[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:53:22
Сообщений: 175
Nasib&Namis,
У меня оно есть... адыги други мои без обид))) Месси, касог, NAKA :гоккачыкъ:


Я Адыг дыгыдык дыгыдык, фантазировать привык.
Я в истории мастак, расскажу где что и как.
Юлий Цезарь-был адыг, потому и был велик.
Вождь индейцев Чингачгук был этнический шапсуг.
Чудо в озере Лохнес, запустил чудак черкесс.
Динозавров кто видал?-это был Адыгемал.
Пирамиды до небес, возводил один черкесс.
И висячие сады тоже возвели они.
Знает умник и балбес, Илья Муромец-черкесс.
Клеопатра вот те на,-Кабардинская княжна.
Оридари орида, Адыгея-Кабарда.
От египта до Кремля, вся Адыгская земля!
300 лет Татаров Иго, создали "клянусь" Адыга.
Ханы в Золотой Орде, дань платили Кабарде.
Я адыг дыгдык дыгдык, парень гвоздь, мужчина штык.
Вот такой я молодец, потому-что я Черкесс.
Папа Римский Бенедикт, сам не знает, что Адыг.
И Иисус и Моисей все с аула Бесланей.
И Бермудский треугольник сочинил хабезский школьник.
Звали Пхешхов Мухамед, он у греков Архимед.
Оридари орида, Велика Черкессия.
От Камчатки до Кремля, вся Адыгская земля.
И Будёный Красноармеец, знают все, был адыгеец.
Штирлец истинный ариец, потому-что кабардинец.
А Гагарин космонавт-Кабардинец это факт.
Видел он на НЛО кабардинское тавро.
А хваленный наш Эльбрус - кабардинки древний бюст.
В общем я Адыг дыгыдык.
Я секрет открою вам, когда вру я верю сам.
)))
Изменено: Мед@ГиЗ - 17.03.2012 18:01:44

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:48:01
Сообщений: 175
Мен анга личкасына жазгъанма, сорууларыма жууаб берсин да андан сора кёрюрбыз))) :гыы:

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:41:07
Сообщений: 175

0 1

Зукку Пристоп,
Братан, так я не в Москве живу, потому и интересуюсь

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:21:09
Сообщений: 175

0 1

KALAYSA Pictures,
батырлыгъынг къайры думп болду? давай пиши уже, на твое письмо отвечу

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:08:13
Сообщений: 175

0 1

Цитата
Самуля пишет:
И ум, и фантазия, и превосходное чувство юмора!!!

а с храбростью как?

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 17:07:32
Сообщений: 175

0 2

Прихвостень доморощенный ух попался бы ты мне сейчас разобрал бы по частям. Напиши мне на почту как тебя в Белой речке можно найти и когда ты там будешь. Если ты мужчина кониш /// адрес почты в профиле

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 16:56:32
Сообщений: 175

0 3

KALAYSA Pictures,
Ни ума, ни фантазии, ни чувства юмора...
еще раз тут про моих родителей упомянешь-бошку снесу :lol:

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 16:27:22
Сообщений: 175

0 1

Цитата
KALAYSA Pictures пишет:
Дискриминация - это ограничение прав и свобод отдельных групп граждан

Цитата
KALAYSA Pictures пишет:
Предоставление дополнительной возможности участия девушек в отдельном разделе для обсуждения отдельных тем

вот умора)

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] Карачаево-балкарцы заимствовали нартский эпос у адыгов, Нашел неопровержимые доказательства
Мед@ГиЗ 17.03.2012 16:16:59
Сообщений: 175
Цитата
KALAYSA Pictures пишет:
Открытие тем и размещение сообщений, в которых содержатся материалы (сведения, данные, текст, информация, высказывания, графика, видео), способствующие разжиганию идеологической, межнациональной, межэтнической, межрелигиозной и расовой розни, а также любые формы проявления дискриминации.

а если буквоедством заниматься наличие раздела"девичник" и отсутствие такового для мужчин не является дискриминацией по гендерному признаку?)
Изменено: Мед@ГиЗ - 17.03.2012 16:37:56

Hominis est errare insepientis perseverrare
адетле, свадебные адаты
Мед@ГиЗ 11.03.2012 00:35:41
Сообщений: 175
Семья и семейный быт балкарцев: свадебные торжества и сопутствующие им ритуалы в современных условиях
04.08.2011
By admin
Брак и семья относятся к числу таких явлений, интерес к которым всегда был устойчивым и массовым. Для общества вопрос о знании этих социальных институтов и умений направлять их развитие имеет первостепенное значение уже потому, что от состояния их в значительной степени зависит воспроизводство населения. Прогресс науки и техники породил не только благоприятствующие семьи, но и усложняющие ее стабилизацию последствия, создал ряд противоречий и трудностей, для определения которых требуется сравнительно длительное время, активная и действенная демографическая политика.

В настоящее время балкарская семья претерпела значительные изменения, которые были вызваны общими социально-экономическими переменами, происходящими в стране.

Изучение разных аспектов формирования семьи в современных условиях, уровня брачности, формы заключения брака и форм самого брака позволяет констатировать снижение уровня брачности у народов Северного Кавказа. Это положение в значительной степени обуславливается последствиями бурно происходящих процессов урбанизации и демократизации, которые дают о себе знать в целом ряде новых форм регуляции семейно-брачных отношений, как на бытовом, так и на психологическом уровнях[1].

В целом городская семья балкарцев значитель­но глубже, чем сельская, затронута процессами демократизации семейных отношений[2]. Специфика брачно-свадебных обычаев и обрядов горожан во многом определяется двумя разнонаправленными тенденциями. Одна из них связана с «культурной продвинутостью» городского на­селения, другая — с диффузностью городской и сельской среды вследствие тесных контактов многих горожан с их сельскими родственниками и односельчанами. Между представителями обеих групп населения нередко заключаются браки, свадьбы самих го­рожан часто справляются в их родных селениях. Поэтому особен­ности брачно-свадебного цикла в городе не только уходят корня­ми в сельскую среду, но и продолжают испытывать ее постоянное воздействие, которое, однако, неодинаково сказывается на разных сторонах и этапах этого цикла.

Воспитатель­ное воздействие семьи и общественной среды имеет в городе свои отличия. Некоторые из них не лишены теневых сторон: например, отсутствие у городской семьи производственных функций сужает возможности трудового воспитания, по крайней мере, в его тради­ционных формах. Другие особенности городской жизни способст­вуют гармоничной социализации и инкультурации детей. Как пра­вило, городская семья уделяет ребенку больше времени, а сам го­род с его музеями, выставками, театрами, стадионами предостав­ляет большой простор для интеллектуального и эстетического развития. Полиэтничность городской среды, а все чаще и самих се­мей ослабляет традиционалистские установки, и в этическом воспитании городских детей меньше значения придается внешней этикетной стороне поведения. Городская жизнь, а тем самым и жизнь городской семьи создает особенно благоприятные условия для приобщения подрастающего поколения не только к националь­ному, но и к общественному культурно-бытовому укладу. В то же время диффузность городской и сельской среды открывает дорогу взаимодействию городской и сельской специфики культуры и быта.

Свобода брачного выбора в среде горожан в настоящее время увеличилась еще больше, чем в сельской местности, хотя и здесь некоторая часть молодых людей продолжает учитывать мнение родителей, а есть и такие, которые еще уступают прежнему авто­ритарному порядку. Среди балкарцев юноши ориентируются только на собственный выбор несколько чаще девушек, уступают же воле родителей девушки вдвое чаще, чем юноши.

Подверглось переоценке и традиционное отношение к целому ряду запретов и ограничений, исполнявших социально-регуляторные функции при подборе будущих супружеских пар. К таким запретам относятся родственная, сословная и конфессиональная экзогамия, причем сегодня отмечается значительное ослабление этих запретов, из которых в полном объеме соблюдается, пожалуй, лишь родственная экзогамия. Скорее всего, этот вид запретов свое лидирующее положение сохраняет под влия­нием негативной информации о последствиях родственных браков. В то же время рост городов, миграционные процессы, рас­ширение межнациональных контактов привели и к более одобрительному и взвешенному отношению к смешанным бракам[3]. Произошли определенные изменения и в мотивации брач­ного выбора. Большое значение стали придавать профессии, возможности самостоятельно заработать на жизнь. По мере того, как брачный выбор семей жениха и невесты вытесняется выбо­ром самих брачующихся, все большее значение стали приобретать и их внешние данные.

В новое время, с его социальной активизацией мо­лодежи, общение юношей и девушек, сначала в учебной и производственной, а затем и бытовой сфере, стало несравненно раскованней. Допускаются более свободные знаки внимания. Правда, если у горожан ухажи­вание носит открытый характер, у сельских жителей оно имеет более сдержанные формы. Примечательная черта начального этапа свадебного цикла, по­лучившая особенное распространение именно в городе,— почти не­известное в прошлом балкарцам досвадебное уха­живание. Подавляющее большинство женихов и невест теперь сво­бодно появляются вдвоем в общественных местах. Это наблюдается тем чаще, чем они моложе: нынешнее поколение женихов и невест встречается в несколько раз чаще, чем поколе­ние 1920-х годов.

Материальные соображения не утратили прежнего значения, а былой сословный фактор, если и не забыл­ся, то стал учитываться намного меньше. При выборе невесты все еще сказываются национальные и рели­гиозные различия. В последние годы очень часто на­блюдаются случаи заключения брачных союзов меж­ду представителями «новых» состоятельных социальных групп.

При выборе невесты в большинстве случаев тради­ционно особое внимание обращается на ее характер и деловые качества. Обозначился новый подход к оцен­ке достоинств девушки: престижно иметь невесту с образованием, профессией. Желательно, чтобы невеста была по профессии врачом; сейчас наблюдается рост престижа экономических и юридических профессий, хотя врач все еще остается предпочтительной профес­сией для будущей невестки.

Как и у других народов Кавказа, у балкарцев прак­тиковался брак по сговору и брак умыканием, или по­хищением[4]. Первый из них считался более традицион­ным и предпочтительным. Ко второму прибегали в особых случаях, препятствующих браку или оттягива­ющих сроки вступления в брак. Сейчас фиктивное похищение девушки с ее согласия и с ведома семьи превратилось в обычное явление.

