Расширенный поиск
14 Декабря  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Рысхы – насыбха къор.
  • Кюн – узун, ёмюр – къысха.
  • Тенги кёбню джау алмаз, акъылы кёбню дау алмаз.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Байлыкъдан саулукъ ашхыды.
  • Ауругъаннга – кийик саулукъ, джетген къызгъа – чилле джаулукъ.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Ачыкъ джюрекге джол – ачыкъ.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Байлыкъ болгъан джерде, тынчлыкъ джокъду.
  • Къарны аманнга къазан такъдырма, къолу аманнга от джакъдырма.
  • Шапа кёб болса, аш татымсыз болур.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Билимли ёлмез, билимсиз кёрмез.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Ач да бол, токъ да бол – намысынга бек бол.
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Къарнынг тойгъунчу аша да, белинг талгъынчы ишле.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Джахил болса анасы, не билликди баласы?
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Тюзлюк шохлукъну бегитир.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Тилчи бир сагъатха айлыкъ хата этер.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Ёксюзню къалачы уллу кёрюнюр.
  • Чакъырылмагъан джерге барма, чакъырылгъан джерден къалма.
  • Ашын ашагъанынгы, башын да сыйла.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Чарсда алчыны эл кёреди.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Эл бла кёргенинг эрелей.
  • Терслик кетер, тюзлюк джетер.
  • Сёз сёзню айтдырыр.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Аджал соруб келмез, келсе, къайтыб кетмез.
  • Халкъны юйю – туугъан джери.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Ётюрюкден тюбю джокъ, кёлтюрюрге джиби джокъ.
  • Оюмсуз атлагъан, аджалсыз ёлюр.
  • Къатын байлыкъны сюер, эр саулукъну сюер.
  • Билмезни кёзю кёрмез, этмезни къулагъы эшитмез.
Страницы: 1 2 След.
Олжас СУЛЕЙМЕНОВ - тюрк дунияны, бютеу адам улуну да уллу адамы., Олжасны билмеген - билигиз: аллай фахмула аздыла дунияда.
 
Олжас СУЛЕЙМЕНОВ

Независимость — это осознанная взаимозависимость

Политические науки пытаются выработать свою таблицу умножения, единую для всего мира, чтобы «дважды два» всюду (и на Аляске, и на Камчатке, и в Африке, и в Азии) было «четыре», а не «пять», не «пятьдесят». Чтобы минус где-то не выглядел плюсом и наоборот. Чтобы слова «свобода», «демократия», «независимость» в разных языках выражали общие для всего человечества понятия.

В Алматы, например, прошла международная конференция, собравшая руководителей сорока с лишним ООНовских и общественных организаций, таких как «Зеленый крест», «Римский клуб», «Мадридский клуб», «Конфедерации Университетов» и других, на которой обсуждалась важнейшая тема — «Новая парадигма устойчивого человеческого развития. G-global — формат глобального диалога».

В 1991-м, «зеркальном», году самораспустился СССР. Декларации о независимости приняли Верховные Советы всех «братских» республик, в том числе и Российской Федерации.

От кого зависела Россия? От республик Центральной Азии, Закавказья, Прибалтики? Да. Так же, как они все зависели от России.
Вот это состояние взаимозависимости мы тогда еще не разглядели и не поняли его значения.

В интервью западным газетам я тогда говорил, что считаю самороспуск СССР оправданным только в одном случае — если это приведет к образованию Евразийского Союза. Сначала — несколько государств СНГ, союз которых станет естественным продолжением Европейского Союза. А в скором времени мир увидит глобальный Евразийский Союз, от Атлантики до Тихого океана. Но проза жизни редактирует поэтические пророчества.

В 1979 году в Ташкенте состоялась очередная конференция Ассоциации писателей Азии и Африки. Я сделал основной доклад. Говорили не о проблемах поэтического ремесла, а о делах политического свойства. Зал заполняли писатели, но все они были участниками национально-освободительных движений. Некоторые из них — действующие или будущие главы новых государств. К тому времени я как член Ассоциации и заместитель председателя Советского комитета по связям со странами Азии и Африки побывал во многих странах Юга. В деколонизированных уже десять-двадцать лет тому назад и в борющихся, ждущих освобождения.
Увидел, что новым государствам независимость не принесла избавления от нищеты, невежества, эпидемий, но добавила другие неожиданные трудности — трайбализм, коррупцию, деспотизм, межплеменные войны, взаимную ненависть.

Проанализировав эти явления, сделал свои выводы, которые и доложил конференции.
Ошибку идеологов и вождей увидел в том, что независимость была в их программах заявлена как конечная цель национально-освободительной борьбы: «от колониальной зависимости — к независимости».
Предложил расширить формулу Пути к Будущему новым пунктом: от зависимости — через период независимости — к эпохе осознанной взаимозависимости.

Состояние зависимости испытали все народы на Земле: зависимость бывает не только колониальная, но и национальная, социальная, экономическая, культурная, духовная и пр. Убежден, что период независимости деколонизированным странам надо было использовать целенаправленно для осознания своей взаимозависимости с соседями, ближайшими и дальними.
Таков естественный способ выживания и полноценной жизни человека в природе, в семье, в обществе; этноса — в кругу других этносов. Такой Путь выживания всего человечества выработала Эволюция. Нам это надо хотя бы теперь обязательно увидеть и осознать как главный вывод из истории вида Homo Sapiens.
Если бы марксисты дошли до такой универсальной формулы Пути, вероятно, они смогли бы развить теорию классовой борьбы в учение о классовой взаимозависимости, способствовавшей бы нереволюционному развитию обществ.

Со времени той конференции прошло тридцать пять лет. Много чего проявилось в мире хорошего и не очень. Как дела в Африке? Недавно попалась на глаза газетная информация о Зимбабве. Бывал там еще до освобождения. Помню впечатления — хорошие дороги, белостенные фермы, окруженные зелеными плантациями. Сытая, ухоженная страна. А сегодня Зимбабве — нищета, 97% безработных. Просто отчаянный приговор независимости как «конечной цели освободительной борьбы». Увы, подобную ошибку на первых порах повторили «вожди» и в некоторых постсоветских республиках. С похожими результатами.

Казахстан все 23 года продолжал дело, начатое в СССР — упорно (в школе, в вузе, в цехах, на полях, в литературе, газетах, на TV и в судах) воспитывалось осознание взаимозависимости национальностей в казахстанской нации, ее взаимозависимость с народами региона и планеты. «Нет исключительных этносов, религий, классов!» Так нам удалось все 23 года сохранять согласие в нашем доме и мир с соседями.

Мы вправе считать многонациональный Казахстан одной из успешных моделей многоэтничного, поликонфессионального мира. Таким он вступает в Евразийский Союз, в котором будет продолжать следовать своей парадигме устойчивого развития: это лучшее, что осталось в сегодняшней политике из сложного наследия СССР.

Убежден, что человечество преодолеет все нынешние трудности, если политические элиты будут в делах своих все больше руководствоваться выработанной сообща формулой Пути в Общее Будущее. Начиная с понимания того, что осознанная взаимозависимость — это и есть настоящая независимость государства, нации, человека.
Алматы , ноябрь 2014
 
Bilal LAYPAN

ДЖЕР ДЖЮЗЮ, АДАМГЪА БАШ УР!
(Олжас Сулейменовну 70-джыллыгъына)


Дунияда эм онглугъа саналгъан он назмучуну джаш тёлюге аманатлары Парижде китаб болуб чыкъгъанды. Ол оноуландан бири Олжас Сулейменовду. Батыда (Западда) алай аты айтылгъан адамны бизде джаш тёлю биле да болмаз.

СССР чачылгъанлы союз республикала энчи къралла болгъандыла. Къазахстан да болгъанды энчи даулет. Къайнайла ала - эркин эгемен (суверенный) къралла, кеслерини онглу джазыучуларын бирер джерге келечи этиб олтурталла, алай демек - джазыучуларыны сыйларын кёрелле, ышаналла, ала келечи-дипломат ишлени кимден да иги бардырлыкъларына базалла. Сёз ючюн, Олжас Казахстанны ЮНЕСКОда келечисиди. Ол аламатды, ашхыды, алай а соруу: ыйыкъда эки кере чыкъгъан къарачай газетни бир бетин Олжасха бергенден магъана бармыды, алайсыз да бу джергили материалланы къалай сыйындырыргъа билмей къыйынлаша тургъанлай? Андан эсе, биз Къарачай бла байламлы адамланы, хапарланы басмаласакъ иги тюлмюдю? Не игилик этгенди Сулейменов Къарачайгъа? Ма энди адамны кёлюне келирге боллукъ бу къуджур соруулагъа джууаб да эте, Олжасны юсюнден талай сёз айтайыкъ.

1989 джыл июнь айда СССР-ни Баш Советини биринчи сессиясында Олжас Сулейменов сёзню кёнделен салыб тохтайды: «Биз ишибизни репрессиягъа тюшген халкълагъа реабилитация этиуню джолун-джоругъун джарашдырыудан башларгъа керекбиз. Аллай реабилитацион закон алынмай, кърал сюргюннге тюшген халкъладан сталинизмни мурдарлыгъы ючюн кечмеклик тилемей, алгъа барыргъа джол джокъду. Орус, гюрджю, къазах халкъла да къыйынлыкъ чегер ючюн къалмагъандыла. Алай а, миллет белги бла башдан аякъ джуртларындан сюрюлген халкъла эки къат къыйынлыкъ чекгендиле. Биз ол затны къралны атындан, закон халда ачыкъ айтыргъа керекбиз...».

Бюгюн барыбыз да билген «Репрессиягъа тюшген халкълагъа реабилитация этиуню хакъындан» законну джарашдырыу ма алай башланнганды. Биз - тутмакъдан-сюргюнден ётген халкъладан бири - Олжасны бу адамлыгъын, эркишилигин унутургъа боллукъбузму?

Алай а, «бёрю атарыкъ бёркюнден» дегенлей, Сулейменовну бютеу дуниягъа белгили этген аны «Слово о полку Игореве» атлы тарих чыгъарманы юсюнден джазгъан тинтиулери-оюмлары болгъандыла. Кърал къоркъуусузлукъну органлары 1975 джыл Олжасны «Аз и Я» китабын Совет Союзну бютеу тюкенлеринден, кютюпханелеринден сыйырыб, кюйдюрюб кюрешгендиле. Ол оноуну этген а СССР-ни Коммунист партиясыны идеология джанындан башчысы Суслов болгъанды. СССР-ни Илмула Академиясы да Сулейменовну китабын «ууатхан» джыйылыула, сюзюуле бардыргъанды. Казахстанны башчысы Кунаев, Брежнев бла сёлешиб, Олжасны джакъларгъа, сакъларгъа кюрешгенди. Сулейменовну атасын 1937 джыл «халкъны джауу» деб къурутхандыла. Сусловну башчылыгъы бла биягъы къара кючле Олжасха да ол атны атаргъа кюрешгендиле. Кунаев болмаса, Олжасха къаллай къыйынлыкъла чекдирлик болур эдиле. Бир поэт ючюн Суслов бла арасын аман этерге бизде тамадаладан киши базарыкъмы эди экен?

Кунаев халкъын, джуртун джакълагъан адам болгъанды. 1962 джыл Хрущёв къыбыла Къазахстанны иги кесек джерин мамукъ ёсдюрюучю хоншу республикагъа берирге излегенди. Кунаев бирден эки болмагъанды. Ишинден чыгъаргъан эдиле аны ючюн. Къуру бу эки заты огъуна аны онглу адам болгъанын кёргюзтмеймиди? Бизни тамадалада туугъан джерлерин чачдырмаз ючюн, башха субъектлеге къошдурмаз ючюн, халкъларын-джуртларын къоруулар-сакълар ючюн Кунаевча кюрешген (кюреширик) бармыды экен?

Къазах халкъы бек уллу къыйынлыкъ кёрген халкъладанды. 1926 джыл адам санау къагъытлада былай джазылады: «Къазахлыла - СССР-ни эм кёб санлы тюрк тилли халкъыдыла: 6 миллион 200 минг адам». 1939 джыл къазах халкъны саны саны къуру 2 миллионду. Аллай бир адамы къырылгъан къазах халкъыны Олжасча назмучусу, алими, Кунаевча да башчысы болгъаны насыб эди...

Сусловгъа да, академиклеге да Олжасны китабы не къыйынлыкъ салгъан болур эди?

Олжас «Слово о полку Игореве»-ни тинтиб, дуния бла бир тюрк сёз табханды. Бу тарих чыгъармада академикле окъуялмай къалгъан джерлени, не да ала терс окъугъан джерлени ачыкълагъанды. Славянла бла тюрк къауумланы арасында бурун кючлю байламлылыкъ болгъанын, тил, культура джаны бла ала бир-бирин байындыра хоншу джашагъанларын кёргюзтгенди. Алай а, олсагъатда орус илму «бизге культура келген эсе - Европадан келгенди; къарангы Азия, тюркле - къазауат, чабыуул этгенден башха джукъ билмеген джахилле - бизни культурабызгъа не юлюш къошаллыгъелле, бюгюн-бюгече да аланы адам эталмай, цивилизациягъа къошалмай кюрешебиз, сора уа?» деб, бу кёзден къарагъанды тюрк-муслиман миллетлеге. Ма быллай тутхучсуз, джалгъан «илму» оюмгъа къаршчы тургъанды Олжас Сулейменов, СССР-ни тюрк халкъларына эс табдыргъанды, тарихибизге кёзюбюзню ачханды, кёлюбюзню кёлтюргенди.

«Тюркбюз» дерге къоркъуб, буюгъуб тургъанла, Олжасны китабын окъуб, «Биз халкъбыз, адамбыз - тюркбюз биз» деб ёхтемленнгендиле. «Тауланы энгишге этмегенлей, тюзлени ёрге кёлтюргенди» Олжас. Бютеу тюрк дунияны ёрге кёлтюргенди ол. Сусловчу идеологиягъа, ол идеологияны къулу-къарауашы болгъан СССР-ни илмула Академиясына да къаршчы тургъанды Олжас, джангыз кеси. Назмуларындача, илмуда да джангы сёзню, керти сёзню айталгъанды. Керти Сёзню айтыр ючюн а фахму да, билим да, бет да, ёт да керекдиле. Тюрк дунияны , тюрк эсни, тюрк тарихни уятханы ючюн биз - тюрк дунияны бир бурхусу - Олжасха сау бол дерге керекбизми, тюлбюзмю?

Алай а, Олжас къуру къыйынлыкъ кёрген халкъланы, не да тюрк къауумланы ёкюлю тюлдю. Олжас «Невада-Семипалатинск» атлы организацияны къураб, бютеу дунияда атом сауутну сынагъан полигонланы джабдырыргъа излейди. Къазахстанда полигонну джабдыргъанды.

Сулейменов бютеу дунияны атом джаханимден-къоркъуудан къутхарыр джанындан кюрешеди. Ол джаны бла кёб иш да этгенди. Биз джашагъан Джерни, дунияны ёлюмден къоруулаб кюрешген Олжас махтаугъа тыйыншлы тюлмюдю?

1960-1980 джыллада Олжас, башларына эркин болур ючюн кюрешген колонияланы тарихлерин тинтиб кюрешгенди. Алай а, аланы муратлары къуру азатлыкъ бла бошалса, ол колонияла аякъ юсюне туралмай къыйынлашадыла. Эркинлик-эгеменлик керекди, алай а халкъланы, къралланы арасында байламлылыкъ юзюлмезге керекди. Метрополия бла да , хоншула бла да иш джюрютюрге тыйыншлыды.

Кесини оюмун Олжас формула халда айтханды: «От веков колониальной зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости». Эшта, баш эркинлиги ючюн кюрешген хар бир халкъ, сагъыш этерча бир акъылман фикирди бу.

Олжас Сулейменовну арт кёзюуде джазгъан китабы «Язык письма» да, бютеудуния илмуда джангы сёздю. Адам улу бары да бир джерде джаратылыб, алайдан тёрт джанына чачылгъаны - ол белгили затды. Дин тилде айтсакъ, барыбыз да Адам бла Хауадан джаратылгъанбыз. Алай а, ол биринчи талай джюз адам къаллай тилде сёлешгендиле - ма аны юсюнденди китаб. Биринчи тамгъаладан-иероглифледен Сёзге, джазма тилге адам улу къалай кёчгенин кёргюзтюр ючюн, Олжас къаллай бир китаб окъугъанын, къаллай тинтиуле бардыргъанын айтыб чыкъгъан да къыйынды. Ахыры быллай оюмгъа келгенди: «Алгъа Белги, ызы бла Сёз. Ол белгиле Аллахны белгилеридиле, ол сёзле да Аны атлары».

Бу китабны окъугъан адам англарыкъды, Олжас Сёзню таша магъанасын ачханы алимле атомну ачханча бир зат болгъанын. Алай а, атомну ачхан-чачхан - дуниягъа къоркъуу сала эсе, Олжасны биринчи Сёзню, тилни ачханы адам улу бир болгъанын, бир ата бла анадан джаратылгъанын кёргюзтеди, адам улуну биригиуге чакъырады.

Алгъаракълада Олжас «Тюрки в доистории» деген къол джазмасын «Ас-Алан» журналда басмаланырын тыйыншлыгъа санаб, манга берген эди. Анда да тюрк къайдан чыкъгъанын, дуниягъа къалай джайылгъанын тинтеди. Сулейменов тюрк къауумла ючюн къанын-джанын аямай ишлейди. Олжасны этген ишине къарасам, 726 джыл Бильга-Тоньюкук джазгъан тизгинле эсиме келедиле:

Тунь удумадым - кече джукъламадым,
Куньдуз олтурмадым - кюндюз олтурмадым,
Кара теримди тёктим - къара терими тёкдюм,
Къзъл канъмдъ юггуртдтим - къызыл къанымы сюрдюм
Тюрк будун учун - Тюрк халкъ ючюн.

Сулейменовча адамы болгъан халкъ насыблыды. Алай а, Олжас къуру кесини халкъыны тюл, бютеу адам улуну къайгъысын кёрюрге болуму, билими, фахмусу джетген адамды. Адам улуну керти тарихин тюз окъугъан бла къалмай, адам улуну джазыуун иги джанына джазаргъа къолундан келген насыблы къауумданды Олжас.

Дагъыда бир чертерге излегеним: бютедуния проблемаладан баш кёлтюралмай тургъанлыкъгъа, Олжас къалам тутханлагъа айырыб эс бёлгенлей турады. Тюрк джазыучулада аллай къайгъырыуну мен джангыз Къайсын Къулиевде эмда Чингиз Айтматовда кёргенме. Кесими юсюмде сынагъан затымы айтама.

Тюрк къарнашыбызны 70 джыллыгъына джораланнган сёзюмю Анга аталгъан назмум бла бошаргъа сюеме.

АДАМНЫ ДЖОЛУ, ДЖАЗЫУУ ДА - СЁЗДЕ
Олжас Сулейменовгъа

Къыркъ джылда кимге келгенди Къуран,
Кимге - «Аз и Я».
Суу эски ызына къайытады:
Джангырады Евразия.

Ит иесин танымагъан сагъатда,
Адамгъа Тейрисин танытхан да бар.
Мен - Тейри адамы - къарайма ауалгъа:
Белгиден-Сёзден башланады Адам.

Кёкге къарай, джулдузлагъа узала,
Адам аякъ юсюне сюелгенди,
Кюн таякъча, элибча тюзелгенди -
Къара таныгъан кюнюнден башланады Адам.

Эниклей табигъатны
Тилленнгенди адам улу.
Тауушдан-белгиден-тамгъадан кёче Сёзге
Тюрленнгенди адам улу...

...Адам сёзню, Сёз да адамны -
Бир-бирин джаратханла ала.
Мурулдагъандан, кёз бла, бармакъ бла сёлешгенден къутулуб,
Адам джазыуун джаза тебрегенди кеси.

Мен да кюндюз Кюнню ызындан бардым,
Кече уа - Айны.
Тамгъаларында Адурхайны,
Будиянны, Наурузну эмда Трамны
Кёреме джулдузну, Айны.
Китаб ачханча ачама Къарачайны:
Къара - джети къат магъанасы Аны.

Кёкден башланады джол,
Кёкге да къайтарады ол.
Кёкдеди биз джашагъан Джер.
Не бек кюрешсек да биз,
Кёкден айырылыргъа джокъду мадар.
Джер ауруулагъа да Кёкдеди дарман,
Джер соруулагъа да Кёкдеди джууаб.

Джер джолу адамны башланады Белгиден-Сёзден.
Ол кетгенча кёрюнсе да кёзден эм кёлден,
Бир кераматлы чыгъад да ичибизден,
Ачады бизге джангыдан аны:
Сёзде джашыныбды джолу Адамны,
Сёзде джазылыбды джазыуу Адамны.

Къыйынлыгъыбыз бизни -
Тюз окъуй, ангылай, джаза билмейбиз Сёзню.
Алай а, бир кераматлы чыгъад да ичибизден
Таша магъанасын, керти магъанасын ачады Сёзню -
Хакъ джолгъа къайтарады бизни.

Адам улугъа къайытады джаз -
Ачылады Кёк, энеди джарыкъ, келеди ауаз:
Къара таны, джай аны -
Керти Тарихинги, джазыуунгу да джаз.
 
Олжас Сулейменов: «НАМ НУЖНА РОССИЯ»






Олжаса Сулейменова в Казахстане знают все. Поэт, писатель, общественный деятель, дипломат. Именно он в свое время основал движение «Невада – Семипалатинск», остановившее многолетние ядерные испытания на Семипалатинском полигоне. С 2001 года Олжас Сулейменов является представителем Казахстана в ЮНЕСКО и живет в Париже.
Скоро в свет выйдет его очередное творение – введение в этимологический словарь «1001 слово». Мы встретились с Олжасом Омаровичем в Париже и поговорили с ним о будущей книге, а также на злободневные темы: узнали, что он думает о преемнике президента, об экологии в Алматы, о строительстве горнолыжного курорта на Кок Жайлау, о ситуации с задержанными казахстанцами после теракта в Бостоне и повышении пенсионного возраста для женщин.

Интервью у писателя взяла известный журналист Айгуль Токсанбаева, с 1991 по 2001 год она работала на телевидении: в телерадиокомпании «Максимум», на КТК вела «Вечерние новости», стала лицом этого канала. Параллельно с работой с отличием окончила факультет философии и политологии КазГУ и магистратуру этого же вуза. В начале нулевых училась в США. Сейчас Айгуль занимается проектом Homebook.kz.

Айгуль Токсанбаева: О чем ваша новая книга?
Олжас Сулейменов: В «1001 слове» должны быть исследованы схемы образования слов, выработанные десятки тысячелетий назад, когда вид homo sapiens еще только возникал в Экваториальной Африке. Полвека моих размышлений над тайнами происхождения слов, их форм и значений уже требует неких обобщений. О них я говорю во вступлении к cловарю, которое называется «Код слова», где делаю попытку сформулировать несколько правил словообразования, благодаря которым рождались слово и язык. Существующая так называемая научная этимология недалеко ушла от так называемой народной этимологии. Отличается только научным аппаратом. Скажем, русская народная этимология понимает термин «поликлиника» как «полуклиника», а научная пока может констатировать, что это сложное слово, состоящее из двух, вот и все отличие. Но объяснить, как возникло греческое «поли» и латинское «клиника», лингвисты ни в России, ни на Западе не могут. Потому что научная этимология с момента своего рождения вот уже два века пользуется тем же методом, что и народная. То есть воспринимает слова на слух и понимает только самый поверхностный слой его значений. Глубинные слои истории слова методу фонетических соответствий недоступны. Размышляя над происхождением иероглифов (шумерских, древнеегипетских, древнекитайских), я увидел связь названия образного письменного знака с его формой. Изменялась форма знака, и тут же изменялось название. Пойдя мыслью в этом направлении, я разглядел системность таких преобразований знака и названия и восстановил правила первой грамматики, по которым были созданы первые слова в первом языке, и в течение нескольких десятков тысячелетий на этих правилах, как на основе, развивались грамматики языков сотен этносов. Об этих правилах – «Код слова». Излагаю их не повествовательно, а кратко, как рубаи, наброском. Я геолог по первому образованию, поисковик. Моя задача – найти возможные выходы полезных ископаемых на поверхность. Потом на это место должны прийти геологи-разведчики. Они определяют площади и глубину залежи. Я побродил с молоточком, провел первичный анализ образцов. И теперь хочу привлечь коллектив специалистов, любящих химию слова, для совместной работы над универсальным, то есть многонациональным, этимологическим словарем, чтобы этот общий труд помог языкознанию приблизиться к точным наукам. Вот такова задача.
А.Т.: Для кого эта книга?
О.С.: Книга предназначена для широкого круга читателей, в ней не будет много терминологии. В свое время это не понравилось ученым-лингвистам, когда вышла книга «Аз и Я». Я хочу, чтобы книгу прочитали многие. Наука о языке не должна быть наполнена «птичьим языком» – только для специалистов. Она должна быть понятна. Мы скрываем от массового читателя содержание этой науки. Получается наука друг для друга. Зачем? Это могут позволить себе физики, математики, но языковеды должны говорить очень понятным языком о своих проблемах. Нынешние ученые-лингвисты получают звания докторов науки за то, что придумывают новые термины, вместо того чтобы открывать содержание старых слов, пришедших к нам из древности. Надо понять, как они произошли. А они составляют муравьиный словарь, понятный нескольким муравьям. Поэтому, конечно, будет много критики от лингвистов.

А.Т.: Вы общались с Львом Николаевичем Гумилевым?
О.С.: Раньше с ним пообщался мой отец Омар Сулейменов. Вместе сидели в сталинском лагере.
А.Т.: А вы разделяете его точку зрения на влияние тюрков на мировое развитие, пассионарность?
О.С.: Его книга «Древние тюрки» и привлекла меня к тюркологии. Потом «Слово о полку Игореве» убедило, что славистика нуждается в тюркологии. Тюркославистика поможет этимологам выявить генезис слов, составляющих треть, а то и более славянского словаря. Труды Гумилева тоже не всем нравились. Он вынужден был после лагерей защитить диссертации. Но у него до получения научного звания были призвание и знания. Этим он отличался от большинства историков с дипломами.
А.Т.: Вы когда с ним встречались?
О.С.: Где-то в конце 80-х. Мы приехали в Ленинград с моим азербайджанским другом, тюркологом Айдыном Мамедовым, который позже погиб на карабахской войне. Он нашел около 800 шумеро-тюркских соответствий вдобавок к моим 60. Мы зашли к Льву Николаевичу, принесли ему корзину азербайджанских помидоров. А до этого я прочел в «Комсомолке» его интервью, где на вопрос, как он относится к книге Сулейменова «Аз и Я», Гумилев ответил: «Отрицательно отношусь. Но не буду ничего плохого об этой книге говорить, потому что отбывал срок с отцом автора в одном лагере». Я выступал в книге против теории академиков Лихачева, Рыбакова, Кононова и при этом ни разу не сослался на труды Гумилева, не оперся на них. Вот это его, вероятно, обидело. Он был моим учителем, узнавал свои мысли в книге.
А.Т.: «Аз и Я» в свое время вызвала много споров...
О.С.: Книга вышла в июле 1975-го. Тогда я получил отзыв от Константина Симонова, потом от литовского поэта Эдуардаса Межелайтиса пришло письмо. Недавно в семейном архиве Симонова нашли копию. Очень хорошее письмо, он предрекал нелегкую будущую судьбу книге, знал, что она вызовет большие споры. Он говорил: «Знайте, что я на вашей стороне и поддержу вас». И от Межелайтиса было замечательное письмо. Он даже употребил эпитет «гениальная». После их писем я перечитал свою книгу и понял, что где-то они правы (смеется).
Брежнев тоже сказал про книгу, про это позже написал Димаш Ахметович Кунаев, что нет в ней никакого национализма. Мне он сказал: «Ни хрена там нету такого!». Это была самая лучшая рецензия на мою книгу. Это был 1976 год, январь, готовился съезд. Кунаев накануне звонил, говорил, что Суслов наваливается на книгу, говорит, что она националистическая, антисоветская. Хотя мне Суслов говорил, что читал два раза с карандашом, но ни черта не понял. Он ожидал такой же реакции от Брежнева. Кунаев затем его спросил, можно ли меня ввести в состав ЦК, Брежнев ответил: да вводи куда хочешь. И все. Я уже входил в партийную элиту, и меня нельзя было обсудить в ЦК КПСС, а они готовились. Суслов готовил тремя отделами обсуждение книги – отделами науки, культуры и пропаганды. После обсуждения должно было выйти постановление ЦК КПСС по книге, а это было бы второе постановление после 1948 года, и оно бы ударило по республике. Республика была уже лабораторией дружбы народов – так назвал нас Хрущев. (Постановлением ЦК ВКП(б) «О декадентских тенденциях в советской музыке», предлогом для которого послужило исполнение в конце 1947 произведений, заказанных к 30-летию Октябрьской революции (Шестая симфония ПРОКОФЬЕВА, «Поэма» ХАЧАТУРЯНА, опера «Великая дружба» МУРАДЕЛИ), ведущие композиторы обвиняются в том, что они «снизили высокую общественную роль музыки и сузили ее значение, ограничив его удовлетворением извращенных вкусов эстетствующих индивидуалистов».Прим. авт.)
А.Т.: Почему у вас нет звания доктора и профессора? (хотя в Википедии они есть)
О.С: Да ладно, у меня уже ученики доктора наук, у меня есть звание Олжас Сулейменов – такое звание надо заслужить. Люди от науки защищают диссертации, а я защищаю науку. Мне достаточно того, что я почетный профессор и доктор нескольких университетов разных государств. В наше время эти звания, кажется, становятся более весомы, чем те, что присуждают высшие аттестационные комиссии министерств образования. Вчера сообщили по российскому телевидению, что уволен замминистра российского Минобра – доктор исторических наук Федюкин. Диплом доктора оказался поддельным. А всего ВАК министерства выдал таких дипломов за последние годы 1323 штуки. Пока только это число успели установить. И все эти фальшивые ученые – доктора филологии и истории. Физиков и математиков, говорят, нет. Это и понятно, могут сразу погореть на таблице умножения. Доктор филологии неуловим. Отличить подлинного от фальшивого можно, но если отличающий сам настоящий. А таких, думаю, остается все меньше и меньше. И в России, и в Казахстане, да и всюду, где рынок впустили в научную сферу. Что сделали с советской филологией!.. Пусть она страдала идеологической ограниченностью, но профессионально была сильнейшей в мире.
Ныне в лингвистике наученность заменила научность. От профессора требуется научить, от студента – заучить. Размышлять? Не приветствовалось и раньше, а теперь и не заставишь. Я говорю, конечно, не о фундаментальных науках – философии, филологии, истории, где дважды два пока все еще не четыре. «Код слова» - это тоже своего рода диссертация, где в оппоненты приглашаются тысячи читателей из разных стран, чтобы, пройдя сквозь строй обсуждений, книжка смогла выйти на второе, усовершенствованное издание, попутно привлекая людей к соучастию в словаре. Объем «Кода слова» - всего несколько десятков страниц. Времени нет подробно расписывать каждую тему, поэтому каждую излагаю в несколько строк. Для меня главное – обозначить тему, призвать к ее подробному исследованию. Например, тема «Индоевропеистика». За два века существования этой глобальной дисциплины в языкознании порождено множество постулатов-мифов. Санскрит (древнеиндийский язык) посчитали чуть ли не праязыком индоевропейской семьи и остальных. А в «Коде слова» приводится этимология, которая, благодаря «итальянскому рефлексу» восстанавливает первоисточник, от которого происходит термин «санскрит»: sanct-scriptum – «священное писание» (лат.) >sanscritto – «священное писание» (итал.). Это один из примеров, доказывающий, что Римская империя в I тысячелетии до Рождества Христова доходила до Индии и принесла туда свое многобожье в дохристианском священном писании, язык которого и стал называться санскритом. Форма этого слова и других доказывает, что миссионерами были предки итальянцев. И, выходит, что древнеиндийский, после более подробных исследований, можно включить в группу романских, то есть «римских» языков. Кто же из лингвистов с таким хулиганством согласится с ходу?! Разве что новые доктора из 1323, которые о санскрите раньше не слышали.
А.Т.: Что вы думаете о переходе на латиницу?
О.С.: У нас много шипящих – ч, ш, ж, которых нет в латинице. Они передаются двумя-тремя буквами. Кроме того, у нас весь период письменной литературы, письменности создавался на кириллице. Когда мы заменили арабскую графику, у нас примерно два процента населения стали безграмотными, потому что всего 2% использовали арабскую графику. А при переходе на латиницу 20% писало на латинице и 20% прибавилось к безграмотным 80%, а сейчас, если мы заменим кириллицу, все 100% населения будут некоторое время безграмотными. А каждый год безграмотности – это большие потери для культуры. Тем более уже создано много литературы - научной, игровой, художественной. Нормальный образованный человек должен сейчас владеть и кириллицей и латиницей. И не надо, приобретая новое, терять нажитое.

