Войти на сайт
22 Февраля  2019 года

 

  • Къралынгы – душмандан, башынгы от бла суудан сакъла.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Аманны тукъумуна къарама, игини тукъумун сорма.
  • Уллу суу бла уллу ауруудан башынгы сакъла.
  • Тиширыусуз юй – отсуз от джагъа.
  • Эл тойса, тоймагъан, эл къойса, къоймагъан.
  • Кийим тукъум сордурур.
  • Аз сёлеш, кёб ишле.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Ёлген ийнек сютлю болур.
  • Ана – юйню кюн джарыгъы.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Сагъыш – къартлыкъгъа сюйюмчю.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Ана къолу ачытмаз.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Аман киши кеси юйюнде – къонакъ.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Сёз къанатсыз учар.
  • Къоркъакъны кёзю экили кёрюр.
  • Бети бедерден, намыс сакълама.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Ишленмеклик адамлыкъды.
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Ач бёрюге мекям джокъ.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Суугъа – таянма, джаугъа – ийнанма.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Кёб ашасанг, татыуу чыкъмаз, кёб сёлешсенг, магъанасы чыкъмаз.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Сакъалы текени да бар, мыйыгъы киштикни да бар.
  • Кёб джашагъан – кёб билир.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Къонакъ аман болса, къонакъбай джунчур
  • Къар – келтирди, суу – элтди.

 

Страницы: 1
RSS
Ощутить вкус веры...
 