Изменениям подверглись такие элементы свадебной обрядности, как выкуп и приданое. По мере либерализации общественной жизни традиция брачного выкупа стала отходить из традиционной свадебной обрядности, у народов Северного Кавказа. Несколько по-иному обстоит дело с приданым, которое в отличие от выкупа никогда не объявлялось вне закона. Поэтому возражения против брачных выкупов и платежей касались, прежде всего, не сколько самого факта их бытования, сколько непосильных для многих размеров. Важно отметить, что отношение к реликтовым формам брачного выкупа и их реальное бытование существенно расходятся. Большинство балкарцев считают брачный выкуп ненужным. Однако практически этот выкуп не только не изжит, но даже возрождается. Разработка бытования реликтов брачного выкупа по возрастам показывает, что этот эле­мент свадебного обряда, оживший в последнее время в сельской местности, начинает распространяться оттуда и в городскую сре­ду.

Однако иной характер имеют отношение к приданому и его реальное бытование. Послед­нее наблюдается почти во всех балкарских семьях. Промежуточное брачное поселение невесты — явление в среде горожан совсем редкое: как правило, невесту везут прямо в дом жениха. Гражданская регистрация бракосочетания до семейного торжества свадьбы стала практически общепринятой. Как и в сельской местности, относительно широко сохраняется параллель­ное религиозное оформление брака. В новое время калым, потеряв былую суть, сохраня­ется в форме «сговорных денег» (сез тауусханлыкъ ахча ).

В традиционной и современной свадьбе ее централь­ному звену — празднеству в доме невесты и жениха — предшествует сватовство (келечилик, сёз тохташдырыу). В настоящее время преобладает по­лутрадиционная и традиционная свадьба, но выраженность отдель­ных элементов свадебного цикла и отношение к этим элементам нередко иные. Так же обстоит дело с сопровождающими оформ­ление брака платежами, взаимоодариванием и другими расхо­дами.

По универсальной древней традиции на всех эта­пах подготовки к свадебному торжеству (выбор брач­ного партнера, сватовство, организация материальной помощи, приглашение гостей и др.) активное участие и у балкарцев принимают близкие родственники. В некоторых случаях предстоящая женитьба сына или выдача замуж дочери тщательно скрываются. Сперва об этом узнают ближайшие родственники, члены се­мей брачующихся, их дяди и тети, а также те, которые рекомендовали подходящую партию. Причины такого тщательного утаивания могут быть разными, но глав­ная из них — стремление избежать распространения недоброжелательных характеристик или мнений, коз­ней «добр9желателей», способных помешать делу. Не последнюю роль играла и боязнь «сглаза».

В свадьбе, тяготеющей к традиционному типу, ее центральному звену — празднествам в домах невесты и жениха — и в наше время предшествует сватовство (келечилик, сёз тохташтырыу). Если с выбором не­весты определялись, то кому-либо из родственниц же­ниха поручалось сделать намек (сагъыныу) самой де­вушке или же ее родственникам. Следующие шаги предпринимались в зависимости от их реакции на этот разговор. Если была положительная реакция, то пер­вый визит наносится как бы случайно, между делом, и только при втором визите открыто объявлялась его цель. Все это время стороны наводят справки друг о друге: о характере и репутации молодых людей, состо­янии семьи и состоятельности ее членов. При первом визите сватам не оказывается надлежащего приема и дается уклончивый ответ. Мотивы могут быть разны­ми. Раньше чаще ссылались на необходимость совета с родственниками, сейчас — также на то, чтобы устро­ить встречу — смотрины девушки и парня. В случае от­каза девушка передает свое решение через посредни­ка. Раньше с мнением девушки считались редко.

Заручившись предварительным согласием девуш­ки на брак, сваты официально переступают порог дома невесты. В настоящее время официальное сватовство носит формальный характер, поскольку разрешение или запрет родителей девушки или парня обычно не играют решающей роли, если имеется обоюдное согла­сие молодых. Тем не менее, сватовство продолжает и поныне считаться обязательной церемонией, в основ­ном как знак уважения к родителям невесты и дань традиции, хотя сложный ритуал традиционного сва­товства сейчас несколько упрощен.

Видная роль в сватовстве и сговоре по-прежнему отводится дядьям жениха, а также его зятю — мужу сестры. Сватовство рассматривается как исключительно деликатное дело. При успешном его завершении сват или сваха получают определенное вознаграждение в виде подарка (нохтабау). При положительном исхо­де сватовство завершается сговором (сез тауусу, сез тохташтырыу), когда оговаривается и размер калы­ма. Официальный сговор может происходить в двух вариантах: до переезда невесты в дом жениха по тра­диционному обряду или после ее переезда. Второй ва­риант бывает при фиктивном похищении, т. е. браке без предварительного сватовства.

Для совершения церемонии сговора стороной же­ниха направляются три-пять человек, среди которых обычно бывают дядя жениха, который должен пред­ставить фамильный клан, зять жениха, младший брат жениха, остальные — по выбору семьи. Один из при­сутствующих обязательно должен представлять род­ственников матери жениха. Обычно делегация везет с собой сговорные деньги. В доме невесты гостей встре­чают почтительно. Вместе с ними за стол садятся не члены семьи невесты, а приглашенные для этого род­ственники. Разговор о сумме денег не занимает много времени. Ведутся беседы на другие темы. Уходя, де­легация оставляет определенную сумму денег, их пе­редают семье, завернув в шелковый платок.

Во всех этапах свадьбы активное участие прини­мают родственники, соседи, друзья и знакомые, опове­щенные о предстоящих торжествах. Оповещение про­исходит, как правило, в устной форме. Эта функция возлагается на кого-либо из молодых сородичей, кото­рый объявляет о приглашении от имени родителей жениха и невесты. При этом каждая сторона старает­ся охватить всех своих близких и знакомых. В дни свадьбы торжества в доме невесты и жениха по много­людности не уступают друг другу, но сценарии тор­жеств в обоих домах разны.

К примеру, в доме невесты в день свадьбы, т. е. день увоза неве­сты в дом жениха за два-три дня начинают собираться родственники невесты. Сначала самые близкие на родственном совете обгова­ривают все вопросы, связанные с организацией стола, приемом гостей, назначаются лица, ответственные за расходование материальных средств и за порядок про­ведения всех мероприятий. Дел хватает всем — муж­чинам, женщинам, парням и девушкам.

Материальные расходы на свадьбах всегда значи­тельны, но все зависит от состоятельности семьи. Ниг­де и никогда не обходится без жертвенного животного (къурманлыкъ) — чаще бычка или телки. В каждом квартале имеются жен­щины-мастерицы выпечки мучных изделий. Под их руководством пекут из дрожжевого теста лакумы, из сдобного и тонко раскатанного теста — трубочки (чихиртла). Эти мучные изделия, наряду с традиционными балкарскими хичинами, можно отнести к разряду национальных блюд, распространенных на свадьбах. Сегодня национальная кухня пополнилась мантами, за­имствованными у среднеазиатских народов, среди ко­торых находились балкарцы в годы ссылки. Часто го­товят плов по рецептам, усвоенным в Средней Азии. В Баксанском и Чегемском ущельях распространены пирожки с мясом.

Гости постоянно приходят и прибывают в дом не­весты, причем никто не является без подарков. С бо­лее ценными подарками приходят близкие родствен­ники. Это бывают украшения из золота, серебра, доро­гие ткани на платья, фабричные изделия, начиная от головных уборов и кончая обувью. Из этих предметов часть уходит на приданое, часть — на подарки родным жениха.

Если раньше жених не участвовал в свадебном по­езде, то в современной свадьбе жених прибывает вмес­те со своей свитой для увоза невесты. Именно с этим визитом связана особо тщательная подготовка стороны невесты. Попутно с другими приготовлениями в доме неве­сты определяются лица, которые будут сопровождать молодую в дом жениха. Роль наставницы (къыз женгер къатын) поручается одной из замужних женщин. Определяется и ее свита в составе двух-трех молодых мужчин из числа родственников со стороны отца и матери, чаще всего во главе со старшим зятем. На роль наставницы или покровительницы (къыз женгер къатын), как правило, избирается одна из молодых невесток семьи. Вместе со свитой она несет ответствен­ность перед семьей невесты за соблюдение обычаев, начиная с момента выхода за порог отцовского дома и до финала брачной ночи. При фиктивном умыкании девушку сопровождает юноша из числа ее родствен­ников, кому сама девушка вверяла свои секреты и пла­ны. Он обязан быть при ней до примирения сторон.

В наши дни в назначенный для увоза невесты день в ее доме накрывают столы — раздельно для мужчин, женщин и молодежи. Бывает и специальный стол, за которым должен сидеть жених с двумя-тремя друж­ками. На столы для мужчин ставят мясные, мучные и овощные блюда, коньяк, водку, шампанское, импортные вина и т. д.

Основные церемонии в доме невесты — это прием свиты жениха и отправка невесты в дом жениха[5]. В доме же жениха, ожидая привода невесты, оборудо­вали одну из комнат для новобрачных. Такая комната называется отоу. Она обставлялась как можно более нарядно. Сейчас в селах под отоу от­водится одна из комнат индивидуального домострое­ния, а в городе — комната в квартире, где обитает се­мья. Как в селе, так и в городе невеста какое-то время остается в украшенном дорогими тканями углу. Со­бравшиеся считают своим долгом осмотреть комнату невесты (келин отоу) и выходят оттуда, как и в про­шлом, с благопожеланиями в адрес будущей семьи и нового очага. Жених раньше поселялся временно в другом доме (у родственника или друга) и находился там в светлое время дня. Этот дом назывался вспомо­гательный дом (болуш юй). Обычай бытует и сейчас.

Перед свадьбой молодежь оформляет свадебный флаг (той байракъ). С этим знаменем отправлялась за невестой свита жениха (киеу жёнгер). Экипировка и поведение поезжан должны подчеркивать торже­ственность события. В качестве семейного флага используется дорогой ковер. Свадебные флаги по прибытии в дом невесты сдавались доверенному лицу, который возвращал их перед увозом невесты. В доме невесты иногда допускался обмен семейными флагами. Свита, отправляющаяся за невестой, везла къоз бёрк в ее дом. Къоз бёрк, как и юй байракъ, оказывался в центре внимания. Чем богаче и краше убирались эти ритуальные символы, тем больше похвал заслуживали их оформительницы, а вместе с тем вся родня жениха. Къоз бёрк — знак особой чести, оказываемый невесте.

В доме жениха за день-два до привоза невесты, как и в доме последней, происходит распределение ролей: назначается распорядитель свадьбы (той баш) главный над продовольственной частью (той ашны таматасы), обслуживающий персонал (шапала). Параллельно с подготовкой к пиршеству комплектуется состав свиты жениха (киеу жёнгер).