А.Т.: Ваш прогноз для Казахстана на ближайшие 10 лет
О.С.: 10 лет, едва ли стоит так далеко заглядывать. Мы привыкли мыслить пятилетками, это заложено в нас традициями. Создается Евразийский союз в 2015 году, это меня успокаивает. Это означает, что безопасность Казахстана укрепляется. Для таких стран, как наша, открытых всем ветрам с севера и юга, с востока и запада, полная независимость – состояние невозможное и опасное. Я не воспринимаю разглагольствования начинающих политиков об абсолютной независимости страны в 2 миллиона 700 тысяч квадратных километров, наполненных полезными ископаемыми, плодородными почвами и транзитными возможностями. Мы познали века зависимости, узнаем период теоретической независимости, чтобы успеть подготовиться и вступить в эпоху осознанной взаимозависимости с ближайшими и дальними соседями по планете. И меня успокаивает, что пока наша новейшая история развивается по этому сценарию. Весьма грамотно.
А.Т.: С кем дружить, с кем не дружить?
О.С.: Нам нужна Россия, сохранять то в трудах, в поту, крови, заботах обретенное добрососедство, дружбу и не променять все это на скорейшие политические или кем-то обусловленные связи.
А.Т.: Китай?
О.С.: Государственная граница с Китаем впервые четко прочерчена и узаконена. Это важное историческое достижение, достойное увековечения. Надеюсь, навсегда сохранится.
А.Т.: Есть ли угроза от такого соседства?
О.С.: Конечно, есть, когда 1 миллиард 700 миллионов соседствует с 17 миллионами. Их больше в сто раз. Кроме того, существует предрассудочные имперские традиции, согласно которым территории Средней Азии и Казахстана считались частью Срединной империи Джун-го. Эта традиция передается из поколения в поколение, даже в системе школьного образования, говорят, отразилась. Мы считаем, что джунгары – это только предки калмыков. «Джун-го-ар» – «китайское племя». Древнетюркский «ар» – «род, племя» – сохраняется не во всех тюркских языках. Но в старину участвовало как детерминатив во многих тюркских названиях народов: хазар, булгар, татар, авар, сувар, мадьяр и других. Хорошо бы все это знать. Сотрудничать с китайцами надо, но с оглядкой. Китай зависит от наших полезных ископаемых, которые ему не стоит отдавать целиком вместе с месторождениями навсегда, а мы явно зависим от их трудоспособности и наработанных технических возможностей.
А.Т.: Недавно ездили в Чунжу. Дорога, разметка, знаки в сторону китайской границы – идеальные. Строили китайцы. Или же те 300 км, которые едешь от Алматы – ухабы, дорога в ужасном состоянии. Может, имеет смысл отдать строительство автодорог и аэропорта китайцам?
О.С.: Известно, почему наши дороги в ухабах. Все дело в системе откатов, подкатов, раскатов и т.д. Могу напомнить: компания выигрывает тендер на строительство дороги, если пообещает «откатить» 30-40% бюджета заказчику, выступающему от имени государства. И по закону вычитания дорога готова на 60-70% в лучшем случае. А в Китае – отучили. Находят в голой степи стенку и ставят к ней таких «заказчиков» – товарищей с ограниченной ответственностью. Те и отвыкли.
А.Т.: Вопрос о преемнике президента, что вы думаете?
О.С.: Это неизбежно. Называть пофамильно преемников я не буду, я просто не знаю. Если бы и знал, не стал бы называть, чтобы не подвести этого возможного преемника.
А.Т.: Каким должен быть этот человек? Продолжатель политики нынешнего президента или же некий реформатор?
О.С.: Это должен быть человек, который мыслит, ни в коем случае, не категориями аульного патриотизма, а очень современный человек. Он должен будет действовать с учетом явных миру достоинств политики Назарбаева и накопившихся за два десятилетия вопросов. Преемника я называть не буду, это против моих традиций. Сейчас народ называет много разных фамилий, я считаю, что это непродуктивно.
А.Т.: Сейчас в интернете наблюдается всплеск активности патриотов родного города. Что вы думаете по поводу преображений, которые происходят в Алматы?
О.С.: Я не могу сравнивать этот Алматы с той Алма-Атой, которую я знал с детства. Мне нравилась та маленькая, уютная, зеленая Алма-Ата, пропахшая ароматом апорта, с песенной географией – «пойду по Абрикосовой, сверну на Виноградную...». Сейчас этот «компот» уже завершился. Город приобретает несколько иной образ, к сожалению, в ущерб тому сложившемуся образу самого зеленого города Советского Союза. 120 кв. м зелени на душу населения. Я помню эти цифры. И не только потому, к сожалению, что нас стало меньше.
А.Т.: В городе вырубают деревья...
О.С.: Да, но в городе вырубают старые деревья. Я недавно занес Ахметжану Есимову предложение подключить Алматы к международному «Зеленому Фонду», штаб-квартиру которого ООН разместила в Южной Корее. Мы можем предложить проект «Спасти родину яблока». Английские и французские биологи установили, что первые яблони когда-то появились в ущельях Алатау. Французские кинематографисты сняли фильм «Происхождение яблока, или Найденный Эдемский сад» и демонстрировали в прошлом году в ЮНЕСКО. Нью-Йорк называют почему-то Большим яблоком. Этот плод по справедливости должен быть на гербе Алматы.
А.Т.: А что вы думаете по поводу строительства горнолыжного курорта на Кок Жайлау? Кто-то говорит, что это не такой уж большой ущерб для экологии, а кто-то против вырубки большого количества деревьев...
О.С.: Я очень переживаю за судьбу наших гор. Хотя во Французских и Швейцарских Альпах построено много горнолыжных курортов, но я не слышал, чтобы там случались тотальные лесоповалы, подобные тому, что произошел у нас. Возможно, это следствие строительства объектов к зимней Азиаде. Если будет применяться грамотный бережный альпийский опыт, наверное, можно сберечь бесценную природу Кок Жайлау и создать нужный туристический объект. Я помню, здесь в свое время хотели построить фабрику по производству музыкальных инструментов. Потому что древесина тянь-шаньской ели наиболее подходила для музыкальных резонаторов. Помню, как мы боролись и остановили этот проект. Это происходило еще в советское время, мы ходили еще к Д. Кунаеву, доказывая, что нельзя губить эти деревья даже ради производства роялей и пианино. И отстояли. Сейчас, когда строили канатную дорогу, очень много земли повыкапывали, подрубили основание пластов, случились оползни, и деревья попадали от небольшого урагана. Хотя эти ели пережили тысячи мощнейших ураганов, и ничего, стояли. Не надо забывать, что тянь-шаньская ель – это ценнейшая тонкослойная древесина.
А.Т.: Когда вы возвращаетесь в Алматы после долгого отсутствия, какие у вас ощущения?
О.С.: Мне нравился и юношеский, и взрослеющий город моей молодости. Он растет и сейчас. Мое пожелание ему – брось курить! Продымился насквозь. Крупный его недостаток. Здесь, в Париже, я сплю с открытым окном на центральной улице. В Алматы, к сожалению, я не могу этого делать – воздух очень загаженный. И так было исторически. В свое время, когда я баллотировался в Съезд народных депутатов от Алма-Аты, я сам себе дал наказ и просил избирателей, встречаясь с ними, дать мне такой наказ – очистить воздух Алма-Аты. К сожалению, Колбин и другие люди мне не дали пройти от Алма-Аты, я прошел по Семипалатинску. В то время народный депутат СССР обладал колоссальной силой, мы всех министров СССР назначали, утверждали. Тогда я мог многое сделать. У меня был наказ избирателей - остановить ядерные испытания на Семипалатинском полигоне, и я его выполнил. Это было в 1989 году, в октябре мы остановили испытания. Если бы у меня был наказ очистить город, перевести отопление на газ с мазута и угля, мы бы успели это сделать. До роспуска Верховного Совета оставалось два года. Мы бы провели газ.
А.Т.: А что бы вы сделали сейчас?
О.С.: Прежде всего надо очистить воздух. Перевести отопление на газ, необязательно на природный, можно на угольный. В 200 км от Алматы есть бурый уголь, его хватит на тысячу лет – отапливать Алматы угольным газом, который добывается там, не вынимая уголь на поверхность. Такие технологии уже давно существуют в России. Сейчас Америка и Европа переходят на сланцевый газ. Мы могли бы перейти на угольный и не ждать газ от узбеков и туркмен. Я это предлагал, но, к сожалению, наш премьер-министр курировал тогда экибазстузский уголь, он был партнером хозяев разреза «Богатырь» и поэтому пытался этот самый тяжелый уголь, в котором 42% зольности, сохранить в Алма-Ате.
А.Т.: По поводу увеличения пенсионного возраста…
О.C.: Я не очень готов отвечать на этот вопрос, боюсь ошибиться, ведь я еще сам не вышел на пенсию. Но если навскидку, так, думаю, эту проблему следует решать дифференцировано, учитывая характер женского труда. Тех, кто занят на тяжелых работах, выпроваживать на пенсию пораньше.
А.Т.: Недавний теракт в Бостоне, когда по большой глупости попали наши ребята...
О.С.: Многие бы в их возрасте, наверное, поступили похоже: ложно понятое чувство дружбы – друг просил помочь. Он им, конечно, не сообщил эсэмэской, что совершил то преступление. Даже если они узнали о случившемся, на первом месте для них стояло – свой парень, приятель, друг. А уже потом – преступник. Не помочь, не откликнуться на его отчаянную просьбу они не могли по законам мальчишества. Таков результат моего писательского анализа. Безумно жаль тех, кто пострадал от взрывов. Молодым казахам, выезжающим за рубеж, надо очень стараться, чтобы имя нашего народа там ассоциировалось с добрыми делами. По каждому из нас - молодым и не очень – судят о казахах, о нашей стране и государстве.
 
Биография Олжас Сулейменов



Олжас Омар ұ лы СУЛЕЙМЕНОВ
Родился 18 мая 1936 г. в Алма-Ате, КазССР.
Учеба:
1954-1959

- Казахский Государственный Университет, геолого-географический факультет, защитил дипломную работу на тему «Механика образования соляных куполов Эмбенской нефтеносной структуры», получил диплом: инженер-геолог, разведчик нефтяных и газовых месторождений
1959-1961

- Московский Литературный институт, по специальности - переводчик прозы и поэзии с казахского языка на русский
Трудовая деятельность:
02.1961-05.1961

- Газета «Казахстанская правда. Лит. сотрудник.
1961-1966

- Союз Писателей Казахстана. Творческая работа.
1966-1971

- Киностудия “Казахфильм”. Сценарист.
1971-1980

- Союз Писателей Казахстана. Секретарь Правления.
1980-1981

- Правление Союза кинематографистов Казахстана. Первый секретарь правления.
- Секретарь правления Союза Кинематографистов СССР.
1981-1984

- Государственный комитет по кинематографии Казахской ССР. Председатель Госкино Казахской ССР.
1984-1992

- Союз Писателей Казахстана. Первый Секретарь Правления.
- Секретарь Правления Союза Писателей СССР.
1973-1991

- Член правления Ассоциации писателей стран Азии и Африки, Заместитель председателя Советского Комитета по связям со странами Азии и Африки.
1990-1991

- Член Коллегии МИД СССР.
С 1995 – по настоящее время

- Имеет дипломатический ранг «Чрезвычайный и Полномочный Посол»
1995-2001

- Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Итальянской Республике.
1997-2001

- Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Греческой Республике.
1998-2001

- Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан на Мальте.
2001-2013

- Постоянный Представитель Республики Казахстан при ЮНЕСКО.
Членство в Верховном Совете Республики Казахстан и СССР
1980-1984

- Депутат, член Президиума Верховного Совета Казахской ССР.
1984-1989

- Депутат Верховного Совета СССР.
1989-1991

- Депутат Верховного Совета СССР. Народный депутат СССР.
1994-1995

- Депутат Верховного Совета Республики Казахстан.
Гражданская и политическая деятельность
1989 – по настоящее время

- Президент Международного антиядерного движения “Невада-Семипалатинск”.
1991 – 2003

- Председатель партии Народный Конгресс Казахстана.
2002 – 2005

- Член Наблюдательного Совета Евразийской партии России.
2014 – по настоящее время

- Президент Казахстанского Фонда содействия ЮНЕСКО «Культура».
- Президент Фонда «Тюркская пирамида».
Текущее членство:
1992 – по настоящее время

- Почетный Председатель Союза Писателей Казахстана (Алматы).
1993 – по настоящее время

- Член Правления Пен-клуба Казахстана (Алматы).
1993 – по настоящее время

- Член Попечительского Совета Международной экологической организации “Зеленый крест” (Копенгаген-Цюрих-Москва).
2001 – 2013

- Председатель Русофонной группы Генеральной конференции ЮНЕСКО.
2006 – по настоящее время

- Член Союза Писателей Азербайджана.
2011 – по настоящее время

- Член Совета Старейшин Тюркского Мира (Турция)
2014 – по настоящее время

- Председатель Федерации творческих союзов Казахстана.
Награды, звания, премии
1964 - 2002

- Лауреат литературных премий СССР, Казахстана, Турции, Азербайджана, Чечено-Ингушской республики и др.
1967 – 2014

Награды:
- Медаль «За трудовую доблесть» (СССР),1967 г.;
- Орден «Знак Почета» (СССР), 1980 г.;
- Орден «Трудового Красного Знамени» (СССР), 1984г.;
- Орден «Октябрьской Революции» (СССР), 1986 г.;
- Орден «Барыс» I степени (Республика Казахстан), 2001 г.;
- Юбилейная медаль «Қазақстан Республикасының тәуелсіздігіне 10 жыл» (Республика Казахстан), 2001 г.;
- Орден «За заслуги» (Республика Ингушетия), 2004 г.;
- Юбилейная медаль «Қазақстан Республикасының Конституциясына 10 жыл» (Республика Казахстан), 2005 г.;
- Юбилейная медаль «Қазақстан Республикасының Парламентіне 10 жыл» (Республика Казахстан), 2005 г.;
- Орден «Отан» (Республика Казахстан), 2006 г.
- Орден «Ярослава Мудрого» (Украина), 2006 г.;
- Орден «Шукрат» - «Слава» (Азербайджан), 2006 г.;
- Орден Дружбы (Россия), 2006 г.;
- Орден «Рыцарь Искусств и Литературы» («Medaille du Chevalier de l’Оrdre des Arts et des Lettres») (Франция), 2007 г.
- «Благодарность О.О. Сулейменову от Парламента РК», 2008 г.
- «Юбилейная медаль «Астананың 10 жылдығы», 2008 г.
- Орден «Достлуг» (Азербайджан), 2011 г.
- Серебряная медаль № 1 Казахского Национального Университета им. Аль-Фараби, 2011 г.
- Золотая медаль № 1 Казахского Национального Университета им. Аль-Фараби, 2014 г.

1990

- Звание «Народный писатель Казахстана»
2000

- Звание «Человек ХХ века» (присвоено10 выдающимся деятелям Казахстана)
2002

- Премия имени Культегина за выдающиеся достижения в области тюркологии;
2005

- Премия «Человек Года» Национального фестиваля «Алтын Адам-2005» за вклад в развитие культуры Казахстана
2002-2011

- Звание «Почетный профессор Евразийского университета имени Л. Гумилева», 2002 г.;
- Звание «Почетный доктор Карачаево-Черкесского Государственного Университета», 2004 г.;
- Звание «Почетный доктор Института истории имени Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан», 2005 г.;
- Звание «Академик Академии Художеств Республики Казахстан», 2006 г.;
- Щвание «Почетный член Евразийской Академии телевидения и радио» (Москва), 2006 г.;
- Звание «Почетный Профессор Екибастузского инженерно-технического института имени академика К. Сатпаева», 2006 г.;
- Звание «Почетный Доктор Бакинского Государственного Университета», 2006 г.;
- Звание «Почетный Профессор Национального Казахского Университета им. Аль-Фараби» (Алматы), 2006 г.
- Звание «Почетный Профессор Карагандинского государственного университета имени Е.А. Букетова», 2011 г.
2013

- Вошел в число 22 выдающихся мыслителей, чьи размышления были опубликованы в книге Петра Дуткиевича (Piotr Dutkiewicz) и Ричарда Саквы (Richard Sakwa) «22 ИДЕИ, КОТОРЫЕ ИСПРАВЯТ МИР», август 2013.
2013

- Государственная Премия мира и прогресса (Указ Президента РК опубликован в газете 13 декабря 2013 г.)
 
Библиография


"АЗ и Я": КНИГА БЛАГОНАМЕРЕННОГО ЧИТАТЕЛЯ.
Книга
[проза]. Сулейменов Олжас. [О письменных памятниках славянской и тюркской древности] // написана в 1975 г. // первое издание отдельной книгой / на русском языке / Алма-Ата: изд. «Жазушы», 1975 г., 303 Стр.

Переиздавалась в 1989, 1991, 2004, 2005, 2009, 2011 гг.:
- в сборнике «АЗ и Я» [эссе, публицистика, стихи, поэмы] с послесловием Автора ко 2-му изданию / на русском языке /, Алма-Ата, изд. «Жалын», 1989 г., стр. 395-585;
- переиздание отдельной книгой / на русском языке / Алма-Ата: изд. «Жазушы», 1991 г., 274 Стр.;
- в Собрании сочинений в 7 томах / на русском языке / Сост. С. Абдулло / с вводной статьей М. Ауэзова / с предисловием «От автора» / с заключительной статьей Г. Толмачева / Алматы, изд. «Атамура», 2004 г., том 3, 384 Стр.;

- переиздание отдельной книгой / на русском языке / Москва, изд. «Грифон», 2005 г., 272 Стр.;
- переиздание отдельной книгой / на украинском языке / Предисловие под названием «От автора, к украинскому изданию 2009 г.» / Презентация книги в Киеве 15 декабря 2009 г. / издана в Украине, Киев, Изд. «Этнос», 2009 г.;
- переиздание отдельной книгой / на русском языке / с предисловием «От автора» / Алматы, изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г. 364 Стр.

«АЙНАЛАЙН». Книга [Сборник: стихи и поэмы)]. Сулейменов Олжас. // на узбекском языке / Пер. с рус. худож. М. Кагаров /, Ташкент: изд. «Литература и искусство», 1987 г., 111 Стр., с. ил.

«АЙНАЛАЙН». Книга [Сборник: стихи (лирика)]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алматы, изд. «Жибек жолы», 1996 г., 95 Стр.

«АРГАМАКИ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алма-Ата: изд. «Казгослитиздат», 1961 г., 70 Стр.

«АРГАМАКИ». Книга [Сборник: поэма]. Сулейменов Олжас. // на узбекском языке / Пер. М. Мирзаев /, Ташкент: изд. «Еш гвардия», 1976 г., 40 Стр.

«АРГАМАК». Книга [Сборник: поэмы и стихи]. Сулейменов Олжас. // на киргизском языке / Пер.: С. Эралиев, С. Жусуев, М. Мамытов, Н. Жаркымбаев / Фрунзе: изд. «Кыргызстан», 1984 г., 112 Стр.

«АРГАМАКИ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // (к 10-летию РК) / на русском языке / Предисловие Л. Мартынова / Ред. К. Серикбаева / Семей, изд. «Международный клуб Абая» («Библиотека журнала «Аманат»), 2001 г., 176 Стр.

«БЕСЕДЫ С ОЛЖАСОМ». Книга [Публицистика. Проза]. Сулейменов Олжас // на русском языке // Сборник интервью за период с 2004 по 2011 гг. // Составитель и отв. редактор С. Абдулло // Алматы, Изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г., 556 Стр.

«ВОСХОД». Книга [Сборник: поэмы и стихи]. Сулейменов Олжас. // на таджикском языке / Пер. К. Киром /, Душанбе: изд. «Ирфон», 1971 г., 37 Стр.

«ГОД ОБЕЗЬЯНЫ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алма-Ата: изд. «Жазушы», 1967 г., 108 Стр.


«ГОЛУБИНАЯ КНИГА. ВМЕСТЕ С ОЛЖАСОМ. ОЛЖАСУ...» Книга [Сборник: стихи, проза] // К 60-летию О. Сулейменова // на русском языке / Сост. С. Абдулло; Ред. Д. Накипов / Алматы: изд. АО «Каздизайн» - «Baumbach» ФРГ, 1996 г., 216 Стр.

«ГЛИНЯНАЯ КНИГА». Книга [Поэма]. Сулейменов Олжас // на русском языке // написана в 1969 г. // впервые опубликована в сборнике под названием «Глиняная книга» [стихи и поэмы] / предисловие А. Алимжанова / на русском языке / Алма-Ата: изд. «Жазушы», 1969 г., стр.81-250.
Переиздавалась в 1976, 1977, 1983, 1986, 1989, 2004, 2006, 2009, 2011 гг.:
- в сборнике «Определение берега» [избранные стихи и поэмы] / на русском языке /, Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1976 г., стр. 320-450;
- отдельной книгой / на французском языке / предисловие Леона Робеля / издана во Франции, 1977 г.;
- в сборнике «Трансформация огня» [стихи и поэмы] / на русском языке /, Алматы, изд. «Жалын», 1983 г., стр.123-237;
- в сборнике «Олжас Сулейменов. Избранное» [стихи и поэмы] / на русском языке /, Москва, изд. «Художественная литература», 1986 г., стр.310-426;
- в сборнике «АЗиЯ» [эссе, публицистика, стихи, поэмы] / на русском языке /, Алма-Ата, изд. «Жалын», 1989 г., стр. 297-393;
- в сборнике «Исправляя метафорой мир» [стихи, поэмы, статьи] (юбилейное издание) / на русском языке / Алматы, изд. «Қаржы-қаражат», 1996 г. стр.136-267;
- в Собрании сочинений в 7 томах / на русском языке / предисловие Алимжанова А. / Алматы, изд. «Атамура», 2004 г., том 2, стр.163-308;
- отдельной книгой / на русском языке / Алматы: изд. «Дайк-Пресс», 2006 г., 160 Стр., с ил.;
- в журнале «Аманат» [Из классики ХХ века. Вступительное слово В. Бадиков] / на русском языке / 2006 г., № 2, стр.58-65. Код 2382.; № 3-4, стр. 187-195; № 5, стр. 143-150; № 6, стр. 74-141;
- отдельной книгой / на польском языке / вступительное слово Профессора Варшавского университета Е. Чаплеевича под названием «Современная казахская эпопея Олжаса Сулейменова. Необычная поэзия, необычный поэт, необычная поэма» // Презентация книги в Варшаве 24-27 ноября 2009 г. // издана в Польше, Варшава, 2009 г.;
- отдельной книгой (к 75-летию Сулейменова О.О.) / на русском языке / Алматы, изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г., 200 Стр.


«ДОБРОЕ ВРЕМЯ ВОСХОДА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас // на русском языке / Алма-Ата: изд. «Жазушы», 1964 г., 299 Стр.

«ДОБРОЕ ВРЕМЯ ВОСХОДА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас // на украинском языке / Пер. П. Дикий и др. /, Киев: изд. «Молодь», 1968 г., 215 Стр.

«ДОБРОЕ ВРЕМЯ ВОСХОДА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас // на латышском языке / Перевод, автор вступит. статьи и составитель И. Аузиньш / Рига: изд. "Лиесма", 1968 г.

ЗЕМЛЯ, ПОКЛОНИСЬ ЧЕЛОВЕКУ! (Посвящается Ю. Гагарину.). Книга [Поэма]. Сулейменов Олжас // написана в 1961 г. // издана отдельной книгой / на русском языке /, Алма-Ата, изд. «Казгослитиздат», 1961 г., 40 Стр.
Переиздавалась отдельным изданием, опубликована в газетах и журналах или в составе сборников в 1962, 1963, 1967, 1968, 1972, 1973, 1976,1977, 1981, 1984, 1985, 1986, 1988, 1996, 2001, 2004, 2011 гг.:
- в журнале «Простор» - (отрывок из поэмы) / на русском языке /, 1961 г., № 7, стр. 9-12. Код 4361;
- в газете «Ленинская смена» (отрывок из поэмы с вводной статьей об О. Сулейменове, Алимжанове, Надирове) / на русском языке /, 1962 г., 2 декабря. Код 5924;
- в сборнике «Таронахон сарзамини зархез» (отрывок из поэмы) / на таджикском языке / Пер. У. Раджаб / Душанбе, изд. «Даният», 1963 г., стр. 257-266;
- в журнале «Садои Шарк» (отрывок из поэмы) / на таджикском языке / Пер. У. Раджаб / 1963 г., № 7, стр. 128-132;
- в газете «Маориф ва маданият» (отрывок из поэмы) / на таджикском языке / Пер. У. Раджаб / 1963 г., 10 авг.;
- переиздание отдельной книгой / на русском языке /, Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1967 г., 48 Стр.;
- в газете «Ленинская смена» - (отрывок из поэмы) / на русском языке /, 1968 г., 29 октября, стр.14;
- в журнале «Лиесма» (отрывок из поэмы) / на латышском языке / Пер.: И. Аузиньш, Э. Лепетис / 1968 г., № 2., стр. 6;
- в газете «Комьяунимо тиеса» (отрывок из поэмы) / на латышском языке / Пер. Р. Вапагас / 1972 г., 22 окт.;
- в сборнике «Повторяя в полдень» [стихи разных лет] // с «Послесловием к поэме» / на русском языке /, изд. «Жазушы», Алма-Ата, 1973 г., стр. 258-284;
- в сборнике «Определение берега» [избранные стихи и поэмы] с послесловием от 12 апреля 1973 г. / на русском языке / Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1976 г., стр. 11-41;
- в газете «Ленинсе» (отрывок из поэмы) / на башкирском языке / Башкортостан, 1977 г., 16 авг.;
- в газете «Казахстанская правда» (отрывок из поэмы с вводной статьей об О. Сулейменове, Алимжанове, Надирове) / на русском языке /, 1981 г., 12 апреля. Код 1451;
- в сборнике «Байконур» [очерки, поэмы, стихи, посвященные Ю. Гагарину] (отрывок из поэмы с вводной статьей об О. Сулейменове, Алимжанове, Надирове) / Сост.: В. Савельев, К. Селихов / на русском языке /, Алма-Ата,1984 г., стр. 343-355;
- в газете «Адабийят ве инджесснет» (отрывок из поэмы) / на азербайджанском языке / перевод с каз. Дж. Новруз / 1984 г., 13 апреля;
- в журнале «Ешлик» (отрывок из поэмы) / на узбекском языке / Пер. Ч. Рузиев /, 1984 г., № 4, стр. 31-32;
- в сборнике «Стихи и поэма. Для сред. и ст. шк. возраста» / на туркменском языке / перевод с рус. О. Аннаев /, Ашхабад: изд. «Магарыф», 1985 г., 70 Стр.;
- в сборнике «Олжас Сулейменов. Избранное» [стихи и поэмы] / на русском языке /, Москва, изд. «Художественная литература», 1986 г., стр. 47-73;
- в газете «Огни Мангышлака» - опубликована первая глава «Разгадай: почему люди тянутся к звездам?» / на русском языке /, 1986 г., 17 мая. Код 5716;
- в газете «Сов. Каракалпакстаны» (отрывок из поэмы) / на каракалпакском языке / перевод с рус. яз. К. Абат / Нукус, 1986., 18 апр.;
- в журнале «Амиудэрия» (УзССР) / на каракалпакском языке / перевод с рус. А. Киркабакова / 1988 г., № 4, стр. 82;
- [Видеоблок] / Сост. Телережиссер Г. Ергалиева / Алматы: АО «Каздизайн» совместно с «Baunbach» ФРГ, 1996 г.- 180 мин. //поэму читает О. Сулейменов /на русском языке/;
- переиздание отдельной книгой / на русском языке /, Алматы, изд. «Жазушы», 2001 г., 40 Стр.;
- в Собрании сочинений в 7 томах / на русском языке /, Алматы, изд. «Атамура», 2004 г., том 2, стр. 11;
- в интернете 25 февраля 2011 г. (текст поэмы 1961 г.) с Послесловием (текст от 12 апреля 1973 г.) / на русском языке / на сайте http://www.olzhas-suleymenov.ru/index.php/creativity/95.


«И В КАЖДОМ СЛОВЕ УЛЫБАЛСЯ БОГ…». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Отв. ред. и сост. С. Абдулло / Алматы, изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г., 272 Стр.

«ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Москва, изд. «Молодая гвардия», 1968 г., 29 Стр.

«ИЗБРАННОЕ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Вступительная статья Е. Сидорова / Москва, изд. «Художественная литература», 1986 г., 430 Стр.

«ИЗБРАННОЕ». Книга [Сборник: стихи и поэма]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Сост. и автор предисловия С. Абдулло / Алматы, изд. «Раритет», 2006 г., 416 Стр.


«ИЗБРАННЫЕ СТИХИ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас // на русском языке / Алма-Ата: Казахстан, 1987 г., 158 Стр.


«ИСПРАВЛЯЯ МЕТАФОРОЙ МИР» [юбилейное издание]. Книга [Сборник: стихи, поэмы, статьи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Предисловие «От автора». Высказывания: П. Косенко, Л. Мартынова, Л. Робеля, Р. Казаковой // Алматы, изд. «Қаржы-қаражат», 1996 г., 288 Стр.

«КАЖДЫЙ ДЕНЬ – УТРО». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Москва, изд. «Правда», 1973 г., 31 Стр.


«КАЖДЫЙ ДЕНЬ - УТРО». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1989 г., 477 Стр.

«КРУГЛАЯ ЗВЕЗДА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Москва, изд. «Художественная. литература», 1975 г., 142 Стр.

«КРУГЛАЯ ЗВЕЗДА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на молдавском языке / Версификация М.И. Чиботару, И. Георгицэ /, Кишинев: изд. «Литература артистикэ», 1977 г., 71 Стр.

«ЛИТЕРАТУРА ЭТО ЖИЗНЬ». Книга [Публицистика. Проза]. Сулейменов Олжас. // на русском языке // Сборник статей, выступлений и бесед о литературе и литераторах // Составитель и отв. редактор С. Абдулло // Алматы. Изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г., 456 Стр.
«МИНУТА МОЛЧАНИЯ НА КРАЮ СВЕТА». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на немецком языке / Презентация книги в ФРГ в рамках Года Казахстана в Германии на Франфуртской книжной ярмарке и Литературный вечер во Франкфурте состоялись 17 октября 2009 г.// издано в ФРГ, 2009 г.


« МОСТЫ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Издание приурочено к «Году Казахстана в России» / Художник Н. Нурмухаметов / Москва, изд. «Русская книга», 2003 г., 192 Стр.
«МОЯ РОДИНА - СОВЕТСКИЙ СОЮЗ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на латышском языке / Пер. А. Микута / Каунас, 1976 г.

«НАПЕВЫ ПУСТЫНИ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на азербайджанском языке / Баку: изд. «Гянджлик», 1984 г., 70 Стр.
«НО ЛЮДЯМ Я НЕ ЛГАЛ...». Книга [Проза] // на русском языке // Сборник: цитаты из произведений Сулейменова О.О. // Составитель, ответ. редактор С. Абдулло / Алматы, изд. «Дайк-Пресс», 2006 г., 146 Стр.
Переиздана в 2011, 2011 гг.:
- отдельной книгой // Составитель и отв. редактор С. Абдулло // на русском языке /, Алматы, Изд. дом «Библиотека Олжаса», 2011 г., 360 Стр.;
- отдельной книгой – подарочный вариант // Составитель и отв. редактор С. Абдулло // на русском языке /, издано при содействии Альянс-Банка, Алматы, 2011 г.

«НОЧЬ-ПАРИЖАНКА». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алма-Ата: изд. «Казгослитиздат», 1963 г., 104 Стр.

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ БЕРЕГА». Книга [Сборник: избранные стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Предисл. Л. Мартынова /Алма-Ата, изд. «Жазушы»,1976 г., 455 Стр.

«ОПРЕДЕЛЕНИЕ БЕРЕГА». Книга [Сборник: избранные стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке /, Алма-Ата, 1979 г., 185 Стр.

«ОТ ЯНВАРЯ ДО АПРЕЛЯ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / [Содерж.: Циклы: Каждый день - утро; Ночные сравнения; Мировое кочевье; На площади Пушкина; Из цикла "Спартак"; Айналайн, земля моя.] // Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1989 г., 271 Стр.

«ПЕРЕСЕКАЮЩИЕСЯ ПАРАЛЛЕЛИ». Книга [Проза]. Олжас Сулейменов // на русском языке / написана в 2002 г. // издана: Алматы, изд. «Дауiр», 2002 г., 112 Стр.

«ПОВТОРЯЯ В ПОЛДЕНЬ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Ред. Н. Бабусенкова / Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1973 г., 287 Стр.

«ПОЭТ КРАСИВЫМ ДОЛЖЕН БЫТЬ, КАК БОГ…». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке // Составитель и отв. редактор С. Абдулло // издана: Алматы, Изд. дом «Библиотека Олжаса», 2012 г., 300 Стр.
Переиздавадась в 2012 г.:
- отдельной книгой – подарочный вариант / на русском языке // Составитель и отв. редактор С. Абдулло //, Алматы, Общественный фонд «Литературный альянс», при содействии Альянс-Банка, 2012 г., 316 Стр.

«ПРЕОДОЛЕНИЕ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Вступит. ст. Е. Сидорова / Алма-Ата, изд. «Жазушы», 1987 г., 411 Стр.

«РАСТОПЛЕННЫЙ ПОЛДЕНЬ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на молдавском языке / Пер. М.И. Чиботару / Кишинэу: изд. «Лит. Артистикэ», 1977 г., 72 Стр.

«СВИТОК». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Худож. Е. Крачевский / Москва, изд. «Молодая гвардия», 1989 г., 73 Стр.

«СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ОЛЖАСА СУЛЕЙМЕНОВА В 7 ТОМАХ» // на русском языке / Сост. и вступит. статья С. Абдулло // Алматы, изд. «Атамура», 2004 г.:
Том 1: Сборник: Стихи, 480 Стр.;
Том 2: Сборник: Поэмы, 344 Стр.;
Том 3: «АЗиЯ» [проза]: Книга благонамеренного читателя. 384 Стр.;
Том 4: Книга 1. - «Язык письма» [проза], 256 Стр.;
Том 4: Книга 2. - «Язык письма» [проза], 320 Стр.;
Том 5: «Тюрки в доистории» [проза]. 440 Стр.;
Том 6: Сборник: Публицистика [проза], 472 Стр.;
Том 7: Сборник: Публицистика [проза], 432 Стр.

«СОКОЛЫ НАД ПЕСКАМИ». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на латышском языке / Перевод с рус. яз. и вступ. статья «Сбросив пелену времени» А. Микута и статья Кармалавичюс Р. «Лирика ходкой мысли» - на стр. 5-12 / Вильнюс: изд. «Вага», 1980 г., 112 Стр.

«СОЛНЕЧНЫЕ НОЧИ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Алма-Ата, Каз. Гос. издательство Художественной литературы, 1962 г., 181 Стр.

СТИХИ О. СУЛЕЙМЕНОВА. Книга [Сборник: стихи] // на азербайджанском языке / Пер. М. Сеидзаде / Баку: изд. «Гянджлик», 1975 г., 71 Стр.
«СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ…». Книга [Сборник: стихи]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Сост. и ответ. ред. С. Абдулло / Вступительная статья С. Абдулло / Алма-Ата, изд. «Дайк-Пресс», 2006 г., 316 Стр.
«ТРАНСФОРМАЦИЯ ОГНЯ». Книга [Сборник: стихи и поэмы]. Сулейменов Олжас. // на русском языке / Редактор В.В. Киктенко / Алма-Ата, изд. «Жалын», 1983 г., 239 Стр.

«ТЮРКИ В ДОИСТОРИИ». Книга [Проза]. Олжас Сулейменов //(О происхождении древнетюркских языков и письменностей) // написана в 2002 г. // первое издание отдельной книгой / на русском языке // Алматы: изд. «Атамура», 2002 г., 319 Стр.
Опубликована в 2002 г., переиздавалась в 2004, 2008, 2011:-
в журнале «Ас-Алан» / полный текст книги / на русском языке / Москва, № 3(8) за 2002 г.;
- переиздание отдельной книгой «Атамзаманғы түркілер» / на казахском языке // Алматы: 2002 г.;
- в Собрании сочинений в 7 томах / на русском языке // Алматы, изд. «Атамура», 2004 г., том 5, 436 Стр.;
- переиздание отдельной книгой / на украинском языке / предисловие автора под названием «Ба!» / презентация книги в Киеве 6 апреля 2009 г. // издано в Украине, Киев, изд. «Днiпро», 2008 г.;
- переиздание отдельной книгой «Атамзаманғы түркілер» / на казахском языке // перевод Мұхтара Қазыбек) Алматы, изд. «Библиотека Олжаса», 2011 г., 344 Стр.

«ЯЗЫК ПИСЬМА». Книга [Проза]. Сулейменов Олжас. // («Взгляд в доисторию - о происхождении письменности и языка малого человечества») // написана в 1998 г. // первое издание отдельной книгой / на русском языке // Алма-Ата-Рим: изд. «Сан-Паоло», 1998 г., 497 стр.
Опубликована в 1998, 2004 гг.:
- в журнале «Простор» / на русском языке /, 1998 г., № 2,3,4,5,6, Стр.70-105.;
- в Собрании сочинений в 7 томах / на русском языке // изд. «Атамура», 2004 г., том 4/1, 252 Стр.; том 4/2, 317, Стр.
 
Слово о полку Игореве / Аз и Я Олжас Сулейменов

Загрузка плеера
 
Программа «Диалоги». Олжас Сулейменов

Загрузка плеера
 
Олжасны юсюнден айта, аны бизни адабият бла байламлы джазгъанлары да тюшедиле эсиме.