Я ощутил вкус веры... БисмиЛлахи р-Раhмани р-Раhим Прошло 4 года с тех пор, как я принял Ислам. В этом году собирался в отпуск и узнал о том, что именно в этот период будет Хадж. Разве мог я теперь думать о чем-то еще, как о выполнении пятого столпа Ислама, тем более что у меня была материальная возможность поехать в Хадж, и может быть единственная. Во всяком случае, в тот момент я рассуждал именно так. То, о чем я слышал только из рассказов, то, о чем я лишь читал и картинками чего с упоением наслаждался, стало приобретать реальные очертания. Я боялся, что какая-либо причина может помешать мне уехать, я искренне надеялся на Аллаха, делал дуа и верил всем сердцем, что в таком богоугодном деле не может быть препятствий. Я слушал и восхищался рассказам тех, кто побывал уже прежде в Хадже и которые собирались туда вновь. Но мог ли я представить, мог ли я почувствовать то, что, открывшись моему взору, глубоко западет в душу, заполнит мой иман, станет светом моих очей и отрадой моего сердца? Представить этого тогда, я не мог? И вот долгожданный день? Мы приземлились в Джидде. Было уже темно. Не буду останавливаться на подробных описаниях всего пути в Мекку, за исключением того, что скажу о необычайном притяжении мусульманина к этой земле, о каком-то неописуемом ощущении близости к чему-то самому важному. И на самом деле это так. Ведь это - цитадель Ислама. И, когда утром следующего дня мы отправились в Аль-Харам, чтобы совершить умру, моему взору открылось что-то грандиозно огромное и великолепное, не сравнимое ни с какими картинками и рассказами. Предо мной открылась территория Аль-Харама? Миллионы людей, разных национальностей, цвета кожи ни похожие друг на друга, но при этом настолько одинаковые. Одинаковые в том, что преодолели тысячи километров, чтобы снискать довольство и благословение Аллаха, Его Милости и Прощения; одинаковые по милости Аллаха в самом главном, а именно в том, что составляет смысл всей жизни на Земле - в Единобожии, - по милости Аллаха именующие себя лучшим в мире титулом - "Рабы Аллаха". Поднявшись по ступеням на второй этаж, так как первый был переполнен, и, продвигаясь осторожно вперед, стараясь никого не задеть и не толкнуть, пред моим взором стала открываться Кааба. СубханАллах! Уа Аллаху Акбар! Я смотрел на Каабу и больше возле меня не было миллионов, одетых в ихрам, мусульман. Я остался один на один с Аллахом. Я смотрел на Его величественный Дом, который излучал из себя неописуемую силу; тысячелетия истории прошли перед моими глазами; эта земля, впитавшая в себя миллионы событий, боль и потрясения, сражения, которые то унижали, а то возвышали мусульман, победу Слова Аллаха на Земле; Имана над куфром; победу Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и лучших после него из людей - его сподвижников над многобожием. Свидетелем всего являлась та земля, на которой я сейчас стоял; то место, к которому ежедневно обращены взоры миллиардов мусульман всей планеты. И я ощутил свою сопричастность ко всему этому; почувствовал то, что, будучи мусульманином, являюсь частицей всего этого; я ощутил вкус веры? Несомненно, и к тому обязывает время, от которого предостерегал нас Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вокруг было много невежества, много недопустимого, как в отношениях между мусульманами, так и в отношении со своим Господом, по отношению к своей религии. Умма Мухаммада, раздираема всевозможными фасикъами разных мастей. Ислам разрывают на части. Было все это даже здесь, на территории Аль-Харама, но поистине, Аллах заключил в этом месте такую благость, что все это моментально забывается. Забывается не в смысле того, что человек приспосабливается к этому, нет, наоборот, мусульманин с еще большей ненавистью начинает относиться к тем, кто пытается исказить и разрушить религию Всевышнего, но злость в этом месте, в Каабе, и в Медине не уводит тебя от той цели, с которой ты тут находишься; сердце мусульманина моментально смягчается. К Хаджу в Аль-Хараме становится все больше и больше людей. Это миллионы верующих в Аллаха. Невозможно пройти. После каждого намаза совершается джаназа-намаз за умерших, которых на носилках заносят прямо к Каабе и все эти миллионы расступаются в знак уважения к своему брату или сестре, которые осенены такой милостью Всевышнего. Я часто думаю над этим. Чего же большего может желать старик или пожилая женщина, которые провели всю свою жизнь в поклонении Аллаху, и встретили свою смерть в самом лучшем месте на земле - в Мекке, в самое лучшее время - во время Хаджа, в самом лучшем состоянии - в ихраме, когда около 5 миллионов мусульман будут делать дуа за этого мусульманина или мусульманку. Пусть Аллах простит им, простит нам, и примет их Хадж, примет наше поклонение, и поистине "Не будет иного воздаяния за принятый Хадж, кроме Рая". После Хаджа казалось, что жизнь была до и во время него, а после остались одни воспоминания. Сейчас, совершая утренний или ночной намаз чувствуешь свежесть и легкую прохладу, какие чувствовал в Аль-Хараме; слышишь звуки сокола с его птенцами, которые взмывают в ночном небе Аль-Харама, выполняющих свою, никому не известную, кроме Аллаха миссию; ночами просыпаешься от ощущения стопами ног прохлады гранита, из которого сделан пол в Аль-Хараме. С жадностью вспоминаю все переживания связанные с моим пребыванием на этой райской земле и вижу свой следующий Хадж таким желанным, и в то же время таким далеким. Одну из пятниц, я отправился в Каабу на утренний намаз, с намерением остаться там до джума-намаза, т.