Большое внимание уделялось и уделяется персо­нальному составу участников свадебного поезда. Со­циальный статус и хорошая репутация каждого участ­ника как бы поднимает престиж семьи жениха.

Перед отправлением за невестой один или двое из друзей жениха собирают со всех присутствующих муж­чин деньги, называемые киеу дженгер ахча. По заве­денному обычаю, взносы родственников и близких дру­зей бывают более солидные. Некоторые из участни­ков церемонии как бы соревновались в том, кто больше выложит денег. Часть собранных денег или же всю сумму несут затем родителям невесты.

Во главе свадебного кортежа легковых машин сле­дует та, в которую должны посадить невесту. В наши дни особым шиком считается составить кортеж авто­мобилей из иностранных моделей. Машина, где долж­на ехать невеста, украшается особенно богато. На ее капоте укрепляют ковер фабричного производства или дорогое шелковое покрывало. К остальным машинам свадебного поезда прикрепляют также различные предметы: плюшевый ковер, парчовые отрезы, покры­вала, шелковые платки. Декоративным украшением свадебного поезда до сих пор выступают флаги (байракъ). Их выставляют из окон автомобилей и они, раз­веваясь на ветру, создают зрелищную и красочную кар­тину. Раньше, когда свадебный кортеж отправлялся на верховых лошадях, по пути устраивали джигитов­ку, пытаясь выхватить флаг и ускакать вперед.

В числе поезжан бывают гармонистка, наставницы (сестра жениха и старшая невестка). Кроме них, в со­став свадебного поезда входят еще пять-шесть деву­шек. Функция наставницы состояла и состоит в том, чтобы поддерживать связь с женской половиной сто­роны невесты при подготовке ее к отъезду в дом же­ниха, создавать комфортные условия для невесты, вни­кая во все ее дела и нужды, начиная с момента выхода ее за порог отцовского дома и до прибытия в дом же­ниха.

Во время короткого застолья и танцев сторона не­весты старается всячески потешаться над поезжана­ми: юноши и девушки норовят незаметно что-либо подвесить к их одежде, заманить кого-либо в укром­ное помещение и объявить о потерявшемся члене сви­ты, а потом потребовать «выкуп» за его освобождение и т. п.

Несколько девушек-родственниц и подружек не­весты с целью знакомства с женихом заходят парами в комнату, где он сидит. При себе обычно жених име­ет подарки, которые получают девушки за честь, ока­занную ими зятю своим посещением. Значимым мо­ментом традиционной свадьбы был специальный ри­туал — знакомство зятя со старшими родственниками невесты. Он выполняется до сих пор, сопровождаемый элементами некоторой импровизации. В теплое время года во дворе, а в непогоду — в доме собираются пожи­лые мужчины и женщины, которые сидят на скамь­ях. Группа молодых людей из свиты жениха приво­дит его, сопровождая свой ход песней «Орайда». Жених оказывается как бы в кругу. И в этот мо­мент начинается «охота» за шапкой жениха. Тот, кому удается снять шапку с жениха, может потребовать за нее выкуп. Этот момент вызывает общее оживление молодежи. Для группы жениха устраивают всевозмож­ные испытания, чтобы проверить их умение выйти из любой ситуации, демонстрируя юмор и находчивость. Весьма сложным оказывается поднять «кубок зятя» (киеу аякъ). На низком столике стоит чаша (гоппан), наполненная водкой (раньше — обязательно бузой) или чаще — коктейлем из разных алкогольных напитков. Главный в группе обязан поднять эту чашу или пору­чить кому-то более ловкому сделать это, не расплескав содержимого. Исполнитель обряда отпивает первый глоток и передает стоящему справа. Таким образом чаша идет по кругу. Жениха подводят к старикам, и он со смущенным видом поочередно здоровается с сидящими, а затем возвращается к своему месту в ок­ружении сопровождавших его молодых людей. В доме невесты пиршество особо не затягивается.

Дверь в комнату, где наряжают невесту, закрывают до момента ее вывода. Чтобы забрать ее из этой ком­наты, необходимо дать выкуп, называемый «за снятие девушки с подушки» (къыз жастыкъдан тюшген). Под песню «Орайда» и звуки гармоники невесту выводят во вдор и тут же сажают ее в автомобиль. С нею рядом по правую руку садится наставница, а по левую — сес­тра или сноха жениха. Кроме того, с невестой нахо­дится кто-либо из ее родственников-мужчин (къыз иёгер жаш). В наши дни жених вместе со своими друж­ками едет в отдельной машине. За ними следуют и все остальные. С развернутыми свадебными флагами красочный кортеж теперь направляется в обратный путь — к дому жениха.

Начиная с выезда со двора и на всем пути следова­ния, поезжанам устраиваются препятствия, чтобы по­требовать обрядовые выкупы. Для задержания процес­сии используются камни, жерди, веревки. Чаще всего устраивают «шлагбаумы» подростки, но нередко в этом участвуют и взрослые. В аналогичной форме обрядовые выкупы сохраняются у всех народов Северного Кавказа, Дагестана и в других регионах[6].

Старший из свиты жениха перед отъездом остав­ляет родителям невесты сумму денег, именуемую честь дома, семьи (юй сый). Количество денег бывает раз­ным, но считалось, что чем больше, тем почетнее для обеих сторон. Часть этих денег выделяется из бюдже­та семьи жениха, другая часть поступает от присут­ствующих друзей и родственников в момент комплек­тования состава свиты жениха (киеу женгер). Помимо указанных денег во двор дома родителей невесты при­возят бычка или телку, иногда навесив на рога всевоз­можные украшения. Эта традиция держится во всех балкарских населенных пунктах. Обряды эти — обяза­тельные атрибуты современной балкарской свадьбы.

Возвращение свадебного поезда с невестой всегда вызывает всеобщее оживление собравшихся. Сегодня свадебная процессия, прежде чем завер­нуть в дом жениха, очень часто направляется к месту торжественной регистрации. Это стало входить в тра­дицию городских свадеб. Торжественный момент со­провождается всеми соответствующими атрибутами: музыкой, шампанским, обменом кольцами, фотографи­ями на память. Входит в моду и снятие свадеб на ви­деопленку. После всех церемоний и торжественной ре­гистрации кортеж въезжает в населенный пункт, где живет жених. О прибытии его и пути следования мож­но догадаться по продолжительным сигналам автомо­билей и декоративному убранству машин. Так, «киеу женгер» возвращается с невестой в дом жениха, где идут торжества.

Свадебные обряды балкарцев имеют сходство с об­рядами соседних народов, но обнаруживается полная идентичность только с карачаевцами.

В большинстве случаев и сейчас жених в первый день торжеств скрывается с друзьями в «другом доме» (болуш юй), находясь там до наступления темноты. На некоторых свадьбах жених остается у себя дома, но старается не попадаться на глаза близким, особенно старшего поколения, чаще находясь в отдельной ком­нате. На городских свадьбах иногда жениха можно увидеть в кругу гостей-сверстников в одной комнате с невестой, но никогда он не сидит рядом с ней. На сельских свадьбах жених и невеста в общем застолье и веселье участвуют исключительно редко.

Невеста в первые дни пребывания в доме жениха находится в комнате для новобрачных; по давней тра­диции она должна стоять в углу, отгороженном шир­мой, не снимая с головы платка или шарфа. К невесте бывает приставлена женщина — золовка или другая близкая родственница жениха в качестве «дигизы». В старинной свадьбе роль дигизы выполняла женщина-наставница, прибывшая с ней. Она оставалась в доме жениха иногда до года (особенно если невеста была знатного происхождения), пока подопечная не освоит­ся в новой семье. Перед возвращением домой дигиза устраивала почетное угощение. Возвращалась она к себе домой с почестями и дорогими подарками.

В свадебных обрядах особое отношение проявляет­ся к добрачному целомудрию невесты. В редких слу­чаях перед женщинами принято устраивать освиде­тельствование невинности невесты. Однако излишнее внимание к этому факту не допускается.

В современной балкарской свадьбе более сжаты сроки исполнения основных обрядов. Из-за объектив­ных причин промежутки между обрядами могут быть иногда и растянуты, чтобы лучше подготовиться, так как много хлопот доставляет семье невесты комплек­тование подарков (сый), а семье жениха — подготовка к церемонии приема родителей невесты. Этот прием (раньше это был самостоятельный обряд) оказывается важным моментом семейно-свадебного ритуала, так как с ним совмещается церемония ввода невестки в «большой дом» (келинни юйге кийиреен, келинни баш ауун алгъан). Смысл ритуала — приобщение невестки к очагу новой семьи. «Большой дом» и очаг символи­чески считались организующим центром жизни се­мьи, дающим семейному коллективу ориентир эти­ческих и морально-нравственных ценностей. Помимо сказанного выше, ритуал «келинни баш ауун алгъан» сопровождался передачей многочисленных подарков родственникам жениха.

В комплексе балкарской свадьбы можно выделить и обряд снятия девичьей одежды (къыз быстыр тештирген). Девичьи наряды невесты складывают в спе­циальный чемодан и приносят в дом жениха, где их выставляют напоказ. Чем разнообразнее и богаче де­вичья одежда, тем похвальнее бывают отзывы о невесте.

Девичья одежда затем разбирается молодыми девушками: сестрами и родственницами жениха. Церемония «сый салыу» и «къыз быстыр» тештирген завершается одариванием при­сутствующих небольшими сувенирами. По этому слу­чаю из дома невесты приносят фартуки, мужские и женские сорочки, полотенца, туалетное мыло, носовые платки и т. д. Сувениры раздают по кругу стоящим и сидящим зрителям и участникам церемонии. Таким образом, выполнение обрядов «келинни юйге кийирген» и «баш ау алгъан» дают возможность невестке появляться перед родителями жениха и выполнять какие-либо работы по дому. Отныне считается, что она приобщена и к очагу новой семьи. Обряд къыз быстыр тештир­ген символизирует расставание невесты с девичеством, обретение нового статуса.

Под конец гостевания группа женщин со стороны невесты, готовясь к возвращению, собирает и уклады­вает кушанья со свадебного пира в специальные паке­ты. По обы­чаю, свадебной пищей, присланной родней жениха, обязательно угощаются соседи отцовского дома невес­ты, а при этом охватывается широкий круг людей.

И хозяева, и гости, где бы ни происходило застолье, должны вести себя чинно, как требует того этикет и народные традиции. К сожалению, в отличие от тра­диционной свадьбы, в наши дни на свадьбах бывает много пьяных, хотя в старину это считалось позором и для самого пьяного, и для тех, кого он представлял на данном торжестве.

Умеренность в пище и питье, учтивость и коррект­ность к тамаде и сотоварищам по столу считаются главными добродетелями горца за столом. Напротив, чье-либо опьянение, как и непослушание старшему за столом,- позор для всех присутствующих»[7].

Соблюдается застольный этикет — выбор тамады, традиционные тосты, подношение старшему в знак осо­бого почитания правой половины головы жертвенного барана и т. д.

В современном мире идет унификация свадебных институтов. Тенденция к этому проявляется и в бал­карской свадебной обрядности. И все же многие обря­ды не исчезают из жизни, делая балкарскую свадьбу неповторимой частью традиционной культуры народа.

Одним словом, взаимодействие традиционного и нового в семейном быту, присущее всем историческим эпохам и в особенности их поворот­ным этапам, у балкарцев, как и у других народов Кавказа в последнее время в огромной мере ускорилось. Переустройство хозяйства и общества, крутой подъем материального благосостояния и культурного уровня широ­ких слоев населения, раскрепощение женщины и социальная ак­тивизация молодежи вызвали быстрые изменения даже в такой сравнительно инертной сфере, как семья и ее быт. В этих услови­ях одни традиционные формы стали отмирать, другие — переос­мысливаться и переоцениваться.

Часть семейно-бытовых традиций, воплощающая гуманизм или эстетику народной культуры, органично вошла в современный быт балкарцев. Таковы уважение к старшим, забота о младших, выраженное осознание мужского и женского достоинст­ва, скромность молодежи и т. п. Таковы же вплетенные в семей­ную обрядность игровые, фольклорные, художественные традиции прошлого.

Авторитарная структура семьи, половозрастная сегрегация, архаич­ные формы брака и свадьбы, религиозная и магическая символика некоторых семейных обрядов и подобные им традиции стали ча­стью модифицироваться, частью целиком замещаться инновациями. Указанный процесс еще далеко не закончен, но в развитом обществе его темпы намного ускорились. Не все инновации, пришедшие на смену традициям, несут в се­бе положительный заряд и имеют перспективу развития. Некото­рые из них, как, например, престижное соревнование в пышности обрядов и ценности подарков, представляют собой временные бо­лезни роста и не должны войти в традицию.

Темпы развития семьи и семейного быта неодинаковы в сре­де городского и сельского населения. Эта универсальная историче­ская закономерность, может быть, особенно выражена у тех наро­дов, у которых сама городская семья появилась только в новей­шее время и поэтому меньше отягощена грузом архаических тра­диций.

Традиционные черты семейного быта балкар­цев подразделяются на две основные категории: национальные и региональные; новые черты — на три основные категории: нацио­нальные, региональные, общероссийские. Дифференциация двух первых категорий в сфере семьи и се­мейного быта в отличие, например, от духовной культуры пред­ставляет большие трудности. Даже в традиционном семейном бы­ту балкарцев нелегко отделить национальное от регионального, возникшего в условиях общего хозяйственно-куль­турного типа и тесных контактов в рамках одной историко-этнографической области. Нормы внутрисемейных отношений, формы брака и порядок его заключения, основные обычаи детского цик­ла и даже правила этикета — все это в главных чертах было сход­ным у балкарцев и карачаевцев, осетин и (правда, в меньшей степени) вайнахов. Национально специфи­ческими оставались не столько обычаи, сколько оформляющие их обряды; например, свадебный ритуал или праздник, устраиваемый в честь рождения ребенка. По-видимому, и в новых чертах семей­ного быта национальное и региональное можно дифференцировать лишь постольку, поскольку новые обряды удерживают в себе те или иные элементы прежней обрядности. Целиком новые семейные обряды и праздники, такие, как торжественная регистрация бра­косочетания или рождения, празднование дня рождения или но­вогодняя елка, пока что лишены национальной специфики и име­ют либо региональный (как, например, день рождения по круглым датам) характер.

Обогащение семейного быта балкарцев за счет новых черт происходит, во-первых, путем конвер­гентного развития на основе единого для всех народов Кавказа уклада, во-вторых, в результате куль­турного взаимодействия народов.

Джантуева Ф.Р.

мл. науч. сотр. ИГИ

Правительства КБР и КБНЦ РАН

Hominis est errare insepientis perseverrare
адетле, свадебные адаты
Мед@ГиЗ 11.03.2012 00:31:50
Сообщений: 175

1 0

Брак у карачаевцев в прошлом строго регламентировался экзогамными запретами.Запрещались браки внутри одной фамилии и между лицами из родственных фамилий,входящих и группу “къауум”, происходивших от общего предка (тин ата), идаже между лицами, сохранившими только предания об общем предке (къарнаштукъумла). Ограничения браков по мотивам родства имели место как по отцовской(ата джуукъ), так и по материнской линии (ана джуукъ). Нарушение экзогамиирассматривалось как преступление.

Браки не допускались между родственниками по воспитанию (аталычество)“эмчек джуукъ”. Запрещались браки и вследствие приобщения к молоку чужероднойженщины. Нарушителя приговаривали к позорному столбу (къара багъана), сажалина осла и водили по селу (эшек бедиш) или взимали штраф, обычно меднойпосудой, в особенности большими котлами. Иногда кровосмесителя приговаривалик изгнанию за пределы селения. Редкие случаи нарушения экзогамных запретоввстречались, главным образом, в среде высшего сословия. Стремясь сохранить“чистоту крови”, княжеская фамилия Крымшамхаловых предпочитала искажениетрадиционных обычаев народа. Допускались браки внутри отдельных многоатаульныхфамилий, проживающих в сеседних Дууте и Джазлыке. Экзогамные ограничениядольше всего сохранялись среди поколения наурузов.

Богатые отдавали своих дочерей только в состоятельные семьи (къарыулуюйдеги). Сильными были также сословные ограничения браков. Князья (бии)считали ниже своего достоинства вступить в брак с представителями узденскойфамилии. Точно так же уздени, за редким исключением, не роднились с кулами.

В XIX веке в брачных отношениях карачаевцы придерживались и религиозныхмотивов. С принятием ислама браки" с представителями других национальностейнесколько ограничились. Тем не менее, среди карачаевцев было немало смешанныхбраков между карачаевцами и соседними народами. В особенности княжескиефамилия охотно роднились с кабардинцами, абхазцами, абазинами, ногайцами,сванами, осетинами. Об этом повествуют генеалогические предания карачаевцев,а также архивные данные.

Брачный возраст для мужчины начинался с 18—20 лет, а девушка объявляласьневестойв 14—15 лет. Обычный же брачный возраст определялся для мужчины 22—23 года,а для девушки—18 лет. Но бывало, что девушек выдавали замуж и в 13—14 лет,а мужчины вступали в брак в гораздо старшем возрасте. Причем, в семье строгособлюдалась очередность: младшую не выдавали замуж, пока не выйдет ее старшаясестра. Это правило (тамадалыкъ сакълау) распространялось и на мужчин.

Несмотря на то, что карачаевцы исповедовали ислам, многоженство в Карачаене получило распространения. В редких семьях бывало по две, очень редко— по три жены. Факты двоежёнства в крестьянской среде имели место в томслучае, когда от первой жены крестьянин не имел детей или же в случае необходимостииметь в доме работоспособную жену, если случалось, что первая жена по старостиили же по болезни была прикована к постели. Наибольшим уважением и почетомпользовалась всегда первая жена. Вторая же во всем должна была подчинятьсяпервой, исполняла более тяжелые работы по дому. “Чем выйти второй женой,лучше дома остаться” (Къатын юсюне баргъандан эсе, тыбырда къалгъан игиди),—гласиткарачаевская пословица.

Некоторые исследователи (В. Тепцов, Н. Тульчинский и другие) в моногамиигорцев склонны были видеть “приверженность к коренным обычаям народа”,другие (М. Ковалевский) — “остатки христианских традиций”.

У горцев существовало несколько форм заключения брака:

1) брак по сватовству, при котором семьи бракующихся предварительнодоговаривались. Сюда относились: а) браки путем сговора уплаты калыма;б) левират и сорорат; в) брак обменом невестами;

2) тайные браки или браки путем похищения. Здесь различались:

а) насильственное похищение “къачырыу”; б) мнимое похищение или брак“убегом” (джашыртын).

Сговор был также в нескольких формах. Практиковались помолвки малолетнихдетей, находившихся в колыбели, а иногда даже еще не родившихся (“ауз блабир-бирине сёз бериу”). Обе эти формы были тесно связаны “калымным” браком.

К числу пережиточных форм брака следует отнести так называемый брак“тул той”. Левират или деверство (брак вдовы с братом покойного мужа) проявлялосьв том, что после смерти мужа вдова оставалась в семье умершего мужа, посколькуза нее был заплачен калым, и выходила замуж за деверя — неженатого братамужа или его родственника. Встречалась и такая форма левиратного брака:если жених умирал до свадьбы и девушка оставалась засватанной в доме отца,а калым уже был выплачен, то на ней мог жениться брат умершего жениха.Горцы руководствовались одним понятием, а именно: вдова (тул къатын) —“собственность семьи покойного, которая, поэтому, с прочим наследствомдолжна перейти к оставшимся после его смерти членам двора”.

Бытовали среди карачаевцев также пережитки института сорорат (брак вдовцас сестрой своей умершей жены).

Частыми были случаи женитьбы двух родных братьев на единоутробных сестрах(эки эгеч эки къарнашда). Особую форму заключения брака представлял такназываемый обменный брак. В таких случаях семьи обменивались дочерьми,выдавая их замуж за сыновей другой стороны, или же один из них отдавалдочь за сына другого, а тот отдавал свою сестру за брата первого. Равнымобразом юноши обменивались и сестрами или же девушками более отдаленныхстепеней родства.

Одной из древних форм брака в прошлом было умыкание (“къыз къачырыу”).Похищение девушки с целью вступления в брак вызывалось в первую очередьопасением безуспешности попыток положительного решения вопроса мирным путем,или же ввиду отказа девушки от своего обещания выйти замуж, а иногда еслиу засватавшего девушку не хватало средств на уплату калыма и слишком оттягиваливремя свадьбы.

Чаще всего тайный увоз совершался с согласия девушки путем подкупа окружающихее женщин и при содействии похитителя.

Удачное похищение приводило к тому, что юноша получал согласие на браккак невесты, так и родителей ее. Больше того, жених иногда и вовсе избавлялсяот уплаты калыма. Но иногда родители девушки годами не ходили в дом жениха,а он, в свою очередь, также избегал встречи с ними, потому что если умыканиепроизводилось без согласия девушки, то такой брак, по шариату, считалсянедействительным.

Обычно жених прибегал к похищению в том случае, когда был уверен, чтоего родственники, будучи влиятельными людьми, поддержат его. Неудачноепохищение и возвращение невесты ее родственникам рассматривалось как позордля жениха и его родных. С другой стороны, похищение девушки считалосьоскорблением для её родных и унижением достоинства девушки. Поэтому в возникшийна этой почве конфликт втягивался широкий круг родственников сородичейобеих сторон, которые прилагали все усилия для успокоения родственниковневесты.

В первую очередь доверенные лица стремились выудить согласие девушкина данный брак, т. к., по народному воззрению, девушке однажды “схваченная”(“сюйрелген”—букв. “увезенная волоком”) на всю жизнь теряла честь. Поэтомув большинстве случаев увезенная и припрятанная девушка, даже не побыв спохитителем, сама уже редко соглашалась вернуться к родителям домой, т.к. считала себя “опозоренной”.

Как правило, многократные визиты и переговоры заканчивались примирениемсторон, а жених сверх калыма платил еще пеню за бесчестие. В противномслучае возникала вражда, приводившая к тяжелым последствиям.

Основной же формой создания семьи являлись браки, совершаемые по свободномусоглашению вступающих в него и их родителей, основанные на обычном правес непременной уплатой калыма.

Первоначально в Карачае калым уплачивался не семье или отцу, воспитателюдевушки, а целой родовой группе — “къауму”, к которой она принадлежала,позднее—более узкому кругу родственников — “атаулу” и, наконец, семье девушки“къыз юйюне”.

Выдача девушки замуж без калыма считалась позором для ее семьи и рода.“Калым в широких размерах—это бич горского населения, т. к., разоряя однусемью, он не обогащает и вторую, которая все полученное в калым с прибавлениемсвоего тратит на подарки и различные угощения”,—замечает в своем отчетеначальник участка в Карачае. Далее он писал, что “не лишним было бы установитьплату калыма для бедных классов от 40 до 80 рублей, средних—от 80 до 200рублей и богатых не более 500 рублей”.

Что касается подарков, вносимых женихом во время сватовства, то в “некяхе”выговаривали лошадь в пользу отца или дяди невесты (“ана къарнаш”), лошадьв пользу ее брата (“этечден туугъан”) и лошадь в пользу молочной матери(“сют ана”).

Переговоры о калыме и подарках “берне”, их размерах велись во времясватовства. Соглашение между сватами жениха и родственников невесты, заключалосьв доме невесты. Тут же обычно вносился задаток, а затем происходил обрядоформления брака (некях), совершаемый эфенди.

Уплата основной части калыма производилась в течение нескольких сроков.Калым мог уплачиваться деньгами, оружием, скотом и другими ценностями.Вместо денег или скота иногда калым уплачивался участками пахотной и покоснойземли, но тоже в пересчете на деньги.

По обычаю, весь калым должен был поступить в собственность невесты,но на деле им распоряжались ее родители.

Если случалось, что жених умирал до свадьбы, то родные девушки вправебыли требовать половину оговоренного калыма. Такую же часть калыма ониполучали, если жених отказывался от нее.

В связи с тем, что устройство свадьбы требовало значительных затрат,юноша уже в возрасте 15 лет вынужден был начать готовиться к свадьбе. Посообщению В. Я. Тепцова, калым и все остальные расходы он должен был “заготовитьсам, своими руками”. Если он думал выделиться из семьи, то необходимо былопостроить новую саклю и завести новое хозяйство. На все это, как отмечаеттот же автор, “нужны были годы терпения и труда, особенно для бедняка”.

С институтом калыма в какой-то степени связаны приданое (“юй керек”)и подарки, преподносимые невестой в дом жениха (“берне”). Эта связь заключаласьв их мнимой эквивалентности. В отличие от “калыма” состав приданого и бернене были строго определенными. Из различных подарков, преподносимых, ейродственниками в разных случаях, а также от сбора личного имущества составлялсясвадебный наряд и приданое девушки. Среди карачаевских девушек и парнейсуществовал обычай “джашыртын хапчюк джыйгъан адет” (букв.: тайный сборимущества, или “шёнчю”). Девушкам разрешалось иметь в личной собственностинегласные вещи, приобретенные путем реализации “украденной” шерсти, сукнаи т. д., а юноши, в свою очередь, тайно от отца и матери продавали скотяз отары или табуна.

Приданое девушки состояло главным образом из одежды, ситцевого белья,шелковых рубашек, бешметов, серебряного пояса, нагрудника, платков, шалейи т. д., постельных принадлежностей, ковров, кошм, сундуков, шкатулок,различной величины тазов, кумганов, котлов и другой посуды. Все это, поступаяв пользование молодой семьи, в различные сроки считалось личным имуществомневесты и “должно было быть возвращено ей в случае развода”1. Представителивысшего сословия своим дочерям при выходе замуж давали иногда крепостныхженщин “эгет”, служанок “дигиза”.

Особое место в составе приданого занимало “берне”, т. е. подарки дляродных жениха—предметы одежды, различные мелочи— кисеты, шнуры для шаровар,пистолетов, часов и т. д. Расходы на них достигали значительной суммы ине бывали меньше предварительного калыма. Родители невесты должны былизаготовить и наделить подарками всех членов жениховой семьи. Отцу и материжениха предлагались полные национальные костюмы. Для бабушки жениха шилибешмет “сырылгъан къаптал”, заменявший собой пальто, дедушке — кафтан (къаптал),затем братьям, сестрам, племянникам и племянницам жениха приготавливалипо одной или две принадлежности одеяния, для девушек — мелкие предметы:серьги, кольца, пояса, зеркала, наперстки, платки, шкатулки, другие вещи.Родители девушки особо отмечали сватов, наделяя их сукном, одеждой, скотом,оружием, т. к. при совершении брачного обряда сваты вносили некоторую долюкалыма из личного кармана. Затем следовали подарки, привозимые женихомк дому невесты, подарки невесты родственникам жениха, подарки дяде жениха,доставившему так называемый “той мал”, т. е. необходимый для устройствасвадьбы скот, подарки отца невесты жениху и т. д.

Несмотря на то, что браки в большинстве случаев совершались путем свободногодоговора с родителями невесты, однако в условиях господства патриархальныхотношений в семье выбор невесты для юноши зависел от воли родителей, нередкосогласия жениха и невесты не требовалось.

Хотя при выборе невесты учитывались и личные качества девушки (красота,возраст, воспитанность, прилежание к рукоделию), но нередко о невесте судилипо ее родителям. Обыкновенно жених сообщал предварительно кому-либо изучастников совещания о своем выборе, но часто “подходящую пару” для своегосына подбирали мать, отец или их ближайший родственник. Сын мог объявитьо своем выборе матери или посреднику (“селешдирген адамгъа”). Затем друзьяи товарищи начинали “усиленно предлагать намеченную женихом девушку, расхваливатьее достоинства” и старались склонить “в ее пользу и родителей жениха”.Случалось и так, что ни отец, ни мать, ни жених сам предварительно не смоглинаметить и тогда ему “давали дорогу” (“джол бериу”), намечали определенныйсрок для выбора невесты. Юноша разъезжал по родственникам поклясться, чтотакой-то по собственному желанию берет в жены такую-то, что невеста пособственному желанию выходит замуж за такого-то. Получив утвердительныйответ от представителей, эфенди читал брачную молитву из Корана и тем самымзавершал обряд. С этого момента брак молодых считался законным. У тех,кто не совершал описанный выше обряд, дети считались незаконными (некяхсызла).

Если после совершения этого обряда жених отказывался от невесты, тоон уплачивал половину условленного калыма, а если воспользовался супружескимиправами, калым уплачивал полностью.

После описанных выше церемоний стороны готовились к свадьбе, т. к. девушкауже считалась невестой. Девушка и ее семья готовили приданое, наряды иберне, а сторона жениха начинала выплачивать по частям калым. Обычно приакте совершения некяха сторона жениха выплачивала треть калыма, а такжеделались, соответствующие подарки. В зависимости от состояния, отцу илибрату невесты дарили лошадь и пару быков, а эфенди, составившему условиянекяха — одну лошадь или 10 рублей.

За несколько дней до свадьбы выделялись специальные лица для оповещенияи приглашения гостей, готовили угощение, резали баранов и быков, пеклиритуальные пироги, варили бузу, пиво. Перед отправкой людей за невестой,устраивалось угощение (атланган аякъ), где определяли желающих участвоватьв свадебной процессии. Участники свадебного шествия (кюеу джёнгерле) составлялигруппу верховых с флагами (байракъ), на которых изображалось родовое таврожениха над родовым тавром невесты, с песней “Орайда” направлялись за невестой.В некоторых случаях свадебный кортеж направлялся в сопровождении жениха,но большей частью без него. Свиту возглавлял почетный мужчина (тамада кюеуджёнгер) — ближайший родственник жениха.

Одевали невесту в национальный костюм (той чепкен). Старшая из подругсообщала, что невеста наряжена, но на голову ее требуется покрывало. Тогдашафер жениха преподносил покрывало (ау джаулукъ) с обручальным кольцом.Затем исполнялся обряд “перевода невесты с циновки” (“келинни джегендентюшюрюу”). Это поручалось близкому родственнику жениха — обычно его младшемубрату. Он подходил к невесте, брал ее за руку и говорил: “Келиним, джанаым,огъур аякъ бла атландырайым” (Невеста, душа моя, сопровожу тебя в добрыйпуть). Они делали несколько шагов к выходу, за что шафер преподносил женщинамсо стороны невесты определенную сумму денег (джегенден тюшюргенлик).

Под напутственные слова и благословения невесту усаживали в седло ипередавали под покровительство сидящему сзади нее на той же лошади провожатому,обыкновенно человеку почтенных лет, который, придерживая одной рукой невесту,а другою управляя лошадью, направлялся в путь. Еще во второй половине XIXв. невесту увозили на арбе (тарантасе), украшенной войлоками, а рядом сней сидела девушка, приехавшая от жениха. Свадебный поезд не выпускалисо двора, продолжалась игра — бой молодежи. После специальной платы “къабакъбегитгенлик” (къабакъ — ворота, бегитгенлик — за закрытие) свадебный поездвыезжал со двора.

Невесту сопровождали, помимо дружков жениха, несколько человек из ееродных и близких (къыз джёнгерле).