Джуртубайланы Махтини къайсы китабын алыб къарасанг да, илмуда ол джангы сёз айталгъанын эслейсе. "Слово о полку Игореве"-ни юсюнден тинтиую да Махтини мени бек сейирсиндирген эди. Аны себебли аны бу джазгъанын, кесими оюмуму да айтыб, мен Парижде Олжас Сулейменовгъа табдырама. Уллу кърал къуллукъда тургъан Олжас, аны окъургъа, кёлюндегин да къысхасы бла меннге джазаргъа заман табады, сау болсун. Сулейменовну джазгъанын былайда толусу бла келтирирге излейме:

Дорогой Билал!

Наконец нашел время ответить на письмо о книге М.Ч.Джуртубаева.

Я прочёл её ещё в ноябре 2004 г. Сегодня перечитал. Возбуждает само осознание того факта, что где-то в горном селе Хасанья кто-то годами вчитывается в зачитанное до дыр "Слово о полку Игореве" - вещь подозрительную и прекрасную в своей загадочности. Занятие это (по себе знаю) поразительно увлекает. Способно держать в напряжении десятилетиями. И только тогда открывает помаленьку свои тайны. Почти по Маяковскому "в грамм добыча, в год труды".

Я не могу сказать, что автор расшифровал все секреты "Слова", но книга его ничем не слабее десятков других толкований, выпущенных академическими словистами. Она еще одно свидетельство того, что нынешний канонизированный порядок строк в "Слове" - явление, скорее всего, вторичное, сотворенное переписчиками 16 и 18 веков.

Думаю, что для поддержания исследовательского интереса к "Слову" - произведению, выражающему акт исторического и культурного взаимодействия древних русичей и кипчаков, книга М.Ч. Джуртубаева вполне может послужить. Тираж 200 экзмпляров, конечно, мал.

Крепко жму руку.
О. Сулейменов
Париж, 7 апреля 2005 г.


Эшта, кёз илинир зат болмаса, Олжас Махтини джазгъанын къуру мен айтхан ючюн бир кере окъуб, дагъыда талай замандан къайтарыб окъумаз эди. Кесини затларын джазаргъа да заман табалмай къыйналгъан адамды Сулейменов. Аллай адамны къысха сёзюне да уллу багъа бере билирге керекбиз.
 
«Аз-и-Я» и уроки истории

Точкой отсчета в этом интервью с неизбежностью должен был стать 1975 год, когда вышла книга "Аз и Я" Олжаса Сулейменова, потому что сегодня с автором беседует первый редактор этой книги.
И разговор начался, естественно, с вопроса:

- Сегодня, десятилетия спустя, как вы, Олжас Омарович, оцениваете и книгу, и ту ситуацию, в которой мы оказались после ее выхода в свет?

- Сейчас я отношусь к этой книге ровно, как и ко всем моим книгам, которые остались в ХХ веке, отношусь как к данности: да, это было. Но тогда... Я имею в виду годы 1975, 1976-й и так далее - они стали для меня как автора этой книги временем особого напряжения и, по-своему, особого подъема. Сейчас, оглядываясь на то время, я понимаю: когда на книгу обращено такое внимание, это свидетельствует о том, что в целом она для того периода стала очень заметным явлением культуры и политики...

- Советского Союза?

- Нет - значительно шире. Советский Союз не был ограничен, он был раздражающим фактором мира, разделенного пополам. И вдруг какая-то книга становится участницей этого то ли противостояния, то ли взаимодействия в глобальном смысле.
Такая уж досталась участь моей книге. Потому что она выступила против той ограниченности восприятия истории, которая сложилась у нас тогда. История - это линия непрерывная, которая соединяет прошлое с настоящим. А в советское время у нас сложилась пунктирная линия, потому что глашатаи каждого периода XX века отрицали предыдущее.
Ленин и Сталин отрицали царское время, хотя сами создали мощную империю; Хрущев начисто отрицал все сталинское, в том числе и все достижения того времени, акцентируя внимание лишь на страшных чертах сталинизма. Брежнев пришел, отрицая Хрущева. Дескать, ничего толкового не было при Хрущеве. Горбачев пришел, отрицая брежневский застой, хотя мы все выросли во времена этого самого застоя.
И вообще культура, по-моему, расцветает только во времена такого застоя, а не во времена переломов, перестроек, революционных изменений. Культура нуждается в стабильности, как хлеб - в черноземе.
Что-то, конечно, и в песках может вырасти. Но не золотая пшеница. Стихи не сочиняются на бегу, когда бежишь неизвестно куда.

- То есть в застое был какой-то позитив, если он помогал развитию культуры?

- Если только поменять сам негативный термин "застой", который означает заторможенность, остановку. В чем эти явления проявлялись, если выходили великие фильмы и даже невеликие советские картины собирали полные залы и окупались?
Я был председателем Госкино республики и помню, что мы ежегодно продавали 250 миллионов билетов в кинотеатры. Даже если они стоили 30 копеек, добывали до 70 миллионов рублей. А на производство картин "Казахфильму" требовалось всего 25 миллионов. И прекрасные фильмы снимались - "Кыз Жибек", "Серый лютый", "Конец атамана"; они шли по всему СССР и за рубежом.

А песни какие звучали! Они и сегодня - лучшие. Одна из них ныне стала гимном. И техника развивалась, и наука. Книги моих стихов выходили двухсоттысячными тиражами. Даже толстый литературный журнал "Жулдыз" имел тираж, помню, 140 тысяч ежемесячно.

1970-е были самым спокойным, сытым и плодотворным десятилетием за весь двадцатый век! Об этом, наконец, надо сказать и узнать, почему? - чтобы использовать узнанное в будущем.

Все 1980-е - это уже не застой, а сплошное движение. По неровной почве, спотыкание, вывихи, переломы. Поиски новых путей вместо того, чтобы отладить преж¬ний, натоптанный. Республики разошлись, и все ли в 1990-е нашли дорогу лучше той общей, что была прежде?

Огульно отрицая прошлое, мы утрачиваем что-то важное, необходимое для настоящего и будущего. А то получалось, что каждый новый строй разрушал предшествующий рельеф, даже горы, чтобы начинать с нуля. Поэтому "настоящая история" у нас начиналась снова и снова только с новых дат.

Диверсия века

- Моя книга как раз и предлагала посмотреть на прошлое как на непрерывную линию, как на кровеносный сосуд, который нельзя прерывать. Она говорила в частности о том, что на Руси возможно было русско-кыпчакское двуязычие. Это видно на примере "Слова о полку Игореве", которое писалось, как я считаю, для двуязычного читателя...

- ...и писалась двуязычным автором?

- Вероятно. А в XIX веке, когда эта книга "всплыла" из истории, ее прочли моноязычные исследователи, поэтому они многого в ней не поняли, напридумывали всякие забавные, а порой чудовищные толкования темных мест в тексте, против чего я и выступал. Я был, может быть, единственным двуязычным читателем, который очутился на пути этой книги. Понятно, что моноязычные академики мое прочтение не могли воспринять хорошо. Более того, они нашли в моих суждениях и другие отступления от традиции в целом.

- В их глазах это выглядело как диверсия!

- Вот именно, как диверсия против устоявшейся идеологии. Тем более что случилось это сразу после шума, вызванного выдворением Солженицына из страны в 1973-м. А в 1975-м выходит книга Сулейменова. Стоила она 74 копейки, но из-под полы ее можно было купить, заплатив значительно дороже. Один скромный человек в Дагестане предлагал мне продать ему весь тираж, все, что есть у меня, по тысяче рублей за экземпляр. За "Архипелаг ГУЛАГ" таких денег не предлагали.

- Меня поразила реакция на книгу со стороны Лихачева, он казался мне человеком более широких взглядов...

- Конечно, он был мыслитель крупного масштаба, но кроме того он был еще и просто человек. Я в своей книге покритиковал его труды, на которые он жизнь положил.
Естественно, он написал о заблуждениях Олжаса Сулейменова с высоты своего академического титула. И даже Лев Николаевич Гумилев, которого я считаю своим учителем, потому что начал интересоваться тюркологией после прочтения его книги "Древние тюрки", - даже он обиделся, поскольку я ни разу не упомянул его в своей книге. Это я почувствовал по его ответам интервьюерам.
"Комсомолка" у него спрашивала, как он относится к книге Олжаса Сулейменова. "Я отрицательно отношусь к этой книге, - сказал он. - Но я не выступлю против него, потому что с его отцом я сидел в одной камере". Гумилевский материал стоял как бы в стороне от "Слова...", его интересовала жизнь древних тюрков до встреч со славянами, поэтому я его и не упомянул. О чем жалею. Недавно отметили столетие Учителя.

У истоков ГУЛАГа

- Вы только что вскользь упомянули о своем отце. Кто он был по специальности? Как сложилась его судьба?

- Он был военный. Служил в казахском кавалерийском полку, который стоял в Алматы, в Малой станице, на улице Крепостной - там находилась крепость, где случился мятеж, описанный Фурмановым. А мы жили рядом с крепостью, на улице Крепостной, в доме номер 10. Там я и появился на свет в мае 1936-го.
Отец должен был поехать в командировку в Ташкент, в ТуркВО, но отпросился на время, потому что я должен был родиться. Так что я фактом своего рождения немного продлил ему свободу. А потом, через месяц, мать моя с дедом поехали в Ташкент выяснять, где он и что с ним. Им сказали: нет, не приезжал, не знаем. Вернулись, пошли в полк, в штаб. Нет полка, он расформирован.
Потом, анализируя все, я понял, что это было. Одна неизвестная страница сталинизма: Сталин готовил 37-й год и для начала уничтожил национальные воинские части во всех республиках. Части распустил, офицеров арестовал, кого посадил, кого расстрелял, чтобы в 37-м году уничтожать интеллигенцию без страха и упрека.
Отец исчез, даже фотографий его нет. В 1936-м еще не было процессов, это не оглашалось, делалось тихо. Процессы будут чуть позже. Все было рассчитано заранее.

Клякса в Священном писании

- Вернемся к "Аз и Я". Вашим наставником в истории языкознания был профессор Хайрулла Махмудов...

- О да! Хайрулла Хабибулович. Или профессор Хаха, как звали его студенты. Он был одним из лучших славистов в Средней Азии.
Это он вручил мне такую, например, интересную деталь. Монахи исключительно бережно копировали Священное писание. И если предыдущий переписчик поставил кляксу, то во всех следующих копиях клякса будет повторяться. Эта деталь меня поразила, потому что подчеркивала, насколько они и впрямь трепетно относились к оригиналу.
А в светской литературе, в текстах, подобных "Слову о полку Игореве", они уже были не просто копиисты и переписчики, а редактора, и незнакомое тюркское слово переводили на русский так, как считали нужным и как они понимали его. Некоторые тюркские слова они оставляли в тексте, зная, что в современном русском языке слова эти есть.
Через век или два слова эти устаревали, и тогда переписчики следующих поколений, которые уже не знали тюркских языков, вынуждены были прибегать к толкованиям.
"Сеурим - кргат под саблями половецкими". Текст на слова не был разделен. Сплошную строку разбивали по своему разумению: "Се у Рим кричат под саблями половецкими". Выходит, доскакали половцы аж до Рима. А человек, который знал тюркский язык, понимал, что "урим" - это коса девичья. Половцы в ответ на нашествие Игоря наскочили на города Киевской Руси. Поэт и написал, что они отрубали косы у девушек, то есть бесчестили их. Это сейчас стригутся коротко, а в то время честная девушка должна была быть обязательно с косой.
А исследователи рассудили: если до Рима на Апеннинах половцам было не доскакать, то, возможно, есть поселение Рим в окрестностях Киева? Искали на полном серьезе.

- А вашу книгу "Аз и Я" профессор Х.Х. Махмудов прочитал? Какова была его оценка?

- Наверняка прочитал, впрямую об этом я с ним не разговаривал. Помню разговор с ним, когда еще до книги публиковал в "Просторе" свои материалы по "Слову...", и он предложил, чтобы я защитил кандидатскую. Я даже начал писать ее. Он прочитал первый вариант и говорит: вот здесь надо ссылку положительную на Рыбакова, вот здесь на Лихачева и т.д.
Я говорю: какая положительная ссылка, если я спорю с ними. А он гнет свое, пиши: "как правильно заметил Рыбаков", "как прозорливо отметил Лихачев" и т.п. Я такое не могу написать. "Тогда не защитишься". Говорю ему: не собираюсь от них защищаться - для науки, может быть, нужнее, чтобы я нападал на них. И наш разговор на эту тему закончился.

Языкознание по-кремлевски

- А вот такой "языковед", как секретарь ЦК КПСС по идеологии Суслов, ведь он был одним из яростных оппонентов этой книги...

- Может быть, сам он и не читал книгу, но со слов своих помощников составил определенное мнение о ней. А среди этих помощников были и академики. Тот же Борис Александрович Рыбаков - автор целой книги о "Слове... ".

- Но Брежнев-то вроде бы полистал "Аз и Я" и не заметил там ничего крамольного...

- Это Кунаев попросил его посмотреть книгу. Назревало совещание трех отделов ЦК: культуры, пропаганды и науки, которые должны были обсудить, осудить и вынести постановление ЦК КПСС. Это было бы второе подобное постановление после 1948 года (первое - по Зощенко и Ахматовой), что очень сильно ударило бы по республике, которую называли лабораторией дружбы народов.
И тогда Кунаев, спасая, может быть, даже не автора, а республику, обратился к Брежневу, дал ему книгу, объяснил ситуацию и то, чем грядущее постановление грозит Казахстану. А нашу республику Брежнев всегда называл "мой Казахстан": здесь у него началось вхождение в большую власть, и с Кунаевым он дружил. Поэтому, как он сказал Кунаеву, книгу он прочитал.
Кунаев спросил его по телефону: "Есть там национализм, антисоветизм, сионизм?" Тот с солдатско-маршальской прямотой ответил: "Ни хрена там этого нет".

- И Суслов поутих?

- Нет. Но Кунаев тут же спросил Брежнева: можем ли мы ввести автора книги в состав нашего ЦК? Да вводите куда хотите!
Кстати, подоспел и съезд ЦК Компартии Казахстана. В начале февраля 1976 года. По сложившейся традиции первый секретарь Союза писателей избирался членом ЦК. Второй - кандидатом в члены. Третий же никуда не выдвигался. А я как раз и был третьим секретарем.
А вторым секретарем был Шерхан Муртаза, именно он, согласно положению, должен был стать кандидатом в члены ЦК. Он уже зарезал барана по этому поводу, мы все были приглашены обмыть это дело, а я представления не имел, как развернутся события.
В общем, вместо Шерхана ввели в состав ЦК меня, он с тех пор со мной еле здоровается. Но план Суслова уже пройти не мог, обсуждение книги перенесли в Академию наук СССР, а это уже не так опасно было для республики.
13 февраля 1976 года в Москве, на Волхонке, с 9 до 18-ти 47 академиков и членкоров обсуждали, осуждали. Книгу изъяли из продажи, из библиотек. Но лаборатория дружбы уцелела: постановления не случилось.

"Олжас, Олжас! Выходи!.."

- Говорят, что ваша книга, которая вышла за 11 лет до декабрьских событий 1986 года, в известной мере подготовила суверенитет Казахстана. Кстати, какова была ваша позиция в декабре 1986-го?

- Для меня все это началось 3 декабря. Я тогда был в Москве и готовился к поездке в Италию. Меня пригласил помощник Кунаева в наше представительство и сказал, что шеф хочет поговорить со мной. Кунаев сообщил мне, что хочет уйти на пенсию (близилось его 75-летие).
Это нормально, сказал я, вам дадут очередной орден Ленина, на четвертую Золотую звезду при Горбачеве рассчитывать не стоит, но добрые слова вслед вам скажут. И мне, говорю, хорошо, теперь я могу уйти из Союза писателей и заняться своими творческими делами, а то весь год в борьбе с Москвой и вашими заместителями в ЦК.

Горбачев избавлялся от стариков в Политбюро. Ему хотелось в Казахстане обновить руководство. Я тоже понимал, что это неизбежно, и по-своему даже правильно: нужно, чтобы пришли новые люди.

После этого разговора я в хорошем настроении вместе с Сергеем Владимировичем Михалковым поехал в Сицилию, где мы проводили писательскую конференцию. И вот на окраине Палермо смотрим мы фильм о похищении Альдо Моро, а район был не очень спокойный. Мне Михалков на ухо шепчет: если сейчас нас шлепнут, то в "Правде" появится ма-аленький некролог, петитом в несколько строк.
Я его успокоил: некролог будет большой, в полполосы, а может быть, и целую полосу для вас не пожалеют, так что не переживайте и спокойно смотрите кино. И тут прямо в зале я получаю телеграмму из Союза писателей Москвы: срочно вылетай, состоится пленум ЦК.

- Сердце екнуло от предчувствия?

- Я удивился: пленум должен был пройти в январе. Почему такая спешка? Ну, я оставил Сергея Владимировича одного и на перекладных стал добираться по маршруту Палермо - Рим - Москва - Алма-Ата. 16 декабря в 10 часов утра был в ЦК. Уже избрали Колбина. Пленум шел всего 18 минут.
Поторопились, и это была первая ошибка.
Вторая - это то, что привезли человека из Ульяновска, будто своего не нашлось. И он был не готов, и общество наше тоже не было готово к этому. Телевизор-то больше года заливал нам про свободу слова, демократию, волю народа. Все время показывали демонстрации молодежи. Правда, зарубежной молодежи.
В итоге все это вылилось в движение протеста на Новой площади. Мне потом рассказывали: люди ходили по общежитиям: "Олжас будет выступать, пойдемте слушать, он объяснит ситуацию". Меня не пропустили на площадь, я зашел в здание ЦК. Говорю, надо бы выступить. Нет, отвечают мне, они там сами разберутся.

В тот самый момент другая толпа подошла к Союзу писателей, скандируя: "Олжас, Олжас! Выходи!" А Олжас в это время в ЦК сидел. Потом был домашний арест, меня не выпускали из подъезда.

- Но вот ведь Мамбетова долбанули по голове саперной лопаткой?

- Там не было саперных лопаток, они появились в Тбилиси. А у нас были просто стальные прутья арматуры. В общем, не вовремя и неграмотно была проведена замена руководства. А если бы отметили юбилей в январе, проводили бы с почетом, все было бы тихо, мирно, без митинговых страстей и демонстраций. Но что-то там не срослось.

Заколдованное число

- А год назад в День Независимости, 16 декабря, грянули события в Жанаозене. Случайность?

- Число 16 декабря какое-то заколдованное. Ровно 50 лет назад 16 декабря я вышел на сцену Большого Кремлевского Дворца, открывал концерт мастеров искусств Казахстана. В Москве проходили дни нашей республики. Читаю стихи о дружбе России и Казахстана, предваряя концерт. И вижу, как по левой правительственной ложе идет Хрущев, опоздавший. Рядом с ним члены президиума ЦК: Ворошилов, Буденный, Суслов, Микоян и все остальные небожители. А справа в директорской ложе сидит одинокий Кунаев.
Я зашел за кулисы, Ляйле Галимжановой, тогдашнему министру культуры, обрисовал это положение: почему он один, не с ними? Он не член президиума, ему не положено, дисциплина такая, отвечает она.
Потом мы узнали, с чем было связано их опоздание на концерт. Они проводили заседание президиума, на котором отдали несколько хлопкосеющих районов Узбекистану, против чего категорически возражал Кунаев. Кунаева сняли с работы (он был первым секретарем ЦК Казахстана), назначили вместо него Юсупова. Уже тогда наложился негатив на эту дату.
Потом было 16 декабря 1986 года - второй раз Кунаева снимают с работы, уже окончательно. После чего начинаются события на Новой площади.
Потом случилось самое главное - 16 декабря 1991 года: подписание документа о независимости, Казахстан обретает права государственности. И в первые годы, когда речь заходила о 16 декабря, многие спрашивали: мы что - празднуем снятие Кунаева и отмечаем очередную годовщину декабря 1986-го?
Такой вот трагический оттенок ложится на праздник Независимости. Теперь трагизм добавился Жанаозеном в прошлом году. Потребуется много усилий, чтобы очистить дату от мрачного колорита.

- А можно было избежать трагедии Жанаозена?

- Надо было.

- Обыватель интересуется: почему не приехали в Жанаозен и не усмирили страсти Ермек Серкебаев, Бибигуль Толегенова, Олжас Сулейменов?

- А толку-то? Тут надо было принимать согласованные меры правительству и работодателям. Вспоминаю главный русский вопрос: что делать? И русский ответ на него: а хрен его знает!.. Ермек и Олжас точно не знали.

"Не стоит связываться. Вдруг что-нибудь выкинет"

- И снова - об "Аз и Я". Там, помнится, назревали крутые меры по отношение к тем, кто имел к ней касательство?

- Мне показали проект постановления Бюро ЦК Компартии Казахстана, где были указаны меры наказания людей, допустивших выход книги. Должны были освободить от работы председателя Госкомиздата Шериаздана Елеукенова, директора издательства " Жазушы" Aбильмажина Жумабаева, заместителя редактора русской редакции издательства Геннадия Толмачева и поставить вопрос об их пребывании в рядах КПСС. С автором книги провести серьезную беседу о недопущении впредь таких публикаций.

Бюро должно было состояться на следующий день. Я всю ночь писал письмо Кунаеву и членам бюро. В сборнике "Избранного" в 1990 году часть этого письма была опубликована. Оригинал наверняка сохранился в архивах ЦК. Весь текст не помню. Писал, что со временем это письмо будет восприниматься как документ нечастного значения. Что всегда старался не допускать ситуаций, когда бы из-за меня могли пострадать другие люди. В уличных ситуациях готов был заплатить жизнью ради них. И сейчас готов. Порукой тому единственная личная собственность - моя жизнь.

Рано утром отвез письмо в ЦК, оставил в приемной Кунаева, копии попросил передать членам Бюро.

Письмо сыграло свою роль. Им вынесли по выговору, но на работе оставили. И редактор книги, хоть он и не был номенклатурой ЦК, без работы не остался. Перешел в редакцию журнала "Простор".

- Редакторам и других ваших книг доставалось.

- Да, после "Аз и Я" вышла книга стихов - "Определение берега". Предисловие к ней написал выдающийся русский поэт Леонид Мартынов. Первая подборка моих стихов вышла в 1959 году в "Литературной газете" с его напутствием "Доброго пути". С этой даты начинается стаж моей литературной деятельности.

В предисловии Леонид Николаевич неосмотрительно похвалил меня за копания в "Слове о полку Игореве". Всего одна или две строчки. Если раньше Казахстан московскими читателями считался краем непуганой цензуры, то после всего этого мы стали краем цензуры перепуганной.
Я помню этот день. Все работники полиграфкомбината были заняты непривычным делом: выдирали страницу из предисловия и вклеивали другую, уже без этих крамольных строк. А тираж сборника был немалый - сто тысяч экземпляров.

"Мы где-то встречались?"

- "Повторяя в полдень" - там больше переизданий, новых стихов не так много. Вы написали в общей сложности более 150 стихотворений, специалистами подсчитано. После "Аз и Я" стихи появлялись все реже и реже. Иссяк колодец?

- Во-первых, убедился в правоте Пушкина: "Года к суровой прозе клонят". Стихи - это выплеск молодости, когда гормоны играют. Проза, научные исследования, политическая публицистика - это уже работа взрослеющего ума. Профессиональный литератор не может замыкаться в одном жанре.
Но еще одно помешало мне сосредоточиться на поэзии. Еще на первом курсе Литинститута первую тетрадку стишков отнес на суд одному маститому поэту на дачу в Переделкино. Он полистал и спросил: "У вас какая-нибудь профессия уже есть?" - "Имею диплом инженера-геолога". - "Вот и занимайтесь геологией. А стихи оставьте писать нам". Вот такое напутствие и заставило меня засесть за стихи.
Через несколько месяцев Леонид Мартынов напечатал подборку в "Литгазете". Потом первые книги появились, членство в Союзе писателей СССР. Когда мне говорят "это не твое дело", я, если уверен, что смогу, делаю это своим делом. Через четыре года, а точнее 17 декабря 1962-го, Хрущев срочно собрал 300 представителей творческой интеллигенции в доме приемов на Ленинских горах, чтобы высказаться по поводу своего посещения художественной выставки на Манежной площади. И я оказался в их числе.
Нас рассадили за большими длинными столами с легким вином и фруктами. Я оказался напротив того самого мастера, который послал меня далеко в геологию. Мы чокались, слушали Хрущева. Ели фрукты. Он всматривался в меня, пытаясь вспомнить. "Молодой человек, мы встречались с вами раньше?" Я говорю: "Встречались когда-то. В Литинституте. Я у вас занял 25 рублей. Искал возможность отдать". "Да-да, я всегда молодым помогаю. И деньгами, и советом". И я отдал ему долг, заплатил в благодарность за то, что он заставил меня научиться писать стихи. И такие уроки необходимы.

В 1964 году я посетил Вячеслава Иванова - специалиста по древним "ископаемым языкам". Принес ему первые экзерсисы на тему "шумеры и тюрки". Он почитал при мне, покивал большой, лобастой головой. "Хотите совет?" - "За этим и пришел". - "У вас замечательные стихи. Последней книгой, которую прочел мой отец (писатель Всеволод Иванов - ред.) был ваш сборник "Солнечные ночи". Он лежал на тумбочке возле его кровати, когда утром к нему в палату вошли. А шумеры и тюрки... Вы потратите годы, но ничего не добьетесь и никого не убедите. Пишите стихи".
Шумерами и тюрками я занимаюсь до сих пор. Может, потому еще не бросил, что никто не верит, что получится толк. А я верю. И в новом году, наконец, надеюсь опубликовать первые результаты, которые пошлю в Лос-Анджелес профессору Вячеславу Всеволодовичу Иванову. Недавно получил от него письмо по электронке.

- Обычно все интервью с вами включали и такой вопрос: "Над какой книгой вы сейчас работаете?". И вы традиционно отвечаете: "1001 слово". Я посмотрел интервью и двадцатилетней давности, и недавние. Тот же вопрос и тот же ответ. Коротко: о чем эта вещь?

- Я теперь уверен, что наконец открыл код слова. Теперь могу узнать этимологию, то есть происхождение любого слова из любого языка. А это - генезис культов, культур, религий, цивилизаций. Потому что действительно "вначале было слово и слово было - Бог".

Поэт и власть

- Теперь самое время коснуться старинной темы "поэт и правитель". Поясню переход. В современной евразийской стране на творческой судьбе писателя вашего масштаба обязательно должно было отразиться отношение главы государства. "Аз и Я" вышла при Кунаеве. Он помог избежать трудностей, неизбежных без властной поддержки.
Это было важное произведение, представившее большой стране и миру возможности современной гуманитарной мысли. Но еще не главная книга автора. А вот "1001 слово", судя по затаенности и длительности исполнения, и будет той самой главной книгой.
И за нее, если она состоится, спасибо надо будет сказать не только автору, но и государству, создавшему все условия для ее написания. Я прав?

- Говори точнее - Нурсултану Назарбаеву. Отвечу прямо: да!

- Говорили, что ваш отъезд за рубеж в 1995-м был некоей почетной ссылкой...

- Ссылки мы привыкли ассоциировать с восточным направлением - Сибирь, Колыма. О ссылке в Италию, Грецию, на Мальту, где я был послом, и далее - в Париж, в ЮНЕСКО - можно было только мечтать. Потому что открывалась возможность работать в странах, где зарождалась европейская культура, а теперь убеждаюсь - мировая, потому что Средиземноморье было промежуточной прародиной человечества, некогда вышедшего из Африки и распространившегося из Средиземноморья дальше - на Восток и на Север.
На Востоке - в Китае, Юго-Восточной Азии и далее - в Южной Америке не обнаружено ни одного памятника культуры, который оказался бы древнее тех, что были найдены в Европе. В мае 1996-го, выступая на моем юбилейном вечере в Оперном театре, Нурсултан Абишевич сказал: "Мы командировали Олжаса Сулейменова в Рим, чтобы он написал свою книгу "1001 слово". Она всем нам нужна".

Я благодарен за это государственное поручение и длительную командировку, которая, надеюсь, оправдается.

Мы привыкли к тому, что государства охотно инвестируют в фундаментальные науки - физику, математику, химию, обещающие укрепить оборону, технику, экономику. Гуманитарные науки в мире и особенно в СНГ лишены такого внимания. И в этой ситуации поддержка проекта "Новое языкознание" по-особому характеризует культурную и научную политику Казахстана. Достаточно сказать, кстати, что наш МИД финансирует такие глобальные проекты ЮНЕСКО, как "Великие переселения человечества в доистории и в ранней истории", "Аль-Фараби и европейское возрождение" и другие.

За эти годы мне удалось издать несколько книг, подготавливающих "1001...": "Язык письма", "Тюрки в доистории", "Улыбка бога"... А в будущем году надеюсь завершить или приблизить завершение главной книги, которая и обороне нашей идентичности послужит.

- Ваша оценка добавляет образу елбасы новые грани. Да, кстати, я вспоминаю интервью президента, данное им телеканалу "Россия". Ведущий Сергей Брилев спросил Нурсултана Абишевича, что такое "елбасы" и как давно этот термин существует в языке? Привожу ответ почти дословно: "Мой друг Олжас Сулейменов говорит, что и древним грекам он был известен".

- Я и вправду объяснил президенту этимологию этого термина. В древнетюркском : il basy - "страны глава". В казахском - ел басы.
Тюркская государственная культура еще в I тысячелетии до н.э. повлияла на греческую. В то время морфология сложного термина в тюркском была иной: bas-il-i - "глава страны".
Греки не произносили шипящих и не знали смысла составляющих слов, поэтому в их языке получился лексический монолит: basili - "царь". Отсюда имена - европейские Базиль, Василь и восточные Фазиль, Пазыл...

Хвала и хула

- Хорошо известна политическая роль Назарбаева и перед распадом СССР, и тем более в годы суверенитета. Но все чаще раздаются голоса: нет ли у нас культа личности Назарбаева?

- В марте 1987 года на пленуме ЦК заговорили о культе личности Кунаева. Я выступил, сказал, что термин этот в нашем сознании навсегда сопряжен с репрессиями, лагерями, со многими тысячами людей, пострадавшими от произвола диктатора. В случае с Кунаевым мы ничего подобного не знаем, поэтому на него мундир Сталина надеть невозможно. И размеры не совпадают. Общество, конечно, должно следить за подобными явлениями, но и в случае Назарбаева оппонентам надо использовать более подходящую терминологию.

Человеку, который свыше двадцати лет во власти, знакомы и золотая тяжесть славы, и чугунное бремя ославления. Хвала и хула - близкородственные категории, часто вытекающие одна из другой. Когда кто-то возносит славу через край, он, по сути, человека ославляет. Людям публичным это явление хорошо знакомо, а уж таким, как Назарбаев, тем более.

Несомненно, Назарбаев - выдающийся политик, много сделавший и делающий для страны и мира. Но иные борзописцы могут своей безудержной хвалой нанести его международному имиджу больше вреда, чем даже оголтелая хула иных оппонентов, чья политическая неграмотность давно очевидна.

В 2000 году было опубликовано много прогнозов геополитического развития. В одних предрекали распад России на несколько самостоятельных республик. А кто-то говорил о том, что такая же участь, причем даже раньше, грозит Казахстану. Причины - громадная территория, богатые недра и малочисленное население, к тому же многоэтническое. Аккуратно расписано, кому из соседей что достанется.

Можно, конечно, отмахнуться: "придурок!" Но серьезный политик и этот листок положил бы в свою пухлую папку. Судя по действиям, которые предпринимал Назарбаев в течение двух десятков лет во внутренней и внешней политике, он знал об этом сценарии с начала 1990-х и вполне серьезно к нему отнесся.

Все интеграционные проекты, предложенные президентом, есть реакция именно на эти опасения. Прежде всего - Евразийский Союз, ШОС (Шанхайская организация сотрудничества)... И когда я читаю очередные нелепости относительно Евразийского Союза ("снова СССР...", "империя..."), меня тянет опубликовать ту книженцию, чтобы до бандерлогов дошло.

Я стоял у истоков Республики Казахстан, многое увидел и передумал. Как историк, знаю, каким чудом получили мы право создать свою государственность. И не использовать этот необыкновенный шанс - преступление перед собственными детьми и внуками, которым надо увидеть елку 2050-го, заявленную в недавнем Послании.
Мы уже понимаем, что отрицать все прошлое безрассудно. Но не увидеть главные достоинства и вызовы в настоящем столь же непродуктивно. Как и заранее отмахнуться от всего, что не сразу понятно нам в проектах будущего.
Перед Новым годом и атеисту не грех вознести молитву - пожелание. Хочу, чтобы сохранилось, возросло и окрепло то, что мы построили. Мы создаем новое государство! В самом центре его возвели и утвердили прекрасную новую столицу, которая может стать столицей Союза взаимозависимых государств Евразии. Да будет так! Аминь.

Беседовал Адольф АРЦИШЕВСКИЙ

Источник: http://camonitor.com

- See more at: http://www.milli-firka.org/content/DBAGEHDJ/title/%D0%90%D0%B7-%D0%B8-%D0%AF-%D0%B8-%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA%D0%B8/#sthash.B5SC5SMb.dpuf
 
ОЛЖАС СУЛЕЙМЕНОВ

Загрузка плеера


40 лет книге "АЗ и Я"
 
 
"Аз и Я" китабыны 40-джыллыгъына аталгъан сёзюн Олжас былай башлайды: "Москвада къарачай-малкъар алимлени джыйылыулары-съездлери болгъан эди. Мен аны ишине къошулгъан эдим. Анда манга къаты айтхан эдиле, "Аз и Я" китабынгы 40-джыллыгъын белгилерге керекди деб".
 
"Къарачай" газет Олжас Сулейменовну 80-джыллыгъына аталгъан материалланы басмалай башлагъанды. Мартны 21-де чыкъгъан номеринде газет къазах закийни суратын да салыб, анга аталгъан уллу статья бла шагъырей этеди окъуучуланы.
 
Билал ЛАЙПАНОВ,
Народный поэт Карачаево-Черкесской республики,
Почетный академик Международной Тюркской Академии

СЛОВО О НАШЕМ ОЛЖАСЕ
Почему, чем дорог Олжас мне, карачаевцу? Только ли тем, что мы оба относимся к тюрко-мусульманскому миру? Что мы оба дети репрессированных сталинским режимом? Что судьба моего народа переплелась и с казахским в страшные 30-40 годы прошлого века? Что мы оба боролись и боремся за права человека и народов? Что оба имеем прямое отношение к литературе, истории, культуре, языку тюрков? Все это, безусловно, имеет место. Нисколько не сравниваю Олжаса с собой — масштабы другие. Если бы в других мирах пришлось представлять землян, я мог бы (может быть) представить свой Карачай Эл, а Олжас — всё человечество. Это о масштабе личности Олжаса Сулейменова. Перефразируя знаменитую строку «При слове «Байконур», планета смотрит вверх», мог бы сказать: «При имени Олжас, земляне смотрят вверх». Сулейменов так «возвысил степь, не унижая горы», что он одинаково дорог везде.