к. иначе в обед будет просто не пройти на территорию мечети. Утренний намаз я любил совершать на верхнем этаже, под открытым небом. СубханАллах, чтение аятов имамом просто пронизывало тебя насквозь; я ощущал себя таким мелким и ничтожным по сравнению с Могуществом Всевышнего Аллаха. От всего этого съеживалась кожа; все это никогда и никто вам не передаст, это необходимо почувствовать. Пришло время Джума-намаза. Неимоверное количество людей, коего я никогда не видел. Казалось, что заполнено все до горизонта, куда не касался взор. Хутбу читал имам мечети Пророка. Проповедь была на арабском языке, слова мне были не понятны, но казалось что я чувствую все о чем говорится; речь имама пронизывала мозг и проходило сквозь тебя. Это трудно описать. Он говорил о Хадже. Очень эмоционально, голос его дрожал, во второй части проповеди он не мог говорить от слез. Вокруг чувствовалось такое напряжение. В завершении хутбы он читал дуа за мусульман, за муджахидов, молил Аллаха о победе для Ислама и о возвышении Слова Аллаха на всей земле; призывал проклятия на врагов Ислама и мусульман, просил о их сокрушительном поражении. Тут не нужен был даже переводчик. Дрожь ощущалась по всему телу, когда более 5 миллионов мусульман в один голос вторили имаму: "Амин! Амин!?" После хутбы, я повернулся, рядом со мной сидел араб, который приехал с нами из Москвы. Я посмотрел на него, желая узнать, что же говорилось на хутбе, и, увидел, что он плакал. Я спросил: "О чем говорилось на хутбе?". Он сказал: "Мухаммад, когда будешь на Арафате делай за меня дуа, чтобы Аллах дал мне возможность и в следующем году быть здесь. Я прошу лишь об этом". Именно тогда я сам начинал ощущать то, что скоро придется покинуть это благословенное место, и вернусь ли я сюда или нет, знает Один Аллах. Это ощущении передать никогда не бывавшему в Хадже невозможно, разве что сравнить со стариком, который находясь на чужбине к концу своих лет молит Аллаха дать ему умереть на земле своих предков. Тоска именно такая. Затем он рассказал мне о проповеди. Я был просто потрясен. Имам рассказывал о Хадже, и казалось бы, что тут удивительного? Но я никогда не задумывался о значении Хаджа, кроме как с обрядовой стороны. И, поэтому, во время хутбы, я не понимал, - от чего плачет имам, говоря о Хадже? Он же говорил о Хадже со стороны его значимости для Уммы мусульман и для каждого в частности, в нравственном отношении, в становлении мусульманина, в строительстве единого исламского организма, единения, братства, взаимовыручки, взаимоуважения; он призывал к терпению и именно в этом месте он не мог говорить от слез. Эти слова заставили меня еще раз задуматься о Могуществе Творца. Насколько же Аллах усовершенствовал нашу религию. И об этом также сказано в Коране. Понимаем ли мы сегодня все это? На обратном пути из Хаджа мы ехали через Медину. Мечеть Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, - Аллаху Акбар! Когда я увидел это место, казалось, что это кусочек Рая. Я прошел мимо могилы Пророка, Абу Бакра и 'Умара; за стенами Аль-Харама было кладбище сподвижников; видел гору Ухуд, о которой Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал, что это кусочек Рая и в каком виде она здесь в таком же будет и в Раю. В Медине все еще прекраснее, чем в Мекке. Хочется также рассказать об истории, которую я услышал на обратном пути из Хаджа от одного мусульманина. Он рассказывал нам о Медине и остановился на этой истории. В Медине жил один старик. Всю жизнь он был пастухом. Поэтому он не умел ни читать, ни писать. Каждый день он приходил в мечеть Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и находился там очень долго, совершая все 5 намазов джамаатом именно там. Когда в каком-либо углу мечети шел урок, или где-то читали Къур'ан, - он обязательно подсаживался туда. Слушая Къур'ан он всегда плакал. Этого старика знали все студенты, которые учились в Медине. Он часто просил их, чтобы они почитали при нем Къур'ан. Однажды он подсел в круг мусульман, которые говорили о чем-то мирском и попросил их почитать Къур'ан. Один из них начал читать. Это была сура "Хадж". Он читал, и все видели, как старик плачет. Когда они дошли до первого суджуда в этой суре, все сделали суджуд и старик тоже. Затем продолжили чтение. В суре "Хадж" два места, где надо делать суджуд. Затем, чтец дошел до второго суджуда и все совершили его. После продолжили чтение, и все заметили, что старик остался в суджуде, он плакал. Когда завершили чтение суры, то посмотрели на него, он все еще был в таком положении. Братья позвали его, но он был мертв. Аллаху Акбар!!! Когда я услышал эту историю, ком подступил к горлу. СубханАллах! Этого старика все знали, как очень искреннего и доброго мусульманина, который всю жизнь провел в поклонении. И вот оно доказательство любви Аллаха к нему. Разве может быть награда больше этой? Аллах забрал его Шахидом, иншаАллах, забрал его душу в суджуде, как в награду за его искренность. Вся моя жизнь в Исламе пробежала перед глазами, все эти 4 года. Я начал лихорадочно вспоминать - просил ли я Аллаха когда-либо о искренности в делах поклонения? Ведь по сути это является первым и одним из двух условий принятия Аллахом наших дел. Без искренности в любом деле - это будет отвергнуто. И я в страхе и ужасе не вспомнил ни одного раза, когда бы делал такое дуа Аллаху. Я просил об Имане, о правильной ахъиде, о мученической смерти, но я никогда не просил об искренности. СубханАллах! Это самое главное, и опять же знамение Аллаха, что я понял все это, лишь совершив Хадж. Вот он, - вкус веры! И я молю Всевышнего и Всемогущего Аллаха сделать нас искренними в любом деле поклонения, а жизнь мусульманина - это и есть поклонение. Молю его о крепком Имане, правильной и непоколебимой акъиде, прошу Его принять наши праведные дела и предостеречь от запретного. "Воистину мой намаз и мое жертвоприношение, моя жизнь и моя смерть посвящены Аллаху, Господу миров!" Мухаммад АбдуЛлаh, г.Владикавказ
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам