, сыныф чеклеринде къалды. Аны палахындан къарачай адабият бюгюн да аязыялмай, айныялмай барады.
Ай медет, Къарачайда Къайсынны дараджасында джазыучу джокъ эди. Онглу къарачай джазыучула кими къазауатда, кими тутмакъда, кими сюргюнде думп болгъан эдиле. Къайсынны джылында джазыучуларыбыз ? Байрамукъланы Халимат, Хубийланы Осман Джырчы Сымайылгъа джол бералмадыла, Къайсын Кязимге этгенни ала Сымайылгъа эталмадыла.
Джырчы Сымайыл а ? джолун кесмей, башчы этселе ? бизни адабиятыбызны да, джыр санатыбызны да алгъа атлаталлыкъ адам эди. Сымайылгъа джол берселе ? джыр этилиу-джырланыу адет бузулмай, бурундан келген джолу-джоругъу бла барлыкъ эди халкъыбызда. Сымайыл Хакъ сёзге, Акъ сёзге да къуллукъ этиуню юлгюсюн кёргюзте, джаш джазыучуланы тюз джолда элтирик эди.
Сымайыл уллу Назмучу, Джырчы, Композитор эди. Джырларыны сёзюн, макъамын да кеси джазыб, джырлагъан да кеси эте эди Сымайыл. Ол кюн да джокъ эди, бюгюн да джокъду Сымайылдан уллу Джырчы, Назмучу бизни халкъда. Ол бизде назму сёзню, джыр сёзню да тамалы эмда башы болгъанлай турлукъду.
Ана тилни Сымайылча билген, сёзге аныча уста чыкъмагъанды. Джаз заманда бир кёзюу болады ? Кёк да, джер да джашнагъан. Сымайыл джыр-назму санатыбызны аллай чагъы болгъанды. Сабанла, бачхала баш къусхан заман бютюн сюйюмлюдю, берекетлиди. Табигъатны чакъгъан, джашнагъан, баш къусхан кёзюуюдю аламат. Сымайыл бизни ана тилибизни, поэзиябызны, джыр санатыбызны баш къусханыды.
Сымайылгъа къайытмай, аны ангыламай, ёрге тутмай ? биз алгъа бараллыкъ тюлбюз.
Аллахха шукур, Сымайылны сабийлеринде алкъын сау-эсен джашагъанла бардыла. Таныгъанла уа кёбдюле. Айланыб, адамла бла сёлешиб, Джырчыны туугъан, джашагъан эллерин, юйлерин да суратха тюшюрюб, бир ашхы фильм этерге боллукъ эди. Хоу, Джырчыны джырлары да джырлана, назмулары да айтыла, бютеу джуртубуз, тарихибиз да кёрюне, аламат фильм салыныргъа боллукъду.
Сымайылны аты бла бир ёч-премия къуралса, бизни халкъны эм маджал назмучусуна, джырчысына бериле турургъа боллукъ эди.
Аны чыгъармаларын томла этиб чыгъарыргъа борчлубуз. Къарачай шахарны ара майданында эскертмесин салыб, Поэтни, Поэзияны сыйын кёргенле джыйыла турурча этерге керекбиз. Малкъарда Кязим хаджиге берилген сыйны берирге керекбиз биз да Къарачайда Джырчы Сымайылгъа.
Тамада тёлюле этмегенни, биз этейик. Ол затла бары да Тюзлюкню хорларына, Ана тилибизни айнырына, алай демек, Халкъыбызны джашарына себеб боллукъдула.

ИСМАИЛ СЕМЕНОВ (ДЖЫРЧЫ СЫМАЙЫЛ)
Джырчы Сымайыл ? последний великий народный певец и первый великий национальный поэт Карачая. Он сумел воплотить в своем песенном, поэтическом слове дух нашего народа, всю красоту и богатство нашего языка. Одновременно Он ? основа и вершина нашей поэзии. Ни до, ни после ни одному карачаевскому поэту, певцу не удалось достичь его уровня. Джырчы Сымайыл занимает в нашей литературе такое же место, как Пушкин в русской. Поэма Исмаила "Акътамакъ" - это не только гимн любви, это энциклопедия карачаевской жизни; энциклопедия жизни, уклада того Карачая, которого мы потеряли, которого уже нет.
Джырчы Сымайыл был, без всякого преувеличения, совестью, честью нашей литературы. Искренность, правдивость, бесстрашие ? отличительные черты его творчества. Он служил только единому Богу, писал стихи против Сталина при жизни Сталина. Остался противником безбожного режима вплоть до своей смерти. Так он и умер, с гордо поднятой головой. С 1940 года до развала СССР его имя, его стихи, песни, религиозные песнопения-зикиры, были под запретом. И сейчас не издают его книги ? по разным причинам. Поэтому не знает молодое поколение великого Исмаила.

Лайпанланы Билалны чыгъармаларында
СЫМАЙЫЛГЪА АТАЛГЪАН неда СЫМАЙЫЛ САГЪЫНЫЛГЪАН НАЗМУЛА

ХАКЪ СЁЗГЕ ТАЯНЫБ, АКЪ СЁЗНЮ АЙТАЛГЪАН
Таша, тамаша тауушланы эшитген къулагъы,
Аланы да джыргъа-назмугъа-зикирге буралгъан къаламы,
Джанында хамайылы, къолунда мынчагъы ?
Хакъ сёзге таяныб, Акъ сёзню айталгъан Джырчы Сымайыл.
МИНГИ ДЖЫРЧЫ
Къралда эм онглу джырчыгъа саналды.
Усталыкъны джетинчи къатына джетди.
Байлыкъ бла, махтау бла да сыналды ?
Терилмей, тюрленмей аладан да ётдю.

Бирле кибик, кимни арбасына минсе,
Аны джырын джырлаб да бармады.
Амалсыз болуб айтса, артда тобагьа къайта,
Тюз турду, ассы болмады.

Джаннга къоркъуулуд деб, Джырчы Сымайыл
Назму этерин а къоймады.
Къыйын кёзюуде да эски хамайыл
Аны джанындан таймады.

Халкъы бла бирге аджал базманда
14 джыл турду Орта Азияда да:
Бычакъны ауузунда да кертилей къалды
Аллахха, Поэзиягьа да!

Халкъ къайытхандан сора да, фыргъауунла,
Тюрлю-тюрлю амантишле бирлешдиле.
"Аллах джокъду де,"- деб, Джырчыны
Ийманындан чыгъарыргьа кюрешдиле.

Алай а, бурун огъуна, Ибилисге
Сымайыл не айтханы, не этгени белгилиди.
Файгъамбарны, Джырчыны да сёзю
Юлгюлюдю, бизге юлгюдю.

Джырчыны ауузун байларгьа кюрешдиле,
Бёрю ауузун байлагъанча.
Ёзге аны ауазы келиб турду,
Кёк кюкюрегенча, джашнагъанча.

Аллахха шукур, джыр-назму гяхиник
Энди ура тебрегенди джуртха да.
Джырчыгъа джол бермеген
Къайдагьы къамыжакъгъа, къуртха да,

Джукъ айтмайын бир къояйыкъ.
Закийни хорларыкъ кюч джокъду.
Фахму да къаллыкъды Поэзияда,
Зарлагъа уа орун джокъду.

Минги Таугьа Минги Джырны
Сымайыл болмаса ким эталды?
Поэзия чырагъын джукълатмай
Тенгизден-теркден да ким ёталды?

Къадар Минги Тауну джаратды,
Сымайыл а ? Минги Джырны.
Элли джылдан китабы чыкъды,
Алгъышлайыкъ Джангы Джылны.

Айхай, ол аны кёрмез,
Джангы назму да джазалмаз.
Минги Таууна бурулуб
Энди намаз да къылалмаз.

Минг тауну башы ? Минги Тау,
Минг джырны башы ? Сымайыл.
Минги Джырчы бла Минги Тау
Биз халкъны джулдузу, Айы.

Джырчыны къабхан сокъур чибинле
Кетерле, унутулурла.
Аны къабырына уа ? зияратха
Закийле да джюрюб турурла.

Джангыз Джырчыны осуятына,
Биз керти бола билейик.
Ана тилибизге, Поэзиягъа
Аныча къуллукъ этейик.

Алданмайыкъ дуния малгъа,
Ызындан кёб да сюрмейик.
Ёллюк джанла бир ёлюмсюз зат къоймай
Бу къара джерге кирмейик.
КЁРДЕМЧИ ДЖЫРЧЫ ? СЫМАЙЫЛ
Къызыл эминадан сау къалгъан
Кёрдемчи джырчы ? Сымайыл.
Аны джанын сакълагъан
Намазлыкъ бла хамайыл.

Джырчыны фикирлери,
Джырлары, зикирлери ?
Сёзюне багъа джетмеген,
Халкъны эсинден кетмеген.

Минги Сёзю Джырчыны
Тау башында тау кибик.
Кёзюуню анга берген
Нарт джырчы да сау кибик.

Сымайылны кючюнден
Минги Таула экилле.
Аны Сёзюню къатында
Джангы джырла да эскилле.

Таулу къызны да сыйын кёрдю ?
Кеси тенглигине кёлтюрдю,
Акътамакъ атаб атына,
Сыйлаб сюеди къатына.

Тау поэзияны къулагъына
Азан къычыргъан ? Сымайыл.
Бюгюннгю шайырлагъа
Назму дефтери ? хамайыл.

Союна сой джетмеген,
Боюна бой джетмеген,
Оюна ой джетмеген
Трам джырчы Сымайыл,
Хакъ-Халкъ Джырчы Сымайыл.

Бабалары ? хыджиле,
Бири къалмай хаджиле.
Сымайылгъа джол чыкъмады,
Хаджиликге баралмады.

Мен барыб хаджиликге
Аны ючюн да къылдым хадж.
Тау шийирни патчахына
Бу назмум да болсун тадж.

Минги Сёзю Джырчыны
Тау башында тау кибик.
Кёзюуню меннге берген ?
Ол кеси да сау кибик.

Минги Сёзю Джырчыны
Кёкге джетген бир тауду.
Джырын Халкъ джырлагъаннга
Ёлюм джокъду. Ол сауду.

КЯЗИМ БЛА СЫМАЙЫЛ

Беш тау элде Кязим хаджи,
Къарачайда ? Сымайыл.
Эки шыйых айтхан Сёз ?
Халкъыбызгъа хамайыл.