И все же, чтобы понять особую любовь Карачая к Олжасу, надо немного рассказать о моем народе. Небольшое горное карачаевское государство на Северном Кавказе было завоевано Россией в 1828 году и 02 ноября, по Договору, вошло в состав Российской имерии. «Карачай — нейтральный народ, живущий у подошвы Эльбруса; отличается своей верностью, красотой и храбростью» писал Лев Толстой. Но ни верность России, ни красота души, ни храбрость не спасли его от сталинского геноцида. В 1943 году, когда мужчины все были на войне, 02 ноября (это черная дата для карачаевцев) Сталинское правительство депортировало карачаевцев — всех, по национальному признаку — в Среднюю Азию и Казахстан. Так, в 1828 году потерявший свою государственность Карачай, в 1943 году потерял и свою автономию — Карачаевская автономная область была уничтожена, а родная земля карачаевского народа была разделена и отдана соседям, горную же часть передали Грузии. А сам карачаевский народ был раскидан по Сибири и Средней Азии небольшими группами — всего 600 групп. Цель была одна — полная ассимиляция народа. Но народ выдержал, оставшаяся в живых половина народа в 1957 году сумела вернуться на свою историческую родину, но автономию его не вернули, а преобразовали Черкесскую область в Карачаево-Черкесскую (так она и существует, только сейчас называется республикой). На официальном уровне реабилитации не было — на карачаевский народ смотрели как на врага, отбывшего свою 14-летнюю ссылку. Такова была участь и других репрессированных народов — балкарцев, чеченцев, ингушей... В 1989 году я возглавил забастовку карачаевских ученых, вызванную перекосом при подборе и расстановке научных кадров, запретом писать даже литературоведческие статьи на родном языке. Суды, в том числе и Верховный Суд Росси, были на стороне властей, хотя правда была на нашей стороне. Таково было отношениие к репрессированным народам. Но в 1989 году случилось событие, которое не позволило продолжать репрессии.
В 1989 году на первой сессии Верховного Совета СССР Олжас Сулейменов поставил вопрос ребром: «Нашу работу мы должны начать с вопроса реабилитации репрессированных народов. Не приняв такой реабилитационный закон, не попросив прощения у народов, переживших депортацию, за сталинский геноцид, страна не может духовно, нравственно развиваться. Русские, грузины, казахи – это народы, которые сами хлебнули несчастья сполна. Но народы, от мала до велика, по национальному признаку изгнанные со своей родной земли, познали беды вдвойне. Об этом мы должны открыто сказать посредством закона…».
И вот, 14 июля 1989 года появилось постановление ВС СССР о предложении народного депутата СССР О. О. Сулейменова об осуждении репрессий отдельных народов СССР и их полной реабилитации: «Верховный Совет СССР постановляет: Поручить Комиссии Совета Национальностей ВС СССР по национальной политике и межнациональным отношениям и Комитету ВС СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка рассмотреть предложение народного депутата СССР Сулейменова О. О. Об осуждении практики репресий отдельных народов СССР в 40-х — начале 50-х годов и полной их реабилитации и внести соответствующие предложения». И, наконец, благодаря этой инициативе Олжаса, в 1991 году был принят «Закон о реабилитации репрессированных народов». Вот почему репрессированные народы СССР, в их числе и карачаевский, так благодарны Олжасу Сулейменову.
* * *
Поэма Олжаса «Земля, поклонись человеку», сделала его известным далеко за пределами страны. Но действительно всемирно известным Сулейменова сделал его труд об историческом произведении под названием «Слово о полку Игореве». Государственные органы безопасности в 1975-1976 годах книгу Олжаса «Аз и Я», постарались изъять из всех магазинов и библиотек, а затем сжечь. Такое решение было принято идеологическим руководителем Коммунистической партии СССР Сусловым. Академия наук СССР проводила собрания, обсуждения, на которых «в пух и прах разносили» книгу Сулейменова. Глава Казахстана Кунаев общаясь с Брежневым, постарался Олжаса защитить, заступиться за него. Отца Сулейменова в 1937 году расстреляли, назвав «врагом народа». И снова темные силы во главе с Сусловым постарались заклеймить Олжаса этим же именем. Если бы не Кунаев, неизвестно какие несчастья выпали бы на долю Олжаса. Интересно, решился бы кто-нибудь из наших руководителей ради одного поэта испортить отношения с Сусловым?
Кунаев был человеком, который защищал свой народ и землю. В 1962 году Хрущёв большую территорию юга Казахстана хотел отдать соседней республике для выращивания хлопка. Кунаев несмотря ни на что, согласия не дал. Поэтому его сняли с должности Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана. Даже эти два события не показывают, что он был достойным человеком? Есть ли среди наших руководителей те, кто старался (будет стараться), чтобы в будущем его родные земли не были разрознены, не были добавлены к другим субъектам, кто станет защищать народ, родную землю, как делал Кунаев?
Казахский народ из тех народов, которые познали большие беды. В 1926 году в бумагах о переписи населения написано: «Казахи – самый большой тюркоязычный народ СССР: 6 миллионов 200 тысяч человек». В 1939 году численность казахов составила лишь 2 миллиона. То, что в казахском народе, у которого погибло столько людей, появился такой писатель и ученый как Олжас, и такой руководитель, как Кунаев было счастьем…
Чем могла досадить Суслову и академикам книга Олжаса? Олжас, изучив «Слово о полку Игореве», нашел в нем огромное количество тюркских слов. Он открыто показал те места в этом историческом произведении, которые не смогли прочитать академики или же прочитали неверно. Он обозначил, что между славянами и тюрками в прежние времена была сильная языковая и культурная связь, через которую они обогащали друг друга и жили по соседству. Но тогда, русская наука смотрела на тюрко-мусульманские народы с такой точки зрения: «если к нам и пришла культура, то из Европы, а невоспитанная Азия, тюрки – это неграмотные народы, не знающие ничего, кроме войны и набегов – что они могли добавить к нашей культуре, если и сегодня мы не можем их сделать людьми, нам не удается их присоединить к цивилизации?». Вот против такого беспочвенного, ложного «научного» решения пошел Олжас Сулейменов, он привел в чувство тюркские народы СССР, просветил нас о нашей истории, поднял наш дух. Те, кто ёжился, боялся сказать «Мы тюрки», прочитав книгу Олжаса, стали гордо произносить «Мы народ, мы люди», «Тюрки мы». Олжас возвысил весь тюркский мир. Олжас пошел один против идеологии Суслова. Как и в своей поэзии, Сулейменов смог внести в науку новое, достоверное слово. А чтобы сказать Правдивое Слово, нужен и талант, и знания, и совесть, и храбрость. Разве мы не должны поблагодарить Олжаса, который разбудил тюркский мир, тюркское сознание, тюркскую память?

Однако Олжас не был заступником только тюркских групп или испытавших репрессиии народов. Олжас, создав организацию под названием «Невада-Семипалатинск», хочет закрыть все мировые полигоны, где проходило испытание атомного оружия. В Казахстане он сумел добиться закрытия полигона. Сулейменов старается обезопасить весь мир от атомного апокалипсиса. Он многое для этого сделал. Разве не заслуживает похвалы Олжас, который старается спасти мир, Землю, на которой мы живем, от гибели?
В 1960-1980 годах Олжас изучал проблемы освободившихся колоний. Но, если их мечты ограничатся только свободой, то колонии не смогут встать на ноги. Нужна свобода и суверенность, однако, между народами, странами не должна оборваться связь. С метрополией и соседями необходимо строить деловые отношения.
Свое мнение Олжас высказал в виде формулы: «От веков колониальной зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости».
Написанная в последний период книга Олжаса Сулейменова «Язык письма», новое слово во всемирной науке. Общеизвестный факт: все Человечество было создано в одном месте, оттуда оно распространилось в разные стороны света. Если сказать языком религии, то все мы родились от Адама и Евы. Но то, на каком языке разговаривали эти несколько сотен человек – вот об этом написана книга. Сложно сказать какое количество книг прочитал, какой глубокий анализ сделал Олжас, чтобы показать, как человечество от первых символов перешло к Слову, письменности. В конце он пришел к такому выводу: «Вначале Знак, потом Слово. Эти знаки были знаками Бога, а эти слова Его именами». Почитавший эту книгу человек поймет, то, как Олжас раскрыл скрытый смысл Слова, подобно тому, как ученые открыли атом. Но если открыватель атома – посеял в мире страх, то открытие Олжасом первого Слова, языка – показало, что все люди имеют одни корни, они произошли от одних отца и матери, призывает человечество к единству.
Ранее Олжас, посчитав нужным напечатать в моем журнале «Ас-Алан» рукопись под названием «Тюрки в доистории», передал ее мне. Там он тоже анализирует, откуда произошли тюрки и как распространились по миру. Сулейменов не жалея сил и времени работает во благо тюркских народов. Когда я смотрю на работу, сделанную Олжасом, мне на ум приходят строки, написанные Бильге-Тоньюкуком в 726 году:
Тунь удумадым - ночью не спал,
Куньдуз олтурмадым - днем не присел,
Кара теримди тёктим - чёрный пот пролил,
Къзъл канъмдъ юггуртдтим - красную кровь гнал,
Тюрк будун учун - ради Тюркского народа.
Счастлив народ, у которого есть такой человек, как Сулейменов. Впрочем, Олжас человек, чьих способностей, знаний, таланта хватает, чтобы видеть не только свой народ, но и проблемы всего человечества. Олжас из тех, судьбоносных людей, которые, не только правильно читают историю человечества, но и способны будущее человечества изменить к лучшему.
Еще я хочу отметить: несмотря на то, что он очень занят всемирными проблемами, Олжас находит время поддержать молодых писателей. Среди тюркских писателей подобную заботу я видел только у Кайсына Кулиева и Чингиза Айтматова. Говорю о том, что познал сам.
В 2005 году я передал Олжасу Сулейменову труд своего земляка Махти Джуртубаева — исследование о «Слово о полку Игореве». Как серьезно отнесся Сулейменов к книге, показывает его письмо ко мне
Дорогой Билал!
Наконец нашел время ответить на письмо о книге М.Ч.Джуртубаева.
Я прочёл её ещё в ноябре 2004 г. Сегодня перечитал. Возбуждает само осознание того факта, что где-то в горном селе Хасанья кто-то годами вчитывается в зачитанное до дыр "Слово о полку Игореве" - вещь подозрительную и прекрасную в своей загадочности. Занятие это (по себе знаю) поразительно увлекает. Способно держать в напряжении десятилетиями. И только тогда открывает помаленьку свои тайны. Почти по Маяковскому "в грамм добыча, в год труды".
Я не могу сказать, что автор расшифровал все секреты "Слова", но книга его ничем не слабее десятков других толкований, выпущенных академическими словистами. Она еще одно свидетельство того, что нынешний канонизированный порядок строк в "Слове" - явление, скорее всего, вторичное, сотворенное переписчиками 16 и 18 веков.
Думаю, что для поддержания исследовательского интереса к "Слову" - произведению, выражающему акт исторического и культурного взаимодействия древних русичей и кипчаков, книга М.Ч. Джуртубаева вполне может послужить. Тираж 200 экзмпляров, конечно, мал.
Крепко жму руку.
О. Сулейменов
Париж, 7 апреля 2005 г.
А 12 апреля 2005 года я получил от Сулейменова письмо. Олжас не забыл и поздравлял меня с 50-летием. Нашел слова, чтобы меня обрадовать, поддержать, вдохновить. Не могу не привести приветствие Олжаса, ибо оно характеризует Олжаса, как человека широкой души и очень внимательного и доброжелательного отношения к младшим собратьям по перу.

Дорогой Билал!
Казахи говорят: «Елю жылда ель жанарады» – «В пятьдесят лет страна (народ) обновляется». Твои пятьдесят вместили и такой этап истории карачаевцев, как возрождение: в 1956 году репрессированный народ получил право возвращаться из изгнания на историческую родину. Ты вместил чувства ренессанса в свои стихи, и оно придало им трехмерность, присущую подлинному искусству – историческую глубину, широту настоящего и высоту будущего. Ты не ушел в обиду, хотя она никогда не забудется. Память – да, но не злопамятность мы должны воспитывать в сознании новых поколений. Об этом все твои произведения и твой журнал.
Ты много уже сделал для формирования возрожденческого сознания тюркских народов, которое помогает им определить свое достойное место в планетарном порядке. Самым достойным я всегда желаю – жаса! В казахском это слово несет два смысла – «живи» и «твори».
Жаса, мой друг Билал!
Твой Олжас Сулейменов
Париж, 12 апреля 2005 г.
* * *
В мае 2004 года на основании ходатайства Карачаевской демократической организации «Джамагъат» (руководители Кечеруков А.А., Лайпанов Б.А.) Олжасу Сулейменову было присвоено звание «Почётный доктор Карачаево-Черкесского Государственного Университета». Хочется целиком привести аннотацию к представлению О.О. Сулейменова к званию «Почетный доктор КЧГУ» подготовленную видным ученым и литератором Нюр-Магометом Лайпановым.
ОЛЖАС ОМАРОВИЧ СУЛЕЙМЕНОВ
(Аннотация к представлению О. О. Сулейменова к званию «Почетный доктор Карачаево-Черкесского Государственного Университета )
У каждого думающего тюрка (не турка!) по рождению свой – Олжас! (Добавлю от себя: свой Чингиз, свой Кайсын…) Ряд, уверен, будет продолжен, так как не оскудевает тюркское племя на таланты. Они уместны, известны, повсеместны. Олжас ворвался со своей «Аз и Я» в наше сознание как нечто, посягнувшее на железное государство, в котором, казалось, на вечные времена было все расставлено по полочкам: лучше того, что нам преподносилось, нет и не будет – известно, что письменность была у таких-то и таких-то, а у таких-то (почему-то сплошь к ним относились тюркские народы?..) – ничего не было, пока картавый благодетель не дал им то-то и то-то. Это потом, после Олжаса, расскажет нам про манкуртов, про нас самих, великий Чингиз, но Олжас? Как посмел? Что посмел? На кого посмел? В коридорах гуманитарных факультетов тихо-тихо, между собой шептались студенты-нацмены: посмел же Олжас! Да как посмел! Да на кого посмел! Политбюро собиралось из-за какого-то смутьяна казаха-поэтишки.. Ол-жас! По-карачаевски: Ол-джаш! Буквально: Ол –Этот, джаш – Парень! Этот-Парень ! О великий и емкий по краткости тюркский язык (русское : краткость – сестра чья?!) – Ол-жас – Ол-джаз! Это - весна! Ол-джаз – Этот – пишет- писатель! Иначе: в имени его – Ол (Йол, джол, жол) – значения – Он, Этот, дорога, путь!; Жас (Джаш, Джаз, Яз) – Весна, Парень, письмо, пиши!
Единицам-счастливцам удалось достать уцелевшие экземпляры изъятого тиража. До меня дошла зачитанная до дыр ксерокопия. Какое пиршество для ума, какое уязвление совести и чести высоких академиков Лихачева и Рыбакова, коих, грешны, и мы почитали, штудировали, готовясь к экзамену по древней истории и фольклору. Не понимая до конца грандиозности содеянного Олжасом, потянулся к его поэтическим книгам: «Глиняная книга» - удар током! Подкупало, что казах, говорящий на родственном карачаевскому казахском, пишущий на русском как классик, стал сходу вровень с поэтическим авангардом советской и мировой поэзии – вселял надежду на возрождение собственной литературы и культуры тюрков! Кто бы и как бы не открещивался, но подкоркой мы всегда ощущали родство с великой культурой предков, мы, представители бесчисленного и разрозненного великого языкового пласта мировой культуры. И ведь потом, подспудное стало крепнуть аргументами: знать бы начинающему гуманитарию, что первыми в мире выплавили железо тюрки, превратился бы он в нигилиста, не говорящего на своем наречии, стремящегося ассимилироваться в космополитичной среде очередного мегаполиса?
Олжас, смелостью, ослепительной кометой, из веками замалчиваемого тюркского великого прошлого, вдруг пронесся по небосклону затхлой, умирающей, но еще храбрящейся империи зла, казалось, сам не заметив дерзости своего полета из Аз в Я. Этот казах с лицом полной луны и непокорной гривой волос, он до сих пор, уже за пятьдесят, смотрится молодым, азиатским необъезженным скакуном… Вызывает то единственное восхитительно чувство, на которое способны подростки-мальчишки, встретившие старшего мужчину, на которого очень хочется походить, ну хотя бы стать другом, хотя бы быть рядом, чтобы обратить к себе, его и окружающих, внимание… Подспудно всегда чувствовал некое общетюркское родство с ним. Было только загадкой, как за 4 тыс. км., в далеком от Карачая Казахстане он чувствует и думает почти то же самое, что я, карачаевец, здесь на Кавказе о наших корнях, языках, месте нас, тюрков, в истории? В доистории? И о том, что на Руси, нас тюрков, переняв у нас 99 % нашего, стесняются числить в родстве, в том числе и по крови? Даже Гумилев не удержался от нападок на Олжаса…
Как все повторяется в сегодняшнем неожиданном: Турция – затурканная, но шмотки их одевают, и кормится за счет нее вся бывшая держава… Тюркская нация лишена была самомнения – дитя цивилизации ! - потому и не застолбила за собой права на эксклюзив практически по всем сферам жизнедеятельности и жизнеобеспечения – ну хотя бы по металлу (Темир, темирчи, Темучин(Темирчи!), хотя бы по мылу – полмира переняло название мыла (русские как обычно по процессу – опять про мокроступы?) – даже чопорные англичане: Soap – сапын! Поразительно, но 70 % топонимов, гидронимов Евразии имеет тюркские корни. И стыдятся этого??? Пользоваться – нет, признать - ? Магадан переводится с тюркского – карачаево-балкарского – дословно «руда», богатства недр, и ни один другой язык мира не этимологизирует это слово. Ни на одном языке мира слово «Адам» не дает значения дословно «Человек», только на тюркском, все другие народы воспринимают его как имя – и все… Карачаевцы-балкарцы окликают: эй, адам? То же Ева – Хауа - дословно с тюркского «Воздух» - а для всех других народов – только имя… А смысла-то сколько : Человек и Воздух – минутный предел без воздуха – и нет человека! Христиане – из ребра, тюрки – воздух, дух! ОЛ-ЖАС ! За всех манкуртированных пратюрков, отстаивая эксклюзивные права на многие первородства, предъявил счета остальному миру, главным образом – соседям и ближайшим пользователям – они не поняли! Мели Емеля, мол, узкоглазых поползновения, научили на свою голову… А тюркам было не до эксклюзива – они, не греки (по Энгельсу), на самом деле были настоящими детьми по естественному мировосприятию, греки – на уровне ребячливости, но навязав миру все свои первородства вплоть до мифов и фантасмагорий, в которые почти поверили, застолбили первенство, а тюркам – все ими изобретенное – такое же естество, что воздух, чего же его приписывать себе – на то есть первопричина и хозяин всего – Тейри, Тенгри ! Клятва карачаевцев-балкарцев до сих пор, не осознавая ересь, спустя столетия ислама: Тейри Адамы ! Клянусь Тенгри - Человеком, Верховным божеством и человеком! Буквально: Небом (Небожитель) и Землей (житель земли – человек). Великий карачаевский поэт Исмаил Семенов писал : «какие счастливые люди мы: чтоб говорить великий язык нам дан - от ничтожной пылинки и до вселенских тайн – всему в нем названия есть !» (перевод мой – Н-М.О.Л.). Поразительные метаморфозы новейшего времени: все конфликты в мире сегодня преподносятся как конфликты между просвещенным Западом и непросвещенным Востоком. Знать бы всему миру, что ныне просвещенная Европа открыла того же Аристотеля и греческую культуру через посредство Востока – прежде всего через Османский халифат, великую тюркскую империю, на 600 лет ставшую мостом между Востоком и Западом. Кстати, самая длительная по времени империя в мировой истории, давшая миру целое и цельное направление восточной культуры. Справедливости ради, нужно отметить и непревзойденные ценности культуры фарси – персидской империи, которая, конечно же, сестра тюркской культуры или ветвь, а ствол в новейшей истории – исламская общая идеология и культура. Между прочим, халифат – это то, до чего сейчас дошла Европа с её объединительными потугами под протекторатом США. А Восток уже на своем витке прошел этот путь объединения. Великая, Блистательная Порта через это объединение подарила миру такой пестрый ковер культуры, что диву даешься на иных писак, которые напрочь отметают всю мировую историю, взяв на вооружение иную интерпретацию всего сущего – выгодно говорить и повторять несусветную ложь, лишь бы на сегодня это помогло продлить агонию западной модели мира, пришедшей к полному упадку и тупику. Впрочем, это тоже навеяно Олжасом : его борьба за закрытие полигона в Семипалатинске – не что иное, как полное отрицание разрушительной культуры просвещенного Запада, соревнуясь с которой, великая восточная страна пришла к краху своей системы, разрушив основу всякой разумной жизни. Наука придуманная Олжасом – тюркославистика - от его же лелеемой Евразии – задаешься вопросом: а чтобы было, если тогда в 988 году князь Владимир заставил принять на Руси ислам? Представляете, как бы сложилась мировая история? Одна шестая часть света: смесь славян и тюрков – это колоссальная человеческая закваска, эти дрожжи вздыбили бы всю мировую историю так, что мы бы сегодня имели бы совершенно другой расклад мировых сил. Русская славянская мастеровитость, помноженная на предприимчивость и жертвенность тюрков создали бы уникальный тип истинных исламистов… Одно бесспорно, уж точно бы Россией не командовали дети и внуки комиссаров, как в 17-м, так и в 91-м. Да и современный Ближний Восток – действительно был бы нам близок. И не было бы на карте цифры 13, уж воистину дюжина, как проклятье, застрявшее в самой середине мира - заноза Сиона, ржавый гвоздь, втягивающая все и вся черная дыра, придуманная для раздора для всего мира, в том числе, для вечного противопоставления между собой славян и тюрков, которые на самом деле взаимно вросли с кровью и плотью в друг друга – почти что двоюродные братья, но где там – вместо всего этого – вечная череда непонимания и раздора. Доколе? Олжас – казахский гений, превзошедший не только свое время и соплеменников, но перевернувший представления о культуре тюркоязычных народов в СССР, кичившейся перед всем цивилизованным миром, что он дал всем народам, вовлеченным в его пространство культуру и образование. Как будто не было всей предыдущей истории. Его оппонент, так сказать, совесть Руси в 20 веке Д.С.Лихачев, занимавшийся в последние годы проблемами русского характера и пространства, сам того не подозревая, дал некоторое обоснование мировоззрению человека, проживающему в той или иной пространственной или плоскостной местности. Только ему было недосуг понять, что узкоглазый казах – степняк точно также, как русский человек средней полосы (реки, леса), имеет свое, определенное пространством его проживания, видение мира, которое в значительной степени определяет его мировоззрение: все очень просто до примитивизма - исходная точка взгляда на мир, оптика или оптический кругозор в течение веков из поколения в поколение выработал свой особый взгляд степняка – видимость куда далее – аж в струящемся знойном воздухе степи и песчаных барханов - а при Семипалатинском ядерном полигоне – у него космос и плоскость бескрайних степей вообще расширяют видение степняка до бесконечности. И дело не в разрезе глаз – дело в разрезе мышления, определенном разрезом глаз – азиат–казах своим плоскостным взглядом разрезает атмосферу так, чтобы каравану в степи втягивать ноздрями верблюда все живое и растительное, нечто влажное и притягательное, чтобы не плутая выйти к далекому колодцу… Это взгляд, ищущий пути к жизни. Проторенному веками. Караванные пути тюрков – это пути прогресса и борьбы за выживание и произрастание. По пути – узнавание. Торговля – двигатель прогресса. Недавно, во времена Лихачева, было иное – торговля – спекуляция. Поэтому–то путь тюрков–прогрессистов был так оболган – спекуляций хватало, так как считалось долго, что оболгав соседа можно приобрести сомнительную, но верную славу и претензию на первородство. Имперское сознание ведь не просто сознание мифического государства, это мусор в головах конкретных людей, даже таких выдающихся, как Лихачев. К сожалению. Ведь Олжас – пишущий на русском лучше многих, считающихся корифеями - на самом деле хотел всем показать, что славяне и тюрки на пространствах России и СССР – сумели создать культурно-языковой симбиоз, который существует независимо ни от каких факторов .Это естественно – Бог поселил людей рядом и чересполосицу так, что они «въелись» друг в друга, взаимодействие при этом было на всех уровнях – половом ( запрети людям любить?), языковом, торговом, бытовом и т.д. вплоть до племенных союзов, военных компаний … При этом союз обогатился и в оптике : лесное вертикальное (бортничество, охота), озерное – глубинное (рыбная ловля), кустарниковое и «дупловое» (собирательство, рысканье) - русских ( русский – какой?) признаковое видение, а степное – горизонтальное и барханное, местами горное – стремящееся к изломам, местами бурное горно-речное - охота на скаку, скоростное, одновременно созерцательное – устав от пространства и скачки за пропитание – смешались в этом союзе взаимно обогатительном – дали современное союзное образование и культуру огромному тюрко-славянскому миру, от которого пытались откреститься даже такие, как Лихачев, Рыбаков. Потому что противостояние имперское: Запад – Восток - Север - Юг – в конце 20 века достигли апогея и в умах элит. Оправдать имперские поползновения цивилизаторскими потугами не так-то просто, если отставший из-за грабительства западных империй и имперских народов в экономическом плане, Восток оказался по культурному архивному багажу куда первороднее. Да и некоторым иудеям, которые сами относят себя к просвещенному Западу, не грех было вспомнить, что они сами и в большей степени всех других – прежде всего, Восток и ЮГ, а не Запад. О Севере – особая речь. Все тот же бедный чукча…
Бесспорно, для современной тюрко-язычной интеллигенции Олжас Сулейменов, наряду с великим Чингизом Айтматовым, символ научной и поэтической дерзости мысли, гражданского мужества и совести настоящего интеллигента Духа – великого тюрка, построившего своим творчеством некий духовный мост между Востоком и Западом. Что вселило в тюркскую интеллигенцию надежду на кооптацию в мировую культуру и занятие в ней подобающего заслуженного места и признания.
Для карачаево-балкарской гуманитарной интеллигенции, выросшей под жестким прессом партийного диктата 60-80 годов прошлого века, он навсегда останется высоким образцом тюрко-язычной культуры. Это чувство для нас усугубляется нашим опытом близкого родственного проживания в годы изгнания с казахами. И не только проживания, но и близкого знакомства и соприкосновения культурами и языками. Поколения карачаево-балкарцев, окончившие казахские школы и Вузы, навсегда сохраняют и предают ученикам опыт соприкосновения со среднеазиатской научной школой.
Ныне здравствующий и творящий казахский гений, достойно представляющий на дипломатическом поприще интересы Республики Казахстан, знает и ценит это родство: последнее гениальное свое научное произведение «Тюрки в доистории» он доверил опубликовать впервые именно карачаево-балкарскому журналу «Ас-Алан», что стало значительным явлением для утверждения тюрко-славистики как науки, не менее значимым публикации в свое время знаменитой «Аз и Я»). Не скрою, меня подкупает в Олжасе Омаровиче его постоянный интерес к литературе тюркских народов, чего стоит его послание карачаевскому поэту Билалу Лайпанову : «Лечу в самолете и читаю твои стихи: многое очень близко мне и по-настоящему талантливо. Уже знаю, что напишу предисловие. Благодарен карачаево-балкарцам за публикацию в «Ас-Алане» выстраданной мной работы «Тюрки в доистории». Скоро в Алма-Аты выйдет отдельной книгой. Но вы первые его опубликовали. Спасибо! С братскими чувствами, твой Олжас».
Уверен, присвоение Олжасу Омаровичу Сулейменову, который готовится в настоящее время к своему юбилею, заслуженного им звания «Почетный доктор Карачаево-Черкесского Государственного Университета» будет не только приятным ему сюрпризом, но и знаком высочайшего к нему уважения карачаевцев и балкарцев за его подвижническое служение Литературе и Науке, знаком общетюркской культурной солидарности и взаимодействия на евразийском пространстве».
Хочу завершить свое слово об Олжасе, стихотворением, посвященным ему — в оригинале и подстрочном переводе.

АДАМНЫ ДЖОЛУ, ДЖАЗЫУУ ДА — СЁЗДЕ
Олжас Сулейменовгъа

Къыркъ джылда кимге келгенди Къуран,
Кимге - «Аз и Я».
Суу эски ызына къайытады:
Джангырады Евразия.

Ит иесин танымагъан сагъатда,
Адамгъа Тейрисин танытхан да бар.
Мен - Тейри адамы - къарайма ауалгъа:
Белгиден-Сёзден башланады Адам.

Кёкге къарай, джулдузлагъа узала,
Адам аякъ юсюне сюелгенди,
Кюн таякъча, элибча тюзелгенди -
Къара таныгъан кюнюнден башланады Адам.

Эниклей табигъатны

Тилленнгенди адам улу.
Тауушдан-белгиден-тамгъадан кёче Сёзге
Тюрленнгенди адам улу...

...Адам сёзню, Сёз да адамны -
Бир-бирин джаратханла ала.
Мурулдагъандан, кёз бла, бармакъ бла сёлешгенден къутулуб,
Адам джазыуун джаза тебрегенди кеси.

Мен да кюндюз Кюнню ызындан бардым,
Кече уа - Айны.
Тамгъаларында Адурхайны,
Будиянны, Наурузну эмда Трамны
Кёреме джулдузну, Айны.
Китаб ачханча ачама Къарачайны:
Къара - джети къат магъанасы Аны.

Кёкден башланады джол,
Кёкге да къайтарады ол.
Кёкдеди биз джашагъан Джер.
Не бек кюрешсек да биз,
Кёкден айырылыргъа джокъду мадар.
Джер ауруулагъа да Кёкдеди дарман,
Джер соруулагъа да Кёкдеди джууаб.

Джер джолу адамны башланады Белгиден-Сёзден.
Ол кетгенча кёрюнсе да кёзден эм кёлден,
Бир кераматлы чыгъад да ичибизден,
Ачады бизге джангыдан аны:
Сёзде джашыныбды джолу Адамны,
Сёзде джазылыбды джазыуу Адамны.

Къыйынлыгъыбыз бизни -
Тюз окъуй, ангылай, джаза билмейбиз Сёзню.
Алай а, бир кераматлы чыгъад да ичибизден,
Таша магъанасын, керти магъанасын ачады Сёзню -
Хакъ джолгъа къайтарады бизни.

Адам улугъа къайытады джаз —

Ачылады Кёк, энеди джарыкъ, келеди ауаз:
Къара таны, джай аны —
Керти Тарихинги, джазыуунгу да джаз.


ПУТЬ И СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА – В СЛОВЕ
Олжасу Сулейменову
Кому-то в сорок лет пришел Коран,
Кому-то – «Аз и Я».
Вода возвращается на старое русло:
Обновляется Евразия.
Во времена, когда собака не узнавала хозяина,
Были те, кто знакомил человека с Тейри.
Я – человек Тейри – смотрю на начало:
Со Знака-Слова начинается Человек.
Смотря на небо, пытаясь дотянуться к звездам,
Человек встал на ноги,
Вытянулся как солнечный луч, как алиф –
Появился в темные времена человек.
Подражая природе
Обрел язык род человеческий.
Перешел от звуков-знаков-жестов к Слову
Менялся род человеческий…
…Человеку слово, а Слову человек –
Понравились они друг другу.
Избавившись от бормотания, разговоров глазами и жестами,
Человек сам стал писать свою судьбу.
И я днем пошел за солнцем,
А ночью – за луной.
В символах рода Адурхая,
Будияна, Науруза и Трама
Вижу звезду, месяц.
Как книгу, открываю Карачай:
Смотри – у Него семь значений.
С Небес дорога начинается,
На Небо же она возвращается.
На Небесах находится Земля, где мы живем.
Как бы мы не старались,
Нет возможности отделиться от Неба.
И от земных болезней лекарство на Небесах,
И ответы на земные вопросы тоже на Небе.
Земной путь человека начинается с Символа-Слова:
Даже, если покажется, что его не видно глазами или душой,
Кто-то просвещенный появляется среди нас,
И открывает его нам заново:
В Слове скрыта дорога Человека,
В Слове написана судьба Человека.
 
http://camonitor.kz/22843-slovo-o-nashem-olzhase.html


ВТОРНИК, 10 МАЯ 2016 ГОДА



СЛОВО О НАШЕМ ОЛЖАСЕ
Автор: Билал Лайпанов 284 22-04-2016, 00:13






Слово о нашем Олжасе
Автор: Билал Лайпанов 288 22-04-2016, 00:13




Олжас Сулейменов не нуждается в представлениях. О нем много говорят и пишут, его оценки и суждения вызывают живой общественный интерес и острые дискуссии. Совсем скоро выдающемуся поэту и писателю, автору многих лингвистических исследований исполнится 80 лет. Сегодня мы предоставляем слово его младшему коллеге, известному карачаевскому поэту и ученому.

Благодарность от репрессированных


Чем дорог Олжас мне, карачаевцу? Только ли тем, что мы оба относимся к тюрко-мусульманскому миру? Что мы оба дети репрессированных сталинским режимом? Что судьба моего народа переплелась с казахским в страшные 30-40 годы прошлого века? Что мы оба боролись и боремся за права человека и народов? Что оба имеем прямое отношение к литературе, истории, культуре, языку тюрков?
Все это, безусловно, имеет место. Нисколько не сравниваю Олжаса с собой - масштабы разные. Если бы в других мирах пришлось представлять землян, я мог бы (может быть) представить свой Карачай Эл, а Олжас - всё человечество. Это о масштабе личности Олжаса Сулейменова. Перефразируя знаменитую строку "При слове "Байконур" планета смотрит вверх", я мог бы сказать: "При имени "Олжас" земляне смотрят вверх". Сулейменов так "возвысил степь, не унижая горы", что сегодня он одинаково дорог везде.
И все же, чтобы понять особую любовь Карачая к Олжасу, надо немного рассказать о моем народе. Небольшое горное карачаевское государство на Северном Кавказе было завоевано Россией в 1828 году и 2 ноября, по договору, вошло в состав Российской империи.
"Карачай - нейтральный народ, живущий у подошвы Эльбруса; отличается своей верностью, красотой и храбростью", - писал Лев Толстой. Но ни верность России, ни красота души, ни храбрость моего народа не спасли его от сталинского геноцида. 2 ноября (это черная дата для нас) 1943 года, когда все мужчины были на войне, сталинское правительство депортировало карачаевцев - всех, по национальному признаку - в Среднюю Азию и Казахстан. Карачаевская автономная область была уничтожена, а родная земля карачаевского народа была разделена и отдана соседям, горную же часть передали Грузии. А самих карачаевцев раскидали по Сибири и Средней Азии небольшими группами (всего 600 групп).
Цель была одна - полная ассимиляция народа. Но он выдержал, и оставшаяся в живых половина народа в 1957 году сумела вернуться на свою историческую родину. Но автономию ему не вернули, а преобразовали Черкесскую область в Карачаево-Черкесскую (так она и существует, только сейчас называется республикой).
На официальном уровне реабилитации не было - на карачаевский народ смотрели как на врага, отбывшего свою 14-летнюю ссылку. Такая же участь постигла и другие репрессированные народы - балкарцев, чеченцев, ингушей... В 1989 году я возглавил забастовку карачаевских ученых, вызванную перекосом при подборе и расстановке научных кадров, запретом писать даже литературоведческие статьи на родном языке. Суды, в том числе и Верховный суд России, встали на сторону властей, хотя правда была на нашей стороне. Таково было отношение к репрессированным народам. Но в 1989 году случилось событие, которое не позволило продолжить репрессии.
В 1989 году на первой сессии Верховного Совета СССР Олжас Сулейменов поставил вопрос ребром: "Нашу работу мы должны начать с вопроса реабилитации репрессированных народов. Не приняв такой реабилитационный закон, не попросив прощения у народов, переживших депортацию, за сталинский геноцид, страна не может духовно, нравственно развиваться. Русские, грузины, казахи - это народы, которые сами хлебнули несчастья сполна. Но народы, от мала до велика, по национальному признаку изгнанные со своей родной земли, познали беды вдвойне. Об этом мы должны открыто сказать посредством закона...".
И вот, 14 июля 1989 года появилось постановление ВС СССР, в котором говорилось: "Верховный Совет СССР постановляет: поручить Комиссии Совета национальностей ВС СССР по национальной политике и межнациональным отношениям и Комитету ВС СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка рассмотреть предложение народного депутата СССР Сулейменова О. О. об осуждении практики репрессий отдельных народов СССР в 40-х - начале 50-х годов и полной их реабилитации и внести соответствующие предложения". И, наконец, благодаря этой инициативе Олжаса в 1991 году был принят Закон "О реабилитации репрессированных народов". Вот почему репрессированные народы СССР, в их числе и карачаевский, так благодарны Олжасу Сулейменову.

Человек мира

Поэма Олжаса "Земля, поклонись человеку" сделала его известным далеко за пределами страны. Но действительно всемирно известным Сулейменова сделало его исследование об историческом произведении под названием "Слово о полку Игореве". В 1975-1976 годах органы госбезопасности постарались изъять из всех магазинов и библиотек, а затем сжечь книгу Олжаса "Аз и Я". Такое решение было принято идеологическим руководителем КПСС Сусловым. Академия наук СССР проводила собрания, на которых "в пух и прах" разносили эту книгу.
Глава Казахстана Кунаев, общаясь с Брежневым, постарался защитить Олжаса, заступиться за него. Отца Сулейменова в 1937 году расстреляли, назвав "врагом народа". И снова темные силы во главе с Сусловым постарались заклеймить Олжаса этим же именем. Если бы не Кунаев, неизвестно, какие несчастья выпали бы на его долю. Решился бы кто-нибудь еще из наших руководителей ради одного поэта испортить отношения с Сусловым?
Казахский народ познал большие беды. В 1926 году в документах о переписи населения было написано: "Казахи - самый большой тюркоязычный народ СССР: 6 миллионов 200 тысяч человек". А в 1939 году численность казахов составляла лишь 2 миллиона. И то, что в казахском народе, понесшем столь огромные потери, появились такой писатель и ученый, как Олжас, и такой руководитель, как Кунаев, было счастьем...
Чем могла досадить Суслову и академикам книга Олжаса? Олжас, изучив "Слово о полку Игореве", нашел в нем огромное количество тюркских слов. Он открыто указал на те места в этом историческом произведении, которые академики не смогли прочитать или же прочитали неверно. Олжас пришел к выводу, что между славянами и тюрками в прежние времена была сильная языковая и культурная связь, через которую они обогащали друг друга. Но тогда русская наука смотрела на тюрко-мусульманские народы с такой точки зрения: "если к нам и пришла культура, то из Европы, а невоспитанная Азия, тюрки - это неграмотные народы, не знающие ничего, кроме войн и набегов". Вот против такого подхода и выступил Олжас Сулейменов.
Он привел в чувство тюркские народы СССР, просветил нас о нашей истории, поднял наш дух. Те, кто боялся сказать: "мы - тюрки", прочитав книгу Олжаса, стали гордо произносить эти слова. Олжас возвысил весь тюркский мир. Он в одиночку пошел против идеологии Суслова. Он внес в науку новое, достоверное слово. А чтобы сказать правдивое слово, нужны и талант, и знания, и совесть, и храбрость. Разве мы не должны поблагодарить Олжаса, который разбудил тюркский мир, тюркское сознание, тюркскую намять?
Однако Олжас не был заступником только тюркских групп или народов, переживших репрессии. Создав движение под названием "Невада-Семипалатинск", он задался целью закрыть все полигоны в мире, на которых проводятся испытания атомного оружия. В Казахстане он добился закрытия полигона, а теперь старается обезопасить весь мир от атомного апокалипсиса. Разве не заслуживает похвалы Олжас, который старается спасти мир, Землю, на которой мы живем, от гибели?
В 1960-1980 годах Олжас изучал проблемы бывших колоний. Да, нужны свобода и суверенитет, однако связь между народами, странами не должна прерваться. С метрополией и соседями необходимо строить деловые отношения. Свое мнение Олжас высказал в виде формулы: "От веков колониальной зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости".
В последнее время он работал над книгой "Язык письма". Это новое слово в науке. Общеизвестный факт: все человечество зародилось в одном месте, откуда оно потом распространилось в разные стороны света. Говоря языком религии, все мы родились от Адама и Евы. На каком языке разговаривали первые несколько сотен человек - вот об этом книга. Можно представить, какое количество книг прочитал, какой глубокий анализ сделал Олжас, чтобы показать, как человечество от первых символов перешло к Слову, письменности.
В конце он приходит к такому выводу: "Вначале Знак, потом Слово. Эти знаки были знаками Бога, а эти слова - Его именами". Прочитавший эту книгу человек поймет, что Олжас открыл скрытый смысл Слова, подобно тому, как ученые открыли атом. Но если открывшие атом посеяли в мире рознь и страх, то Олжасом показал, что все человечество имеет общие корни, а значит, должно жить в единстве.
Счастлив тот народ, у которого есть такой сын, как Сулейменов. Впрочем, он - человек, чьих знаний и таланта хватает на то, чтобы видеть проблемы не только своего народа, но и всего человечества.

Как старший брат…

Хочу отметить еще вот что. Несмотря на свою большую занятость, Олжас находит время, чтобы поддержать молодых литераторов. Среди тюркских писателей подобную заботу я видел только со стороны Кайсына Кулиева и Чингиза Айтматова.
В 2005 году я передал Олжасу Сулейменову труд своего земляка Махти Джуртубаева - исследование о "Слове о полку Игореве". Вот что он ответил в своем письме ко мне:
Дорогой Билал!
Наконец нашел время ответить на письмо о книге М.Ч.Джуртубаева.
Я прочёл её ещё в ноябре 2004 г. Сегодня перечитал. Возбуждает само осознание того факта, что где-то в горном селе Хасанья кто-то годами вчитывается в зачитанное до дыр "Слово о полку Игореве" - вещь подозрительную и прекрасную в своей загадочности. Занятие это (по себе знаю) поразительно увлекает. Способно держать в напряжении десятилетиями. И только тогда открывает помаленьку свои тайны. Почти по Маяковскому "в грамм добыча, в год труды".
Я не могу сказать, что автор расшифровал все секреты "Слова", но книга его ничем не слабее десятков других толкований, выпущенных академическими словистами. Она еще одно свидетельство того, что нынешний канонизированный порядок строк в "Слове" - явление, скорее всего, вторичное, сотворенное переписчиками 16 и 18 веков.
Думаю, что для поддержания исследовательского интереса к "Слову" - произведению, выражающему акт исторического и культурного взаимодействия древних русичей и кипчаков, книга М.Ч. Джуртубаева вполне может послужить. Тираж 200 экземпляров, конечно, мал.
Крепко жму руку.
О. Сулейменов
Париж, 7 апреля 2005 г.
А спустя пять дней я получил от него еще одно письмо. Олжас не забыл о моем 50-летии, нашел слова, чтобы поддержать, вдохновить меня. Не могу не привести приветствие Олжаса, ибо оно характеризует его как человека широкой души, очень внимательного и доброжелательного по отношению к младшим собратьям по перу.
Дорогой Билал!
Казахи говорят: "Елю жылда ель жанарады" - "В пятьдесят лет страна (народ) обновляется". Твои пятьдесят вместили и такой этап истории карачаевцев, как возрождение: в 1956 году репрессированный народ получил право вернуться из изгнания на историческую родину. Ты вместил чувства ренессанса в свои стихи, и оно придало им трехмерность, присущую подлинному искусству - историческую глубину, широту настоящего и высоту будущего. Ты не ушел в обиду, хотя она никогда не забудется. Память - да, но не злопамятность мы должны воспитывать в сознании новых поколений. Об этом все твои произведения и твой журнал.
Ты много уже сделал для формирования возрожденческого сознания тюркских народов, которое помогает им определить свое достойное место в планетарном порядке. Самым достойным я всегда желаю - жаса! В казахском это слово несет два смысла - "живи" и "твори".
Жаса, мой друг Билал!
Твой Олжас Сулейменов
Париж, 12 апреля 2005 г.

Великий тюрок

В мае 2004 года на основании ходатайства Карачаевской демократической организации "Джамагъат" (руководители А.Кечеруков и Б.Лайпанов) Олжасу Сулейменову было присвоено звание "Почётный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета". Хочется привести аннотацию, подготовленную видным ученым и литератором Нюр-Магометом Лайпановым.
ОЛЖАС ОМАРОВИЧ СУЛЕЙМЕНОВ
(Аннотация к представлению О.О.Сулейменова к званию "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета)
У каждого думающего тюрка (не турка!) по рождению свой - Олжас! (Добавлю от себя: свой Чингиз, свой Кайсын...) Ряд, уверен, будет продолжен, так как не оскудевает тюркское племя на таланты. Они уместны, известны, повсеместны. Олжас ворвался со своей "Аз и Я" в наше сознание как нечто, посягнувшее на железное государство, в котором, казалось, на вечные времена было все расставлено по полочкам: лучше того, что нам преподносилось, нет и не будет - известно, что письменность была у таких-то и таких-то, а у таких-то (почему- то сплошь к ним относились тюркские народы?..) ничего не было, пока картавый благодетель не дал им то-то и то-то.
Это потом, после Олжаса, расскажет нам про манкуртов, про нас самих великий Чингиз. Но Олжас? Как посмел? Что посмел? На кого посмел? В коридорах гуманитарных факультетов тихо-тихо, между собой шептались студенты-нацмены: посмел же Олжас! Да как посмел! Да на кого посмел! Политбюро собиралось из-за какого-то смутьяна казаха-поэтишки.. Ол-жас! По-карачаевски: Ол-джаш! Буквально: Ол - Этот, джаш - Парень! Этот-Парень! О великий и емкий по краткости тюркский язык (русское: краткость - сестра чья?!) Ол-жас - Ол-джаз! Это - весна! Ол-джаз - Этот - пишет-писатель! Иначе: в имени его - Ол (Йол, джол, жол) - значения - Он, Этот, дорога, путь!; Жас (Джаш, Джаз, Яз) - Весна, Парень, письмо, пиши!
Единицам-счастливцам удалось достать уцелевшие экземпляры изъятого тиража. До меня дошла зачитанная до дыр ксерокопия. Какое пиршество для ума, какое уязвление совести и чести высоких академиков Лихачева и Рыбакова, коих и мы почитали, штудировали, готовясь к экзамену по древней истории и фольклору. Не понимая до конца грандиозности содеянного Олжасом, потянулся к его поэтическим книгам. "Глиняная книга" - удар током! Подкупало, что казах, говорящий на родственном карачаевскому казахском, пишущий на русском как классик, стал сходу вровень с поэтическим авангардом советской и мировой поэзии.
Он вселял надежду на возрождение собственной литературы и культуры тюрков! Кто бы и как бы ни открещивался, но подкоркой мы всегда ощущали родство с великой культурой предков, мы, представители бесчисленного и разрозненного великого языкового пласта мировой культуры.
Олжас ослепительной кометой из веками замалчиваемого тюркского великого прошлого вдруг пронесся по небосклону затхлой, умирающей, но еще храбрящейся империи зла, казалось, сам не заметив дерзости своего полета из Аз в Я. Этот казах с лицом полной луны и непокорной гривой волос, до сих пор, уже за пятьдесят, смотрится молодым, азиатским необъезженным скакуном. Он вызывает то единственное восхитительное чувство, на которое способны подростки-мальчишки, встретившие старшего мужчину, на которого очень хочется походить, ну хотя бы стать другом, хотя бы быть рядом, чтобы обратить к себе его и окружающих внимание... Подспудно всегда чувствовал некое общетюркское родство с ним. Было только загадкой, как за 4 тыс. км., в далеком от Карачая Казахстане он чувствует и думает почти то же самое, что я, карачаевец, здесь на Кавказе, о наших корнях, языках, месте нас, тюрков, в истории? В доистории? И о том, что на Руси нас тюрков, переняв у нас 99 % нашего, стесняются числить в родстве, в том числе и по крови? Даже Гумилев не удержался от нападок на Олжаса...
Олжас - казахский гений, не только превзошедший свое время и соплеменников, но и перевернувший представления о культуре тюркоязычных народов в СССР, кичившейся перед всем цивилизованным миром, что он дал всем народам, вовлеченным в его пространство, культуру и образование. Как будто не было всей предыдущей истории. Олжас, который пишет на русском лучше многих, считающихся корифеями, на самом деле хотел всем показать, что славяне и тюрки на пространствах России и СССР сумели создать культурно-языковой симбиоз, который существует независимо ни от каких факторов.
Бесспорно, для современной тюркоязычной интеллигенции Олжас Сулейменов, наряду с великим Чингизом Айтматовым, является символом научной и поэтической дерзости мысли, гражданского мужества и совести настоящего интеллигента Духа - великого тюрка, построившего своим творчеством некий духовный мост между Востоком и Западом. Что вселило в тюркскую интеллигенцию надежду на кооптацию в мировую культуру и занятие в ней подобающего заслуженного места и признания.
Ныне здравствующий и творящий казахский гений, достойно представляющий на дипломатическом поприще интересы Республики Казахстан, знает и ценит это родство. Не скрою, меня подкупает в Олжасе Омаровиче его постоянный интерес к литературе тюркских народов, чего стоит его послание карачаевскому поэту Билалу Лайпанову: "Лечу в самолете и читаю твои стихи: многое очень близко мне и по-настоящему талантливо.
Уже знаю, что напишу предисловие. Благодарен карачаево-балкарцам за публикацию в "Ас-Алане" выстраданной мной работы "Тюрки в доистории". Скоро в Алма-Аты выйдет отдельной книгой. Но вы первые его опубликовали. Спасибо! С братскими чувствами твой Олжас".
Уверен, присвоение Олжасу Сулейменову заслуженного им звания "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета" будет не только приятным ему сюрпризом, но и знаком высочайшего к нему уважения карачаевцев и балкарцев за его подвижническое служение Литературе и Науке, знаком общетюркской культурной солидарности и взаимодействия на евразийском пространстве".

Билал Лайпанов, народный поэт Карачаево-Черкесской республики, почетный академик Международной Тюркской Академии
 
Олжас Сулейменов: «НАДО СТЕСНЯТЬСЯ НАШЕЙ ОТСТАЛОСТИ, ЕЁ НАДО ПРЕОДОЛЕВАТЬ»



У первого казахского журнала "Айкап" трудная судьба, об этом писали и говорили не раз. Первый его номер вышел 10 января 1911-го в Троицке, затем до сентября 1915-го было выпущено 88 номеров. Спустя 97 лет, в апреле 2012-го, журнал был возрожден писателем и издателем Кагабаем Сарсекеевым. Но, к сожалению, спустя два года он скончался, и выпуск издания снова был прерван. За третье возрождение взялись журналисты и филологи КазНУ им. Аль-Фараби. И первым их собеседником стал Олжас Сулейменов.
- Олжас Омарович, с чем у вас ассоциируется название нашего журнала?
- Представляю: старейшины в многоканатной юрте у дастархана с кумысом обсуждают пройденное, и главный аксакал, вдруг осознав, какие шансы были упущены племенем, с силой хлопает себя по колену - "Ай кап!..".
Значение этого устойчивого выражения за прошедшие десятилетия не изменилось. Оно соответствует энергичному русскому - "Эх, как жаль! Черт возьми!..". Возглас подводит неутешительные итоги, но деятельных людей он возбуждает к дальнейшей, более плодотворной работе.
- Как вы считаете, изменилась ли в наше время семантика названия журнала? Продолжаем ли мы сожалеть о сказанном и сделанном?
- Мухамеджан Сералин, называя так свой журнал, понимал, с каким отставанием, с какими культурными потерями его народ подошел к XX веку. И того не хватает, и этого нет. И он создает орган яростной публицистики, которая клокочет во внешне спокойных публикациях первых номеров. Задача - возбудить чувство чести и долга у грамотных казахов. А сколько их было в то время? Интеллигентнейший Галым Ахметов в 1980-х показывал мне как руководителю Союза писателей фамилии и жизнеописания около 300 казахов, до революции закончивших университеты и технические вузы императорской России. Он разыскивал эти имена и составлял их биографии почти всю свою жизнь. И собирался передать все материалы в Академию наук Казахской ССР. Но началась разрушительная перестройка. Канули в Лету и Казахская ССР, и академия. Драгоценнейший список не был опубликован и обсужден.
Жаль, что я не смог убедить Галекена доверить эти папки мне. Ай кап!..
- В номерах журнала за 1913 год Мухамеджан Сералин так определил главные задачи: перейти к оседлости, построить города (речь идет об аулах деревенского типа), при этом не отрываясь от земли; открыть школы и медресе, стать образованными и культурными; взять религиозные дела в свои руки, избрать своего муфтия; иметь своих депутатов, с тем, чтобы они могли отстаивать с трибуны Государственной Думы народные интересы и доносить их до правительства. Что изменилось за прошедшее время? Актуальны ли эти задачи сегодня?
- Программа Сералина, можно сказать, в основном была выполнена в XX веке. Но без участия первой казахской интеллигенции, уже истребленной в 1920-30-х годах. Переход к оседлости происходит до сих пор. И на всем пути это было сопряжено с непрофессионализмом и крайней жестокостью исполнения. Чего стоит хотя бы трагически ускоренная коллективизация 30-х, погубившая миллионы? Мы привычно виним Сталина и его приспешника Голощекина, но оставляем в стороне белсенди ("активистов"). Эти остервенелые исполнители сыграли страшную роль в беде народа. Я попытался выяснить этимологию этого слова. Оно не казахское по звучанию. Скорее всего, это татарская передача казахского бiлсiн-де ("пусть узнает - скажи"), выражающего смысл деятельности преданного раба: пусть начальство узнает о его ретивости. (Писарями были татары, а белсенди - полуграмотные активисты.)
В Средней Азии были свои активисты. Но их деятельность сдерживалась религией и бойцами отрядов самообороны, на которых официальная пропаганда перенесла кличку басмачи (начиная с 1918 года, узбеки так называли отряды большевиков, прибывших из России, и их союзников - дашнаков из Закавказья, отличавшихся особой нелюбовью к мусульманскому населению). "Бас" - "дави", "басма" - "подавление", "оккупация", "басмачи" - "подавитель" ("оккупант").
Советская власть открывала для ополовиненного голодом и репрессиями народа школы и рабфаки, которые к 1950-м годам превращались в институты и первый университет (КазГУ). Появились свои депутаты в Советах и постоянное представительство в Москве. В общем, программа алашординцев в основных деталях совпала с планами большевиков. Но Сералин и его единомышленники не предполагали, что народ заплатит такую цену за исполнение этих естественных в наступающем веке мер.
Алашординцы, как и просветители из Казани, мечтали создать в составе России светское государство, уважающее ислам. Знание и вера должны формировать современного человека, а не только знание, и не только вера. Таков был их выбор, который сохраняет свою актуальность и в новом веке. Прошло более ста лет после статьи Мухамеджана Сералина "Бiзге не iстеу керек?". Этот вопрос мы и сегодня себе задаем. Он из разряда вечных.
- Что, по-вашему, приобрели и что потеряли казахи за эти сто лет? Какова участь и где место наше, казахов, в современном историческом процессе? Каково будущее нашего государства, имеющего 550-летнюю историю? Что вы вкладываете в понятие "Мангiлiк ел"?
- Что в силах поэта? Не лгать. Я не лгал, встречаясь с дурным в науке и жизни. Не лгал, когда видел хорошее. О том, что мы потеряли в XX веке, уже сказано. Что приобрели? Стопроцентную грамотность, письменную литературу, современную науку (в основном гуманитарную). И на исходе века - государственную самостоятельность.
Стали государством, заметным в мире, лидером антиядерного движения. Моделью интернационального развития. Ман­гiлiк ел - пока поэтический образ. Выражение мечты народа. Поколениям придется постараться, чтобы эта мечта воплотилась в реальность. Надо суметь наладить добрые отношения со всеми соседями - и великими, и малыми. А для этого выработать прочную философскую основу, которая бы всегда определяющим образом влияла на наши будущие экономические и политические программы. Фундаментом этой философии может стать Формула Пути - "от веков зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости".
Я не согласен с определением "550-летняя история". Не хочу, чтобы эти рубежи закрепились в сознании молодых. Событие, состоявшееся 550 лет назад, - это не начало, а один из эпизодов нашей истории, о чем говорят лексические и письменные артефакты, изучению коих я посвятил более полувека.
- Не могу не задать вопрос, который сейчас на фоне всего происходящего в мире и в нашей стране звучит не менее остро - о судьбе казах­ского языка в новых условиях перехода на трехъязычное обучение. Как вы относитесь к нововведениям в нашей многострадальной системе образовании и к бесконечным дискуссиям на эту тему? Какой смысл приобретает сейчас призыв М. Сера­лина и М. Дулатова "Оян, казах!"?
- "Оян, казах!" - это призыв не к революционному восстанию степного пролетариата, как понимали некоторые. Все народы Российской империи спали. Пушкин надеялся на просвещение, которое поможет России "воспрянуть ото сна". Просвещение призывали в степь, беспробудно спавшую со времен средневековья, первые образованные казахи.
Этот призыв и сегодня звучит вполне современно. Большая часть народа еще пребывает в исторической дреме. Оказывается, всеобщей грамотности мало, чтобы "воспрянуть ото сна". У нас некоторые профессора, сами штатные просветители все еще мыслят категориями дремучей древности. "Оян" происходит от "ой" - "мысль". "Оян" - это и "начинай мыслить!". Призыв к свободомыслию как ведущему фактору культуры. Стало ли свободомыслие общенациональным явлением?
Вопрос о судьбе казахского языка в новом государстве с первых дней обрел остроту. Конституционное двуязычие многие воспринимают как угрозу родному наречию, а предложенное правительством трехъязычие - тем более! "Нет, надо как во всех нормальных государствах - одноязычие!". Скажите, Швейцария - нормальное государство? Три языка. Все государства Европейского союза осваивают английский как второй обязательный. В Индии английский признан государственным языком наряду с хинди, бенгали, тамили и десятком других великих языков.
В современном мире современные государства пытаются обрести новые языки, необходимые для межнационального общения, если родной таковым еще не стал. И только спящие в средневековье надеются обойтись одним своим. Оян, казах!
В 1969 году я писал в "Глиняной книге" об анабиозе как историческом явлении.
Спит человечество вечно.
И каждый век
из храпящей толпы
поднимался один
человек...
Побегает по планете,
усыпанной спящим людом,
ногами о глухие
тела постучит,
покричит, побуянит,
никого не разбудит.
Снова в будущее
пропутешествуют
народы спящие,
и в следующем веке
проснется один
человек,
чтобы собою отметить
храпящее настоящее...
Вот таким человеком был Пушкин в спящей России, Абай в спящей Степи. Такими людьми были первые алашординцы.
В начале XX века на Западе уже занимался рассвет, а на Востоке еще была полночь. Отсталость наша тысячелетняя и сегодня сказывается, и будет еще завтра. Этого надо стесняться, это надо преодолевать. Даже приобщение к новым технологиям не избавит сразу от за­спанности. Задача интеллигенции - определить, что есть старинное в нашей культуре, а что устаревшее. Эта задача, на мой взгляд, должна войти в программу "Оян казах". Журнал "Айкап" может начать работу над условия­ми этой задачи.
- В свое время вы предложили ЮНЕСКО провозгласить 2006-й Годом планетарного сознания…
- Да, Генеральная конференция ЮНЕСКО приняла такое решение, но Генеральная ассамблея ООН не утвердила его. Мотивы были такие: человечество еще не разобралось с формами национальных, племенных, религиозных и прочих форм сознаний, поэтому о планетарном речь заводить рано.
Я убежден, что наряду со всеми локальными формами мировоззрения необходимо предусмотреть и создающееся, и уже действующее общечеловеческое, планетарное, сформированное общими ценностями, характерными для продвинутых национальных и религиозных. "Не убий", "не лги" и сотни более сложных постулатов.
Выступая на конференции, я говорил о том, что в каждом государстве есть люди, уже обладающие планетарным сознанием. Если из таких будут целенаправленно формироваться политические элиты, то странам будет легче понять друг друга, устанавливать добрые взаимоотношения. Если во главе ведущих государств Запада и Востока встанут люди планетарно мыслящие, мир избежит экономических и политических катастроф. Избежит третьей, окончательной, мировой войны.
Я уверен, что Генеральная ассамблея утвердит решение ЮНЕСКО, и какой-то из будущих годов будет провозглашен Годом планетарного сознания.
- Что вы сейчас пишете?
- О чем я пишу сегодня? О тюркизмах, обнаруженных мною в шумерском, древнеегипетском и древнекитайском языках. Хочу рассказать об этом в Центре тюркославистики КазНУ. Готовлюсь.
- Что, по-вашему, крайне необходимо для издателей в нынешнее время? Какими будут ваши наставления и пожелания возрожденному журналу "Айкап"?
- Журнал делает попытку возродиться в интереснейший момент, когда Республика Казахстан готовится отметить свой первый юбилей - 25-летие нового государства. Подводятся итоги сделанного и упущенного. И, конечно, наряду с успехами аналитики вспомнят моменты, вызывающие досаду и сожаление. Не назвать их - значит загнать болезнь внутрь. Но опыт журнала Сералина подсказывает нам, что, сожалея об упущениях, надо предлагать программу восполнения потерь. Короче говоря, содержание журнала должно всегда соответствовать смыслу своего названия. И в юбилейные годы, и во все последующие. Он будет уникальным изданием во всей Евразии.
 
Олжас Сулейменов и антиядерное движение: памятные эпизоды
Автор: Даулет Сыздыков 155 6-05-2016, 00:14



Самый известный казахстанский поэт наших дней, писатель, лингвист, общественный деятель, дипломат, политик. Именно он создал первое в СССР антиядерное движение "Невада-Семипалатинск", которое в октябре 1989 года остановило испытания на Семипалатинском и Новоземельском полигонах. С 1995-го по 2014-й был первым послом Казахстана в Италии, Греции, на Мальте, постоянным представителем РК при ЮНЕСКО. Сегодня руководит Ассоциацией творческих союзов республики и частным фондом "Культура". Его книги переведены на многие языки мира. Недавно в США издан сборник его стихов "Зеленая пустыня". Представляем вниманию читателей интервью Олжаса Сулейменова, которому в этом году исполнится 80 лет, одному из чешских изданий.
- В этом году Казахстан отмечает 25-летие своей независимости. Вы стояли у истоков становления его государственности. Расскажите, что, на ваш взгляд, удалось достичь Казахстану за эти годы?
- После развала СССР реакция распада продолжилась почти во всех частях бывшей державы. Сепаратизм, гражданские войны, столкновения новых государств между собой. Всего этого удалось избежать многонациональному Казахстану. Мы сохранили единство, твердо обозначили международно признанные границы. На обломках совет­ской экономики создали свою, казахстанскую, которая пока ориентирована на доходы от продажи сырья (нефти, газа, металлов, урана, зерна) и потому переживает ныне кризисные трудности. Они заставляют нас перестраиваться, развивать перерабатывающее производство. Уверен, что и это нам удастся.
- 28 февраля с.г. исполнилось 27 лет со дня создания антиядерного движения "Невада-Семипалатинск". Какие эпизоды его истории вам наиболее памятны?
- Я, конечно, помню все числа, даты, эпизоды нашей борьбы, но назову несколько наиболее показательных. В 1989 году военно-промышленный комплекс СССР запланировал 18 подземных испытаний на Семипалатинском полигоне. Движение остановило 11 из них. Были произведены только семь. Участники нашего движения - 130 тысяч шахтеров Караганды - объявили забастовку, выдвинув требование: "Если будет произведен еще один взрыв, забастовка станет бессрочной. К ней присоединятся рабочие всех областей Казахстана!"
Эту резолюцию шахтерского митинга я привез в Москву, зачитал ее с трибуны Верховного совета и призвал коллег поддержать требование "Невады-Семипалатинска". В тот день депутаты приняли постановление следующего содержания: "Правительству СССР рассмотреть вопрос о закрытии Семипалатинского испытательного полигона".
Правительство тянуло с рассмотрением почти два года. Хотя взрывов больше не было.
А 29 августа 1991 года президент Казахской ССР Нурсултан Назарбаев своим Указом закрыл Семипалатинский полигон, и начался международный мораторий. В 1992-м были остановлены испытания в США ("Невада"), затем на французском атолле Муруроа в Тихом океане, в Китае ("Лоб-Нор").
- Как вы можете прокомментировать Соглашение "О создании Международного банка низкообогащенного урана МАГАТЭ в РК"?
- Движение не сразу выступило с ответом на этот вопрос. Человечество еще долго будет нуждаться в энергии "мирного атома" (к сожалению), пока ученые не создадут безотходную АЭС. "Старые" АЭС еще будут строиться в разных точках Земли. И если в этих "разных точках" начнут сами производить топливные таблетки, то где-то это может привести к производству "оружейного материала". Поэтому предложение МАГАТЭ выглядит рациональным - доверить США и России производство топливных таблеток для новых АЭС, а хранить их в одном месте в банке топлива, который согласился принять Казахстан, хорошо знающий проблему атома и как никто заинтересованный в ее нераспространении по миру.
- Как вы знаете, недавно в Вашингтоне прошел саммит по ядерной безопасности. Как бы вы прокомментировали его итоги?
- На этой встрече были подведены итоги работы, проделанной в мире после предыдущего, сеульского, саммита. За два года ликвидирован большой объем высокообогащенного урана, свыше 30 стран приняли национальные обязательства в области ядерной безопасности. Президент РК Нурсултан Назарбаев отчитался о проделанной в республике работе совместно с МАГАТЭ. И в свете последних аварий на АЭС, особенно на "Фукусиме", он сформулировал принципы, соблюдение которых послужит укреплению безопасности ядерного производства мирной энергии. Назарбаев предложил активизировать реализацию в перспективе Всеобщей декларации безъядерного мира, что стало бы важнейшим шагом на пути к Конвенции по ядерному оружию. Наш президент предложил собираться на таких саммитах чаще, каждые два года. И один из будущих провести в нашей столице - в Астане.
- Казахстан является кандидатом на то, чтобы занять место непостоянного члена Совета безопасности ООН на 2017-2018 годы. Как вы оцениваете повестку членства вашей страны в данной структуре?
- Казахстан своим активным участием в напряженной международной жизни, на мой взгляд, вполне заслужил право быть членом Совета безопасности, пусть пока и непостоянным. На этом ответственном, видном месте Казахстан способен более продуктивно продвигать вопросы ядерного разоружения, Всеобщей декларации безъядерного мира. Признаться, меня больше всего интересует именно эта повестка - членство Казахстана. Но, конечно, кроме этой, наработано и много других, в реализации которых позиция Казахстана была бы необходима и продуктивна.
 
Все мы в этом мире зависим друг от друга

Всемирно известный поэт и общественный деятель, давний друг и автор нашей газеты Олжас Сулейменов дал эксклюзивное интервью корреспонденту ЭК. В нем он рассказал, какова, на его взгляд, архитектура безопасности в ХХI веке, о том, как мусульманский ученый помог вернуть Европе эллинскую культуру, а также ответил на другие вопросы редакции." style="min-height:300px;">

Всемирно известный поэт и общественный деятель, давний друг и автор нашей газеты Олжас Сулейменов дал эксклюзивное интервью корреспонденту ЭК. В нем он рассказал, какова, на его взгляд, архитектура безопасности в ХХI веке, о том, как мусульманский ученый помог вернуть Европе эллинскую культуру, а также ответил на другие вопросы редакции.

– Олжас Омарович, прошло более года со дня предыдущего вашего интервью нашей газете. Не могли бы вы дать оценку событиям, которые произошли в нашей стране и в мире? На что советуете обратить внимание?



– Диалог президентов США и России Барака Обамы и Владимира Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, речь на ней лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева – одни из главных событий текущего года. Все остальные материалы этого форума только начинают изучаться. Предложения нашего президента на сессии Генассамблеи ООН привлекли внимание стратегов мировой политики. О каждой из этих идей следует говорить в контексте темы Войны и Мира, которая опять в первых строках общей повестки дня.
Сегодня в российских новостях – бегущая строка «Враждебное отношение россиян к США достигло предельных уровней». Опрос в сегодняшней Америке покажет уровни никак не меньшие. Я когда-то писал в стихах, что нет ни в одной стране министерства нападения, в каждой – министерство обороны. Тревожит участившаяся демонстрация готовности НАТО и России к отражению любой агрессии. Эти срочные учения, маневры у границ похожи на приступы, которые испытывают беременные женщины перед родами. Называются эти состояния характерно – схватки. Арсеналы переполнены, в том числе и ядерные.
Мир беременен войной. Вот на чем нам всем следует сконцентрировать особое внимание и попытаться успеть понять, стоят ли причины разногласий того, чтобы ради них жертвовать человечеством?
В контекст Войны и Мира сегодня включаются и события, казалось бы, локального значения. Недавно я съездил в Тараз, участвовал в церемонии открытия мемориала в честь 550-летия Казахского ханства. Почувствовал, насколько важна эта дата для самосознания казахов. Мы только-только начинаем осознавать и чувствовать свою историю.
– Сегодня снова стали актуальны термины «Запад» и «Восток».
– Теперь это не идеологическое противостояние (капиталистический Запад против социалистического Востока), а вполне откровенное экономическое. Борьба за ресурсы – это борьба за будущее. И Казахстан уже не окажется в стороне. Как субъект и объект притязаний, обладающий богатейшими подземными кладовыми и миллионами квадратных километров пашни и пастбищ, способных прокормить шестую часть человечества.
– И потому в международной политике возникает виртуальная оппозиция – «однополярный мир» и «многополярный мир». Какой вы видите архитектуру безопасности в XXI веке? Что нужно сделать, чтобы потушить незатухающие конфликты в разных частях Земли, не допустить новой мировой войны?
– На этот «стратегический» вопрос двумя словами никто не ответит. И мы будем собирать ответ по фрагменту в течение всей беседы. Для человека, привыкшего к образной лексике, обе конструкции – «однополярный» и «многополярный» – некорректны. И поэтически, и физически. Если мир – это земной шар, то он должен иметь не много, а два полюса, обозначающие выходы оси вращения. Многополярность, предложенная вопреки, предполагает наличие нескольких осей. Представим себе такой земной шар, пытающийся вертеться одновременно в разных направлениях.
Ну а однополярность и вовсе превращает шар в плоскость. Но зато с Центром. Видимо, именно такой вариант имперского образа Земли снова возрождается в подсознании нынешних политиков. За 70 лет, прошедших после 1945 года, казалось, что время такой образности прошло безвозвратно. Оказалось, нет. Опять политические мыслители разных рангов видят свои священные территории в центре мира в окружении враждебных окраин.
– Два года назад в Нью-Йорке вышла большая книга «22 идеи о том, как устроить мир» («Беседы с выдающимися мыслителями») под редакцией Петра Дуткевича и Ричарда Саквы. В прошлом году она в переводе на русский язык издана в Москве. Беседе с вами отведено 17 страниц. Заголовком стали ваши слова «Все мы в этом мире зависим друг от друга». Что вы хотели этим сказать?
– Именно это и хотел сказать. Что мы все всегда взаимозависимы – в семье, в обществе, в природе. Это реальность, но мы не осознаем ее ни на бытовом, ни на глобальном уровнях. Чем организуется нормальная, мирная жизнь общества? Природные закономерности, пройдя стадию поэтического осмысления и очувствования, претворяются в политические законы. Если закономерности, подсмотренные в дикой природе, напрямую превращаются в человеческие законы, не пройдя культурного, то есть поэтического, фильтра, понятно, что будет с таким обществом. Проходили. И снова проходим. Я привел в той «книжной» беседе Формулу пути любого этноса из прошлого в будущее – от веков зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости.
Впервые я огласил ее в докладе на Конференции писателей стран Азии и Африки в Ташкенте в 1979 году. Помню, куратор из ЦК КПСС спросил меня: «Вы говорите, любой этнос пройдет через период независимости. Это как понять? Значит, и узбеки, и казахи?». Я продолжил: «И русские. Все. Это не я говорю, а наука». «Где вычитали? В какой книге?» Я постучал по своей голове: «Вот в этой».
По сути, это закон Всеобщей взаимозависимости. Если бы Маркс и Энгельс его успели сформулировать, то борьба классов не приобрела бы направленность на тотальное взаимоуничтожение. Социалисты бы поняли, что все классы общества взаимозависимы. Все национальности в многонациональном государстве взаимозависимы. Поэтому государство существует и развивается. А там, где возникает избранный класс или этнос, а все остальные пребывают в зависимости, там неизбежно возникает классовый этнический «марксизм».
– Формула действительно подходит к народам, пережившим колониализм. Но к США, например, или Англии, России – от кого они веками зависели?
– Народ может зависеть не только от колонизаторов, но и от собственных царей, королей, диктаторского строя, от религиозного давления, невежества, отсталости. А что касается США, они к тому же еще недавно были британской колонией. Все этносы Востока и Запада собирательно прошли и проходят первый этап «от веков зависимости», который может длиться и два-три века.
Победа в 1945-м придала ускорение этому процессу. США Рузвельта еще до победы убедили своих «младших» союзников – Англию, Францию и другие европейские страны – уйти из колоний в Африке и Азии. Те ушли. Пусть нехотя, с кровью, но ушли. И через десятилетие уже было ясно, что независимость не стала самым счастливым временем для освобожденных. Для большинства – самым горестным. Борьба кланов за власть, гражданские войны, взаимогеноцид, голод, СПИД и прочие «радости» доказали, что независимость не может быть конечным пунктом пути в будущее.
Я, как заместитель председателя советского Комитета по связям со странами Азии и Африки, в те годы посетил много деколонизированных стран этих континентов. Был в Зимбабве, еще до освобождения – зеленая, ухоженная, богатая страна с белыми фермами. А через 20 лет после ухода белых фермеров – самая нищая страна Африки. Был в Руанде, готовились снять фильм о 30-летии свободы. Не успели – два племени (хуту и тутси) столкнулись в борьбе за власть. Около миллиона жертв. Крамольные мысли возникали: «Колониальные власти такого не допустили бы». И все-таки – свобода превыше всего! Но свободой надо научиться пользоваться. Независимость – не самоизоляция, а взаимозависимость с этническими группами внутри страны и с соседями по региону. Я говорил коллегам на встречах в этих странах, что регион, да и весь мир – это семья народов, а в семье не бывает полной независимости друг от друга.
Вот к какой мысли нас тысячелетиями подталкивала природа человека. Ее надо было почувствовать, осознать и строить внутреннюю и международную политику с опорой на эту фундаментальную мысль. Начиная со школы и завершая Генеральной Ассамблеей ООН.
Почему СССР делал ставку именно на писателей этих континентов? Они были самой образованной частью населения Азии и Африки, они возглавляли национально-освободительные движения, они становились первыми президентами независимых государств. Многие из них погибли в клановых войнах. Кто-то, чтобы уцелеть, сумел стать диктатором государства, которое продолжали называть независимым, хотя оно уже было придавлено зависимостью от его победившего клана. Сквозь призму этой формулы аналитик может рассмотреть 25-летнюю историю стран СНГ и увидеть, что те, которые используют период независимости для осознания взаимозависимости с соседями по региону и по планете, имеют очевидно большие перспективы развития, чем те, которые, упиваясь своей независимостью, впадают в самоизоляцию.
– Что может дать Казахстану членство в Евразийском экономическом союзе и ВТО?
– Я не экономист, мне всегда проще было говорить о других выгодах участия в Евразийском союзе. Союз, который держится на трех китах – России, Казахстане, Беларуси, может выдержать нагрузки любой тяжести и в штиль, и в штормовую погоду. Такие нагрузки будут сплачивать наши народы в обстановке тесной взаимозависимости. Редакторы ввели термин «экономический союз» – а вовсе, дескать, не политический. Хотя всем понятно, что одно другого не исключает.
Новый союз, думаю, учитывает опыт ЕС, который за слишком короткий срок расширил свой состав с 15 до 27 государств за счет бедных стран – бывших членов Варшавского договора. Чтобы приблизить границы НАТО к России. Политики грубо вмешались в экономические расчеты, и Евросоюз вошел в состояние полураспада. Казна не выдерживает. Хотя в ЕС предусматривались статусы кандидатов, ассоциированных членов при постоянном на определенный продолжительный период составе из 15 пионеров-основоположников.
– Из Интернета дети все чаще узнают, что «Запад» – это хорошо, это круто, а «Восток» – враг, с ним надо бороться. Притом наши, «восточные» дети. Как объяснить им пагубность таких нелепых утверждений?
– У нас в школе был учитель, который объяснял нам, что мир человеческий возник и создавался благодаря бесконечной борьбе и единству противоположностей. Человек мыслящий открыл в природе дуализм как причину развития. Учитель объяснял нам, что все вокруг человека и в нем самом состоит из пар, постоянно взаимодействующих. Две руки, две ноги, два глаза, две почки. Противоположны друг другу, но не враждебны. «Левая рука разве враг правой? Она слабее, но обе помогают друг другу». Вот таких бы учителей в каждый класс! «Мужчина и женщина – это пара противоположностей, которая создала мир. Представьте, что кто-то из них победил, и на Земле остались бы одни мужики. Вот как в вашем классе», – говорил учитель. Мы учились в мужской школе.
Сегодня переношу логику рассуждений моего учителя на материалы нынешних тем. Увидеть мир однополярным – все равно что однополым. Человечеству были необходимы для развития такие противоположности, как Запад и Восток. Кто из них мужчина, кто женщина? Ответы в прошлом неустанно выясняли македонские и чингизханы. Уставали, отдыхали и снова вступали в новые этапы выяснений. Философ назовет этот процесс динамично продолжающейся борьбой противоположностей до единства.
Попутно выясняли: кто Свет, кто Тьма?
Восток и Запад всегда, по крайней мере два последних тысячелетия, были двумя культурными полюсами мира, которые соединял меридиан Шелкового пути. Он возрождается. Вчера в Париже стартовало ралли Silk Way. Дойдет до Москвы и дальше – до Астаны и финиширует в Пекине. Грузовые авто часть пути пройдут по голой степи, по пескам. Но скоро, мы знаем, там проляжет автобан Западная Европа – Западный Китай. Китай говорит теперь о проекте «Экономический пояс Великого Шелкового пути». То есть путь, соединяющий Восток и Запад от Тихого океана до Атлантики, в будущем должен превратиться в путь торгового, культурного взаимодействия, опоясывающий уже весь земной шар – и Африку, и Америку, и Австралию. Вот проект, который уводит названные полюса от конфронтации к реальной интеграции. Он хорошо комбинируется с американской идеей всеобщей свободы, российской философией справедливости и конфуцианством Китая.
Объединение национальных идей в общечеловеческую – только это поможет созданию архитектуры безопасности – общей для всех, а не для отдельных держав. Пусть женщины испытывают родовые схватки, а не арсеналы! Запад и Восток – это два полушария мозга нашего единственного мира. Так и надо объяснить ребятам. Они уже проходят анатомию? К тому же, наверное, по учебникам знают, что мы все представители вида Homo Sapiens, и умнейшие люди планеты стараются сделать все, чтобы термин «Человек мыслящий» избавился от кавычек. Следует объяснить ребятам, для чего это надо.
– Не кажется ли вам, что многие беды, которые переживает мир, во многом и связаны с интеллектуальным кризисом человека? Как его преодолеть?
– Не надо ничего таинственного преодолевать. Человеку мыслящему по природе положено думать, мыслить, осознавать. Книга всегда заставляла это делать. Учила вырабатывать, рождать ответы. А компьютер напичкан готовыми. Надо пользоваться компьютером, но не выбрасывая книгу на свалку истории. Лозунг «Приобретать новое, не теряя старого» я назову китайским. Не все старое, старинное надо считать устаревшим.
Китайский опыт в экономике и политике подтверждает этот тезис. И мы убедились, что не правы те, кто отказался от всего социалистического во имя будущего капитализма. Дэн Сяопин в 1979 году призвал узаконить частную собственность на средства производства, но при этом сохранить государственную и коллективную. На этих трех китах Китай преодолел уже большое расстояние – почти 40 непростых лет, стал мощной державой. И читающей, к слову сказать.
В будущем году – юбилей нашей независимости. Будут обсуждаться итоги, что приобрели мы за 25 лет, что потеряли. Среди утрат одна из самых обидных – литература. Кому-кому, а казахам надо сохранить, уберечь письменную литературу, которая у нас появилась практически только в середине прошлого столетия и начала подъем в 60-70-х годах.
– Кстати, в этом году исполнилось 25 лет антиядерному движению «Невада-Семипалатинск», созданному по вашей инициативе. Во многом благодаря ему были остановлены испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне, потом – на Новоземельском, а следом в штате Невада, на атолле Мороруа и в пустыне Лоб-Нор. Какие цели стоят сейчас перед «Невада-Семей»?
– 29 августа будущего года надо бы провести в Астане Международный конгресс с соответствующей повесткой дня. 29 августа 1991 года президент Нурсултан Назарбаев подписал указ о закрытии Семипалатинского полигона. С этой даты, можно считать, начался международный мораторий, который длится до сего дня. Тысячи атомных зарядов не взорвано. Кто-то должен подсчитать, какое это благо для здоровья человечества. И борьбу за это благо начали мы, казахстанцы!
Среди предложений Нурсултана Назарбаева, недавно прозвучавших с трибуны ООН, есть и такое – возродить Глобальный Антиядерный Альянс. Он объединит не только общественные антивоенные организации, как это было, а государства, выступающие против ядерного оружия. Конгресс может быть посвящен обсуждению этого вопроса.
«Невада-Семей» до конгресса обсудит с нашими партнерами в США, Японии и других странах тему «Избиратели мира против испытаний ядерного оружия». Этот лозунг хорошо сработал в начале 90-х годов в демократических странах, когда мы выдвинули его на Алма-Атинской конференции в мае 1990 года. 300 делегатов были только из США. Они распространили лозунг среди избирателей. Это помогло остановить испытания в Неваде. А далее – везде.
Ныне актуальней призыв «Избиратели против ядерного оружия».
– Каковы перспективы славяно-тюркского дуализма, одним из идеологов которого вы являетесь?
– Увы, пока еще единственным. Более десяти лет после моего заявления о необходимости начать развивать новую дисциплину языкознания – тюркославистику, без которой, уверен, существующая наука лингвистика еще не стала в филологии основополагающей. Потому что пратюрки и праславяне до III тысячелетия до новой эры, когда еще обитали в Средиземноморье, создавая свои языки, выработали нормы, которые вошли в грамматики наречий всех этносов, вышедших из того региона, бывшего промежуточной прародиной человечества. Подробнее рассказываю об этом в «Тюркской пирамиде», готовящейся к печати.
– Можете привести хотя бы один пример тюрко-славянского взаимодействия в языке той эпохи?
– Тюрки-кипчаки создали пару противоположных знаков и их названий, получившую распространение в тогдашнем Средиземноморье, еще до возникновения древнеегипетской культуры: or ör’. Из этих названий благодаря графическим образам родились слова, которые есть во всех тюркских языках: or – «яма», «ров»; өr’ (по-казахски) – «возвышенность».
Эти знаки тысячелетиями толковались жрецами многих соседствующих этносов, порождая разные значения. Не во всех языках тогда антонимы создавались внутренней флексией (смягчением звуков названия), как в тюркских. В других работала внешняя флексия отрицания *ha (а > wa > ba…), которая применялась в одних диалектах после отрицаемого слова, в других – перед.
Посмотрим, как в праславянском повели себя названия приведенных графем: or > hor or-a > hor-a … Славяне стремились открыть слог, поэтому применяли перед гласным протетический согласный – гортанный (h) или губной (w). Проследим фонетическое развитие названия опрокинутого знака: hor-a > hor-wa > hor-ba… В звонком диалекте: gor-a > gorwa > gorba…
В конечном варианте произошли слова gora, gorb(a) > grob(a) – первоначально, вероятно, «могильный холм», «курган». Уже тогда действовала структурная закономерность, называемая ныне метатеза /«перестановка»/ плавных. Плавными согласными в славистике называли звуки l и r). В глухом диалекте от этого названия произошли слова kor-a > korwa (krowa)…
Жрец какого-то праславянского племени увидел «опрокинутые рога» – – то есть «не бык», «безрогое животное». Не так ли произошло слово «корова» («крова», «крава»)? А в другом диалекте народился термин «кров».
Вот сколько славянских слов произошло от одного этого первоиероглифа, полученного в результате культурного взаимообмена с тюрками: гора, горб, гроб, гриб (украинизм?), кора, корова, кров, крив – описательное название геометрической фигуры.
Ни в одном этимологическом словаре не найдете происхождение этих слов. А в диалекте, где отрицательная флексия употреблялась перед корнем: gor-ba > ba-gor… По форме этого знака создавали крюки, которые получали наименование знака. Позже их научились насаживать на шест, и теперь багром называют шест с железным крючком на конце.
Когда слависты узнают, что такое «восточнославянское огубление», тогда поймут, как губной гласный корня ассимилирующе повлиял на гласный первого слога: ba-gor > *bo-gor > … > bugor.
Более полно об этой истории знаков и слов я узнал, когда нашел праформы кипчакской пары, тюрко-огузские знаки и названия: ol – «будь», «живи», öl’ – «умри».
Но об этом – в «Тюркской пирамиде».
– В сознании многих европейцев ислам воспринимается как источник мракобесия, порождающего агрессию. Хотя мусульманская религия, как и другие, несет людям идеи мира, добра и справедливости. Как, на ваш взгляд, переломить негативное отношение Запада к исламу?
– В 2008 году я провел в Париже Международную конференцию «Аль-Фараби и европейское возрождение». В ней участвовали философы из разных стран Европы. И когда я сделал доклад, понял, что даже просвещенные европейцы не знают, что означает термин «Возрождение». С детства слышат, привыкли, но не задумывались над смыслом. Возрождение чего происходило с XI века в Европе? И не все поверили, когда я предложил считать, что происходил ренессанс, возрождение эллинизма. Древнегреческого отношения к земной жизни, как времени, отпущенному богами для свободомыслия и свободы плоти, постоянно нуждающейся в радости. Что было противно католической церкви, целое тысячелетие насаждавшей культ аскетизма, создав мораль вопреки аморали языческой.
На конференции я высказал версию, согласно которой церковные лингвисты от слова amoral – прилагательное «любовное», происходящее в латинском от amor – «любовь», ошибочно увидели в начале отрицающую флексию -а и переразложили слово, создав отрицанием отрицания «исходное» – moral.
Христианский фундаментализм вел себя не менее жестоко по отношению к многобожию и прочему язычеству, чем исламский или раньше иудейский. До Х века в Европе не осталось ни одной книги древнегреческих и древнеримских авторов. Ни одной скульптуры Фидия, Поликлета, других великих художников древности. Все, что сейчас демонстрируется в Лувре или в греческих музеях, найдено в эпоху Возрождения при раскопках. Было завалено землетрясениями. Только в Багдаде в библиотеке халифа сохранялись книги Платона и Аристотеля, которого просвещенные арабы считали Первым Учителем Мира. А Вторым называли тюрка (или перса?) из среднеазийского города Отрар (Фараб), который перевел книги великих греков на арабский язык, – Абу Насыр аль Фараби.
В XI веке эти книги попадают в Испанию (Кордову), где их переводят на латинский язык. Получили тайное распространение по всей Европе. И началось Возрождение эллинского отношения к земной жизни, взгляда на мир и Вселенную.
Проводя конференцию под эгидой ЮНЕСКО, я надеялся, что сведения об этом эпизоде (мусульманский ученый помог вернуть Европе эллинскую культуру) попадет в школьные учебники и поможет смотреть на ислам не только из окопа, видя в нем только агрессора. Пока не удалось. Может, с наших учебников следует начать?
– Каковы ваши творческие планы?
– Пока «Тюркская пирамида», «1001 слово» и мемуары. Помогает мне проследить Великий путь тюркской письменности проект «Переселение народов в доистории и в ранней истории». Под эгидой ЮНЕСКО мы провели уже четыре международные конференции: Париж (2008), Нью-Йорк (2011), Сеул (2013), Гренада (Испания, 2014). Пятую планируем провести в двух городах – Иерусалиме (декабрь, 2015), Стамбуле (март, 2016). Тема – «Заселение Древней Передней Азии – Шумер, Вавилон, Ассирия, Малая Азия, Кавказ». Спонсором Иерусалимской конференции будет Евразийская Группа (ERG), а Стамбульской – ЮНЕСКО и наш МИД.
– Желаем успеха! И последний вопрос: в чем секрет откровений поэта Олжаса Сулейменова? Несмотря на солидный возраст, вы всегда подтянуты, моложавы, полны оптимизма. Не могли бы поделиться секретами вашей молодости?
– Много работы. Да к тому же имя мне дали такое Олжас – «Он молод». Надо выполнять наказ. И хотя бы изредка играть в волейбол.

http://olzhas1001.com/everyone.html
 
Человеком года Фонда исследований тюркского мира назван Олжас Сулейменов



Каждый год Фондом исследований тюркского мира в Стамбуле определяется лучший общественный деятель тюркского мира, внесший наиболее заметный вклад в его развитие, передает Казинформ.
В этом году звания человека года тюркского мира был удостоен поэт, писатель, видный государственный и общественный деятель Казахстана Олжас Сулейменов. Об этом сообщили в пресс-службе Посольства Казахстана в Турции.
В г. Стамбуле по этому случаю было организовано специальное мероприятие, в котором приняли участие представители различных стран - Казахстана, Турции, Азербайджана, Туркменистана, России, Македонии, Молдовы и др.
В торжественной обстановке глава фонда Кёзхан Язган и прошлогодний лауреат из Венгрии Андраш Жолт Биро вручили О.Сулейменову почетную награду «Человек года».
В мероприятии также принял участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Турецкой Республике Жансеит Туймебаев. В своем выступлении Посол Казахстана, поздравив лауреата с этой наградой, отметил, что творчество и общественно-политическая деятельность О.Сулейменова высоко ценятся на международном уровне.
О.Сулейменов, выразив признательность за оказанные ему почести, рассказал об истории создания Фонда исследований тюркского мира, о своих взглядах в тюркологии, о других актуальных вопросах и перспективах взаимодействия в тюркологии.
 
Олжас Сулейменов: можно создать клуб трехдочерних отцов



В этом году исполняется 55 лет со дня выхода поэмы Олжаса Сулейменова “Земля, поклонись человеку!”, 80 лет самому автору и 15 лет, как он является постоянным представителем Республики Казахстан при ЮНЕСКО. Корреспонденту “КАРАВАНА” посчастливилось встретиться с юбиляром в южной столице и задать несколько своих вопросов.


Поверить в то, что Олжасу Омаровичу исполняется нынче 80, невозможно. Все кажется, что он по-прежнему тот 25-летний, с копной кудрей, стремительно ворвавшийся в мир поэзии и литературы в апреле 1961 года с поэмой, строки из которой разлетелись по всему миру. В 1975 году обласканный вроде бы всенародной любовью и покровительством вышестоящих чинов, поэт дерзнул опубликовать “Аз и Я. Книга благонамеренного читателя”. Литературоведческое исследование по “Слову о полку Игореве”, в котором подвергались сомнению многие хрестоматийные выводы, стало своего рода пусковым крючком для его последующей травли. Целых восемь лет Сулейменова не издавали, приписывая ему национализм (вот уж с чем не согласятся сегодняшние так называемые нацпаты).
…С тех пор и по сегодняшний день поэта преследуют по пятам оскорбительные выпады.

Интернационализм поможет сохранить человечество
– Олжас Омарович, ваша книга “Аз и Я” в 1975 году буквально взорвала не только литературное общество, но и всю страну. Однако сегодня некоторые, кто считает патриотом только себя, говорят, что вы отошли от того, что провозгласили в книге. Им не дают покоя ваши слова, что без интернационализма Казахстан не проживет. Как вы прокомментируете такие утверждения?
– Я продолжаю говорить, поскольку убежден: интернационализм – это высшая форма, которая может сохранить человечество, а не разрушить его на части, как некоторые предлагают. В этом смысле, если считать всё человечество нацией, тогда я националист настоящий. Я считаю, что главная национальная идея в каждой из наций должна называться интернационализмом.

– А национализм может привести к фашизму? Что такое фашизм вообще?
– Фашизм не связан с этносом. Но он присущ каждому этносу. Фашизм происходит от слова fas. Fas – это высшее право в римском законодательстве. Мы собаку свою посылаем на кого-то и говорим: “Фас”. Fas ist – это человек, которому всё дозволено. Fas est – всё дозволено. Отсюда и возникает слово “фашист”. И должен сказать, что любая война это, конечно, фашизм, будь она оборонительная или наступательная. Когда люди убивают друг друга, это – фашизм безусловный. Когда fas говорят одному народу, он бросается на другой народ. Гитлер сказал фас германскому народу, и в итоге не стало 50 миллионов жизней, в том числе миллионов советских людей. То же было в Японии, то же происходит и сейчас. Мы видим это в больших и малых странах. Это неизбывная такая боль человечества, с которой надо бороться, понимая, от чего она возникает. И не надо человеку позволять быть “фас истом”, когда всё дозволено. Свобода – это не всё дозволено. Свобода – система ограничений, табу и разрешений. У культуры и свободы одинаковые формулировки, можно так сказать. Культура – система, табу и разрешение. Вот мое определение и свободы, и культуры в том числе.

– Современный Казахстан, по вашим словам, является примером мультикультурализма. Какими способами должна поддерживаться та политика толерантности, многонациональности, поликонфессиональности, которая есть сегодня? Как нам сохранить то, что имеем?
– Казахстан – та самая модель, на которой испытывается, будет ли существовать человечество или оно развалится на куски, разделится окончательно. И эту модель мы должны всячески сохранить, пренебрегая авторитетами или призывами оголтелых политиков, радикалов. Поэтому единство, о котором Президент говорит постоянно, – сейчас главная задача. И видимо, для России, и для всех многонациональных государств.
Когда начинают выдирать, выделять какую-то одну составляющую этого единства, то оно разрушается. Надо создать одинаковые права для всех. Ни один гражданин не должен ничем быть выделен. Все права, все законы подчиняются Конституции, которая говорит: граждане Казахстана все равны перед законом, нет избранных, нет парий, нет каких-то околоточных или окраинных. Если мы это соблюдаем, то должны соблюдать во всем.
Поэтому недавно Президент страны выступил на совещании и сказал, что до него доходят сведения, что на запросы русскоязычных граждан, написанные на русском языке, ответы во всех областях приходят на казахском языке. Вот отсюда возникает естественное раздражение против власти, против страны, в которой человек находится. Это может расколоть наше единство, и поэтому я понимаю, когда Президент очень резко сказал, что таких мелких чиновников, пусть даже крупного ранга, надо увольнять безжалостно, немедленно, отстранять от деятельности. И пусть они занимаются чем угодно, но не этим.

Казахстан пошел по правильному пути
– Сегодня некоторые оппоненты власти говорят о том, что лозунг “Сначала экономика, а потом все остальное”, взятый на вооружение в начале построения независимого Казахстана, изначально был неправилен. Что вы об этом скажете?
– Этот лозунг возник в конце 80-х годов, когда все лезли на трибуну, а потом становились руководителями и приводили страны к пропасти. Мы отказались от такой политики. Сказали, что нам нужна, прежде всего, экономика, а потом мы потихонечку разберемся. Те, кто наладит экономику, вот они и политиками будут. Казахстан пошел тогда по правильному пути. Он избежал многого, благодаря тому, что во главе государства оказался человек подготовленный, а не просто оратор с трибуны, который изрекает политические истины.
Я считаю, что в тот период нужно было сохранить экономику. Восстановить ее из развалин исчезнувшей страны, нечто целое создать. Для этого, конечно, экранной или трибунной политики недостаточно. Нужны опыт, организаторский талант и знания.

Я – за взвешенный и продуманный союз
– Олжас Омарович, немало споров возникает вокруг ЕАЭС. А много лет назад о евразийстве говорили и вы. Нужен ли нам такой союз сегодня?
– Экономический союз так или иначе существует. Все человечество находится во взаимоотношениях – экономических, культурных. Поэтому и Евразийский экономический союз будет существовать. Сложности определенные существуют, это нормально. Я – за экономический союз, но очень грамотный, продуманный, взвешенный, хорошо протестированный. Союз, который не унижает никакую сторону и не возвышает. Мой девиз: возвысить степь, не унижая горы. То же относится и к культуре языка, экономике, ко всем другим понятиям нашей жизни.

Интеллектуалы неудобны власти, но нужны народу

В ноябре 2013 года в Университете имени Джорджа Вашингтона (частный исследовательский университет в столице США. – Ред.) проходила конференция “Традиции и инновации в казахской культуре”. Перед тем как предоставить слово Олжасу Сулейменову, профессор Питер Ролберг охарактеризовал его как неудобного интеллектуала.

– Олжас Омарович, интеллектуалы неудобны всегда и всем? Или это не так?
– Чему можно научиться у мыслителя? Конечно, умению ценить жизнь, умению мыслить. И тем категориям, которые зачастую кажутся незначительными, но на самом деле в жизни играют ведущую роль. Они бывают неудобны власти, они неудобны в общежитии, но многие интеллектуалы в хорошем смысле очень удобны человечеству, нужны народу своему, людям и природе в том числе.

– В последнее время вы много заняты дипломатической работой. Остается ли время для творчества? Или получается, как у Некрасова: “Мне борьба мешала быть поэтом, песни мне мешали быть борцом”?
– То, чем занимаюсь сейчас, – проявления поэтической деятельности. Разные жанры у поэзии существуют, даже есть проза поэтическая. Вот если человек занимается физикой, но при этом у него нет поэтического воображения, то из него никакой физик не получится. Поэтому я считаю, что литература, поэзия лежат в основе, фундаменте любой деятельности интеллектуальной, гуманитарной.

Клуб отцов трех дочерей
– Не могу не спросить вот о чем. Как-то так повелось, что обычно все ждут наследников, сыновей. Но вот у вас три дочери, а согласно исламу девочки – это милосердные и благословенные создания. Тот, у кого две дочери, попадает в рай. А с того, у кого три дочери, снимается ответственность за все проступки… Задаю этот вопрос потому, что в Казахстане женщин больше, чем мужчин, а во власти их нет. Не пора ли гендерное неравенство устранять?
– Я еще назову тех, у кого три дочери (улыбается. – А. О.). – Начиная с Карла Маркса, это Расул Гамзатов, например, и Нурсултан Назарбаев. Можно создать клуб такой – трехдочерних отцов.
Выдвижение женщин, устранение гендерного неравенства – это даже не вопрос, это настолько очевидно, поэтому я даже не хочу на него отвечать.

Источник: http://gazeta.caravan.kz/articles/olzhas-sulejjmenov-mozhno-sozdat-klub-trekhdochernikh-otcov-articleID118125.html
 
Олжас Сулейменов ...а ведь Олжас – all that jazz!
Поэт-шестидесятник с многомерным поэтическим зрением Олжас Сулейменов 18 мая отметил свой 75-летний юбилей. Он – глыба, камень, осязания которого моделируют твою собственную личность.
Казахстан, откуда вышли, к примеру, такие «русские казахи», как Олжас Сулейменов и Бахыт Кенжеев, остаётся государством, большая часть населения которого в совершенстве владеет русским языком.
– Что значит не переводить на русский язык произведения других народов? – в 2008 году, на конференции в РУДН, спросил присутствующих Олжас. И сам ответил: Это значит обеднять культуру! Вопрос достойной оплаты художественного перевода, виртуозного, кропотливого литературного труда, необходимо решать на самом высоком уровне…
Олжас Сулейменов остановил тогда внимание на том, что любовь к чтению развивает образное мышление. Образность важна в любой области знаний. Если человек много читает с детства, то он может стать научным работником, если не имеет интереса к чтению – только «наученным». Оканчивая в своё время геологический факультет, юный Олжас написал дипломную работу, открытие в которой базировалось на поэтическом мышлении. Образность подсказала ему оригинальное решение. Через время открытие геолога-Сулейменова, «не пригодившееся» советской науке, совершили американские учёные.
По неоспоримому мнению Олжаса, литература должна занимать главное место в образовании. Старая Россия понимала это. Так, как знал литературу, к примеру, Менделеев, мало кто её знал…
– Олжас Сулейменов пишет по-казахски на русском языке, – так определил свою мысль на конференции Наум Лейдерман. В русскоязычном произведении «нерусского» автора – иная ритмика, иные оттенки значения, чем в русском. Здесь важно отличие и от русского текста, и от других нерусских русскоязычных. Казах Олжас Сулейменов пишет на русском языке иначе, чем в Беларуси Василь Быков…
Участницей той международной научно-методической конференции «Состояние и перспективы методики преподавания русского языка и литературы», состоявшейся в октябре 2008 года, была и я. Спасибо доктору филологических наук Улданай Бахтикиреевой, предложившей мне в тот день прочитать не доклад, а стихи на «круглом столе», который вёл Олжас Сулейменов. Такие поступки не забываются. Спасибо, Улданай! Поклон Вам, Олжас Омарович!


Елена Зейферт

Май-2011
Москва

* * *


Из книги судеб
Олжас Сулейменов родился 18 мая 1936 года в городе Алма-Ата, в семье первого поколения кадровых военных из национальной среды, офицера Первого Казахского кавалерийского полка. Отец Олжаса был арестован в тот же месяц. Позже, знаменитый историк Лев Гумилёв сообщил Олжасу, что сидел с его отцом в норильском лагере, где того расстреляли.
Предки О. Сулейменова с отцовской стороны были поэтами, музыкантами и воинами, а с материнской – строителями-саманщиками.
Олжас вырос в Алма-Ате у бабушки с дедушкой.
В 1954 году он поступил на геологоразведочный факультет Казахского госуниверситета, окончил его в 1959 году, получив специальность инженера-геолога. Последние годы учёбы совмещал с работой в геологоразведочных партиях.
Поэзией Сулейменов начал заниматься в 1955 году. Подборка его стихов, опубликованная в «Литературной газете» в июне 1959 года, была первой публикацией поэта в центральной печати.
В 1958-м Олжас поступил на Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М. Горького в Москве на отделение поэтического перевода. Его творческим семинаром руководил известный поэт и опытный переводчик Лев Озеров.
Молодой поэт писал стихи на русском языке, и поначалу его знали только на родине. Широкую известность он получил весной 1961 года. Уже была готова к печати его первая книга, когда за нелепую драку в общежитии Олжаса исключили из института. Он вернулся в Алма-Ату и сдал в набор свою первую книгу. Эта был сборник стихов «Аргамаки». В это время Сулейменов подрабатывает в газете «Казахстанская правда». 11 апреля, осведомленный о событиях на Байконуре редактор газеты, Фёдор Боярский заказывает ему стихи про полёт человека в космос. За ночь Олжас набросал несколько строк, и 12 апреля, когда обьявили о первом полёте человека в космос, стихи уже вышли в газете и листовки с этим текстом разбрасывали с самолётов над Алма-Атой и другими городами Казахстана. Впечатлённый эпохальным событием, поэт за неделю превратил эти стихи в поэму «Земля, поклонись человеку!», и уже в мае она вышла в свет. Успех был ошеломляющий.




Разгадай:
Почему люди тянутся к звёздам!
Почему в наших песнях
Герой – это сокол?
Почему всё прекрасное,
Что он создал,
Человек, помолчав,
Называет – Высоким?



25-летнего Сулейменова стали включать в составы советских делегаций по Европе и США, он читал свою поэму в Колумбийском университете (Нью Йорк) и парижской Сорбонне. Дебют оказался блестящим. Конфликт с ректоратом Литературного института сразу был улажен.
В 1962 году выходит в свет поэтический сборник «Солнечные ночи». Тогда же в 1962-м в журнале «Простор» были опубликованы первые статьи по теме «Кочевники и Русь», посвящённые главным образом знаменитому памятнику русской словесности «Слову о полку Игореве». Интересоваться «Словом» Сулейменов начал ещё в 1960-м, когда преподаватель поручил ему написать курсовую работу по «Слову».
С 1962 по 1971 годы Сулейменов одновременно заведует отделом журналистики в литературном журнале «Простор», работает главным редактором сценарно-редакционной коллегии киностудии «Казахфильм» и выпускает поэтические сборники.
В 1964-м вышел очередной сборник стихов «Доброе время восхода».
В 1966-м по сценарию Олжаса Сулейменова поставлен фильм «Земля отцов».
В 1967-м сборник «Доброе время восхода» был удостоен премии ЦК ВЛКСМ.
В 1968-м по сценарию О.Сулейменова поставлен фильм «Синий маршрут».
В 1969-м выходит сборник стихов «Глиняная книга».
В 1970-м издаётся сборник стихов и прозы «Над белыми реками».
С 1971-го по1981-й Олжас Сулейменов – секретарь правления Союза писателей Казахстана.
С 1972-го Олжас Омарович – председатель Казахского комитета по связям с писателями стран Азии и Африки. С начала 70-х и до конца 80-х – заместитель Председателя Советского комитета по связям со странами Азии и Африки.
В 1973-м выпущена книга «Повторяя в полдень».
В 1975 году в издательстве «Жазушы» выходит литературоведческая работа Сулейменова «Аз и Я. Книга благонамеренного читателя». Об этом событии стоит сказать особо.
Книга вызвала бурю негодования и в научных кругах, и в рядах партийного руководства, переходящую в откровенную травлю автора. Начались характерные для того времени идеологические «проработки», основанные на советских политических обвинениях в «национализме», «пантюркизме», «методологических ошибках» и т. п. Издание было изъято из продажи, изымалось из библиотек. Директор издательства был уволен. Автор попал в опалу и долго не издавался. Только заступничество 1-го секретаря ЦК КП Казахстана Динмухамеда Кунаева привело к ослаблению травли, и разбирательство по книге на литературную тему из ЦК КПСС передали в Академию наук СССР.
С другой стороны, построения Сулейменова вызвали и конкретную научную критику, без политических обвинений (слависты Д. С. Лихачев, Л. А. Дмитриев и О. В. Творогов и др.), где указывалось на любительский уровень этимологий и трактовок Сулейменова (хотя тот готовил тогда докторскую диссертацию именно по «Слову»); поддержки со стороны профессиональных тюркологов, в том числе занимавшихся тюркизмами «Слова» (например, Н.А. Баскакова), его работа также не встретила. По оценке Дмитриева и Творогова, «он создаёт новые слова, не считаясь с тем, известны ли они древнерусскому языку, создаёт новую грамматику, противоречащую грамматике древнерусского языка, новую палеографию, не подтверждаемую ни единым примером из рукописей – и всё это для того, чтобы иметь возможность предложить новые прочтения в тексте «Слова» (Дмитриев Л.А., Творогов О.В. «Слово о полку Игореве» в интерпретации О.Сулейменова // Русская литература. 1976. № 1. С.257).
На что Сулейменов позже отвечал: «Я впервые заявил, что “Слово о полку Игореве” было написано для двуязычного читателя двуязычным автором. Допустим, русским, который владел и тюркскими языками. Значит, на Руси тогда существовал билингвизм. Я попытался это доказать, опираясь на данные многих древнерусских источников. В советской исторической науке считалось, что в русский язык за время половецкого и татаро-монгольского нашествия попало всего несколько тюркских слов, таких как аркан или кумыс. Я же говорил о НЕВИДИМЫХ тюркизмах, которые всегда считались русскими. Вот это и потрясло академиков. Я, как ни странно, оказался первым двуязычным читателем “Слова о полку Игореве”»…
В интервью Олегу Цыганову Сулейменов приводит сведения, по которым отношение Д.С. Лихачёва к нему и его работам, несмотря на частную критику, было доброжелательным: «Московский телережиссёр Ионас Марцинкявичус, делавший моё двухчасовое выступление в зале Останкино в 80-м году, поехал в Ленинград взять интервью у Лихачева. Снимал его дома. И рассказывал потом, как удивился, увидев в его книжном шкафу, – “Аз и Я” стояла не корешком, как обычно в ряду других книг, а развернутая за стеклом, всей обложкой.» Оппоненты встречались несколько раз и как вспоминал Сулейменов: «Очень по-доброму». Из того же интервью: «С Дмитрием Сергеевичем мы встречались и в дни съездов народных депутатов. На одном из съездов, кажется, на первом, в конце мая восемьдесят девятого, выступая, академик вдруг сказал, что русская культура издревле взаимодействовала с восточными, в частности с тюркскими степными культурами. О чём ясно свидетельствует “Слово о полку Игореве”».
В больших раздумьях «Возвысить степь, не унижая горы», опубликованных на страницах «Правды» (27 января 1989 года), Олжас Сулейменов заявил: «Обобщённого научного знания о судьбах этого огромного куска Евразии не написано: концепция его не выработана. Наши усилия должны быть направлены на то, чтобы разоблачить ложный догмат, утверждающий, что предки наши всегда только враждовали».
Впрочем, наличие в «Слове о полку Игореве» многочисленных и редких тюркских элементов было известно и до Сулейменова, но замалчивалось профессиональными тюркологами.
В 1976-м издательство «Жазушы» выпустило сборник «Определение берега».
С 1977-го по 1995-й годы Сулейменов – председатель федерации шахмат Казахстана.
С 1981-го по 1983-й – Олжас Омарович председатель Государственного комитета Казахской ССР по кинематографии. По его сценариям были поставлены художественные фильмы «Земля отцов», «Синий маршрут», «Зима – не полевой сезон», «Примите Адама», «Последний переход», «По закону сохранения дум», «Знак коровы» и ряд документальных фильмов.
С 1983-го по 1991-й он – первый секретарь Правления Союза Писателей Казахстана, в 1984 году – секретарь правления СП СССР.
В 1989 году Олжас Сулейменов становится Народным депутатом Верховного Совета СССР. В этот же год он стал инициатором и лидером народного движения «Невада – Семипалатинск», целью которого было закрытие Семипалатинского ядерного полигона и других ядерных полигонов мира. 28 августа 1991 года движение добилось своей главной цели – подписан Указ о закрытии полигона.
С 1991-го по 1995-й Олжас Омарович – лидер партии «Народный конгресс Казахстана», в которую преобразовалось антиядерное движение.
В 1995 году Олжас Сулейменов принял предложение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева уйти из политики и перейти на дипломатическую работу. Он стал чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в Италии и – по совместительству – в Греции и на Мальте.
В 1996 году его обширный рабочий личный архив поступил на государственное хранение в Центральный государственный архив Республики Казахстан в качестве дара.
В 1998 году в Риме вышли его книги «Язык письма» («о происхождении письменности и языка малого человечества») и «Улыбка бога», в 2001-м – работа «Пересекающиеся параллели» (введение в тюркославистику, термин придуманный Сулейменовым), а в 2002-м – книга «Тюрки в доистории» (о происхождении древнетюркских языков и письменностей), за которую получил премию Кюлтегина – «за выдающиеся достижения в области тюркологии».
С 2002 года Олжас Омарович – постоянный представитель Казахстана в ЮНЕСКО, готовит к изданию большой этимологический словарь «1001 слово».
В 2004 году издательство «Атамура» выпустило собрание сочинений поэта и исследователя в семи томах.
В 2006 году книга «Язык письма» была издана на украинском языке в Киеве, а автор награждён орденом Ярослава Мудрого.
Весной 2007 года президент России Владимир Путин издал указ о награждении народного писателя республики Казахстан Олжаса Сулейменова орденом Дружбы.
Первоисточник: сайт поклонников Олжаса Сулейменова


Олжас – в тот час/1976
…Осознать космос культуры, в котором, как ядро, плавает слово, – это и есть наука чтения. Не освоив её – невозможно писать самому.
Одним из таких учебников чтения стало для меня «Слово о полку Игореве».
Более десятка лет я пытаюсь покрыть расстояния между собой и этой Вещью. («Вещь» – мудрость, др. рус.).
Она отстоит от меня не только во времени. Наш взгляд направлен сверху вниз: мы видим лексику и поэтику памятника в плане. Нам доступны верхние этажи семантического и идеологического знания «Слова»: не всегда удаётся заметить тень на плоскости и по ней восстановить высоту конструкции и объём.
Мы глядим вниз, стараясь увидеть цветущие формы прошлого сквозь вековые пласты культурных предрассудков, которые старше нас, но моложе правды.
Разгребая взглядом пыль, угнетающую истину, мы узнаём их силу. (Местоимение «их» относится к трем подчеркнутым существительным).
«Слово» – неожиданно.
Оно заключает в себе прозрения, кажущиеся подозрительными, тривиальные образы, покрытые патиной гениальности, и тёмные речения, великие уже потому, что понимаются банально.
Восковые розы, оборачивающиеся здоровенными розовыми кукишами; оазис в пустыне, принимаемый за мираж; историческая сказка и волшебный факт – замечательное «Слово».
«Слово» – своеобразный тест, проверяющий знания, мировоззрение и творческие способности читателя, его психологическую подготовленность ко встрече с историей. Оно, как лакмусовая бумажка, определяет читательскую среду – в одном прочтении краснеет, в другом – синеет. А иногда и белеет.
Любопытное «Слово»!
«Слово» формировало моё миропонимание. «Слово» ввело в историю и позволило увидеть другими глазами многие стороны современности. Я понял, что историческая ложь может оскорблять вещего так же, как историческая правда невежду. Мне приходилось видеть, как исторический факт мотается на качелях субъективной логики, возносясь на метафизические вершины и обрушиваясь в бездонные пропасти объективного незнания.
Факт, взятый вне исторического контекста, превращается в мёртвую игрушку учёных. Ибо факт – ядро эпохи, он живёт в космосе обстоятельств своего времени, как земной шар в оболочке атмосферы. Разъять их невозможно без вреда для знания. В этой книге я хочу изложить основные моменты своего опыта читательской работы над «Словом», итогом которой должен в будущем явиться этимологический словарь «1001 слово». Имею право ошибаться и признавать, и искать новые решения.
Имею возможность высказывать свои суждения по табуированным проблемам. В этом есть определенные преимущества не только для меня лично.
Я отказался от темы – «Тюркизмы в «Слове» – понял, что узкая специализация продуктивна в математике, а не в человековеденьи. «Слово» нужно читать не коллективом МЫ (Славист, Тюрколог, Историк, Поэт и др.), а коллективом Я. Те же персонажи, но объединённые в одной личности.
Читать «Слово» мне помогало природное двуязычие, знание культурных взаимоотношений Руси и Поля, увлечение этимологией я, может быть, чувство слова и образа, выработанное упражнениями в версификаторстве.
Не забуду упомянуть ещё одно условие, необходимо дополняющее образ читателя. «Слово» не должно быть средством, как, впрочем, литература и наука вообще. От того, как ты прочтёшь, чью точку зрения поддержишь, а чью опровергнешь, не должно зависеть твоё бытование. Ты обязан быть предельно свободным в оценках работ своих учителей. Аксиома, но требующая ежечасных доказательств практикой творческой жизни.
Было бы слишком самоуверенно заявить, что я как читатель отвечаю полно всем требованиям, поставленным самим же. Но последнее условие я честно пытался соблюдать всегда. Соглашался только с тем, что мне в данный момент казалось истинным, и протестовал против своих и чужих вчерашних утверждений, если они сегодня устаревали. Ибо путь к сути лежит через суд, через непрерывно заседающий в тебе трибунал мысли.


Олжас – в сей час/2011
«Слово о полку Игореве» в 1960 году стало темой моей курсовой работы в литинституте. Тогда я её сдать не смог — сдал через пятнадцать лет в виде книги «Аз и Я». Жанр её действительно заставляет искать определения. Это не строго научное, отчасти поэтическое исследование, то есть плод более свободного, раскрепощенного мышления.
Я выступил с критикой работ ведущих «слововедов»: таких академиков, как Дмитрий Сергеевич Лихачев, Борис Александрович Рыбаков. Я всегда относился к ним с большим пиететом, но… И с учителями не всегда надо соглашаться. Началась кампания: ряд статей, в том числе самого Лихачева, обсуждение в ЦК, «проработка» в Академии наук… Готовилось особое постановление партии, и если бы не звонок тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Кунаева Леониду Брежневу (тот лично подтвердил, что никакого национализма или «пантюркизма» в моей книге нет), мне бы пришлось тяжело. Я ведь отлично помнил последствия постановления 1946 года о журналах «Звезда» и «Ленинград», о «подонке Зощенко» и «блуднице Ахматовой». На сей раз это ударило бы и по всему Казахстану, который Хрущёв в своё время назвал лабораторией дружбы народов.
Я впервые заявил, что «Слово о полку Игореве» было написано для двуязычного читателя двуязычным автором. Допустим, русским, который владел и тюркскими языками. Значит, на Руси тогда существовал билингвизм. Я попытался это доказать, опираясь на данные многих древнерусских источников. В советской исторической науке считалось, что в русский язык за время половецкого и татаро-монгольского нашествия попало всего несколько тюркских слов, таких как аркан или кумыс. Я же говорил о НЕВИДИМЫХ тюркизмах, которые всегда считались русскими. Вот это и потрясло академиков.
Нет химически чистых языков. Все они – результат синтеза, многочисленных встреч, контактов, скрещиваний… Я приводил примеры того, что в корейском языке 75 процентов китайских, а во французском – 25 процентов арабских слов. Это вовсе не унижает великий язык, но увеличивает, продлевает его историю. Недавно языковеды на Украине подсчитали словоформы различных языков. Во французском – 100.000, в немецком – 185.000, в украинском – 186.000, а в русском – 346.000 словоформ! О чём это говорит? О том, что русский язык наиболее в этом плане историчен. Он не был закрыт для влияний. И конечно, в нем процентов тридцать – тюркизмов. Это же замечательно! И русские встречались с тюрками не только на поле брани. На поле брани можно позаимствовать – «ура». Или – «сабля». Или – «узда». А слово «друг»?


Олжас – в тот час/2005
Когда распался Советский Союз, я говорил: это может быть оправдано только тем, что на месте Советского Союза образуется Евразийский союз. За прошедшие после распада 15 лет появились намётки этого образования: наиболее здоровые силы – Россия, Беларусь, Казахстан – не расстаются внутренне друг с другом и образуют ядро будущего Евразийского союза. Если эта троица удачно впишется в евразийскую идею, то к ней обязательно потянутся и другие «осколки» бывшего Советского Союза. Мы обречены жить вместе, рядом, и никакие другие силы не могут перенести ту или иную страну на другой континент. Мы все – евразийцы, наши континенты не разделены. Исторически, географически и по всем другим параметрам мы должны быть вместе. Наши экономики и наши культуры образуют единое пространство именно сейчас, когда столь большое значение имеет такое соседство.


Олжас – в сей час/2011
Помню, году в 59-м я подошёл к классику советской поэзии Илье Сельвинскому, вручил ему тетрадку своих первых стихов. Он посмотрел. «У вас есть профессия?» – «Есть. Я геолог». – «Вот и занимайтесь геологией. Стихи у вас всё равно не получатся». О! Вот после этого я начал писать!
Через три года, 17 декабря 1962 года, состоялась знаменитая встреча Хрущёва с творческой интеллигенцией. Он собрал на Воробьёвых горах триста человек и высказывал нам свои взгляды на искусство. Мы сидели за накрытыми столами, перед каждым стояла бутылка сухого вина. Напротив меня сидел Сельвинский. Он долго меня разглядывал. Наконец, говорит: «Молодой человек, у вас очень знакомое лицо». «Я подходил, – отвечаю, – к вам однажды в литературном институте, занял 25 рублей. Теперь хочу отдать». «Да-а-а, я многим помогал!» Он действительно мне тогда помог – но не деньгами, а своей оценкой моих стихов. Я выложил ему четвертак, он взял.
– Выходит, вы брали у него старыми деньгами (до деноминации 1961 года), а отдавали новыми!
Мы всегда отдаём новыми, да! Так же точно, когда я написал «Аз и Я», мне всюду — и в Академии наук, и на Бюро ЦК — наперебой говорили: пишите стихи, не занимайтесь больше лингвистикой, не занимайтесь историей… Вот тогда я стихи перестал писать. И начал заниматься историей. И лингвистикой.


Олжас – в тот час/2005
Когда-то, в прежние годы, когда стоило бороться за славу и первенство, Евтушенко и Вознесенский очень ревниво относились друг к другу. Это я помню – на моих глазах происходило. Если где-то выступал Вознесенский, туда не идет выступать Евтушенко – и наоборот. Помнится, первый вечер советской поэзии в Париже в 1977 году. Константин Симонов вывез, как он говорил, «поэтическую сборную СССР». Мы собрали большой – четырехтысячный! – зал. Обычно парижские вечера поэзии – несколько человек в небольших кафе. А тут Париж впервые слушал стихи в таких залах. И слушали нашу советскую, трибунную поэзию, которая в Москве собирала большие аудитории. Вознесенский на это выступление в Париж не поехал, потому что узнал что будет выступать Евтушенко. И мы выступали без него вдевятером – Высоцкий, Окуджава, Роберт Рождественский...
Наше поколение было первым после сталинизма, когда страна совершила крутой поворот от тоталитарной эпохи к новому времени. После ХХ съезда родилось поколение шестидесятников, которое оказалось наиболее свободным, наиболее яростным, наиболее продуктивным и в литературе, и в кино, и в театре, и в музыке. Сейчас, оглядываясь на пройденный путь и сравнивая себя с семидесятниками, восьмидесятниками и абсолютно освобождёнными «девяностниками» и поколением творцов, вошедшим уже в ХХI век, мы видим своё отличие от них. Развал Советского Союза не породил ни в одной литературе ярких имён, не создал событий в культуре. Казалось бы, независимость, «бесцензурие», а обернулось на деле полной и узаконенной бесцензурщиной...


Олжас – в сей час/2011
Когда у меня кончались студенческие деньги, я поднимался на четвёртый этаж общежития, там жила моя подруга Суламита из Литвы. Девочки, они более экономные, у них всегда было что перекусить. Эта Суламита завела конторскую тетрадь, которую клала передо мной: «Напиши стихотворение, тогда покормлю». И покуда она жарила на кухне котлеты, я сочинял. И так, между прочим, набралась целая тетрадка стихов. Она взяла и отнесла эту тетрадку Слуцкому.
И однажды: «Борис Абрамович тебя приглашает». Мы зашли к нему домой, он покормил нас, полистал тетрадь и говорит: «Я хочу, чтобы вы подарили мне одну строчку». «Да всю тетрадь забирайте!» – отвечаю. «Нет, только строку. Я пишу сейчас о своём друге Назыме Хикмете – и никак не могу начать. Не знаю, от чего оттолкнуться. А ваша строчка «Ребята, судите по мне о казахах» сразу породила нужный ритм и всё прочее». «Пожалуйста, – говорю, – берите». Я действительно с тех пор эту вещь нигде не публиковал, и совсем о ней забыл. Слуцкий же написал очень хорошее стихотворение: «…судите народ по поэту. / Я о турках сужу по Назыму Хикмету. / По-моему, турки голубоглазы…» и так далее.
Слуцкий отнёс этот мой сборничек своему другу Леониду Мартынову. Тот сделал подборку для «Литературной газеты» и пожелал мне «доброго пути». С этой публикации началась целая традиция «доброго пути», а также – моя поэтическая карьера. Было это летом 1959 года…


2 секунды 20 июня 1970 года в замедленном дубле
Посвящается АТЕ-37-70, автомашине Олжаса Сулейменова




1.
Олжас, сотрясенье – семечки!
Олжас, сотрясенье – семечки,
но сплёвываешь себе в лицо,
когда 37–70
летит через колесо!
(30 метров полета
и пара переворотов.)

Как: «100» при мгновенье запуска,
сто километров запросто,
Азия у руля.
Как шпоры, вонзились запонки
в красные рукава!

2.
Кто: дети Плейбоя и Корана,
звезда волейбола и экрана,
печальнейшая из звезд.
Тараним!
Расплющен передний мост.
И мой олимпийский мозг
впечатан в металл, как в воск.

Как над «Волгою» милицейской
горит волдырём сигнал,
так кумпол мой менестрельский
над крышей цельнолитейной
синим огнём мигал.
Из смерти, как из напёрстка,
Выдергивая, как из напёрстка,
защемленного меня,
жизнь корчилась и упорствовала,
дышала ночными порами
вселенская пятерня.

Я – палец ваш безымянный
иль указательный перст,
выдёргиваете меня вы,
земля моя и поляны,
воющие окрест.

3.
Звезда моя, ты разбилась?
Звезда моя, ты разбилась,
разбилась моя звезда.
Прогнозы твои не сбылись,
свистали твои вестя.

Знобило.
Как ноготь из-под зубила,
синяк чернел в пол-лица.

4.
Бедная твоя мама...
Бедная твоя мама,
бежала, руки ломала:
«Олжас, не седлай ATE,
сегодня звезды не те.
С озёр не спугни селезня,
в костёр не плескай бензин,
АТЕ–37–70 обидеться может, сын!»

5.
(Потом проехала «Волга» скорой помощи,
ещё проехала «Волга» скорой помощи,
позже
не приехали из ОРУДа,
от пруда
подошли свидетели,
причмокнули: «Ну, вы – деятели!
Мы-то думали - метеорит».
Ушли, галактику поматерив.
Пролетели века
в виде дикого гусака
со спущенными крыльями, как вытянутая рука
официанта с перекинутым серым полотенцем.
Жить хотелось.
Нога и щека
опухли,
потом прилетели Испуги,
с пупырышками и в пухе.)

6.
Уже наши души – голенькие.
Уже наши души голенькие,
с крылами, как уши кроликов,
порхая меж алкоголиков
и утренних крестьян,
читали 4 некролога
в «Социалистик Казахстан»,
красивых, как иконостас...

А по траве приземистой
эмалью ползла к тебе
табличка «37–70».

Срок жизни через тире.

7.
Враги наши купят свечку.
Враги наши купят свечку
и вставят её в зоб себе!
Мы живы, Олжас. Мы вечно
будем в седле!

Мы дети «37–70»,
не сохнет кровь на губах,
из бешеного семени
родившиеся в свитерах.

С подачи кручёные все мячи,
таких никто не берёт.
Полётный круговорот!
А сотрясенье – семечки.
Вот только потом рвёт.



Олжас – в тот час/2005
Я считаю, что литератор, особенно поэт, постоянно работает с обществом и на общество. Поэтому так или иначе его деятельность впрямую связана с политикой. Мы мыслим категориями «народ», «страна», «государство», «мир», «вселенная», «жизнь»...
Если ты пишешь «в стол», тогда тебе нечего делать в политике. Это понятно. А если ты обращаешься к людям, взываешь к сознанию общества, человека, пытаешься его направить по тому пути, который тебе видится, – то ты без политики немыслим. Каждый поэт создаёт свой мир, как бы свой «глобус» и старается его тиражировать, сделать своё сознание, свой идеальный мир, который он выстроил, общенародным. Естественно, что он обращается к людям, пытается повлиять на них. А что это как не политика? Если ему удается тиражировать свой «глобус» в своём районе или административном округе, он идет в законодательное собрание. Кто-то – в Думу, кто-то – в местные парламенты. Помнится, когда мы были в общесоюзном Верховном Совете, влиять на что-то было трудно. Все решалось помимо тебя – ты только голосовал. Первым таким парламентом, где я увидел возможность повлиять по-настоящему на судьбу государства, страны и человечества, был Первый Съезд народных депутатов.
Правда, мы развалили одну стену и получили вместо неё множество других стен внутри бывшего Советского Союза. Это был результат поспешности, необдуманности, романтического подхода к практическим делам, которые требовали прагматического подхода. Некоторые слишком торопили этот процесс. Я призывал тогда с трибуны не торопиться, не спешить. Я говорил, что наша демократия только-только нарождается, она ещё – маленькая девочка (в то время родилась моя внучка, поэтому я привёл этот образ). Дайте ей вырасти, дайте стать ей сознательной, большой, сильной, и тогда она сама – без ваших требований поймёт, что вам и всем нам нужно. Иными словами, я призывал к постепенному развитию, а не огульному разваливанию. Но... назначили капитализм! Так же, как в своё время назначили социализм. Потом социализм отменили – и потребовали объявить светлую дорогу капитализму.


Олжас – в сей час/2011
Году в 1961-м меня исключили из литинститута за драку. Я вернулся в Алма-Ату, а тут как раз Гагарин полетел в космос. Это событие вдохновило меня на большую поэму «Земля, поклонись человеку!». Ну, естественно, меня тут же послали пропагандировать завоевания Страны Советов за границу. Я оказался в Америке, читал свою поэму в Колумбийском университете. Потом — в Париже, в Сорбонне. Вот тогда я впервые поднялся на Эйфелеву башню (с тех пор, кстати, не поднимался), посетил «Мулен Руж» – ну, и так далее.
Помню, вернулся в Москву, пришел к своим бывшим однокурсникам. Сидим, выпиваем. Тут один из них встаёт, говорит: «Всё, пойду, набью кому-нибудь морду!» – «Зачем?» – «Хочу в Америку!..».
…Комфортнее всего мне, конечно, в Алма-Ате. Мне горы нужны, обязательно. Я с детства привык утром встать и увидеть в окне заснеженные горы с розовато-белыми вершинами. Для моего родного города эта деталь пейзажа необходима. И в странах, где из окна видны горы, я чувствую себя лучше, чем в Париже, Москве или Риме.
 
О.Сулейменов стал почетным доктором Университета Ататюрка


Известному поэту и общественному деятелю Олжасу Сулейменову за особые заслуги в развитии межкультурного диалога, укрепление дружбы между народами, а также за большой вклад в тюркологию присвоили звание Почетного доктора Университета Ататюрка в Турции.

Об этом было объявлено на торжественном мероприятии, посвященном 80-летию поэта. В нем приняли участие Посол Казахстана в Турции Жансеит Туймебаев, генеральный секретарь международной организации ТЮРКСОЙ Дуйсен Касеинов, а также общественные и культурные деятели.

Университет Ататюрка является крупнейшим вузом Турции. На 23 его факультетах обучаются около 72 тысяч студентов.

В Турции Олжас Сулейменов также встретился с первым заместителем премьер-министра Тугрулом Тюркешем. Поэт говорил о вкладе тюркских народов в цивилизацию человечества- Кроме того, международная организация ТЮРКСОЙ презентовала сборник стихов Олжаса Сулейменова
 
http://liter.kz/ru/articles/show/19930-zavtra_ispolnyaetsya_80_let_vydayushemusya_poetu_i_myslitelyu_obshestvennomu_deyatelyu_olzhasu_omaro

Завтра исполняется 80 лет выдающемуся поэту и мыслителю, общественному деятелю Олжасу Омаровичу Сулейменову





скачать фото
В преддверии этой даты мы публикуем статью известного литературоведа и культуролога Мурата Ауэзова, посвященную одной из самых ярких книг юбиляра «Аз и Я», вышедшей четыре десятилетия назад и вызвавшей большой резонанс в литературных и научных кругах, в широкой читательской среде.

Осенённый выдохом вечности – словом

От автора. Статья написана в 1976 году в атмосфере развернувшихся гонений на книгу «Аз и Я». Желанием защитить книгу предопределены содержание и интонация статьи. Опубликовать ее ни на казахском, ни на русском тогда не удалось. Сейчас, по прошествии сорока лет, соглашаюсь со всем, что в ней сказано.
Новая книга Олжаса Сулейменова заставляет вспомнить эпитеты, от которых казахский читатель, не из­балованный в последние годы час­тыми достижениями родной лите­ратуры, возможно, уже и отвык. Пе­ред нами – выдающееся произведе­ние. Сулейменов предстает в нем в величии своего интеллекта, ред­чайшей культуры художественного и научного мышления, высоконравст­венного мировоззрения. Обострен­ное чувство справедливости и му­жественная, бескомпромиссная борьба против «тупого попрания в сфере историко-филологических наук» определяют его этическую по­зицию. Блестяще реализовалась в книге уникальная, неоспоримая спо­собность Сулейменова улавливать дыхание поэтического слова, ощу­щать его сердцебиение.
Жанр книги не поддается тради­ционному определению. Логичную последовательность и научную ар­гументированность ее можно поста­вить в пример многим академиче­­с­ким трудам, так же как широкий кругозор и профессиональную ком­петентность ее создателя. В то же время это, безусловно, художест­венное произведение, и по степени воздействия на чувства читателя оно не уступает лучшим образцам «мыс­лящей поэзии», мастером которой Сулейменов признан давно и без­оговорочно. Проблема соотношения поэтического и научного начал в мышлении поднимается в книге не­однократно, и мы вряд ли ошибем­ся, назвав протест их категоричного противопоставления одним из главных внутренних импульсов, побудивших автора создать ее такой, какой она явилась в мир. «Почему-то по­велось: поэзия – глуповата, наука – умновата. Забыли, что стихи глупца не станут притчей, – рассуждает Олжас Сулейменов в одном из моноло­гов. – Забыли, что смыслы «ученый» и «поэт» разделились недавно. Они выражались одним словом: в Евро­пе – артист, в Средней Азии – чаляби, от позднетурецкого чаляб – бог. Омар Хайям писал пространные ма­тематические трактаты, может быть, поэтому ему так удавались в конце жизни четырехстрочные рубаи – сти­хи, сжатые и всеобщие, как форму­лы. Или Аль-Фараби, этот узел поэ­зии, философии и математики? Кто они были – поэты или ученые? Чаляби. Умеющие отгадывать симво­лы, потому что создали их. Люди чув­ственного ума. В средние века в Средней Азии за науку не платили: единственная привилегия, которой добились Омар Хайям и Аль-Фара­би, – «счастье познания». Привиле­гии «счастье познания» добился и Олжас благодаря своим выдающим­ся способностям, помноженным на интенсивнейшую работу ума.
И все же он не просто чаляби – иде­альный инструмент познания сим­волов мира. Он – преобразователь действительности. Его книгу легко читать и нетрудно понять. И невоз­можно не признать за ней мощь реально созидающей силы. Возмож­но, этот эффект достигается преодо­лением заведомой условности, иг­рового начала, к которым в век диф­ференцированных форм сознания все более склоняется художествен­ное творчество. Результат, во вся­ком случае, налицо. Читая книгу, ощущаешь и подземный гул, и ко­лебание почвы под ногами, ощуща­ешь тектонические сдвиги и процесс образования новых гор... С библей­ского откровения «вначале было Сло­во» Сулейменов снимает оттенок метафоричности. Он возвращает действенную силу искрящемуся кристаллу человеческого слова, этой соли земли, озаренной поэтическим прозрением и открытиями разума.
Затея изложить содержание книги была бы равносильна попытке умес­тить горный поток в аквариуме. О. Сулейменов представлен в ней многолико, и простое перечисление его проявлений потребовало бы мно­жества специальных гнезд: в одном – славист, тюрколог, шумеролог; в другом – историк, лингвист, литера­туровед, философ; в третьем – этно­граф, палеограф, знаток летописей; в четвертом – поэт, драматург, пуб­лицист; в особой графе – гражданин, общественный деятель и т. д. Объ­единенные в одной личности, эти грани формируют собеседника ушед­ших и грядущих времен, воскрешая в памяти образ универсального моз­га исторических ситуаций Возрожде­ния.
Проницательно, с большой любовью к великому «Слову о полку Игореве» прочитаны в книге «темные» места гениальной поэмы. Меня, как каза­ха, согревает обнаруженная и обосно­ванная Сулейменовым причастность тюркского языка XII века к созданию шедевра русской литературы, неос­поримо подтверждающая его подлин­ную древность. Но в большей мере восхищает осуществленное им вос­становление первозданной поэтики «Слова», в ряде мест подвергшейся стерилизации под пером поздней­ших переписчиков и толкователей поэмы. Очищенное от наслоений «Слово» предстает монолитным произведением высокого драматического звучания. Общечеловеческое зна­чение имеет ее центральная, как убе­дительно показывает Сулейменов, нравственная проблема: «свой – не­прав». Это редчайший в мировой ли­тературе средних веков случай пре­одоления этнических пристрастий, пойти на которое мог действительно гениальный художник, любящий свой народ как частицу рода человечес­кого.
В скальных породах славистики Су­лейменов добывает истину, круша на своем пути все, что стоит на ложных подпорках псевдонаучности и за­уженного патриотизма. Но вот его ис­конное тюркологическое русло выхо­дит на простор безмятежных равнин отечественной тюркологии. Боевой пыл сменяется досадой, язвительный сарказм – горькой иронией, утверж­дение истины – просвещением. Тя­желый вздох слышится в признании: «Как хотелось бы начать статью о шумерско-тюркских контактах вот с этой страницы, спокойно, не растекаясь мыслию по грустной современности нашей, но, к сожалению, в тюрколо­гии невозможно решить самый частный вопрос, пока хотя бы не постав­лены проблемы самые общие». Еще вспыхивают гневные молнии в части «Шумер-наме», разя «сапожников» от тюркологии, «молящихся, как буддис­ты ноге Будды, тесной колодке ин­доевропейского сапога», но в целом интонация в корне изменилась. В ней улавливается забота о создании но­вой тюркологии, подлинно научной, свободной от пожизненного школяр­ства, от расовых и национальных предрассудков.
Намеченный для себя отрезок пути по тюркологической пустыне Сулей­менов заставляет валунами шумер­ской лексики и, проверив их «неувя­дающей структурой» тюркского сло­ва, высказывает гипотезу о культур­ном родстве носителей двух языко­вых систем. Таблица сопоставления шумерско-тюркской лексики, предло­женная в книге, представляет собой итог кропотливой, добросовестной работы зрелого лингвиста. Она под­тверждает предположение Сулейменова о сосуществовании прототюркских и шумерских племен в составе единого культурного региона во времена, которые в представлении со­временных тюркологов ассоциируют­ся с колодезной глубиной в безлун­ную ночь. «Шумер-наме» побуждает мысль к дальнейшим исследовани­ям, «раздражая», озадачивая ее мно­жеством новых вопросов, возникаю­щих при взгляде на сабельный срез толщи неведомых столетий. Сулейменов великолепно демонстрирует плодотворность своего направления, вытягивая из глубины пяти с лишним тысяч лет золотую нить тенгрианства – первой в истории народов моноте­истической религии, духовного стержня тюркомонгольских кочевых племен, позволявшего им на долгом историческом пути смотреть сквозь встречавшиеся религиозно-мировоз­зренческие системы. Кстати, здесь-то и смыкаются сюжетные линии двух частей книги. Сулейменов вспоми­нает сон великого князя Святослава Всеволодовича из «Слова о полку Игореве», в котором тот видит соб­ственное погребение по тенгрианскому обряду. Неизбежное для совер­шенной книги композиционное реше­ние состоялось. Встречное свечение ее частей озарило атмосферу произ­ведения, обнаруживая его последо­вательность и логическую завершен­ность. Активное участие тюркского этноса в культурных контактах с народами евразийского материка оказалось прослеженным на временной дистанции в несколько тысячелетий.
Проблемы, поднимаемые Сулейменовым в части «Шумер-наме», в целом носят постановочный характер. Он сам это хорошо понимает и де­лает оговорку: «Работа по восстанов­лению биографии тюркских языков, по сути, находится в самом начале свое­го пути». Характерно внимание Сулейменова к начинающим лингвис­там, которым он предлагает решить несколько задач в ключе новой тюр­кологии. Эти задачи, так же как це­лый ряд других вычлененных и сфор­мулированных, – горсть готовых к буй­ному всходу зерен в руке опытного сеятеля. Тюркология «находится в самом начале своего пути». Благо­словен путь, имеющий такое начало!
Для сборника по эстетике тюркских кочевых племен, подготовленного к печати в Институте философии и пра­ва АН КазССР, мне довелось напи­сать статью с анализом аккадского «Эпоса о Гильгамеше». Меня при­влекла фигура Энкиду, «в степи рож­денного», могучего друга и побрати­ма Гильгамеша, царя «стеной ограж­денного» Урука. Внимательное про­чтение величайшей древневосточной поэмы не оставляет сомнения в том, что проблема единства и распада миров, кочевья и оседлости являет­ся в ней стержневой, а скорбный плач по поводу кончины Энкиду, умер­щ­вленного богами Урука, – эмоцио­нальным лейтмотивом эпоса. Те­перь, после прочтения книги Сулейменова, я вижу возможность сопо­ставления драматических линий «Слова о полку Игореве» и «Эпоса о Гильгамеше». Аккадский эпос ясно и недвусмысленно осуждает богов Уру­ка в ситуации «свой – неправ». Не только слово, в своей структуре, в своем значении, несет эстафету вре­мен, но и оформленные им поэти­ческие произведения. В двух лите­ратурных шедеврах, между которы­ми легли тысячелетия, с болью, с ху­дожественным прозрением трагичес­ких последствий изложена драма распада былого единства.
В «Энкидиаде» духовное оформле­ние проблемы «кочевье – оседлость» рассмотрено на историческом фоне событий, всколыхнувших интеллектуальную жизнь народа евразийского материка в середине I тысячелетия до н. э. Это время, названное К. Ясперсом «осевой эпохой», характери­зуется порази-тельной синхронностью аналогичных по существу духовных движений в среде различных наро­дов на огромной территории от Ки­тая до Эллады. Роль кочевых племен в появлении возбужденных пророков и задумчивых мыслителей, вынуж­денных определить свое отношение не только к оружию, но и к мировоз­зрению пришельцев, очевидна. Си­туация формировала характер рож­дающихся религий и философских систем, оказавших глубочайшее вли­яние на дальнейший ход истории. Я и сейчас считаю, что внимание тех историков культуры и философии, ко­торые стремятся осмыслить важней­шие этапы становления мировой ци­вилизации, должно быть привлечено к этой эпохе. Но вижу вместе с тем принципиальную правоту Сулейменова, не замыкающегося на ограниченном плацдарме одного историческо­го времени, рассматривающего и сам этот плацдарм как часть едино­го исторического процесса. Понимаю, чтобы рассматривать историю так, как Сулейменов, нужны новые уси­лия, новые знания, добытые в сво­бодном, неустанном поиске. Это единственный путь, ведущий к под­линному знанию. Убежден, что все, кому истинно дорог мир мыслящего слова, с появлением книги «Аз и Я» пересмотрят требования, предъяв­лявшиеся к себе прежде.
«Начался этап подъема. Мы вспо­минаем себя Нами. И от того, будем ли воздвигать собственные кочки или, калечась, сдирая кожу с ладо­ней, потянем тяжелую, колючую, как трос, линию подъема выше себя, за­висит амплитуда твоего духовного взлета, степь». Этот принцип подъ­ема, сформулированный Сулейменовым, в условиях современной казах­ской культуры высшую степень реа­лизации нашел в его собственном творчестве.
Неоднократно напоминаемая Сулейменовым необходимость знать исторический космос, в котором су­ществовал или существует тот или иной факт, имеет методологическое значение и для понимания феноме­на «Олжас Сулейменов».
Мы помним, какое глубокое влия­ние оказали еще ранние стихи Сулейменова на становление новой казахской литературы исторического жанра. То было время, когда расту­щее национальное самосознание остро нуждалось в знании историчес­кой ретроспективы, чтобы яснее ви­деть перспективу. Популярной для чтения литературой стали художест­венные и научные произведения, от­вечавшие новым запросам. Обраще­ние к истории по форме носило про­светительский характер. Но по суще­ству имело гораздо более глубокие следствия, чем простое ознакомле­ние с древнейшей историей пред­ков казахского народа. Принципиаль­ное значение имело то обстоятель­ство, что преодоленными оказались рубежи, в которых замыкалась совре­менная казахская художественная мысль в периоды своего младенче­ства и затянувшегося ученичества. Перейдя черту, она оказалась в чаще новых фактов, ос­мысление которых требовало от нее самостоятельности. Испытание было не из легких. Читате­лям довелось быть очевидцами того, как титулованная зрелой, реалисти­ческой казахская ли­тература в освоении исторической тема­тики оказалась вы­нужденной обра­титься к помощи методов, мало со­вместимых с ее вы­соким, узаконенным литературоведами статусом – к беллетризованному пере­ложению учебников истории и популяр­ному просветитель­ству с откровенным романтическим привкусом. Пожа­луй, только Сулей­менов, благодаря мощи своего поэ­тического таланта, был освобожден от типичных недугов той поры.
Тем не менее это движение, по­началу уязвимое, дававшее повод для критических выпадов, было глу­боко прогрессивным по своей сути и плодотворным по своим резуль­татам. Оно оказало сильнейшее влияние на различные формы об­щественного сознания, сумев при­влечь внимание к истории, к ее прошлым и современным пробле­мам. Общение с прошлым мускулирует мозг национальной культу­ры – теперь мы можем говорить об этом, исходя из собственного опы­та, – и готовит его к более точному и глубокому пониманию современ­ной действительности. Реальный процесс, набирающий силу, дает основания подвести первые итоги культурного движения 60-х годов, основными из которых, видимо, следует считать: 1) активное отношение к духовной жизни народа, способность видеть в ней процесс, знание
и использование его зако­номерностей;
2) способность выяв­лять актуальные проблемы разви­тия и осмысливать их самостоя­тельно; 3) усиление взаимодейст­вия форм общественного сознания, позволившее, в частности, осуще­ствить единство и своеобразие в научном и художественном освое­нии исторического опыта; 4) пре­одоление локальной замкнутости, выход к темам и проблемам, имею­щим общечеловеческое значение, навыки мышления в масштабах крупнейших историко-культурных категорий; 5) умение анализиро­вать существующие представления, защищаться и вести полемику в случаях, когда нападкам подверга­ются национальные и общечелове­ческие духовные ценности. Книга Сулейменова, являясь наивысшим воплощением этих достижений, стимулирует их дальнейшее разви­тие.
Книге суждена большая биогра­фия. Не только потому, что долго в памяти потомков будут жить вели­кие литературные произведения древности – шумерский эпос, поэ­зия древнетюркского каганата, «Слово о полку Игореве», в иссле­довании и новом прочтении кото­рых уже никто не сможет не счи­таться с коррективами Сулеймено­ва. Еще остаются борющиеся за свое утверждение национальные культуры и остается проблема вос­становления подлинного родства народов мира в масштабах единой истории человечества. До тех пор, пока будут давать о себе знать ре­цидивы спекулятивной историчес­кой «науки», превращающей обзор пройденного народами пути в ис­точник шовинизма и национализ­ма, книга «Аз и Я», в самом назва­нии которой заложено представле­ние о единстве мировой культу­ры, будет служить чистым, как сиг­нал боевой трубы, призывом к борь­бе с лжепатриотизмом и лженаукой.
 