Джигиты, сопровождавшие свадебный поезд, гарцевали на лошадях, пелипесни, стреляли из ружей и пистолетов. Лошади наездников украшались разноцветнымиплатками и полотенцами, которые называются флагами (байракъ). Впереди везлинастоящие флаги с изображением тамги невесты и жениха. Потерять их считалосьбольшим позором. Один из знаменосцев “ал атлы” отделялся от свадебной свитыи на всем скаку подъезжал к дому жениха с пением свадебной песни “Орайда”.Вскоре прибывали остальные всадники. Промчавшись сквозь толпу, стоящуюво дворе, всадники на разгоряченных конях устремлялись в помещение. Кое-комуудавалось въехать верхом на лошади внутрь помещения, за что получал соответствующеевознаграждение3. Навстречу невесте выходила женщина из числа родственницжениха (эки насыбы болгъан тиширыу), которая брала ее под руку, направляласьмедленным шагом в комнату, приготовленную для нее. В это время усиливалосьпение торжественной свадебной песни “Орайда”.

Когда невеста переступала порог (непременно правой ногой), раздавалисьвозгласы: “Входит в дом счастье!”

Ввод невесты в дом жениха (отоу) — один из важнейших моментов свадебнойцеремонии — сопровождался рядом обычаев. Чтобы оградить молодую от нечистойсилы, колдовства, над головой девушки держали кинжал, а у порога ставилиподкову. При входе молодой в дом жениха ее осыпали монетами, конфетами,орехами, зерном, “чтобы во всем было изобилие, богатство”. Дети собираливсе это, а пожилые женщины, свекровь и присутствующие девушки обнималиневесту. Почтенный старик, держа в руках чашу с бузою (“гоппан аякъ”),произносил здравицу (алгъыш), в которой высказывалось пожелание, чтобыприход невесты принес счастье для ее новой семьи. В здравице содержалисьсоветы молодой чете, своего рода поэтический свод правил поведения в бытуи в коллективе.

В комнате новобрачных – “отоу” невесту ставили в угол
http://culturakbr.ru/index.php/obychai-tradicii/balkarskie/svadba.html

Hominis est errare insepientis perseverrare
Наши соседи. Грузия., Вне политики. История Культура Фольклор
Мед@ГиЗ 10.03.2012 01:11:35
Сообщений: 175

4 0

может немного не в тему, но очень интересная статья...


ИЗ ИСТОРИИ ГРУЗИНО-БАЛКАРСКИХ ОТНОШЕНИЙ



История взаимоотношений балкарцев с этнографическими группами грузин, своими корнями уходят в далёкое прошлое. Эти отношения нашли отражение в устном народном творчестве - в легендах, преданиях и песнях. Например, в балкарской легенде о двух братьях Басияте и Баделяте содержатся сведения о сванах, которые жили среди «таулу»1. В то же время в легендах сванов отмечаются, что сваны пришили в места современного расселения со стороны Балкарии2. Эти предания, на мой взгляд, отражают весьма тесные этногенетические и культурно-хозяйственные отношения балкарцев со сванами. Родоначальник балкарских таубиев из Чегемского общества Анфоко, прибывший сюда предположительно в начале XVII века, застал в Баксанском ущелье сванов, и согласно преданию, в сражении с ними он погиб3. О наличие сванского этнического компонента на северных склонах писали многие путешественники и исследователи4. Балкарцы сванов называют «эбзе», а сваны балкарцев - «савиар». Языковеды отмечают, что в горах и в предгорьях Балкарии имеются ряд топонимов, которые переводятся со сванского языка5. Исследователи Харадзе Р. и, Робакидзе на конференции по происхождению балкарцев и карачаевцев в своём докладе отмечали, что за этнокультурными параллелями, которые имеются между балкарцами и сванами, скрывается единая культурная область «органической частью, которой были балкарцы»6. Для выявления наиболее ранних свидетельств о контактах балкарцев с жителями южных склонов кавказского хребта, можно привести пример с надписи на золотом кресте из церкви в Цховати где говорится о нападении балкарцев на грузинскую (церковь в г. Цховати, что в Имеретии и пленении здесь грузинского религиозного , которая произошла примерно в XV веке7. Это первое упоминание о балкарцах в документах. Впрочем, история взаимоотношений обоих народов имеет больше позитивных, мирных страниц, чем военных негативных. В Холаме и в Безенги путешественник начала XIX века, Ю. Клапрот обнаружил сванских жителей, которые разговаривали «на татарском и имеретинском языках и одевались по-имеретински»8. Отчасти это свидетельство подтверждается фамильными легендами некоторых фамилий - выходцев из этих обществ - Рахаевых Холаевых, Аттоевых, Ольмезовых, Жабоевых, Махиевых, Боттаевых и других, где говорится, что их предки по каким-либо причинам подкинули Сванетию или Рачу и поселились в Балкарии.9 Однако, на наш взгляд, необходимо иметь в виду, что в более ранние времена, балкарцы при неблагоприятных ситуациях , как например, эпидемия, внешняя агрессия или кровная месть, часто перебирались в горную Грузию. Многие сванские и Рачинские наши информанты это подтверждали. Многие из них после стабилизации возвращались в Балкарию. Существовала и обратная миграция. Так, по посемейных списках 1886 года в Холаме проживали несколько семей под фамилией Эбзеевы, а в Баксанском ущелье жили Чаркуяновы10. Балкарская пословица «Эбзени тау тыймаз»- «Свану горы не преграда», говорит об интенсивности межэтнических контактов. И сегодня, балкарцы-старики часто упоминают о людях, которые «так быстро переходили через перевалы, что хычины (пироги) горячими доставляли в Грузию.»

О глубокой сванско-балкарской этногенетической общности, на мой взгляд, свидетельствует сходства в некоторых областях духовной культуры и, в частности, в охотничьей традиции. Ведь охота, наряду с собирательством, была древнейшим занятием человека. У балкарцев бог охоты называется Апсаты, у сванов Апсат. Фольклор обоих народов изображают его длиннобородым старцем, одетым в длинную серую шубу. У обоих персонажей есть дочери, которые играют важную роль в охране животного мира. Грузинская исследовательница Вирсаладзе отмечает, что более красноречиво о сванско-балкарской общности говорят фольклорные мотивы о трагедии охотника - Бийнёгера у балкарцев и Беткила у сванов.11 Оба охотника становятся жертвами дочерей Апсаты, из-за проклятий которых они застревают на высокой скале. К обоим на помощь приходят односельчане и в их числе любовницы, по просьбе котрых они бросаются со скалы. Беткили Бийнёгер погибают и любовницы обоих кончают собой протыкая себя ножницами12. На мой взгляд, подобные, исключительно схожие мотивы, так же говорят о едином этногенетическом субстрате обоих народов.

Большинство исследователей, говоря о ранних сванско-балкарских культурных взаимоотношениях, упоминают о башнях, которые стоят в В. Чегеме, в Безенги, Холаме13, а некоторые причисляют сюда и башни в Верхней Балкарии14. Действительно легенда о фамилиях Чегемских князей Балкароковых, Келеметовых, Кучуковых и Баразбиевых, гласит что один из их родоначальников князь Ахтууган вызвал сванов и заказал им постройку этой башни, для защиты от нападения кумыков, которые решили отомстить Ахтугану за то что он насильно украл дочь Шамхала Тарковского15. Легенда о башне «Акъ къала» в Безенги, строительство которой традиция приписывает знатной фамилии Рахаевых и которая считается одной из древнейших балкарских фамилий, указывает о генеалогические связи со Сванетией.

Сванская башня в В.Чегеме

На стене холамской башни, обнаружены грузинские надписи, что также говорит о влиянии здесь грузинско-сванской христианской традиции. Как отмечает исследователь Баразбиев М.И., богатые балкарцы тоже иногда приглашали сванов для строительства жилых домов.

На наш взгляд, наиболее ранние и устойчивые связи между балкарцами и грузинами, возникли в двух сферах - конфессиональной и- торговой. Как известно, Грузия одной из первых в мире приняла христианство, и, ещё с периода раннего средневековья, неоднократно предпринимала попытки обращения соседних с ней областей в свою религию. Следы грузинской миссионерской деятельности можно наблюдать в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Осетии, Карачае и в Балкарии. В Балкарии к ним можно отнести многочисленные церквушки, которые видели путешественники XVIII-XIX веков в горах Балкарии. В некоторых также сохранились надписи на грузинском языке. «Наличие грузинской церкви в районе распространения сванских башен, - отмечают Р. Харадзе и А. Робакидзе - по нашему мнению, говорят в пользу тезиса о наличии на территории современной Балкарий сванских поселений, характеризуемых незавершенным ещё процессом ассимиляции, протекавшим на балкарской основе16. Весьма интересно что слова, обозначающие на балкарском языке «храм» и «крест» - чууана и джор, восходят к грузинским «шуанэ» - сван и «джвари» - крест. Во всяком случае, грузинский фактор в христианизации древней Балкарии нельзя не признать, хотя и аланы, участвовавшие в этногенезе балкарцев, тоже приняли христианство, но уже через Византию17. Кроме того, имеются ряд других схождении в названии месяцев года в балкарском и сванском календарях. Некоторая общность наблюдается и в традиционной семейной свадебной обрядности сванов и балкарцев,18 которую заметил ещё во второй половине XIX века английский горовосходитель Фрешфильд, указывая на обычай левирата характерной для сванов и балкарцев. Это же отмечал и М. Ковалевский, который собирал законы и обычаи горцев и который прожил несколько недель в Сванетии и в Балкарии.19 Об этнокультурных контактах между балкарцами и сванами, на наш взгляд, свидетельствует и распространение среди сванов нартских сказаний, в то время как в других районах Грузии, расположенных далеко от Балкарии, они отсутствуют. Исследователь Лавров Л. И. в своих этнографических заметках отмечал, что войлочное производство в горной Грузии - результат влияния тюркского мира и в частности карачаевцев и балкарцев.20