Ала къойгъан джыр, назму ?
Тин, тил хазнасы халкъны.
?Берилген эсе фахму,
Айырт къарадан акъны.

Ётюрюк бла Кертини
Эки айырсын сёзюнг?.
Аны аманат этгенле
Сымайыл бла Кязим.

?Адам эсенг, шайыр эсенг ?
Иги сёз болсун сёзюнг?.
Аны аманат этгенле
Сымайыл бла Кязим.

?Айырылма халкъынгдан ?
Халкъ бла бир болсун ёзюнг.
Тюзлюкге къуллукъ этсин
Иннетинг-ишинг-сёзюнг?.

Ала кеслери алай
Джашадыла дунияда.
Сёзлери, ишлери да
Бизге юлгю болдула.

Тау шийирни Минги Тауу ?
Кязим бла Сымайыл.
Эки шыйых айтхан сёз ?
Джаныбызда хамайыл.
 
Доклад ?3
Уроки Исмаила Семенова
Лайпанов Н-М.О., кандидат философских наук

Жизнь и смерть моя ?
Людям в назиданье

Я меньше всего хотел бы повторять общие места, возвращаться к вопросам биографии Исмаила Семенова, либо сетовать на нашу всегдашнюю неорганизованность, немощность, беспамятство. Все это имеет место, неизбывно и патологично. Мне хотелось бы сегодня озвучить, как мне кажется, неотвеченные вопросы, которые я себе задавал и задаю с тех пор, как столкнулся с текстами Исмаила Семенова.
Исмаил Семенов (Джырчы Сымайыл) - уникальное явление поэзии не только с точки зрения на изломы трагических исторических судеб десятков и сотен советских писателей, поэтов, деятелей культуры в ХХ веке. В самой карачаевской литературе репрессий 37-го не удалось избежать многим талантливым писателям. Достаточно назвать тут имена, ну хотя бы Х. Аппаева, А.Уртенова. Мне удивительно, и я пока не нашел ответа на вопрос, почему среди них не оказалось имени Исмаила Семенова, ведь прямых антисталинских или антисоветских выступлений или текстов, например, того же Хасана Аппаева или Азрета Уртенова мы не знаем. Зато мы знаем, они ушли в лагеря по навету своих, карачаевских ?павлуш морозовых?... И, наоборот, мы знаем десятки талантливых строк Исмаила, где открыто дана самая жесткая критика режима. И эти стихи ходили по Карачаю, как говорится из уст в уста. И ничего. Конкурс к юбилею армянского эпоса ?Давид Сасунский?: Исмаил побеждает на нем всех известных акынов СССР. Исмаил Семенов даже получает в 1940 году высокую правительственную награду. Издается до этого года четыре сборника его стихотворений. Поэт на вершине славы. Но параллельно существует критический, можно сказать, убийственный для режима ряд поэзии Семенова. Дальше - больше. Грянула суровая военная пора, Карачаевская автономия оказывается под властью захватчиков. Неоднозначна к правящему режиму позиция Семенова, раздаются кое-де от злопыхателей самые невероятные слухи, дескать, поэт приветствовал приход захватчиков. Но нет этому доказательств. Если бы они были, разве бы вернувшиеся в январе красные пощадили бы его? И поэт продолжает жить среди своего народа, нет ни одного документа, где черным по белому написано, что за то-то и то-то знаменитый народный поэт Исмаил Семенов, например, за коллаборационизм, был подвергнут наказанию, исключен из Союза писателей СССР и т.д. Но, повторюсь, нет этих обвинений, исключений. Есть только слухи. И гробовое молчание с 1941 по 1991... на 50 лет... Поэта не печатают, но идет не просто учет его творчества в литературном процессе по известным правилам реминисценций, а прямая растащиловка и плагиат отдельных стихотворений поэта. Он есть... и одновременно его нет. Если не ошибаюсь, в 1965 г. лишь однажды в ?Очерках карачаевской литературы? проскользнет имя знаменитого поэта в контексте, что, выдающийся поэт, в последние годы ?ударился в религию? Ну хоть так обозначено, что поэт живет и здравствует. Наверно, и за такое нарушение ?всеобщего обета замалчивания поэта? нам следует быть благодарными литературоведу А.И. Караевой, автору очерков. А дальше ? безуспешные попытки поэта легализоваться, о чем свидетельствует его заявление в местную организацию Союза писателей с просьбой восстановить его в рядах этой организации, крик о помощи (а было ли вообще исключение из Союза???) Но, увы, следовало еще большее молчание, правда, нашлись такие командиры от литературы, которые предложили поэту, мол, напиши пару стихотворений, в которых отрекаешься от Бога... и, мол, вернем тебя в литературу. Случись такое, представить страшно, чтобы тут началось: поэта заставили бы публично отречься от того, чему он на протяжении всей своей долгой жизни был предан всем сердцем, своей сутью ? от Бога! (Кстати говоря, несмотря на всеобщую тогдашнюю традицию атеистического нигилизма, Исмаил нигде и ни разу даже не усомнился во Всевышнем! Наоборот, вспомним хотя бы ?Плач мечети?, где он четко обозначил свою позицию (?В чем же провинилась Божия мечеть??). Но нет, несмотря на жесткий с ним разговор, поэт с негодованием отвергает такое предложение ( ?Разговор с ?известным? певцом?). Лишь однажды в стихотворении ?Тарыгъыу? (?Жалоба?) он с горькой жалобой обращается к Всевышнему, эта жалоба на грани упрека и прошения. Поправимся, такое в принципе далеко от богоборчества, наоборот, в традиции суфийской поэзии, адептом которой и был Исмаил (Зикиры его прямой учет суфийской традиции). И не чуждо карачаево-балкарской поэзии. Например, в мекканском цикле Кязима Мечиева мы также встречаемся с прямой речью поэта, обращенной к Всевышнему с призывами о справедливости и заступничестве над обездоленным народом. Но здесь, у Исмаила эта горечь личного свойства, сколько боли и отчаяния! Это стихотворение проливает свет на все, что с ним произошло. И его невозможно не процитировать здесь полностью, полагаю,он к ней возвращался ежедневно по пять раз, молясь Всевышнему, она построена именно как молитва:
Тарыгъыу (Жалоба)
Я мени Аллахым, кесинг тюйюлменг,
Учунур насыб теджеген манга,
Нек сокъурандынг, нек артха алдынг,
Былай болурча не этгенем санга?

Нек берген эдинг манга къанат,кюч,
Нек учургъаненг кёклеге мийик,
Сыйырыб аллыкъ болуб ол онгну
Сюймегенлерим табалар кибик?

Къызгъанчлыкъ этдинг, бермединг насыб,
Джюрек джер тенгли, джюрюйме джарсыб...
Мен акъ сакъаллы, тишлерим айры,
Тынгы табмайын, джашауум къайгъы.

Къыйыным халал, кесим а харам,
Сёзюм чачыла, джырым урлана,
Къачаннга дери турлукъма былай,
Джюрегим сыныб, ишим чырмала?

Я мени Аллахым, чамланма манга,
Джашау демейме,атладым джюзден.
Тюзлюк излейме, эт хукму дейме,
Джангыдан къараб терсге эм тюзге..

Литературный критик Рая Кучмезова насчитала три завещания поэта, в которых он обязывает родных, народ сам - вернуть справедливость, вернуть его Слово на Свободу, услышать его крик о Справедливости, непременно вернуть его народу. Я согласен с нашей сестрой. На подобное, когда нельзя было и было смертельно опасно ? отважилась только одна Назифа Кагиева, в гордом одиночестве обивая пороги высокого начальства, требуя легализации творчества и имени Поэта! И именно из части собранного ею и дочерью поэта Софией Семеновой, переданной поэту и издателю Билалу Лайпанову издана был в 1992 г. единственная официальная книга поэта ?Джырчы Сымаил? ?Джырла бла назмула? (Сайламла). Кстати говоря, именно в этом тоже показатель отношения к поэту официальных генералов от литературы. Хотя, возможно, мы слишком много придаем значения такому органу как Карачаево-Черкесское отделение Союз писателей, по существу, сегодня превращенному в некий профсоюз писателей, который, на самом деле, никого и не способен защитить. Да, юбилей Поэта привел в движение даже глухие сердца. Да, сегодня к хору славословящих Поэта все прибивает и прибивает всякую публику. Но справедливости ради, я бы хотел здесь отметить, вслед за именами Билала Лайпанова, Наизифы Кагиевой, Софии и Маруа Семеновых (Маруа первая собрала и передала для публикации с нотами зикиры отца, журнал ?Ас-Алан?, ?4, М., 2001 г.)), Абдуллаха Бегиева, опубликовавшего по переданной ему сыном поэта Азретом рукописи черновой вариант поэмы ?Акътамакъ? в журнале ?Минги-Тау? - тех литературоведов-ученых и литераторов, которые в числе первых занялись возвращением имени и творчества Исмаила Семенова в его законное пространство, тем самым исполняя Осият, Завещание Джырчы Смайыла. Это ? Зухра Караева, посвятившая докторскую диссертацию творчеству поэта, а также Кази-Магомет Тоторкулов, защитивший по его творчеству кандидатскую диссертацию (Отметим тут также целый номер в газете ?Карачаево-Балкарский мир? З. Батчаева, где К-М. Тоторкулов впервые тогда дал развернутый материал о творчестве и жизни поэта). Примерно в это же время мне удалось перевести часть стихотворений поэта на русский язык и опубликовать их в газетных вариантах в республиканских газетах ?День Республики?, ?Экспресс-почта?, ?Вести Гор?, за что благодарю редакторов того времени И.Мягкову, Р. Узденова, А. Эбзеева. После газетной апробации некоторые из переводов были включены профессором А.М. Казиевой в ?Антологию литературы народов Северного Кавказа?, изд-во ?ПГЛУ?, Пятигорск, 2003 г., т.1., за что также я благодарю известного ученого литературоведа-зарубежника, директора института филологии ПГЛУ. Справедливости ради тут нужно отметить перевод на английский язык профессором Хаджи-Муратом Хубий стихотворения Исмаила Семенова ?Сталин деген чуутлу?... Кстати, именно при переводе этой фразы возникла некая трудность, поставившая Хаджи-Мурата в тупик: как перевести эту фразу и опубликовать в США, где аллергия к Сталину в еврейской среде запредельна. По свидетельству Билала, по его совету это место переведено буквально на английский так: ?Сталин деген чурукълу...? Я же эту строчку перевел на русский так: ?Злой Иуда этот Сталин...? Полагаю, что я прав, Исмаил имел в виду именно такой контекст при определении личности Вождя, иезуитски перевернувшего все лозунги и идеалы революции. Полагаю Хаджи-Мурат на этом не остановился... и переводы не только на русский, на английский языки, но и на другие языки будут множиться. Ибо, процитирую тогдашнее мое предисловие к переводам: ?Как всякому большому Поэту, Исмаилу Семенову слишком тесно в узком пространстве национального контекста. Он принадлежит всему человечеству (...) Исмаил Семенов ? один из основоположников и классиков карачаево-балкарской литературы, сформировавший и разработавший современный литературный язык, многообразие форм и стилистики современной карачаево-балкарской поэзии, не говоря уже о его подвижническом титаническом труде и гражданском мужестве, что навсегда останется образцом служения поэзии и своему народу.
.......................
 
..........продолжение.............

Полнокровное возвращение творчества Исмаила Семенова, невозможное, в том числе без переводов его на русский язык, навсегда повернет карачаево-балкарскую поэзию на её столбовой путь, свободный от комплиментарной её версификации, благоприобретенной нашими ?старателями от литературы? в ходе освоения так называемого социалистического реализма?. Для меня символично, что книга ?Возрождение?, посвященная 50-летию возвращения карачаевского народа на родину, вышла с эпиграфом из Исмаила Семенова из стихотворения ?Итог? в моем переводе: ? Чище неба Карачая Не увидел я. Слаще слова ?Къарачай? Не услышал я?. Интересно, что поместили его на заднюю часть обложки... Полагаю, что К-М. Тоторкулов точно знает, кто этого добился и чего ему стоило сохранить фразу хотя бы на этом месте. Я это говорю сознательно, поскольку вскоре встретился с таким очернителем. Будучи карачаевцем по национальности, он совершенно серьезно сказал, как можно в книге, которую читают люди разных национальностей такое разместить на обложке?! Я ничего не нашел в ответ, поскольку, как говорит мой друг народный доктор Бурхан Эркенов, ?мне нечем было сказать?... Только подумалось, неужели Небо Карачая перестает быть Небом других народов, как Небо других народов ? Небом для карачаевцев! Ведь и слепому ясно, что тем самым Исмаил Семенов передал, чем являлась Родина для карачаевцев, возвращавшихся из 14-летней каторги! Ведь книга ?Возрождение? этому посвящена...и Лучше Исмаила никто не передал чувство этого чудесного возвращения на Родину ? под Небо Карачая: ?Чище неба Къарачая Не увидел я. Слаще слова ?Къарачай? Не услышал я?. Мне кажется, именно такое чувство должно быть присуще всякому карачаевцу, где бы он не был... И я даже мысленно не представляю отторжение, если, допустим, так будет славить Небо над своей Родиной и свой народ любой представитель любого нарда. Это так органично и понятно для живого человека, все равно как любовь к матери своей! Но осадок, как говорится, от встречи с такими нигилистами от литературы остается горький. Почему иные из нас немеют от чужого успеха, лишены чувства справедливости и объективизма?! Преднамеренно ли все это?
Нельзя не отметить работы в рамках юбилейных мероприятий этого года программную статью о значении и месте творчества Исмаила Семенова в карачаево-балкарской литературе Билала Лайпанова, радиопостановку и статью Шукура Тебуева о песенном творчестве поэта, воспоминания Азамата Сюйюнчева, Назира Хубива, большую обзорную статью Т. Биттировой в газете ?Къарачай? за этот год.
Но, не скрою от аудитории, меня при всем этом не покидает ощущение неполноты и эклектичности всех этих мероприятий. Что называется, все делается на живую нитку, на энтузиазме отдельных частностей. Полагаю, не каждый народ в России осчастливлен Всевышним Поэтом такого уровня, как Исмаил Семенов. И потому и во имя искупления греха общества перед памятью этого великого карачаевца ? его юбилей должен был отмечаться на высшем государственном уровне в самой республике. Да, прекрасно, что в свое время известный художник Мекер Чомаев нарисовал знаменитый портрет Исмаила Семенова, замечательно, что полумиллионным тиражом Почта России выпустила конверты с изображением Поэта, в чем несомненна заслуга Н. Гербекова. Спасибо всем, кто внес свою лепту в возвращение имени и творчества Исмаила Семенова народу! В том числе всей редакции газеты ?Къарачай?, Карачаевскому Научно-исследовательскому институту, молодым ребятам и девчатам, работавшим над этим, что называется, на голом энтузиазме, а также музейным работникам, членам семьи поэта. Но повторюсь, меня не покидает некая горечь, о которой, по-моему, провидчески - (адептом суфиской школы ислама это так органично) - в одном из стихотворений он сам, Исмаил?хаджи, сказал просто и гениально: ?Ёлюм деген алайды - Тар мекямгъа джыяды.Тенгсинмеген тенглеринг къангаларынгы джонады?. Аллюзия тут не в той прямой ассоциации, которая всплывает в памяти, когда читаешь отельные статьи отдельных людей, задним числом славословящих Поэта, а при жизни, в лучшем случае, известных как молчальники. Хорошо, если воздержались от поношения поэта. Бог им судия. Поэт сам во многих своих стихотворениях дал им оценку, очевидную сегодня всем: Джырчы Сымайыл вернулся к своему народу, а тех никто не помнит...кануло в лету все их хваленное творчество, в памяти народа мало что задержалось от искусственного соцреализма, который один из моих учителей окрестил когда-то как, ?кто на что горазд?... Из перевода одного такого стихотворения Исмаила Семенова мой друг, Народный артист республики Къасбот Тамбиев сделал песню. Я специально для уважаемой аудитории попросил его приехать сегодня сюда и спеть ее. Полагаю и перевод и песня удались. Лучше самого Исмаила невозможно ответить всем его злопыхателям. Я это говорю сознательно, потому что знаю, врагов его не стало меньше. Некоторые пытаются принизить его роль, называя, что он, де, не поэт, а только певец, джырчы. Полагаю, их уровень образования таков, что в великой тюркской поэзии ? Джырчы - величина совершенна адекватная аэдам и рапсодам в древнегреческой литературе. Если честно, то именно вот этот юбилейный год для меня выявил вот эту затаенную злобу и недомыслие в среде нашей интеллигенции (по крайней мере эти люди числят себя таковыми). Раздумывая над этим, я пришел к необходимости некоторой собственной оценки поэзии Исмаила Семенова. И мне это сделать гораздо легче и сподручнее. Потому что я много ночей сидел над его текстами, искал адекватное переложение и передачу каждого его стихотворения на русский. Поиск оттенков, настроения поэта, ?нащупывание? адекватной интонации, без чего вообще невозможно сесть за перевод, порой открывает незаметную иронию, подтекст, показывает уровень и значение поэта, его Слова. Например, при переводе его стихотворения ?Лишон болмадым? (?Не стал лишенцем я?) поэт открыто иронизирует над колхозным строем. Любопытно, что это стихотворение на самом деле было опубликовано, и его буквально понимали, как открытую поддержку поэтом коллективизации. Но чего стоят строки: ?Да бирден чёгюч урайыкъ энди Биз ара мюлкню тёшюне?... Что говорить о людях того времени, когда сегодня один из отмеченных авторов статьи о нем, комментируя это стихотворение, так же оценил его, как современники коллективистского времени. В русском переводе у меня это место звучит так: ? Что ж, вместе станем молот поднимать, По общей наковальне им стучать. Друзья, примите же меня в колхоз, К работе общей я душой прирос?. Несомненная ирония самого текста, прямая декларация поэта, что : ? Ход времени я верно осознал И поведенье с ним свое связал?, ничего не сказали современному комментатору. Полагаю, что с этим комментатором сыграл злую шутку именно существующий в карачаевском обществе по сегодня тривиальный подход к творчеству поэта... Не на основе текста, а на основе слухов и домыслов. Конечно же, в ученой аудитории закономерно обсуждение места и роли всякого поэта именно на основе текста и его чтения. При том, как констатирует, литературовед и культуролог, доктор наук Ф.А. Урусбиева, нужны уровни чтения. Вместо этого у нас господствует вот эта защитительная позиция от щипящих и ползающих, другого эпитета не придумаешь для слухов и их распространителей. Бедные родственники, чтобы защитить отца и Поэта от этих домыслов, вынуждены были привести на съемки старика из дальнего селения, у которого скрывался во время оккупации Исмаил Семенов... Что-то мистическое и детективное есть в самом возвращении поэта в нашу действительность. Наши балкарские братья привезли из Средней Азии останки Кязима, отстроили дом-музей, издают на академическом уровне его творчество...потому что - Основоположник... У нас ...нет, пожалуй, не только там посетить могилу, но мало кто знает, где похоронен великий поэт?! Не в обиду братьям балкарцам, творчество Исмаила Семенова гораздо объемнее и, я бы сказал, актуальнее, чем у старшего его собрата Кязима...поскольку по времени ближе к нам...
Ужели в этом шипенье (и уже некоем хоре) - ответ не признающим первородство за великим Поэтом!? Сам факт возврата Исмаила Семенова на законное место вызвал такую панику в умах отдельных литературных старателей, только потому, что за ним последует нивелирование их собственного ?творчества?. Вот и в этом урок для нас всех живущих Исмаила Семенова. Констатация этого давно дана им самим: ?Все слабее я, Скоро расставанье, Жизнь и смерть моя ? Людям в назиданье?.
Итожа свое выступление, хотел бы сказать, как начал, следующее:
Я меньше всего хотел бы повторять общие места, возвращаться к вопросам биографии Исмаила Семенова, либо сетовать на нашу всегдашнюю неорганизованность, немощность, беспамятство. Все это имеет место, неизбывно и патологично. Мне хотелось бы сегодня озвучить, как мне кажется, неотвеченные вопросы, которые я себе задавал и задаю с тех пор, как столкнулся с текстами Исмаила Семенова. И я их, кажется, частично озвучил. Текстуальная работа над творчеством великого поэта только начинается. И я уверен, что с каждым годом мы будем открывать все больше граней его многогранного таланта. Мне кажется, что дело биографа окончательно разобраться в темных и неизвестных страницах его биографии. Дело филологов и литературоведов, добросовестных редакторов ? найти и опубликовать все его наследие. В родном мне Красном Кургане одну из новых улиц мы назвали его именем. Уверен, к его могиле в селе Терезе не ?зарастет народная тропа?. Все впереди. Что написано Каламом ? долговечнее человека! Случайно ли поэт в одном из последних стихотворений ?Ахыр сагъыш? писал: ?Ёлюм къолдан сылджыратхан келямгъа, Багъа бериб, сыйлы джерге Ким салыр?? Это вопрошание к ныне живущим, нам всем, его родному народу. Исмаил Семенов выдержал как человек, одаренный Всевышним огромным талантом, даром Слова ? даром размеренной поэтической речи, испытание как самим талантом, так и, я бы сказал, испытанием Тишиной, Пустотой, Немотой, заживо на 50-лет будучи в изоляции от своего читателя, от оглашения своего творчества! Он ни на йоту не усомнился в своей Вере, в Къадаре Всевышнего! И достойно прожил славную трудовую жизнь вместе со своим народом! Он завещал нам ценить
 
..........продолжение.............

Полнокровное возвращение творчества Исмаила Семенова, невозможное, в том числе без переводов его на русский язык, навсегда повернет карачаево-балкарскую поэзию на её столбовой путь, свободный от комплиментарной её версификации, благоприобретенной нашими ?старателями от литературы? в ходе освоения так называемого социалистического реализма?. Для меня символично, что книга ?Возрождение?, посвященная 50-летию возвращения карачаевского народа на родину, вышла с эпиграфом из Исмаила Семенова из стихотворения ?Итог? в моем переводе: ? Чище неба Карачая Не увидел я. Слаще слова ?Къарачай? Не услышал я?. Интересно, что поместили его на заднюю часть обложки... Полагаю, что К-М. Тоторкулов точно знает, кто этого добился и чего ему стоило сохранить фразу хотя бы на этом месте. Я это говорю сознательно, поскольку вскоре встретился с таким очернителем. Будучи карачаевцем по национальности, он совершенно серьезно сказал, как можно в книге, которую читают люди разных национальностей такое разместить на обложке?! Я ничего не нашел в ответ, поскольку, как говорит мой друг народный доктор Бурхан Эркенов, ?мне нечем было сказать?... Только подумалось, неужели Небо Карачая перестает быть Небом других народов, как Небо других народов ? Небом для карачаевцев! Ведь и слепому ясно, что тем самым Исмаил Семенов передал, чем являлась Родина для карачаевцев, возвращавшихся из 14-летней каторги! Ведь книга ?Возрождение? этому посвящена...и Лучше Исмаила никто не передал чувство этого чудесного возвращения на Родину ? под Небо Карачая: ?Чище неба Къарачая Не увидел я. Слаще слова ?Къарачай? Не услышал я?. Мне кажется, именно такое чувство должно быть присуще всякому карачаевцу, где бы он не был... И я даже мысленно не представляю отторжение, если, допустим, так будет славить Небо над своей Родиной и свой народ любой представитель любого нарда. Это так органично и понятно для живого человека, все равно как любовь к матери своей! Но осадок, как говорится, от встречи с такими нигилистами от литературы остается горький. Почему иные из нас немеют от чужого успеха, лишены чувства справедливости и объективизма?! Преднамеренно ли все это?
Нельзя не отметить работы в рамках юбилейных мероприятий этого года программную статью о значении и месте творчества Исмаила Семенова в карачаево-балкарской литературе Билала Лайпанова, радиопостановку и статью Шукура Тебуева о песенном творчестве поэта, воспоминания Азамата Сюйюнчева, Назира Хубива, большую обзорную статью Т. Биттировой в газете ?Къарачай? за этот год.
Но, не скрою от аудитории, меня при всем этом не покидает ощущение неполноты и эклектичности всех этих мероприятий. Что называется, все делается на живую нитку, на энтузиазме отдельных частностей. Полагаю, не каждый народ в России осчастливлен Всевышним Поэтом такого уровня, как Исмаил Семенов. И потому и во имя искупления греха общества перед памятью этого великого карачаевца ? его юбилей должен был отмечаться на высшем государственном уровне в самой республике. Да, прекрасно, что в свое время известный художник Мекер Чомаев нарисовал знаменитый портрет Исмаила Семенова, замечательно, что полумиллионным тиражом Почта России выпустила конверты с изображением Поэта, в чем несомненна заслуга Н. Гербекова. Спасибо всем, кто внес свою лепту в возвращение имени и творчества Исмаила Семенова народу! В том числе всей редакции газеты ?Къарачай?, Карачаевскому Научно-исследовательскому институту, молодым ребятам и девчатам, работавшим над этим, что называется, на голом энтузиазме, а также музейным работникам, членам семьи поэта. Но повторюсь, меня не покидает некая горечь, о которой, по-моему, провидчески - (адептом суфиской школы ислама это так органично) - в одном из стихотворений он сам, Исмаил?хаджи, сказал просто и гениально: ?Ёлюм деген алайды - Тар мекямгъа джыяды.Тенгсинмеген тенглеринг къангаларынгы джонады?. Аллюзия тут не в той прямой ассоциации, которая всплывает в памяти, когда читаешь отельные статьи отдельных людей, задним числом славословящих Поэта, а при жизни, в лучшем случае, известных как молчальники. Хорошо, если воздержались от поношения поэта. Бог им судия. Поэт сам во многих своих стихотворениях дал им оценку, очевидную сегодня всем: Джырчы Сымайыл вернулся к своему народу, а тех никто не помнит...кануло в лету все их хваленное творчество, в памяти народа мало что задержалось от искусственного соцреализма, который один из моих учителей окрестил когда-то как, ?кто на что горазд?... Из перевода одного такого стихотворения Исмаила Семенова мой друг, Народный артист республики Къасбот Тамбиев сделал песню. Я специально для уважаемой аудитории попросил его приехать сегодня сюда и спеть ее. Полагаю и перевод и песня удались. Лучше самого Исмаила невозможно ответить всем его злопыхателям. Я это говорю сознательно, потому что знаю, врагов его не стало меньше. Некоторые пытаются принизить его роль, называя, что он, де, не поэт, а только певец, джырчы. Полагаю, их уровень образования таков, что в великой тюркской поэзии ? Джырчы - величина совершенна адекватная аэдам и рапсодам в древнегреческой литературе. Если честно, то именно вот этот юбилейный год для меня выявил вот эту затаенную злобу и недомыслие в среде нашей интеллигенции (по крайней мере эти люди числят себя таковыми). Раздумывая над этим, я пришел к необходимости некоторой собственной оценки поэзии Исмаила Семенова. И мне это сделать гораздо легче и сподручнее. Потому что я много ночей сидел над его текстами, искал адекватное переложение и передачу каждого его стихотворения на русский. Поиск оттенков, настроения поэта, ?нащупывание? адекватной интонации, без чего вообще невозможно сесть за перевод, порой открывает незаметную иронию, подтекст, показывает уровень и значение поэта, его Слова. Например, при переводе его стихотворения ?Лишон болмадым? (?Не стал лишенцем я?) поэт открыто иронизирует над колхозным строем. Любопытно, что это стихотворение на самом деле было опубликовано, и его буквально понимали, как открытую поддержку поэтом коллективизации. Но чего стоят строки: ?Да бирден чёгюч урайыкъ энди Биз ара мюлкню тёшюне?... Что говорить о людях того времени, когда сегодня один из отмеченных авторов статьи о нем, комментируя это стихотворение, так же оценил его, как современники коллективистского времени. В русском переводе у меня это место звучит так: ? Что ж, вместе станем молот поднимать, По общей наковальне им стучать. Друзья, примите же меня в колхоз, К работе общей я душой прирос?. Несомненная ирония самого текста, прямая декларация поэта, что : ? Ход времени я верно осознал И поведенье с ним свое связал?, ничего не сказали современному комментатору. Полагаю, что с этим комментатором сыграл злую шутку именно существующий в карачаевском обществе по сегодня тривиальный подход к творчеству поэта... Не на основе текста, а на основе слухов и домыслов. Конечно же, в ученой аудитории закономерно обсуждение места и роли всякого поэта именно на основе текста и его чтения. При том, как констатирует, литературовед и культуролог, доктор наук Ф.А. Урусбиева, нужны уровни чтения. Вместо этого у нас господствует вот эта защитительная позиция от щипящих и ползающих, другого эпитета не придумаешь для слухов и их распространителей. Бедные родственники, чтобы защитить отца и Поэта от этих домыслов, вынуждены были привести на съемки старика из дальнего селения, у которого скрывался во время оккупации Исмаил Семенов... Что-то мистическое и детективное есть в самом возвращении поэта в нашу действительность. Наши балкарские братья привезли из Средней Азии останки Кязима, отстроили дом-музей, издают на академическом уровне его творчество...потому что - Основоположник... У нас ...нет, пожалуй, не только там посетить могилу, но мало кто знает, где похоронен великий поэт?! Не в обиду братьям балкарцам, творчество Исмаила Семенова гораздо объемнее и, я бы сказал, актуальнее, чем у старшего его собрата Кязима...поскольку по времени ближе к нам...
Ужели в этом шипенье (и уже некоем хоре) - ответ не признающим первородство за великим Поэтом!? Сам факт возврата Исмаила Семенова на законное место вызвал такую панику в умах отдельных литературных старателей, только потому, что за ним последует нивелирование их собственного ?творчества?. Вот и в этом урок для нас всех живущих Исмаила Семенова. Констатация этого давно дана им самим: ?Все слабее я, Скоро расставанье, Жизнь и смерть моя ? Людям в назиданье?.
Итожа свое выступление, хотел бы сказать, как начал, следующее:
Я меньше всего хотел бы повторять общие места, возвращаться к вопросам биографии Исмаила Семенова, либо сетовать на нашу всегдашнюю неорганизованность, немощность, беспамятство. Все это имеет место, неизбывно и патологично. Мне хотелось бы сегодня озвучить, как мне кажется, неотвеченные вопросы, которые я себе задавал и задаю с тех пор, как столкнулся с текстами Исмаила Семенова. И я их, кажется, частично озвучил. Текстуальная работа над творчеством великого поэта только начинается. И я уверен, что с каждым годом мы будем открывать все больше граней его многогранного таланта. Мне кажется, что дело биографа окончательно разобраться в темных и неизвестных страницах его биографии. Дело филологов и литературоведов, добросовестных редакторов ? найти и опубликовать все его наследие. В родном мне Красном Кургане одну из новых улиц мы назвали его именем. Уверен, к его могиле в селе Терезе не ?зарастет народная тропа?. Все впереди. Что написано Каламом ? долговечнее человека! Случайно ли поэт в одном из последних стихотворений ?Ахыр сагъыш? писал: ?Ёлюм къолдан сылджыратхан келямгъа, Багъа бериб, сыйлы джерге Ким салыр?? Это вопрошание к ныне живущим, нам всем, его родному народу. Исмаил Семенов выдержал как человек, одаренный Всевышним огромным талантом, даром Слова ? даром размеренной поэтической речи, испытание как самим талантом, так и, я бы сказал, испытанием Тишиной, Пустотой, Немотой, заживо на 50-лет будучи в изоляции от своего читателя, от оглашения своего творчества! Он ни на йоту не усомнился в своей Вере, в Къадаре Всевышнего! И достойно прожил славную трудовую жизнь вместе со своим народом!
.....................
 