Президент Азербайджана Ильхам Алиев поздравил поэта Олжаса Сулейменова с 80-летним юбилеем.

"Дорогой Олжас Сулейменов! Поздравляю Вас - выдающегося представителя современной литературы и известного общественного деятеля с 80-летним юбилеем. От всей души желаю Вам счастья, здоровья, долгих лет жизни и новых достижений в Вашей многогранной деятельности.
Ваш поэтический дар, принесший Вам огромную популярность еще в юные годы, всегда привлекал читателей своеобразием поэтического языка и глубиной мысли. Присущее Вашей поэзии философское восприятие действительности получило свое дальнейшее развитие в Вашей прозе, публицистике и кинодраматургии.
Для всего азербайджанского народа Вы являетесь, прежде всего, человеком, разделившим с нами всю тяжесть наших утрат во время событий Кровавого января 1990 года и предельно объективно освещающим в своей общественной деятельности азербайджанские реалии. Ваша яркая гражданская позиция в антиядерном движении, безусловно, сыграла свою роль в борьбе за запрещение испытаний ядерного оружия в мире.
Ваши неординарные идеи о необходимости формирования новых подходов к истории и литературе различных народов внесли достойный вклад в межкультуральный диалог. Ваше участие в VII Глобальном форуме альянса цивилизаций ООН, проходящем недавно в Баку, еще раз продемонстрировало, что более полувека пронизывающая Ваше творчество идея духовного взаимодействия и взаимообогащения культур, по-прежнему близка Вам", - говорится в поздравлении главы государства.
 
В Национальной академической библиотеке РК была организована книжная выставка, посвященная 80-летию и жизненному и творческому пути поэта, народного писателя, лауреата Государственной премии Казахстана, общественно-политического деятеля Олжаса Сулейменова – "Ұлы даланың дара тұлғасы".

"Я всегда говорил, что сила нации не в арсеналах, сила нации – в библиотеках. И я очень рад, что мои книги входят в силу нации. Каждого своего читателя я считаю своим учеником, кому удалось внушить свои размышления и думы", –сказал Олжас Сулейменов, отвечая на вопросы журналистов.



По словам писателя, он провел встречи с почитателями своего творчества в Баку, Анкаре, Стамбуле. Также планируется встреча с итальянскими поклонниками.

Сулейменов, подходя к своему 80-летнему юбилею, отметил, что не обо всем еще написал и рассказал.

"Несмотря на то что скоро мне будет 80 лет (день рождения писателя 18 мая – Прим. автора), есть еще множество тем, волнующих меня. Выпущу еще пару книг и тогда смогу что-то сказать", – заметил писатель.

На встрече присутствовали депутаты Мажилиса, которые отметили интеллектуальный вклад Сулейменова в жизнь каждого из них.

Во второй половине творческого вечера молодые поэты читали стихи автора и благодарили его за творческое наследие. В свою очередь Олжас Омарович дал свое благословение начинающим продолжателям пути народного любимца.





Напомним, Олжас Сулейменов занимается литературной работой с 1955 года. В разные годы работал литературным сотрудником газеты "Казахстанская правда", главным редактором сценарно-редакционной коллегии киностудии "Казахфильм", являлся заведующим отделом журналистики журнала "Простор". С 1971 по 1981 год был секретарем правления Союза писателей Казахстана, а с 1981 по 1983 – председателем Государственного комитета Казахской ССР по кинематографии. С 1972-го – председатель Казахского комитета по связям с писателями стран Азии и Африки. С 1983-го – первый секретарь правления Союза писателей Казахстана. В 1989 году стал инициатором движения "Невада-Семипалатинск", благодаря которому были запрещены ядерные испытания под Семипалатинском. С 1995 года – посол Казахстана в Италии. С 2002 года представитель Казахстана в ЮНЕСКО (Париж).
 
Деятели культуры, литературы, науки поздравляют Олжаса Сулейменова с Юбилеем

СУЛЕЙМЕНОВУ ОЛЖАСУ ОМАРОВИЧУ
Уважаемый Олжас Омарович!
Ваше имя хорошо известно и в Норвегии — среди ученых-гуманитариев, писателей, правозащитников. Знаем вас как одного из крупнейших мыслителей современности, выдающегося государственного и общественно-политического деятеля, прекрасного поэта и лингвиста. Вы были инициатором принятия закона «О реабилитации репрессированных народов». Благодаря вашей деятельности начали закрываться ядерные полигоны. Даже не верится, что все это под силу одному человеку.
Вы личность планетарного масштаба, дорогой Олжас Омарович! Будушее человечества зависит от Союза именно таких людей, как Вы, обладающих планетарным сознанием и мышлением.
Поздравляем Вас с Юбилеем и желаем здоровья, благополучия и успехов во всех ваших делах.
Любящие Вас
Зоя Граннес, журналист, правозашитник, член правления международной организации «Женщины за мир и свободу».
Эрик Егеберг, кандидат филологии, доктор философии, профессор, переводчик русскоязычной поэзии.
Эрлинг Киттелсен, поэт, драматург, переводчик.
Билал Лайпанов, поэт, переводчик, член Союзов писателей России и Норвегии
 
 
Руководство КЧГУ поздравило Олжаса Сулейменова с 80-летием. В телеграмме, отправленной Юбиляру, говорится:

"В эти дни, вместе с родными, друзьями и всеми ценителями Вашего творчества, Юбилей своего Почетного доктора отмечает и КЧГУ им. У.Д.Алиева. Проводимые ВУЗом семинары, читательские конференции, круглый стол, специально подготовленные стенды - все посвящено Вашему творчеству, научным исследованиям, общественно-политической и дипломатической деятельности. 24 мая пройдет и торжественное собрание с участием представителей общественности КЧР".
 
Сегодня исполняется 80 лет Олжасу Сулейменову
АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Сегодня исполняется 80 лет поэту, писателю, общественно-политическому деятелю, президенту Международного антиядерного движения «Невада-Семей», профессору кафедры ЮНЕСКО ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Олжасу Сулейменову.
Олжас Омарович Сулейменов родился 18 мая 1936 года в Алма-Ате.
Родился в 1936 году в семье прямого потомка Олжабай-батыра - Омархана Сулейменулы, офицера казахского кавалерийского полка, репрессированного в 1937 году. Лев Гумилёв, как он сообщил Олжасу, сидел с его отцом в норильском лагере, где того расстреляли.
Окончил школу в 1954 году и поступил на геологоразведочный факультет Казахского госуниверситета, окончил его в 1959 году, инженер-геолог. Последние годы учёбы совмещал с работой в геологоразведочных партиях.
Литературной работой занялся в 1955 году. В 1959 году поступил в Литературный институт им. А. М. Горького в Москве на отделение поэтического перевода, но в 1961 году был вынужден прервать учёбу.
В 1962-1971 гг. - литературный сотрудник газеты «Казахстанская правда», главный редактор сценарно-редакционной коллегии киностудии «Казахфильм», заведующий отделом журналистики в журнале «Простор».
1971-1981 гг. - секретарь правления Союза писателей Казахстана.
С 1972 года - председатель Казахского комитета по связям с писателями стран Азии и Африки, стал одним из инициаторов и организаторов проведения в Алма-Ате 5-й конференции писателей стран Азии и Африки (1975).
С начала 70-х и до конца 80-х гг.- заместитель председателя Советского комитета по связям со странами Азии и Африки.
В 1975 году издал литературоведческую книгу «Аз и Я. Книга благонамеренного читателя», получившую резко отрицательный резонанс в Москве, книга была запрещена, автор 8 лет не издавался и практически перестал писать стихи.
1977-1995 гг. - председатель Федерации шахмат Казахстана.
Депутат, член Президиума Верховного Совета Казахской ССР (1980-1984), депутат Верховного Совета СССР (1984-1989, 1989-1991).
Делегат XXVI съезда КПСС (1981).
1981-1984 - председатель Государственного комитета Казахской ССР по кинематографии.
1984-1992 - первый секретарь Правления Союза Писателей Казахстана, секретарь правления СП СССР. Являлся членом редакционного совета журнала «Детектив и политика».
С 1992 года - Почётный Председатель Союза Писателей Казахстана, творческая работа.
В 1989 году стал инициатором и лидером народного движения «Невада - Семипалатинск», целью которого было закрытие Семипалатинского ядерного полигона и других ядерных полигонов мира.
1991-1995 - лидер партии «Народный конгресс Казахстана», в которую преобразовалось антиядерное движение, депутат Верховного Совета Республики Казахстан (1994-1995).
1995-2001 годы - Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Италии (Рим) и по совместительству в Греции и на Мальте.
Продолжил литературоведческую деятельность и выпустил в 1998 году в Риме книги «Язык письма» «о происхождении письменности и языка малого человечества» и «Улыбка бога», в 2001 - «Пересекающиеся параллели» (введение в тюркославистику) а в 2002 году - книгу «Тюрки в доистории» (о происхождении древнетюркских языков и письменностей), за которую получил премию Кюльтегина «за выдающиеся достижения в области тюркологии», 2002.
С 2001 года - постоянный представитель Казахстана в ЮНЕСКО (Париж), готовит к изданию большой этимологический словарь «1001 слово».
В преддверии юбилея Олжаса Сулейменова во многих городах Казахстана прошли мероприятия.
В ЕНУ им. Л.Н. Гумилева в Астане состоялся форум с его участием, в Национальной библиотеке - встреча с читателями. В ходе мероприятия выступили общественные, научные деятели
«Олжас Омарович - личность мифическая: он писал в 20 веке и продолжает свое творчество. У нас есть три популярных имени, начиная с последней трети 20 века: Димаш, Нурсултан и Олжас. В Казахстане Олжасов сотни, тысячи. Когда читаешь произведения Олжаса Сулейменова, ты как бы открываешь душу поэта. Книги Олжаса - это кирпичики нашего духовного мира. Его выступления, произведения, комментарии - символ культуры. Название его книги «Аз и Я» - это органическое сочетание Азии и Европы.
Олжас - истинный поборник гуманизма. Если все мы, как отмечали Вы, Олжас Омарович, будем жить единой страной, единой семьей, тогда будет мир на Земле. АНК - это школа мужества, академия добропорядочности, совестливости и братского отношения друг к другу, независимо от национальности. Позиция Олжаса Сулейменова - это вектор, по направлению которого нам необходимо двигаться, это то, что способно связывать нас очень крепко для развития межнационального единства.
Олжас Сулейменов - живой классик, духовный навигатор. Я подзаряжаюсь от него, как от духовного аккумулятора толерантности, добра. Уже сам факт того, что с нами рядом живет человек такого духовного уровня, масштаба, авторитетной интеллектуальности, нравственной репутации - это ценность для нашей страны, наше достояние.
Таких, как Олжас Омарович, Бог создает для себя, как утешение, а мы, находясь рядом с Вами, становимся чище, добрее и толерантнее», - отметил доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой АНК в ЕНУ им.Л.Н.Гумилева Анатолий Башмаков.
 
Олжас Сулейменов отмечает сегодня свое 80 - летие
[img]undefined[/img]
18 мая 2016

Огромное счастье для нашей культуры,
что заслуженное признание пришло к нему в молодом возрасте
и способствовало тем самым условиям для свободы его творчества.




Сегодня большой юбилей отмечает поистине народный писатель и поэт, литературовед, общественный и политический деятель, дипломат Олжас Омарович Сулейменов. В 1989 году он стал инициатором и лидером народного движения "Невада - Семипалатинск", целью которого было закрытие Семипалатинского ядерного полигона и других ядерных полигонов мира. Был лидером партии "Народный конгресс Казахстана", в которую преобразовалось антиядерное движение.Его имя давно стало символом крепкой гражданской позиции, его личность является частицей истории народа, его национальной гордостью, сообщает Zakon.kz


[IMG]https://static.zakon.kz/uploads/posts/2016-05/thumbs/1463558898_ecd129faf1c68ff6dae426c67e911f45.jpg"/>





Накануне Президент РК Нурсултан Назарбаев подписал Указ «О присвоении Сулейменову О.О. высшей степени отличия - звания «Қазақстанның Еңбек Ері» ("Герой труда Казахстана"). Высокой награды поэт удостоен за особый вклад в развитие отечественной литературы, а также активную общественную деятельность, направленную на укрепление мира и гражданского согласия".




Олжас Сулейменов родился 18 мая 1936 года в городе Алма-Ате. Он происходит из семьи первого поколения кадровых военных из национальной среды. Его отец был офицером Первого Казахского кавалерийского полка. Жернова сталинских репрессий не обошли стороной семью Сулейменовых. Когда Олжасу исполнился год, отец был расстрелян, как и многие лучшие представители командного состава Красной Армии. Предки О. Сулейменова с отцовской стороны были поэтами, музыкантами и воинами, а с материнской – строителями-саманщиками. Свое имя Олжас получил от предка в седьмом поколении Олжабай батыра, который командовал правым крылом конницы ханы Абылая.



В 1954 году после окончания средней школы № 28 им. Маншук Маметовой, Олжас Сулейменов поступил на геологоразведочный факультет Казахского государственного университета им. С. М. Кирова. Однако поэтический дар заставил его пересмотреть свой жизненный путь: отложить диплом инженера-геолога. В 1958 году он поступил на Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А. М. Горького в Москве.





После окончания курсов работал заведующим отделом поэзии журнала «Простор», главным редактором сценарно-редакционной коллегии киностудии «Казахфильм», первым секретарем Союза писателей Казахстана, первым секретарем правления Союза кинематографистов Казахстана, секретарем Союза писателей СССР. С 1991 по 1994 гг. О. Сулейменов находился на творческой работе.





Он является членом Комитета Верховного Совета Республики Казахстан по экологии и природопользованию, с 1995 по 2001 гг. находился на дипломатической работе как Чрезвычайный и Полномочный Посол РК в Италии, а затем в Греции, на Мальте. С 2001 года – постоянный представитель Республики Казахстан при ЮНЕСКО (UNESCO).





Авторитет О. Сулейменова как политического деятеля огромен. Он депутат Верховного Совета Республики Казахстан 10-го и 13-го созывов, Депутат Верховного Совета СССР 11 созыва, Народный депутат СССР (1989–1991). Олжас Сулейменов награжден орденами «Барыс» 1-й степени, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак почета», медалями. Он лауреат Государственной премии КазССР и премии Ленинского комсомола Казахстана, лауреат премии «Тарлан».





Трудовая биография О. О. Сулейменова связана более всего с двумя крупными творческими союзами Казахстана – Союзом писателей и Союзом кинематографистов. Именно Олжас Сулейменов стал одним из инициаторов и организаторов проведения в г. Алматы 5-й конференции писателей стран Азии и Африки. При нем казахский кинематограф получил всемирную известность как профессиональное и талантливое кино. Киностудия «Казахфильм» выпустила такие фильмы как «Кыз-Жибек», «Тревожное утро», «Выстрел на перевале Караш», «Серый лютый».





Особой заслугой Олжаса Сулейменова как общественного деятеля, политика является создание движения «Невада – Семей», которое за короткое время добилось установления моратория на взрывы на Семипалатинском полигоне. 28 августа 1991 года президент Казахстана Н. Назарбаев подписал Указ о закрытии полигона.
Занимаясь обширной государственной и общественной деятельностью, Олжас Сулейменов никогда не забывал, что он прежде всего поэт, писатель. Творческая работа – постоянная его спутница в жизни. Олжас – известный во всем мире автор многих книг, вышедших на разных языках.
Будучи казахом, он пишет на русском языке, оставаясь, несомненно, поэтом казахским. Он искренне, нежно любит свой народ, свою страну. Но он еще предан всему человечеству, он большой патриот Земли.





Поэзия О. Сулейменова учит нас истине, пониманию исторического становления народа. Творческое воображение уносит поэта в даль веков, его чуткое ухо улавливает заглушенный столетиями топот коней, глаз выхватывает из мрака времени зарницы яростных сражений. Кто мы, казахи, откуда мы пришли, зачем призваны быть на свете? Что мы принесли с собой, что дали миру? Олжас напряженно размышляет над этими вопросами. В этом плане одно из лучших стихотворений «Чем порадовать сердце?» передает взгляд поэта на историю своего народа через призму сердца.


Стихи О. Сулейменова отличают глубина мысли, многомасштабность, философичность и полемичность. В них яркая экспрессия, зримая образность, тонкий юмор, острая сатира, неожиданные повороты и много других граней. Поэтические произведения получили высокую оценку читателей и критики. О его творчестве писали такие мастера слова, как М. О. Ауэзов, К. Симонов, Р. Гамзатов, Г. Мусрепов, Ч. Айтматов, Э. Межелайтис и др.





Первая книга стихов и поэм «Аргамаки» вышла в 1961 году. В этом же году была опубликована его поэма «Земля, поклонись человеку», которая вошла в число лучших произведений советской поэзии и принесла О. Сулейменову широкую известность. Это гимн человеку и человечеству. В поэме отразились размышления поэта над судьбой человека, над его помыслами. Особо звучит отношение поэта к женщине Женщина для него – это прежде всего Мать, сама жизнь, начало начал.

Последующие годы были очень плодотворны для О. Сулейменова. В 1962 году выходит в свет поэтический сборник «Солнечные ночи», за ним последовали «Ночь-парижанка», «Доброе время восхода», «Год обезьяны», «Избранная лирика», «Глиняная книга», «Повторяя в полдень», «Каждый день утро», «Круглая звезда», «Трансформация огня», «Определение берега», «Аз и Я», «Язык письма».

«Глиняная книга» – одно из важнейших произведений Олжаса Сулейменова. Это древняя история любви, которая делает человека выше всего. Эта книга несет в себе глубокий смысл, она построена на глубоких исторических ассоциациях, в ней присутствует восточная духовно-философская традиция.

Книги «Аз и Я», «Язык письма» и статьи, посвященные взаимодействию тюркских, славянских и других культур, своей острой проблематичностью, вызвали неутихающие дискуссии и способствуют формированию новых подходов к истории тюркских культур.

Литературный талант О. Сулейменова широко раскрылся и в кинодраматургии. Он пишет сценарии, по которым были созданы художественные фильмы «Земля отцов», «Синий маршрут», «Зима – не полевой сезон», «Примите Адама», «Последний переход» и ряд документальных фильмов.

О. Сулейменов получил широкую известность и как публицист. Его перу принадлежит множество статей на злободневные темы современности, раскрывающих гражданскую позицию и жизненные принципы поэта.

Еще одна грань таланта дополняет его творческий портрет. Олжас Сулейменов – крупный лингвист-исследователь, тюрколог. Сам О. Сулейменов свое творческое кредо выразил следующим образом: «Заниматься историей и лингвистикой с единственным намерением – определить свое место среди своего народа и место моего народа в человечестве».

Творчески насыщенная, яркая жизнь Олжаса Сулейменова нашла отражение в его личном архиве, который в 1996 году поступил на государственное хранение в Центральный государственный архив Республики Казахстан в виде дара.


Библиография О.Сулейменова
Подборка стихов Сулейменова, опубликованная в "Литературной газете" в июне 1959 года, была первой публикацией поэта в центральной печати.
По сценариям Олжаса Сулейменова поставлены фильмы "Земля отцов" (1966), "Синий маршрут" (1968).

Сборники стихов
"Земля, поклонись человеку!" (1961)
"Аргамаки" (1961)
"Солнечные ночи" (1962)
"Ночь-парижанка" (1963)
"Доброе время восхода" (1964; премия Ленинского комсомола, 1967)
"Год обезьяны" (1967)
"Глиняная книга" (1969)
"Над белыми реками" (1970)

Работы по истории и этимологии
В 1962 были опубликованы первые статьи по теме - "Кочевники и Русь"
Темные места "Слова о полку Игореве"
"Аз и Я" (1975)


Интересные факты
Подборка стихов Сулейменова, опубликованная в «Литературной газете» в июне 1959 года, была первой публикацией поэта в центральной печати [3].
По сценариям Олжаса Сулейменова поставлены фильмы «Земля отцов» (1966), «Синий маршрут» (1968), а недавно «Красная полынь» («Махамбет») о казахском поэте XIX века Махамбете Утемисове и «Ах, как интересно было в Петербурге» (о хане Жангире).
Олжаса Сулейменова причисляют к поэтам-шестидесятникам, его друзьями были три столпа тех лет: Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский.
Андрей Вознесенский написал стихи «АТЕ 36-70» или «2 секунды, 20 июня 1970», посвящённые Олжасу и автоаварии, в которую они попали под Алма-Атой. Увлечённый стихами Сулейменова о казахском поэте и народном герое Махамбете, он сам создал цикл «Читая Махамбета»: «Зачитываюсь Махамбетом, Заслышу Азию во мне, Антенной вздрогнет в кабинете Стрела, торчащая в стене.» Рождественский начал свой стих «О друзьях» так: «Олжас, Мумин, Виталий…», а Римма Казакова в 1968 году написала целое стихотворение: «Люблю тебя, товарищ мой Олжас».
Олжас Сулейменов упоминается в сборнике новелл «Компромисс» писателя Сергея Довлатова
 
Указ Президента РК от 17 мая 2016 года № 263 «О присвоении Сулейменову О.О. высшей степени отличия - звания «Қазақстанның Еңбек Ері» размещен на официальном сайте Нурсултана Назарбаева.

"ПОСТАНОВЛЯЮ:
1. За особый вклад в развитие отечественной литературы, а также активную общественную деятельность, направленную на укрепление мира и гражданского согласия, присвоить высшую степень отличия - звание «Қазақстанның Еңбек Ері» Сулейменову Олжасу Омаровичу - поэту, общественному деятелю".

Указ вводится в действие со дня подписания, то есть с 17 мая 2016 года.

________________________________________________


18 мамыр 2016
«О.О.Сүлейменовке жоғары дәрежелі ерекшелік белгісі – «Қазақстанның Еңбек Ері» атағын беру туралы» Жарлық

Қаулы етемiн :
1. Отандық әдебиетті дамытуға қосқан айрықша үлесі, сондай-ақ бейбітшілік пен азаматтық келісімді нығайтуға бағытталған белсенді қоғамдық қызметі үшін ақын, қоғам қайраткері Олжас Омарұлы Сүлейменовке жоғары дәрежелі ерекшелік белгісі - «Қазақстанның Еңбек Ері» атағы берілсін.

2. Осы Жарлық қол қойылған күнінен бастап қолданысқа енгізіледі.



Қазақстан Республикасының
Президенті Н.Назарбаев
 
Олжас Сулейменов:«Мы кочуем навстречу себе…»
Спецпроекты ЛГ / Евразийская муза / Писатель у диктофона






К 80-летию Олжаса Сулемейнова в издательстве «Художественная литература» подготовлена книга «Олжас и я». В неё вошли высказывания и размышления государственных и общественных деятелей, представителей научной и творческой элиты, прозаиков и поэтов разных стран о творчестве и личности нашего выдающегося современника. Мы представляем вниманию наших читателей беседу с Олжасом Сулейменовым составителя и автора идеи этого издания Ермека Алданова.
– К моему предложению собрать под одной обложкой хотя бы краткие высказывания о вас некоторых ваших товарищей по цеху, коллег, друзей вы отнеслись весьма сдержанно. Изменилось общество, не те нынче настроения. Привели слова Ионеско: «Литература во всём мире сегодня сильно отстаёт от жизни; мы живём не в литературную, а в политическую эпоху».
– Добавлю, поэты создают не поэмы и повести, а осваивают жанр публицистики. У меня за два-три бурных десятилетия собрались тома газетных статей. Так мы участвуем в продолжающейся перестройке мира, активными актёрами («действующими лицами») которой мы, литераторы, являлись с самого начала. Поэтому я не хотел отвлекать своих коллег от важных дел времени.
– Однако, как видите, на моё обращение откликнулись многие, адреса которых я нашёл, дозвонился. А если было бы побольше времени, я уверен, эта книга не вместила бы высказываний ваших коллег из республик России, ближнего и дальнего зарубежья. Я включил в сборник и мнения ваших ушедших друзей – Андрея Вознесенского, Риммы Казаковой, Константина Симонова, чьё письмо, отправленное вам в сентябре 1975 года, я отыскал в архиве писателя с помощью его дочери и сына.
– Спасибо. Замечательное письмо, полученное очень вовремя, перед самым началом кампании против «Аз и Я». К несчастью, множество и других писем, присланных мне, не сохранилось. Кочевники не придавали нужного значения собственной истории, даже таким ценным артефактам. Я и в этом отношении настоящий казах, увы. «Мы кочуем навстречу себе, узнаваясь в другом…» В друзьях, например. Это и есть наша настоящая история.
– Могли бы вспомнить памятные эпизоды, связанные с авторами, высказавшими своё отношение к вам? Их наверняка много. Может быть, какие-то наиболее запомнившиеся?
– Таких эпизодов набралось бы на отдельную книгу, потолще этой. Давно мечтаю начать вспоминать. Вспомнить хотя бы благодатные для литературы и всей культуры 70-е, предразвальные 80-е и 90-е – без точного определения. Наши дни и ночи в этих десятилетиях. Надеюсь в этом году начать хотя бы первый том мемуаров. В нём, конечно, подробно отвечу на заданный вопрос.
– Атмосфера вашей молодости 60-х годов, безусловно, отличалась от нынешнего времени. Как вы чувствовали себя тогда?
– Чувствовал себя полным сил и переполненным надеждами на светлое будущее, как большинство из моего поколения. Как вся наша страна. Весенние 60-е! Первое десятилетие без Сталина. Оттепель. Поэты, киношники первыми ощутили в себе свободу. Стихи! Лучшие рассказы! Лучшие фильмы и спектакли!.. Такого взлёта культуры ещё не было и едва ли повторится. Культура – это настроение общества и показатель его здоровья. На наших глазах и с нашим участием возникала страна Великого Читателя, воспитанного великой литературой и воспитывающего великие замыслы и свершения. Неумелые революции бьют по культуре – это мы видели и видим.
– Какие проблемы сегодняшнего общества волнуют вас в первую очередь?
– Из нынешней проблематики выберу для ответа одну тему. Литературу, естественно. Заботит вопрос: как вернуть книгу современному обществу? Новые поколения формируются телевизором и социальными сетями интернета. В меньшей степени – кинематографом. Наши государства – части Страны Великого Читателя – ныне производят поколения Зрителей и Слушателей, какими были наши предки в Средние века и в доистории. До появления письменной литературы. Со временем отказ детей и юношества от книги отразится на развитии всех наук, экономики, техники и технологий. Неизбежно. Сегодняшние успехи фундаментальных наук воздвигаются ещё на мощном фундаменте, каким была многотысячелетняя Книга. Я не устаю повторять пример из «Комсомольской правды». Берут интервью у выдающегося физика: «Что надо сделать, чтобы школьники лучше усваивали физику и математику?» Учёный отвечает: «Надо увеличить количество уроков литературы». Мировой опыт уже подтверждает точность такого ответа.
Книга должна бы пропитать и полотно экрана. Кому-то из мастеров это удаётся. Я полюбил фильмы Станислава Говорухина давно. А когда встретились вживую, понял, что мы родственники. Слово «брат» настолько истаскали в политическом лексиконе, что надо дать ему время потихоньку восстановиться в исходном значении. Киноязык Говорухина настоян на классической русской литературе – самой совестливой в мире. Что бы он ни снимал – шедевры или проходные вещи, – его экран дышит классикой.
– Что из своего творчества вы любите больше всего?
– «Глиняную книгу».
– Многие читатели называют лучшей вашей книгой «Аз и Я», другим нравится самая первая поэма «Земля, поклонись человеку!». Некоторым, правда, непонятно, как Земля, которую мы все привыкли представлять космическим телом, может поклониться.
– Здесь имеется в виду земля не как физическое тело, земной шар, а в переносном смысле – «мир людей», «человечество». В апреле 1961 года, когда взлетел первый космонавт и была написана поэма, посвящённая этому событию. Все понимали восторженные газетные сообщения типа «вся земля аплодирует Юрию Гагарину». Если аплодировала – значит, могла и поклониться герою.
– Самые важные уроки, полученные от коллег, друзей?
– Первый учитель каждого – это мама, мать. Сейчас, оглядывая пройденный путь, понимаю, что всю жизнь следую её назиданиям, усвоенным с детства. Первый раз озву­чил некоторые из них в стихотворении на своём 40-летии. Отчитался перед матерью, заявив, что не испытал ни к кому зависти и ненависти; никого не предал; всего добивался, не кланяясь никому, а достигнув цели, не возносился. Каждая мать по-своему формулировала назидания, сообразуясь с религией и национальной традицией. «С гордым будь горд: он не сын Пророка, с вежливым будь вежлив: он не раб твоего отца». Эта древняя мудрость в её изложении стала основой моей личной конституции. Мама меня учила: «Пожми руку каждому, кто здоровается: один из сорока встреченных – посланец Бога». И я не оттолкнул ни одной руки, пожал руку тысячам. Верю, поздоровался со многими посланцами Бога.
Все личности, имена которых вижу в твоей книге, воспитаны матерями, событиями, литературой. Поэтому их оценки доброго и злого в нашей жизни в целом совпадают с моими собственными. Мамы нас учили быть честными, всегда говорить правду. Потом годы светлые и тёмные научили нас пониманию, что самая чистая правда – не всегда истина. Не поэтому ли мы часто поступали не так, как велела правда?
Этому и многому другому мы, люди художнического цеха, учились друг у друга. И в советское время, и сейчас.
– Здесь разные суждения о вас. Часть из них не без понятного в подобных случаях юбилейного пафоса. Одни – краткие, другие – пространные, обстоятельные, даже чрезмерно научные. Все вместе они, дополняя друг друга, создают образ чем-то знакомый, а чем-то не знакомый вам. Художники ведь разные, поэтому краски, карандаши разных цветов и оттенков. Мы разместили фамилии авторов в алфавитном порядке, как говорится, от Аз до Я. Начнём читать!
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1)

Форум  Мобильный | Стационарный