О тесных сванско-балкарских связях говорят и многие старинные историко-героические песни балкарцев и карачаевцев - «Бекмырзала, Къайсынла», «Мызы бла Зорт», Орусбийлары», «Эмина», «Къарча» и др. Даже в песнях посвященным взаимным набегам, говорится о знании языков и друг друга жителями обоих народов. Некоторые песни свидетельствуют о военных союзах между владетельными фамилиями балкарцев и карачаевцев и сванов. Так, в легендарной песне об истории заселения карачаевцами верховьев Кубани, говорится, что при нападении кызылбеков, предводитель карачаевцев Къарча вызвал на помощь сванов, которые прибыв в значительном числе, прогнали агрессоров. Такие же отношения были у балкарской владетельной фамилии Урусбиевых с князьями Нижней Сванетии Дадашкелиани. Последние активно помогали Урусбиевым в отражении нападения Атажукиных - кабардинских князей, которые стремились захватить .приэльбрусье, где они могли бы устроить себе «крепкие» места, на случай иноземной агрессии. Об одном примере сванско-балкарского боевого содружества писал балкарский историк Мисост Аба-ев.21 Он отмечает, что балкарский князь Урусбиев Исмаил, узнав о том, что кабардинские князья Атажукины совместно с чегемскими князьями задумали нападение на Баксан, позвал на помощь своих родственников - сванских князей Дадашкелиани. «Родство с воинственными и сильными соседями сванетскими князьями принесло громадную пользу Урусбиевым - пишет Абаев М., - они отчасти обязаны им сохранением за собой своих владений, в те времена, когда всё зависело от силы.22 Чегемские и кабардинские союзники были разбиты, причём многие князья Чегема были убиты и ранены, а Атажукины спаслись бегством. Мирные, добрососедские отношения балкарцев с княжеской Сванетией, чаще всего подкреплялись династическими, браками владетельных фамилий Урусбиевых, Крымшамхаловых, Абаевых, Балкароковых и других с княжескими фамилиями Сванетии Дадашкелиани, Геловани, Гардапхадзе. Многочисленные тому примеры приводят в своей работе исследователи Баразбиев М.И.23 и Лайпанов К.Т.24 Многие балкарские владельцы рассматривали и использовали Закавказье в качестве альтернативы Кабарде, когда отношения с Кабардой портились или если Кабарду охватывали феодальные междоусобицы, балкарцы иногда на зиму перегоняли мелкорогатый скот в Грузию, где к весне чаще всего продавали его.
Сванские войны



Более сложные отношения у балкарцев сложились с жителями Вольной Сванетии. Как свидетельствуют фольклорные предания и исторические жители сведения, Мулахско-мужальского общества часто нападали на животноводческие стойбища балкарцев и даже на селения. О самом крупном известном набеге сванов на Чегем пишет Баразбиев М.И., когда около 300-400 человек сванов во главе со старшиной Касбулатом и его сыном, напали на чегемские коши и угнали сотни голов скота, убив и ранив нескольких человек. «Старшина Чегемского общества, лично посетивший после этого события селение Мулах, отмечал, что угнанный скот находился во всех домах селения в количестве не менее пяти штук. По его требованию он получил от помощника Лечхумского уездного начальника титулярного советника Эристова 402 головы баранов и коз, 22 головы крупного рогатого скота и одного осла. Прочий же скот был оставлен в Мулахе в качестве арендной платы пастбища Мелешки.25 Этот документ примечателен тем, что и сваны и балкарцы арендовали друг у друга земли. Об этом же писал и В.Я.Тепцов.

Подобные случаи были и в других обществах Балкарии. Основоположник балкарской поэзии Кязим Мечиев в своей поэме «Сары къош» (жёлтый кош), написанной на основе реальных событий описал случай,26 что когда сваны из «Мулах - Мужала» напали на коши безенгиевцев и угнали много скота, убив шестерых пастухов. На прошедшем в Безенги сельском сходе многие жители предлагали идти войной в Сванетию, чтобы отомстить им за смерть людей. Однако верх взяло мнение, по которому было предложено отправить в Мулах делегацию. Тем временем в Сванетии происходили интересные события. На сельском сходе здесь приняли решение передать безенгиевцам убийц и скотокрадов, которых сразу же арестовали. В Безенги решено было отправить делегацию в десять человек и связанных по рукам преступников. «Балкарцы такой же народ как мы - говорил один из старейшин села Мужал - живёт своим трудом, своим потом зарабатывает себе хлеб. Мы как два камня прислонившиеся друг другу» - сказал он. Угнанный скот также был собран и делегация отправилась в путь. Вскоре обе группы - безенгийская и сванская, встретились в перевале. Встреча была тёплой - отмечается в поэме, и по уговору сванов балкарская делегация отправилась гостить в Мужал. Здесь они были тепло приняты, и в честь их были устроен праздник. Затем их, с почестями и возвращённым скотом проводили до перевала.27 Примечательно, что сами скотокрады были переданы балкарцам.

Такие эксцессы всё же не были определяющими во взаимоотношениях обоих народов т.к. мирные, добрососедские отношения были взаимовыгодными. Торговые и отходнические отношения обоих народов были на довольно высоком уровне. Взаимовыгодные куначеские отношение балкарцев со сванами и рачинцами, толкали обе стороны на мирные способы разрешение подобных ситуаций.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РАЧЕЙ ИМЕРЕТИЕЙ




Кроме Сванетии, балкарцы издревле имели тесные контакты с другими историческими областями Грузии. Судя по материалам середины XVII века, между владельцами Балкарского общества и имеретинскими царями были устойчивые добрососедские взаимоотношения. Так, в составе делегации имеретинского царя Теймураза в Москве был балкарский владелец Артутай Айдеболов, который пробыл в Москве целый год.28 По другим документам 40-х гг. XVII века, отношения балкарских владельцев с имеретинскими и рачинскими князьями также были довольно стабильными. Видимо этот фактор сыграл в это время не последнюю роль в сохранении Балкарским обществом относительной независимости от Кабарды.

В одном из этих документов говорится, что имеретинский владетельный князь Александр приглашал русских послов в Грузию, на крещение сына балкарского владельца Айдаболова. Тот факт, что такой известный политический деятель Грузии как князь Александр имел довольно близкие отношения с балкарскими владельцами, является свидетельством очень высокого статуса владетельных фамилий Айдаболовых и Абаевых. Послы Толочанов и Иевлев отмечали, что на берегу Риона (т. ер. Риони-автор) находится «городок пуст, который имел балкарский владелец Алибек (Абаев - авт.)». Здесь необходимы пояснения, т.к. мы не знаем идёт ли здесь речь об опустошении этим Алибеком грузинского городка или это был перевалочный пункт с каменными постройками, принадлежащий балкарским владельцам. О том, что грузинские владельцы разрешали осетинским алдарам устраивать на южных склонах Кавказа поселения и пользоваться пастбищами истории известно. Возможно такой же вариант они допускали и в отношениях с балкарскими владельцами. В балкарской' песне «Бекмыр-зала, Къайсынла», когда искали невесту Жабо-Бию, родственники говорили: «Может нам отправиться за горы (т.е. в Рачу - авт.), к фамилии Бийнёгеровых - знатных людей. Ведь из них получаются хорошие родственники.29 Может в упоминании русских послов речь идёт именно об этих самых Бийнёгеровых? Во всяком случае, мы можем здесь утверждать, что в Сванетии и в Раче периодически образовывались - балкарские диаспоры. Исследователь Волкова Н.Г. упоминает о «малкар эбзе», «бызынгы эбзе», «чегем эбзе», которые проживали за горами.30 Косвенным тому доказательством являются сведения Р. Харадзе и А Робакидзе о том, что в генеалогиях сванских фамилий 6-7 поколений назад встречаются тюрско-балкарская ономастика: Мырза, Алмырза, Атмырза, Шахмырза, Бекмырза, Биймырза, Хемза, ( (Хамзат - Дж. ), Джамбулат, Джауба, Ахым, Кучук и др.31 Во всяком случае то что в Сванетии встречаются балкарские топонимы подтвердили многие информанты.32 Характерно что многие балкарские фамилии считающие себя выходцами из Сванетии переводятся на балкарский язык - Атмырза, Шахмырза, Каракыз, Мырза, Байда, Ельмез и другие. Тесные контакты балкарцев и сванов в сер. ХIХв. привёл к тому, что некоторые сванские князья начали принимать мусульманство, а балкарские чтобы жениться на сванских княжнах - креститься в христианства.33 Одного из обращенных в ислам Дадашкелиани - Отара другие Дадашкелиани попытались лишить имения Бечо, правда безуспешно.34

Наибольший импульс двусторонним отношениям придавали торговые отношения. Гильденштдетд и Клапрот в се редине XVIII и в нач. XIX вв. отмечали, что их - (балкарцев) - главная торговля производится в Радча и Они в Имеретии, которые отстоят на пятьдесят пять вёрст от главного селения называемого Уллу Малкар.35 Такое же положение было и в течении всего XIX века Бларамберг И. в 20-егг. XIX в. отмечал, что балкарцы привозили в Они (балк. Он-къабакъ) продукцию ремесла и скот, который сбывался в местных рынках в большом количестве.36 Тульчинский, видный знаток балкарского быта отмечал что «главными покупателями рогатого скота (балкарского - авт.) являются имеретины Рачинского уезда Кутаисской губернии и соседняя Сванетия. Первые, почти каждый год закупают большие гурты скота и перегоняют их через перевал Штула (правильно Уштулу – авт.), вторые кроме покупки, стоят в качестве работников у горцев получают большую часть скота в виде оплаты; главным поставщиком для сванетов является - Баксанское ущелье.37 Н.Ф. Грабовский отмечал, что почти весь свой скот горцы (т.е. балкарцы - Дж) сбывают сванетам. Здесь же предаются излишки домашних потребности по шерсти.38 Интересные данные приводит М.З. Кипиани-—«Сванеты находят некоторый заработок в Баксанском ущелье, и их всегда можно найти здесь сотнями.39 Некоторые грузинские горцы отдавали своих детей внайм на различные работы в Балкарские общества. «Рачинцы - отмечает тот же Кипиани М.З. отдают даже своих мальчиков в услужение горцам на самых невыгодных для себя условиях. Так, например, мальчик лет десяти за семилетнюю службу получает всего около двадцати коз и по окончании срока весьма счастливый отправляется домой. Весь интерес в данном случае заключается в том, что мальчик изучает язык и заводит знакомства и близкие отношения с карачаевцами и балкарцами - что очень важно для него, так как, опираясь на них, он впоследствии может вести торговлю.40 Таким образом закладывались основы для будущих межэтнических отношений, т.к. торговые и отходнические связи с балкарцами для имеретинцев и сван было жизненно важно.

По сообщению другого исследователя Тепцова В.Я., многие жители Рачи имеют торговые связи с Балкарией, открывая «свои убогие лавчонки в некоторых обществах и нанимаются в батраки к горским узденям».41 Многие из них, женившись на балкарках, обращались в ислам и оставались в Балкарии.