.........продолжение..........
Он завещал нам ценить и знать родной язык. ?Лелеять и хранить его, как сад!(...) Народу нашему он будет адвокат!? - подытожил он. Мне представляется, и в этом очередной урок Исмаила Семенова! И главный мой вывод: для каждого мыслящего нашего соплеменника - в осознании творчества Исмаила Семенова, в осмыслении морально-нравственных основ его поэтической мысли, являющихся образчиками карачаево-балкарской народной философии жизни ? и следовании им ? самый главный урок Исмаила Семенова.
 
Девушка Гор

Спасибо, что открываешь нам нашего великого Певца! Ждем продолжения...
 
Bulgar

Доклад ?4

С.М.ТЮБЕЕВА
кфн доцент кафедры литературы и
фольклора народов Северного Кавказа
Кабардино-Балкарского госуниверситета


СЕМЕНЛАНЫ СЫМАЙЫЛНЫ ФИЛОСОФИЯ ЛИРИКАСЫ

Ата журтха сюймеклик, адамлыкъгъа табыныу, сёзюне кертичилик, сабырлыкъ бла илхам адамгъа туугъан заманында биринчи солугъан хауасы бла кире болур деригим келеди Семенланы Сымайылны китабын къолума алып, назмуларын окъуп башласам.
Аны:
Не ётюрюк, не къызгъанчлыкъ, не зарлыкъ
Бир адамны биргесине туумайды.
Биз аланы джашау чакъда табабыз,
Ол шарт бизни тынч джашаргъа къоймайды, -
деген сёзлерини кертилигине да ишекли боллукъ адам хазна табылмаз.
Сымайылны энчи фикири, усталыгъы, терен сезими барды. Ол терен сезим такъгъан назмулада хар окъуучу кесини сагъышларын, Ата журтха сюймеклигин, жашау, тарых, низам, адет-тёре деген ангыламла бла байламлыгъын кесини ич сезимини итиниуюн табады. Ол сагъатда уа ?жазыучу мени сагъайтхан сезимлени къалай керти ангылап, быллай, тау сууча сюзюлген, назмулада нечик керти айталгъанды?, - деген сагъышла келедиле кёлюнге.
Семенланы Сымайылны поэзиясыны философиясында Ата журтха сюймеклиги, миллетини тарых жашауу, ата-бабаладан келген ёзден адети д.а.к. ангыламла жерлерин табып, поэтни фахмусу туудургъан оюмла назму тизгинлеге айланып, окъуучугъа хазыр амал болуп бериледиле. Ол да тюздю. нек дегенде, закий поэт тарыхны къыйын жолларын халкъы бла тенг ызлайды. Тау адетни, тёрени, миллет маданиятны бир тёлюден тёллюге сакълай, анга жангы бояула кийире, Ата журтуна махтау келтире, ёз халкъыны атын айтдыра келгенди.
Сымайылны поэзиясында философия кёп тюрлю бояулу, кёп тюрлю макъамлы жырды. Бирде ол джыр гимнча болады:
Сен кёкге джете мийиксе
Кавказ тауланы ичинде.
Мияла кибик джылтырай,
Къанга бузларынг юсюнгде.

Кийик бууларынг ёкюредиле
Къонгурауланы къакъгъанча,
Джугъутурларынг турушадыла
Атлыла чарсха чапханча.

Бирде сагъыш, ырахатлыкъ, сейирсиниу береди:
Джууаш джелле
Солуу бере,
Кёксюл кёлле
Тюшге кире.

Сакъ къаяла
Гёзет эте,
Ай таякъла
Джерге джете.

Терен кёкде
Джулдуз уча,
Тёгерекге
Нюрюн чача.

Бирде уа кюй болуп эшитиледи:
Тынгылайма таууш келед кюнбатхандан:
Шууулдайла Махар тауну тереклери,
Чакъыралла тансыкъ болуп Къарачайны...
Учуналла адамланы джюреклери.

Эшитилелле тюшде, тюнде ол тауушла.
Сан ? мындады, джан ? андады, андад эсим...
Керти болур, эшда, халкъда джюрюген сёз,
?Тансыкъ болуп излейд?, - деген джер иесин.

Халкъыны кёлден чыгъармачылыгъыны байлыгъында ёсген Сымайыл, ол байлыкъны, сёз усталыгъын жюрегине сингдирип, бизге багъасы болмагъан, хар сёзю сагъыш этдирген, бийик магъаналы назмуларын саугъа этип кетгенди.
Кюн тиеди тёгерекни джарыта,
Къанатлыланы джыргъа, оюннга тарта...
Кёзюм къарайд табийгъатны хатына...
Термилеме джеталмазлыкъ затыма...

Къанатлыча кёксюл кёкде учалсам,
Жарлы халкъгъа тюзлюк излей кетерем,
Эй, халкъ чекген къыйынлыкъны айталсам,
Бу дунияда муратыма джетерем.

Семенланы Сымайылны лирика жигити, Шумер патчах - Гильгамешча, халкъы ючюн жортууулгъа чыгъаргъа хазырды. Алай Шумер патчахдан энчилиги недеди десегиз, Гильгамеш халкъына ёлюмсюз ёмюр излей атланнган эди узакъ жолгъа, Сымайылны жигити уа ?жарлы халкъгъа тюзлюк излейди?.
Поэтни оюмуна кёре, кёп артыкълыкъ сынап келген миллетге жаланда эркинлик керекди. Ол а, тынчлыкъ бла табылмагъанын Сымайыл уста биледи.
Атыл делле да ? халкъым атылды,
Чачыл делле да ? мюлкю чачылды,
Адыргы эркинлиги, джери да сыйырылды,
Хар къыйынлыкъ да бизге къуюлду.

Ачыу кючлебди кёкюреклени,
Палах къатдырады тюз джюреклени,
Хар ёлгенибиз джерин кюсейди,
Хар джаны болгъан джуртун кюсейди.

Семенланы Сымайыл философия сагъышла туудургъан оюмларын тёгерекде табийгъатдан алады, ол хар затны: терекни, тауну, ташны, тау сууну башха, ич магъаналарын кёреди, аланы жашау сынауу бла ётдюрюп, миллет энчиликни жорукъларын бузмай, халкъыны адабият хазнасын байыкъдыргъанды.
Сымайылны ?Шаптал терекге къарай? деген назмусунда жазыучуну философия сагъышлары бизни да сагъышлы этдиреди. Къыш келип, шаптал терекни бутакъчыгъын апчытып тура эсе да, жаз келгенлей ол жангырып чагъарыкъды ?Бу ёмюрюнг сени ётюп кетсе да, Келир жазда сен жангыдан чагъарса?, - дейди поэт. Аны сагъышлы ауазында ол терек бутакъчыкъны къадарына жандауурлукъ да, сукъланыулукъ да эшитиледиле.

Джангыз адам къайтаралмаз джаз кюнюн,
Бу дунияда ол бир кере чагъады...
Сени ёмюрюнг хойнух кибик тёгерек,
Адам ёмюр ? саркъып кетген шорхады.

?Танг аласында? деген назмусуну макъамы башха сагъышла туудурады. Сары эрикни сыннган бутагъы, жай келсе да, жангыдан чагъып, эриклери бла кишини да къууандыралмаз деген тизгинле башха затны юсюнден айтадыла.
Тынч тиширыу, зарлыкъ жетген, къарт, онгсуз, тюйюлген,
Бу бутакъны сизге ушатып мыдах болдум кёлюмден.

Къарт Сымайыл сюеледи хуна ташха таянып...
Орамны уа халкъ барады ёз ишине сагъайып...

Закий назмучуну поэзиясында жашау, ёлюм деген ангыламла бир бирлерине къаты байланнганлай барадыла. Алай ол кёлсюзлюкню, амалсызлыкъны, жюрек такъырлыкъны байланыуу тюйюлдю. Ол эки ангыламны арасы адамны жашаууду. ?Адам деген ? тул туманда жолоучу, Ким насыплы табар тюз жол барыргъа!?? Бу соруу жууап излемейди. Алай хар кимни да сагъышлы этдиргенине ишекли болалмабыз:

Не этейик, джашау деген кёзбауду,
Кёп зат теджейд, онг а бермейд сайларгъа.
Эм керти джыр бу дунияда - белляуду,
Эм керти сёз ? осуятды адамгъа.

Сымайылны ?Расулгъа? деген назмусунда да къарт аппа туудугъуну эсинде ёмюрлеге бегитирге сюйген адамлыкъ илишанланы белгилерин кёребиз. Бу илишанла ата-бабаладан келген жорукъладыла ?ишлемеген -тишлемез? (Нс), ?Болмаз къабыныг Этим болмаса?. Миллет сезим къанына синнген уста уста болмаз эди, аны халкъына билдирип, кенг жаймаса.

Кёлюнг тоймаз
Джут болса джюрек.
Юйюнг онгмаз
Тутмаса адет.

Халкъынгдан кенгде ?
Учхан къуш тюклей,
Туугъан джерингде
Эмен тереклей.

Эсде тут, балам,
Халкъынгы шартын, -
Ма ол заманда
Айтылыр атынг.