Многие сванские торговцы приводили в Балкарию лошадей мегрельской и грузинской пород, грузинский щёлк, который очень высоко ценился и приобретался в основном женами и дочерьми балкарских владетельных фамилий, а также сборные и литые казаны, подковы, сушеные фрукты, металлическая посуда, грузинские керамические изделия, которые в большом количестве изготовлялись в Имеретии. Взамен они получали куски домотканой шерстяной материи, войлочные ковры, скот. Особенно в Сванетии ценились балкарские быки, которые были крупнее и мощнее сванских пород. Климат Сванетии, известный своей влажностью, а также отсутствие обширных пастбищ, не давали возможности сванским скотоводам заниматься овцеводством в больших масштабах.

В связи с тем, что грузинским торговцам стало небезопасно было переходить перевалы с деньгами и товарами, а также тем что в горах ходили немало абреков, как сванов, так и балкарцев, многие из этих торговцев вынуждены были получать покровительство таубиев и одаривать их товарами в обмен на защиту и сопровождение. Размер такой платы – отмечает Баразбиев М.И., - определялся по имущественной состоятельности торговцев и количеству товаров у пришедших с ними купцов.42 В конце XIX самих сванов и рачинцев начинают вытеснять, приезжавшие ранее с ними грузинские евреи - «урьяла», которые оставались жить в Балкарии на постоянное жительство. Позже они прекращают поездки в Грузию и начинают привозить товар" из Кабарды, закупая там его у армян и русских. Некоторые сванские купцы отправляли в Балкарию свинец и медь в обмен на шерстяные изделия балкарцев. Об этом отмечает Арсен Ониани - который раскрывая смысл одного сванского топонима в Раче, который связан с разработками и отправками в Балкарию свинца.43 Важной статьёй в торговых отношениях двух народов была соль. О том, что балкарцы ездили за солью в Грузию известно по многим документам и литературным источникам.44 Этот путь был короче чем ездить к можарским озерам. Соль была необходима как для употребления в пищу, так и для скота. Благодаря торговле с Грузией в горах Балкарии появились турецкие и грузинские серебряные деньги, из которых многие балкарские мастерицы изготовляли украшения для одежды и платков.

Многие исследователи балкарского жилища отмечали, что многие его компоненты имеют прямые аналогии со сванской архитектурной традицией. Причём эти аналогии, как они отмечают45 отнюдь не результат заимствовании, а следствие конвергентного развития жилищно-строительной традиции, которая восходит к древнейшим этногенетическим пластам. В первую очередь это относится к расположению жилых и хозяйственных помещении под одной крышей и название некоторых компонентов хозяйственного комплекса - (Сванское гуэм), бау- хлев (Сванское лаблу).46 Исследователь Асанов Ю.Н. отмечает что эти термины имеются и у дигорцев47 и затрудняется соотнести их с каким либо языком. О языковых взаимных заимствованиях нет специального исследования, хотя в своём докладе на сессии посвященном происхождению балкарцев и карачаевцев Русудан Харадзе и Александр Робакидзе приводили некоторые примеры.48 В этом отношении определённый интерес представляет работа лингвиста Хабичева М.Х. Он, в частности отмечает, что к сванскому названию хлеба «баббул» восходит карачаево-балкарское, детское обозначение хлеба «Баппу». У обоих народов, как в прочем и у дигорцев «хлеб называют гырзын, кырдзен, чыржын". Кроме того автор приводит ряд других примеров, но думается целенаправленное исследования этого вопроса весьма перспективно и в научном отношении важно.

КУЧМЕЗОВ Б.

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] 8 МАРТА 2012г. В ДОЛИНСКЕ У МЕМОРИАЛА ПАМЯТИ ЖЕРТВ РЕПРЕССИЙ СОСТОИТСЯ ТРАУРНЫЙ МИТИНГ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 68-ЛЕТИЮ ДЕПОРТАЦИИ БАЛКАРСКОГО НАРОДА. НАЧАЛО В 10 ЧАСОВ. Оргкомитет
Мед@ГиЗ 17.03.2012 16:35:35
Сообщений: 175

1 0

касог,
Месси,
NAKA,
Turk,
Sagid,
Вы простите, но тема совсем не об этом :гоккачыкъ:

Hominis est errare insepientis perseverrare
Тему должен модерировать автор, Модераторы не справляются, а порой и сами засоряют темы
Мед@ГиЗ 17.03.2012 16:13:36
Сообщений: 175

1 1

Перефразируя У.Черчилля "Модерация СФ(или как они там называются) худшая форма правления на форуме, но лучшей не дано", просто будет еще хуже. А по факту согласен с автором темы модераторы и админы не справляются с возложенными на них обязанностями.
ВВС, согласись, что сама по себе тема про нартский эпос, точнее тот посыл, который исходит от заглавного поста уже несет в себе некий конфликтный потенциал. Если же тебе дадут еще и право модерации, то это уже игра в одни ворота, с заранее предрешенным результатом.

Hominis est errare insepientis perseverrare
Снова о Карачаево-Балкарском словаре
Мед@ГиЗ 15.03.2012 17:04:49
Сообщений: 175
Как бы то ни было, предлагаю зигит зашлаца перейти на малкъарский ... цыфцыкъла уцсунла андан эсе)

Hominis est errare insepientis perseverrare
Снова о Карачаево-Балкарском словаре
Мед@ГиЗ 15.03.2012 15:40:39
Сообщений: 175
Цитата
Totur_Ram пишет:
Зачем, например, хаджия балкарцы называют хажи?)))

По той же самой причине, которая побудила карачаевцев начать говорить " менге", "сенге", "ачха", "бачха", "огъай" и т.д.)

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 23:56:02
Сообщений: 175

4 0

Месси,
Слава Аллаху, есть люди способные оставаться выше всей этой националистической возни... итог которой в любом случае очевиден: нам предлагают перегрысть друг дружке глотки, в тот самый момент, когда наши злопыхатели ехидно из-за кустов, насмехаются над нами. Отчасти, я как балкарец, тоже возмущен, что не те балкарцы,которые должны служить во благо своего народа, занимают балкарские кресла! Но ведь и вас никто не спрашивает, и на благо кабардинцев ваши чиновники не работают... Чиновники работают на себя.
Вообщем-то банальности конечно, но стоит по-новому научиться слушать друг друга. У любви нет религий. У Бога нет нации
Изменено: Мед@ГиЗ - 16.03.2012 00:05:53

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 23:16:41
Сообщений: 175

1 0

Месси,

касог,
:дайпять:

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 23:03:57
Сообщений: 175

2 0

атас,
Алан, бу хылымылы затланы жазмачы, такое ощущение, что мы в разных республиках живем, с разными кабардинцами.

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 22:54:14
Сообщений: 175

2 0

Цитата
Айнар пишет:
Косог не виноват, он просто пытается прикрыть виноватых.

ну ведь виноваты в этом не кабардинцы...а если из-за кустов, всё же,торчат их ушки, то всё равно все беды балкарцев именно от своих же- балкарцев. Если у нас всегда найдется человек способный продать свой народ с потрохами, то наши соседи в этом уж точно не виноваты. Что на зеркало пенять, коли рожа крива.
Месси, дау шыт, донт ворри, псори тэмэм)
Изменено: Мед@ГиЗ - 15.03.2012 22:58:31

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 22:42:47
Сообщений: 175

1 0

Айнар,
Вы так пишите, как-будто в этом касог виноват.

Hominis est errare insepientis perseverrare
[ Закрыто] У балкарцев недостаток образованных?, Как исправить положение?
Мед@ГиЗ 11.03.2012 23:55:52
Сообщений: 175
Цитата
ВВС пишет:
Недавно узнал что в Черекском районе и прокурор и зампрокурора, и председатель райсуда кабардинцы. Неужели на эти должности не нашлось балкарцев? Где наши юристы? Неужели балкарцы не могут нормально учиться, чтобы работать у себя на родине?

Цитата
ВВС пишет:
В том же Черекском районе начальник райфинотдела - кабардинец, райМЧС - кабардинец, отделение Сбербанка - кабардинец, пнсионного фонда - кабардинец, ГАИ - кабардинец, пожарная часть - кабардинец, служба занятости - кабардинец, служба судебных приставов - кабардинец. Обидно оллаи, наша молодежь совсем учится не может чтоли?

Про Махти Османовича забыл написать)

Hominis est errare insepientis perseverrare
Строительство туристического кластера на Северном Кавказе, Прогресс не остановить или строительство "Великой Черкессии"?
Мед@ГиЗ 15.03.2012 21:46:36
Сообщений: 175

0 2

Къара чачлы, Сау къаллыкъ, уллу ыспас этдинг) :alamat:

Hominis est errare insepientis perseverrare
национальный костюм. кавказский, и не только)
Мед@ГиЗ 15.03.2012 18:30:26
Сообщений: 175

1 0




Hominis est errare insepientis perseverrare
национальный костюм. кавказский, и не только)
Мед@ГиЗ 13.03.2012 23:53:10
Сообщений: 175
Таукъан,
Да Вы правы, Танцует ансамбль "Балкария" Лезгинский танец... лишнее скопировал

Hominis est errare insepientis perseverrare
национальный костюм. кавказский, и не только)
Мед@ГиЗ 13.03.2012 23:42:06
Сообщений: 175

1 0

Цитата
janet пишет:
других КБ пока не нахожу, у кого есть делитесь















Изменено: Мед@ГиЗ - 14.03.2012 15:03:47

Hominis est errare insepientis perseverrare
Выставка Ибрагима Занкишиева., Нальчане! Просветиться не хотите ли (c)?!
Мед@ГиЗ 15.03.2012 15:43:31
Сообщений: 175
15.03.2012 15:25:30
автопортрет?)))

Hominis est errare insepientis perseverrare
8 марта. Вечер памяти, посвященный депортации балкарцев, Вспомним...
Мед@ГиЗ 13.03.2012 23:12:25
Сообщений: 175
Чуана,
год - 1995
страна Россия
режиссер - Рубен Мурадян
сценарий -Геннадий Бокарев, Рубен Мурадян
продюсер - Махти Кабардиков, Рубен Мурадян
оператор - Борис Шапиро
композитор - Владимир Рубашевский
художник Владимир Бакуев
монтаж - Лидия Волохова

Hominis est errare insepientis perseverrare
8 марта. Вечер памяти, посвященный депортации балкарцев, Вспомним...
Мед@ГиЗ 13.03.2012 23:08:05
Сообщений: 175
Цитата
Сэстренка пишет:
"Дорога на край земли"

Дорога на край жизни :rose:
aslanbek2,

http://www.youtube.com/watch?v=7Dc4DT2h0dA
Изменено: Мед@ГиЗ - 13.03.2012 23:08:48

Hominis est errare insepientis perseverrare

Форум  Мобильный | Стационарный