Сымайылны хар бир назмусу, ала кийизча, бир уллу суратды. Хар оюуу бир сезим туудургъан суратда хар окъуучу кесича сагъышла этеди, алай бир заманда да тюрленмеген, алдамагъан, жокъ болмагъан сезим, ол Ата журтха сюймекликди. Жырчы Сымайылны чыгъармачылыгъында уа ол сюймекликни гимнден башхалыгъы жокъду.

Ол джылланы къан ызлары кеберле,
Аллах айтса, уланларынг джетерле,
Сен джырларса, тауларынгда алгъынлай,
Джарлы халкъым, ой, джаралы Къарачай!

Ёлгенинге джандет юйню багъышлай,
Сауларынгы джашау джолгъа алгъышлай,
Мен айтханча джыламугъунг джылтырай,
Айт орайда, ой джаралы Къарачай!
 
Жизнь и смерть моя ? Людям в назиданье - много ли нас,которые понимают эти слова???
 
Девушка Гор, какая ты молодец!!!
 
Еще один доклад :) С.М.ТЮБЕЕВА кфн доцент кафедры литературы и фольклора народов Северного Кавказа Кабардино-Балкарского госуниверситета СЕМЕНЛАНЫ СЫМАЙЫЛНЫ ФИЛОСОФИЯ ЛИРИКАСЫ Ата журтха сюймеклик, адамлыкъгъа табыныу, сёзюне кертичилик, сабырлыкъ бла илхам адамгъа туугъан заманында биринчи солугъан хауасы бла кире болур деригим келеди Семенланы Сымайылны китабын къолума алып, назмуларын окъуп башласам. Аны: Не ётюрюк, не къызгъанчлыкъ, не зарлыкъ Бир адамны биргесине туумайды. Биз аланы джашау чакъда табабыз, Ол шарт бизни тынч джашаргъа къоймайды, - деген сёзлерини кертилигине да ишекли боллукъ адам хазна табылмаз. Сымайылны энчи фикири, усталыгъы, терен сезими барды. Ол терен сезим такъгъан назмулада хар окъуучу кесини сагъышларын, Ата журтха сюймеклигин, жашау, тарых, низам, адет-тёре деген ангыламла бла байламлыгъын кесини ич сезимини итиниуюн табады. Ол сагъатда уа «жазыучу мени сагъайтхан сезимлени къалай керти ангылап, быллай, тау сууча сюзюлген, назмулада нечик керти айталгъанды», - деген сагъышла келедиле кёлюнге. Семенланы Сымайылны поэзиясыны философиясында Ата журтха сюймеклиги, миллетини тарых жашауу, ата-бабаладан келген ёзден адети д.а.к. ангыламла жерлерин табып, поэтни фахмусу туудургъан оюмла назму тизгинлеге айланып, окъуучугъа хазыр амал болуп бериледиле. Ол да тюздю. нек дегенде, закий поэт тарыхны къыйын жолларын халкъы бла тенг ызлайды. Тау адетни, тёрени, миллет маданиятны бир тёлюден тёллюге сакълай, анга жангы бояула кийире, Ата журтуна махтау келтире, ёз халкъыны атын айтдыра келгенди. Сымайылны поэзиясында философия кёп тюрлю бояулу, кёп тюрлю макъамлы жырды. Бирде ол жыр гимнча болады: Сен кёкге джете мийиксе Кавказ тауланы ичинде. Мияла кибик джылтырай, Къанга бузларынг юсюнгде. Кийик бууларынг ёкюредиле Къонгуроуланы къакъгъанча, Джугъутурларынг турушадыла Атлыла чарсха чапханча. Бирде сагъыш, ырахатлыкъ, сейирсиниу береди: Джууаш джелле Солуу бере, Кёксюл кёлле Тюшге кире. Сакъ къаяла Гёзет эте, Ай таякъла Джерге джете. Терен кёкде Джулдуз уча, Тёгерекге Нюрюн чача. Бирде уа кюй болуп эшитиледи: Тынгылайма таууш келед кюнбатхандан: Шууулдайла Махар тауну тереклери, Чакъыралла тансыкъ болуп Къарачайны… Учуналла адамланы джюреклери. Эшитилелле тюшде, тюнде ол тауушла. Сан – мындады, джан – андады, андад эсим… Керти болур, эшда, халкъда джюрюген сёз, «Тансыкъ болуп излейд», - деген джер иесин. Халкъыны кёлден чыгъармачылыгъыны байлыгъында ёсген Сымайыл, ол байлыкъны, сёз усталыгъын жюрегине сингдирип, бизге багъасы болмагъан, хар сёзю сагъыш этдирген, бийик магъаналы назмуларын саугъа этип кетгенди. Кюн тиеди тёгерекни джарыта, Къанатлыланы джыргъа, оюннга тарта… Кёзюм къарайд табийгъатны хатына… Термилеме джеталмазлыкъ затыма… Къанатлыча кёксюл кёкде учалсам, Джарлы халкъгъа тюзлюк излей кетерем, Эй, халкъ чекген къыйынлыкъны айталсам, Бу дунияда муратыма джетерем. Семенланы Сымайылны лирика жигити, Шумер патчах - Гильгамешча, халкъы ючюн жортууулгъа чыгъаргъа хазырды. Алай Шумер патчахдан энчилиги недеди десегиз, Гильгамеш халкъына ёлюмсюз ёмюр излей атланнган эди узакъ жолгъа, Сымайылны жигити уа «жарлы халкъгъа тюзлюк излейди». Поэтни оюмуна кёре, кёп артыкълыкъ сынап келген миллетге жаланда эркинлик керекди. Ол а, тынчлыкъ бла табылмагъанын Сымайыл уста биледи. Атыл делле да – халкъым атылды, Чачыл делле да – мюлкю чачылды, Адыргы эркинлиги, джери да сыйырылды, Хар къыйынлыкъ да бизге къуюлду. Ачыу кючлепди кёкюреклени, Палах къатдырады тюз джюреклени, Хар ёлгенибиз джерин кюсейди, Хар джаны болгъан джуртун кюсейди. Семенланы Сымайыл философия сагъышла туудургъан оюмларын тёгерекде табийгъатдан алады, ол хар затны: терекни, тауну, ташны, тау сууну башха, ич магъаналарын кёреди, аланы жашау сынауу бла ётдюрюп, миллет энчиликни жорукъларын бузмай, халкъыны адабият хазнасын байыкъдыргъанды. Сымайылны «Шаптал терекге къарай» деген назмусунда жазыучуну философия сагъышлары бизни да сагъышлы этдиреди. Къыш келип, шаптал терекни бутакъчыгъын апчытып тура эсе да, жаз келгенлей ол жангырып чагъарыкъды «Бу ёмюрюнг сени ётюп кетсе да, Келир жазда сен жангыдан чагъарса», - дейди поэт. Аны сагъышлы ауазында ол терек бутакъчыкъны къадарына жандауурлукъ да, сукъланыулукъ да эшитиледиле. Джангыз адам къайтаралмаз джаз кюнюн, Бу дунияда ол бир кере чагъады… Сени ёмюрюнг хойнух кибик тёгерек, Адам ёмюр – саркъып кетген шорхады. «Танг аласында» деген назмусуну макъамы башха сагъышла туудурады. Сары эрикни сыннган бутагъы, жай келсе да, жангыдан чагъып, эриклери бла кишини да къууандыралмаз деген тизгинле башха затны юсюнден айтадыла. Тынч тиширыу, зарлыкъ джетген, къарт, онгсуз, тюйюлген, Бу бутакъны сизге ушатып мыдах болдум кёлюмден. Къарт Сымайыл сюеледи хуна ташха таянып… Орамны уа халкъ барады ёз ишине сагъайып… Закий назмучуну поэзиясында жашау, ёлюм деген ангыламла бир бирлерине къаты байланнганлай барадыла. Алай ол кёлсюзлюкню, амалсызлыкъны, жюрек такъырлыкъны байланыуу тюйюлдю. Ол эки ангыламны арасы адамны жашаууду. «Адам деген – тул туманда джолоучу, Ким насыплы табар тюз джол барыргъа!?» Бу соруу жууап излемейди. Алай хар кимни да сагъышлы этдиргенине ишекли болалмабыз: Не этейик, джашау деген кёзбауду, Кёп зат теджейд, онг а бермейд сайларгъа. Эм керти джыр бу дунияда - белляуду, Эм керти сёз – осуятды адамгъа. Сымайылны «Расулгъа» деген назмусунда да къарт аппа туудугъуну эсинде ёмюрлеге бегитирге сюйген адамлыкъ илишанланы белгилерин кёребиз. Бу илишанла ата-бабаладан келген жорукъладыла «ишлемеген -тишлемез» (Нс), «Болмаз къабыныг Этим болмаса». Миллет сезим къанына синнген уста уста болмаз эди, аны халкъына билдирип, кенг жаймаса. Кёлюнг тоймаз Джут болса джюрек. Юйюнг онгмаз Тутмаса адет. Халкъынгдан кенгде – Учхан къуш тюклей, Туугъан джерингде Эмен тереклей. Эсде тут, балам, Халкъынгы шартын, - Ма ол заманда Айтылыр атынг. Сымайылны хар бир назмусу, ала кийизча, бир уллу суратды. Хар оюуу бир сезим туудургъан суратда хар окъуучу кесича сагъышла этеди, алай бир заманда да тюрленмеген, алдамагъан, жокъ болмагъан сезим, ол Ата журтха сюймекликди. Жырчы Сымайылны чыгъармачылыгъында уа ол сюймекликни гимнден башхалыгъы жокъду. Ол джылланы къан ызлары кеберле, Аллах айтса, уланларынг джетерле, Сен джырларса, тауларынгда алгъынлай, Джарлы халкъым, ой, джаралы Къарачай! Ёлгенинге джаннет юйню багъышлай, Сауларынгы джашау джолгъа алгъышлай, Мен айтханча джыламугъунг джылтырай, Айт орайда, ой джаралы Къарачай!
Говорят, физически человек обновляется каждые семь лет. А духовно не обновляется ли человек еще чаще? Сколько человек умирает в одном человеке, прежде чем сам он умрет?
 
Кази-Магомед ТОТУРКУЛОВ Народный писатель КЧР, член Союза писателей и Союза журналистов РФ,кандидат филологических наук.Если духовные богатства, что творческая личность привносит, становятся неотъемлемым достоянием народа, имя и образ человека, их создавшего, навечно откладываются в исторической памяти, благотворно воздействуя на нацио-нальный разум и менталитет, совершенствуя жизненный опыт и вкус.Личность, судьба и творческая деятельность знаменитого народного поэта Карачая Исмаила Семенова еще при его жизни были как бы окутаны ореолом таинственности, то обретая легендарные черты, высшее признание и достоинство, то под натиском недругов рисуясь приземленным, деформируясь в еле различимый силуэт немощного, согбенного старца, пред которым закрыты все двери.Иначе и не могло быть, так как он достиг таких высот в творческом осознании мира и таких небывалых, головокружительных успехов в реальной жизни, которые, как говорится, возможны один раз в тысячу лет; и за которые ему, никем и ничем не защищенному, более полувека пришлось нести крест изгоя, выносить безжалостные удары, хулу и клевету недоброжелателей, завистников, бюрократов. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]«Становление и развитие карачаевской литературы, достаточно полно и глубоко изученное карачаевскими литературоведами, не может быть осмыслено и понято во всей своей полноте без определения роли и места творчества Исмаила Семенова в национальном культурном и литературном пространстве», - справедливо подчеркивает в своей книге «Художественный мир Исмаила Семенова» доктор филологических наук Зухра Караева1. И далее: «Полувековое забвение и, как следствие, полная неисследованность поэзии И. Семенова нанесли невосполнимый урон карачаевской литературе и культуре в целом, лишив ее на долгие годы нравственного камертона и высокого творческого ориентира, прервав преемственную связь в развитии национальной духовности»;Исторически сформировавшийся мировоззренческий и морально-нравственный облик карачаевцев, то, что ныне определяют как национально-этническую ментальность, был основой личности Джырчы Исмаила, целостности его характера, могучего душевного здоровья и внутренней гармонии, независимого взгляда на мир, устремленности к познанию, самоотверженному труду. Он стал поэтом так же естественно, как наследовал вековечную культуру своих соплеменников, их представления об общечеловеческих ценностях, их знание мира. Это определило творческую индивидуальность, его философско-эстетические искания, гуманистическую сущность поэзии. По мере сделанного и силе творческого духа, и поэтической судьбе, Исмаил Семенов, безусловно, достоин пьедестала мировых светил ХХ века. Судьба народного поэта, всю жизнь, до последнего часа, подвергавшегося разнузданной дискриминации, гонениям, сродни судьбам большинства таких же, как он, великих рыцарей духа, лучших представителей человечества, вобравших в себя мировую скорбь и мировое торжество жизни, давших нам ощутить их пределы и беспредельность, посредством своих произведений, предлагающих возможность сделать человеческий выбор.Это творчество – вне пространства, вне времени, оно глубоко национальное и вне национальных границ. Время – высший земной судия – возвращает все на круги своя. Как и до сих пор в истории, прах и тлен остаются от некогда всесильных державных и удельных временщиков – властителей. Творчество же Исмаила Семенова, более полувека находившееся под официальным запретом является читателю в своей первозданной чистоте и свежести. Возвращается национальной литературе то, что было преступно от нее отторгнуто.«Теснимый и гонимый», он прожил долгую жизнь, почти век, создал произведения, несомненно, являющиеся поэтическим пульсом времени. Читаешь его и, действительно, такое впечатление, что нет в мире, в природе явления, значительного события, о котором бы он не написал, до чего бы ни дошла его мысль.Звезда поэта взошла в конце 20-х – начале 30-х годов, засверкала, засияла, осветив собою не только небо горячо любимого родного Карачая, но весь Северный Кавказ.Сейчас важно всем нам осознать, что это творчество, являющееся высокохудожественным отражением многовековой национальной культуры, общечеловеческой общности, единства мира – у нас есть и что это великое благо. Известно, что существование любого общества немыслимо без его полноценной духовной эволюции. Презревающие, игнорирующие жизнь собственной души, неизбежно деградируют, самоуничижаются, самообрекаются.Если большая часть лучшего, что у нас есть, ограничено в правах, вернее даже сказать, некогда отторгнутое, и теперь, уже по причине нашей беззаботности, инертности, глухой стены равнодушия, воздвигнутой временем и отдельными чиновниками, остается полуизвестным, полуопубликованным, полулегальным, полупризнанным, недораскрытым, недочитанным, недопонятым, недооцененным, недоступным в истинном своем объеме людям, а как следствие, безусловно недооказавшим на них своего благотворного влияния – несложно представить национальную культурную ситуацию. Речь идет о великом достоянии карачаевского народа, выведенном за пределы его духовной жизни: десятках тысяч вобравших его мудрость, высокий художественный опыт стихотворных строках, 120 песнях и мелодиях, изумительных поэмах, огромном количестве крылатых выражений, посвящений, плачей, афоризмов, зикиров – чудо жизни восхваляющих, радость и счастье утверждающих, человечность, укрепляющих, национальное достоинство поднимающих – многие из которых беспризорно ходят и под другими редакциями, и под другим «авторством»… Возвращение их целиком в истинном облике в лоно родной культуры – наиболее актуальная на сегодня, универсальная проблема карачаевской литературы, науки, искусства, решение которой станет несомненным вкладом в дело дальнейшего сохранения духовного здоровья и благополучия народа, ступенью всеохватного, поступательного национального возрождения. Жизнь каждого человека, а тем более народа – бесценный божий дар, с которым ничто не может сравниться, и естественно, особенно на крутых изломах истории, всем вместе и в отдельности заботиться об ее сохранении, улучшении, развитии. Точно как и формирующаяся в течение тысячелетий национальная культура, оберечь которую всегда равнозначно неутере, отстоянию национального достоинства, как всего того, что собственно означает последнее, представляет суть человеческие обретения на путях цивилизации.Нет сомнения, что самую верную оценку своей жизни и судьбе дал сам Джырчы Исмаил. И вообще, конечно, все дело именно в том, что до сих пор не была прочитана, как должно, его неповторимая поэзия. И народом, потому что была утаена от него, и специалистами. Появившиеся в последние годы научные исследования уже многое расставили по своим местам. Разумеется, это только начало большой работы, но она идет и нужно отметить, что вряд ли национальному литературоведению когда-нибудь приходилось выполнять более благородную и благодарную миссию. Двадцать два года работал Джырчы Исмаил над выдающейся своей поэмой «Акътамакъ», состоящей из пяти тысяч поэтических строк. Это то, что на сегодняшний день собрано и опубликовано. По свидетельству Азрета Семенова, поэма еще больше, в нее входит около семи тысяч строк, что составит более полутора тысяч строф. Известно такое высказывание о своей поэзии Исмаила Семенова: «Моя поэтическая тетрадь – большая. Способна покрыть всю землю, моря и океаны, все небо. Я записываю свои стихи на них, а не на бумаге»«Акътамакъ» - не просто трепетный, влекущий, захватывающий читателя диалог с возлюбленной, а достойный самого удивительного, красивого, челове-ческого чувства величавый гимн счастью любви. Как же звучит этот гимн? Безусловно, пересказать поэзию невозможно, ее надо видеть, слышать, чувствовать. Ею надо дышать, как это делал Джырчы Исмаил. В мировой поэзии о любви чего только не сказано, она воспета всеми великими и невеликими, это чувство тысячами лет освещает и освящает жизнь людей. Любовь, как путеводная звезда человечества, оберегающая его от хлада мира. Исмаил по-своему, как никто другой, сумел возвеличить в поэзии это чувство, раскрыть его новые, неведомые грани, открыть миру Карачай, а Карачаю открыть мир. Сегодня, более чем через 70 лет после первой публикации «Акътамакъ», несомненно, что это цельный, вневременной, бесстрастный к часто менявшейся политической и общественной конъюнктуре художественный мир, такой же свежий, нарядный, чудодейственный, как и в пору своего рождения. Данте увековечил свою Беатриче, Шекспир подарил миру Джульетту, Есенин воспел «несказанную нежность» и красоту славянки. Лучшие образцы национальных произведений всех народов сотканы из прекрасных женских образов. Этот ряд великих творений и имен не может быть полным без поэмы «Акътамакъ» Исмаила Семенова. Народный поэт Карачая, безусловно, из той же когорты великих, из тех, чья жизнь и творчество – потрясающие поэтические открытия, озаренные, напоенные любовью. Жизнь для великого карачаевского поэта была поэзией, поэзия была жизнью.Сегодня с полным основанием мы можем констатировать следующее. Наверное, в Карачае не было другого человека, который по своей славе – настоящей, заслуженной, неувядаемой, ставшей частью народного сознания, всегда благотворно влиявшей на него – мог сравниться с Джырчы Исмаилом. И это несмотря на усиленные, чрезвычайные попытки науськиваемых партаппаратом, плодившихся, как грибы после дождя, недругов изъять, уничтожить ее. Очевидцы говорят, что в конце 20-х – начале 30-х годов без Исмаила Семенова не обходилось в области ни одно крупное торжественное мероприятие, он исполнял свои песни на концертах и собраниях, на полевых станах и разного рода олимпиадах, в том числе всесоюзных, проходивших в Москве, Ростове и т. п., где участвовали такие выдающиеся популярные полпреды народов, как Джамбул Джабаев, Сулейман Стальский, и неизменно с этих смотров-конкурсов народных талантов возвращался с победой.Многие читали опубликованную в 1988 году в карачаевской газете статью писателя и литературоведа Назифы Кагиевой о том, что на проходившем в 1936 году в Ереване Всесоюзном фестивале народных талантов Джырчы Исмаил занял первое место4.Рассказывают и о таком случае. Собирается очередной съезд Союза писателей СССР в Москве. В Колонном зале объявляют прибытие делегаций из различных регионов, которые рассаживаются по заранее отведенным для них местам. И вот, после приветственных аплодисментов писателям следующей, союзной республики, слышится: «Народный поэт Карачая Исмаил Семенов».Аплодируя, встает председательствующий Александр Фадеев, за ним - его почетное окружение, все сидящие в зале многочисленные делегаты и под их рукоплескания Джырчы Исмаила препровождают на его место в президиуме5.В полной мере использовавшая огромный талант Исмаила Семенова, власть вначале всячески поощряла его. В те годы он был принят в Союз писателей СССР, получил звание Народного поэта Карачая, за подвижнический труд, выдающуюся литературную деятельность Советское правительство наградило Джырчы орденом Трудового Красного Знамени, для него был отстроен дом на родине. Знаменитые поэты и переводчики А. Фадеев, С. Родов, Г. Орловский, В. Звягинцева, В Торопецкий, Э. Капиев и другие переводили его произведения на русский язык. Подборки стихов опубликовали журналы «Огонек», «Дружба народов» и другие центральные издания. Вышли из печати книги «Песни» (1937), «Песни и частушки» (1937), «Песни и стихи» (1939), «Стихи и песни» (1940), а также его произведения включались в выходящие по всей стране коллективные сборники и антологии.В 1943 году вместе со всем народом Исмаил Семенов пережил трагедию депортации, которую с самого начала (Стихотворение «В день переселения») до конца («Стихотворение «Возвратимся») запечатлел с величайшей поэтической силой. Это поэзия протеста, которой автор, как говорится, не на жизнь, а на смерть воевал против обрушившегося на народ зла, днем и ночью его мысли были о победе справедливости, о восстановлении честного имени и достоинства репрессированных соплеменников. Открыто, безоговорочно, с всепроникающей, огромной художественной силой обвиняет он кровавый сталинский режим в преступлении против народа, против человечности. В этих стихах Джырчы Исмаил предал анафеме монстра — пожирающую всех и вся чудовищную тоталитарную систему.Стихи Исмаила Семенова — это новое слово обо всей многогранной многоликой, счастливой и многотрудной людской жизни, выраженное высокохудожественно, лишь ему присущим слогом, красиво, непохоже на других — небывалая поэзия — отражение его могучей души. Это также — о годах ссылки — поэзия протеста, моральной поддержки угнетенных, надежды, веры в торжество справедливости, духовной реабилитации, жизнеутверждения и возрождения, так как в них явственно прослеживаются, превалируют мотивы борьбы за сохранение народа, его жизненных ресурсов, духовно-нравственного здоровья. Начиная с 1957 года, воодушевленный обретением родной земли, поэт создал цикл глубоко человечных, глубоко художественных произведений, может быть, беспрецедентную в мировой практике поэзию неподвластной разуму, удивительной, полурадостной-полупечальной — со слезами на глазах — (это его образ, который через некоторое время в известной песне «День победы» создал и другой поэт) — трогательной, долгожданной встречи народа-изгнанника со своей неотъемлемой, необходимой, как сама жизнь, колыбелью.Но «всесильные» ему быстро показали, что для энтузиазма оснований нет. Дискриминация народа, обвинения против него, подавление его национальной самобытности и достоинства продолжались в новых формах. В эти годы для Исмаила Семенова были созданы особо тяжелые условия морального дискомфорта и гнета, он находился под постоянным давлением недругов, опекой спецорганов, вновь подвергался допросам. Не было конца злословию, наветам на него. Под запретом оказалось, преследовалось и все его творчество. Пользуясь последним, созданное им стали открыто, на его же глазах разворовывать.Когда уже широко известную его песню «Минги Тау» в первый раз по областному радио передали под чужим именем, возмущенный старый Джырчы смог приехать и потребовать объяснений, опровержения. Как свидетельствуют очевидцы, для «разборки» ситуации была создана специальная комиссия, с участием представителей парторганов, которые, видимо, тут же не преминули напомнить автору, что он и его творчество вне закона. Так что на поставленный перед ним вопрос: «Утверждает ли, настаивает ли Джырчы Исмаил, что песня «Эльбрус» принадлежит ему, он ответил: «Я не говорю да, не говорю и нет. Не отказываюсь от песни, и не настаиваю, что она моя»… Одному из близких людей, потом, о причинах такого ответа, Джырчы сказал: «Песню тут же бы запретили, не прекрати я утверждать, что она — моя. Я ее создал для народа. Пусть поет, пользуется на здоровье. Когда нужно, он всегда разберется: чья она. Главное, чтоб песня была жива, звучала…»Известно, что эту его песню впоследствии пытались присвоить многие другие, и очень известные, популярные в стране композиторы, о некоторых из них литературовед Назифа Кагиева подробно говорила в посвященной жизни и творчеству Исмаила Семенова первой телевизионной передаче ГТРК «Карачаево-Черкесия» 19 апреля 2000 года. У нас, в Карачае, до последнего времени песня «Эльбрус» звучала, и вошла в уже изданные антологии и учебники как народная.О корыстолюбцах, плагиаторах, мародерах, в течение долгого времени гревших руки на неповторимом наследии Джырчы Исмаила, растаскивавших его как по целым произведениям, так и отдельным строкам, образам, словосочетаниям, подробно, называя имена и «заслуги», написал Азрет Семенов в своей оригинальной поэме «Ахыратха письмо» («Письмо на тот свет»), созданном им как ответ на отцовское стихотворение-завещание «Сыну»7. Мы же теперь, через время, можем констатировать, что вопиющее попрание авторского достоинства гения — дикое мародерство, через время все равно обернулось, как говорят врачи, «положительной динамикой» (у аморального, безнравственного деяния, воровской медали оказалась и такая сторона): в отзвуках и фрагментах сохранилось колоссальное влияние на весь литературный процесс творчества Джырчы, то, что подсуетились «известные поэты» и «музыканты» даже посредством грабежа подняться на недосягаемый уровень художественных достоинств произведений Исмаила, то есть незаконное, но использование его нетленных образов, метафор, эпитетов, мотивов объективно отражалось на всем окружении, вело культуру вперед. И здесь подтвердилось, что все исмаиловское — его деятельность поэта и музыканта — это всегда хорошо, в любых обстоятельствах во благо людей.Готовность людская изыскать соринку в чужом глазу и, попутно стараясь превратить его в дерево, изобличать, обвинять, приговаривать, пытаться морально растрепать, казнить себе подобного, поистине достойная лучшей участи, поразительна. Горько, неутешительно это сознавать. Так как именно подобным отношением была большей частью окружена, обложена жизнь великого Джырчы в его последние годы и ничто уже исправить невозможно.;Нет, не смогли враги положить его на лопатки, в неравной изнурительной борьбе не стал он побежденным, до последнего часа сохранив свою веру в доброе и вечное и, поистине сыновнюю преданность и любовь к родному народу, устремленность к светлым идеалам человечества, свое стремление принести ему как можно больше пользы. Ничто не смогло заставить его почувствовать себя никчемным, несчастным. Великий духом, великий в делах, он уберег, не разрушил свой светлый мир, свой цельный характер ничем, и, безусловно, эта вот его неистребимая жизненная сила, то, что он и его творчество выше всех злодейских происков, тлетворных влияний – охранит его имя и наследие в будущем, оставаясь для потомков светочем, маяком вселенской любви и добра, торжества духа, человеческого величия.;Вполне логично считать, что Исмаил был одним из первых диссидентов в стране, в полной мере испытавшим на себе всю тяжесть тоталитарной государственной машины, политического преследования. И было б справедливо, если это бы признали на международном уровне. Потому что Исмаил Семенов – гражданин страны и мира, его поэзия, полно раскрывающая вековечные духовные ценности Карачая – общечеловеческое достояние.Прошел почти век со дня написания многих произведений Исмаила Семенова, а мы еще только открываем их притягательную силу, их значение – это и есть то, что называется жизнью классики во времени, это и есть свидетельство, что настоящая культурная ценность непреходяща. Исмаил Семенов двинул вперед всю культуру народа. Именно в его творчестве карачаевский литературный язык нашел свое сегодняшнее воплощение, своими песнями, великой поэзией, прекрасной музыкой, провидческими афоризмами, беззаветной работой души Джырчы Исмаил изменил национальное сознание, сразу выведя его на уровень мировых культурных достижений. Так что мы можем говорить и о поэзии самой высокой пробы, и о гениальной бессмертной музыке (которую, мингитауовскую например, давно воспринимают почти как национальный гимн у самых разных народов по обе стороны Кавказского хребта), и великом исполнительском мастерстве, и о бесконечном развитии мирочувствования.Соответственно мы и должны воспринимать его образ, его творчество. Соответственно и должны относиться.Нынешние юбилейные мероприятия дают надежду, что многие вредоносные суждения и заблуждения части творческой интеллигенции и некоторых специалистов литературы, в частности, инертно продолжающих относить Джырчы Исмаила к «категории фольклорных старцев», - чье время, если и было некогда в силе, то давно и безвозвратно прошло, - будут преодолены. Все смогут увидеть, что творчество Исмаила Семенова - это совершенно новый уровень художественности, качество настоящей литературы, высокой поэзии, как любое гениальное явление надолго превзошедшее свое окружение.Художественный дар Исмаила, если и можно сопоставить, то с такими величинами как А. С. Пушкин, С. Есенин, чьи звезды зажглись для всех времен и народов. Предложения Создать комиссию по наследию Джырчы Исмаила, главной задачей которой станет восстановление его уникальной поэзии в полном объеме. Этой же комиссии позаботиться о том, чтобы сделать произведения Семенова доступными для иноязычного читателя, то есть инициировать переводы на другие языки, проследить, чтобы это было сделано ответственно, на должном уровне. Данной комиссии же готовить к изданию Полное собрание сочинений Джырчы. 2. Провести мероприятия по увековечению памяти Джырчы Исмаила в ауле Учкулан, где он родился и вырос, стал Народным поэтом, в ауле Красный Октябрь Зеленчукского района, где долгое время проживал после возвращения из Средней Азии, селе Джингирик и селе Терезе, в которых провел последние годы жизни.В столице республики г. Черкесске установить памятник Исмаилу Семенову. Также в г. Черкесске создать музей поэта. 3. Так как вся жизнь и дела Исмаила Семенова, его бессмертная поэзия были от народа и для народа, каждое его слово благотворно, зовет человека ввысь, в рост, к прогрессу, к непреходящей духовности, учит в любых ситуациях оставаться человеком – учредить и присвоить республиканской премии за выдающиеся достижения в области науки и культуры, литературы и искусства, общественную и иную, во благо мира и процветания жизни, благополучия людей деятельность – имя Исмаила Семенова.
Изменено: Девушка Гор - 09.08.2012 18:17:27
Говорят, физически человек обновляется каждые семь лет. А духовно не обновляется ли человек еще чаще? Сколько человек умирает в одном человеке, прежде чем сам он умрет?
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам