Расширенный поиск
19 Июня  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Келгинчи, къонакъ уялыр, келгенден сора, къонакъбай уялыр.
  • Кёб ашасанг, татыуу чыкъмаз, кёб сёлешсенг, магъанасы чыкъмаз.
  • Аман киши кеси юйюнде – къонакъ.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Кёбден умут этиб, аздан къуру къалма.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Арбаз къынгырды да, ийнек сауалмайма.
  • Адам къыйынлыгъын кёлтюрюр, зауукълугъун кёлтюрмез.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Кюн – узун, ёмюр – къысха.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Иги – алгъыш этер, аман – къаргъыш этер.
  • Ат басханны джер билед.
  • Чомартны къолу берекет.
  • Джолда аягъынга сакъ бол, ушакъда тилинге сакъ бол.
  • Къатын байлыкъны сюер, эр саулукъну сюер.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Джюрекден джюрекге джол барды.
  • Экиндини кеч къылсанг, чабыб джетер ашхам.
  • Сабий кёргенин унутмаз.
  • Сескекли кесин билдирир.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Джахил болса анасы, не билликди баласы?
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Эм ашхы къайын ана мамукъ бла башынгы тешер.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Намысы джокъну – дуниясы джокъ.
  • Болджал ишни бёрю ашар.
  • Аджашханны ызындагъы кёреди, джангылгъанны джанындагъы биледи.
  • Эр абынмай, эл танымаз.
  • Адебсиз адам – джюгенсиз ат.
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Ачыу алгъа келсе, акъыл артха къалады.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Агъач халкъгъа алтынды, иссиликге салкъынды.
  • Баланы адам этген анады.
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Ишин билген, аны сыйын чыгъарады.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Ашхы болсанг, атынг чыгъар, аман болсанг, джанынг чыгъар.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Чабакъгъа акъыл, табагъа тюшсе келеди.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Бет бетге къараса, бет да джерге къарар.
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
Страницы: 1
Маданият-Адабият-Санат джангылыкъла / Madaniyat-Adabiyat-Sanat djangilikla, Новости Культуры-Литературы-Искусства
 
Бу темада халкъыбызны культура джашауундан хапар айта турайыкъ. Къуру кесибизни юсюбюзден да тюл, Бютеудуния культура джангылыкъла да айтыла, джазыла турсала иги болур. Къалгъан халкъла кеслерини маданиятларын-адабиятларын-санатларын къалай сакълайдыла, айнытадыла - аллай хапарла да бизге тюшюнюрге, оюм этерге джарарла.
 








Татарский язык будет иметь свой сертификат
Опубликовано: вторник, 21 октября 2014 г. | 17:49 (+05:00)
Татарстан (тюркская республика в составе РФ) собирается внедрить международную систему сертификации татарского языка. Процесс будет осуществляться по кембриджскому стандарту, наподобие международных языковых экзаменов IELTS, TestDaf и Dele.

Минобразования республики планирует к концу этого года создать специальный центр языковой сертификации по татарскому языку. Инициатором этого процесса является институт филологии и межкультурной коммуникации Казанского Университета, сообщает татарская деловая газета eTatar со ссылкой на местные издания.

Тесты для изучающих татарский язык будут составлять по образцу кембриджских. Затем центр сертификации направит их в международную ассоциацию ALTE при Кембриджском университете для проведения аудита, после чего сертификация будет отвечать мировым стандартам и ее можно будет внедрять в учебных заведениях Татарстана.

В министерстве планируют, что с 2015 года эти тесты будут сдавать выпускники девятых классов, а через несколько лет - студенты республиканских вузов. В структуре также выразили надежду, что в будущем сертификаты на знание татарского языка учтут работодатели.
 
В Карачаево-Черкесии готовится к открытию отдел краеведческого музея, который был закрыт с 2003 года











В Карачаево-Черкесии в ближайшее время откроется отдел «Природа» единственного в республике краеведческого музея. Напомним, с 2003 года данный объект культуры был закрыт, так как фондохранилище музея пришло в непригодность. Экспонаты удалось сохранить, они были перенесены в основное здание музея, что сделало его недоступным для посещения. До закрытия музей ежегодно посещали 10-12 тысяч человек.

В настоящее время практически завершена реконструкция внутренних помещений музея, приобретено необходимое оборудование. Одновременно завершается ремонт складского помещения, которое располагается на прилегающей к музею территории, куда будут перенесены экспонаты, что позволит разгрузить музей. Таким образом, после открытия отдела «Природа», где будут выставлены около 200 экспонатов, в текущем году планируется открыть и другие отделы музея «Археология» и «Этнография».
Здание краеведческого музея, располагающееся на проспекте Ленина, 14 является памятником архитектуры начала XX века. Для республиканского центра это одно из немногих сохранившихся зданий начала прошлого века с оригинальной архитектурой и декором.
Краеведческий музей основан в 1916 году. Уникальную часть фондов музея составляет коллекция археологической керамики и бронза «Кобанской» и «Прикубанской» культур, археологический текстиль из курганов VIII-XVвеков, этнографическая коллекция золотошвейной одежды и серебряных украшений XIX века, большая коллекция горских шелковых вышитых шалей, коллекция этнографических и бытовых фотографий известного фотографа XIX века Д.И.Ермакова, а также палеонтологическая коллекция в числе которой есть уникальные экспонаты, относящиеся к далекому прошлому.

Площадь экспозиционных залов составляет 318 кв.м. Фонд краеведческого музея в настоящее время насчитывает около 100 тыс. ед. хранения. Экспозиция посвящена историческому прошлому Карачаево-Черкесии и знакомит с богатством духовной и материальной культуры народов коренного населения республики.
 
СОВЕТСКОЕ РУКОВОДСТВО ПРЕДСТАВЛЯЛО ЕЩЁ ТОТ ГАДЮШНИК

Изучая историю литературной борьбы в России в 50–80-е годы прошлого столетия и пытаясь выяснить роль власти в литературной жизни советского времени, я долго не мог понять фигуру одного из главных партийных идеологов Михаила Суслова. По одной версии, он был противником свободомыслия и поломал судьбы многих талантливых художников.

По другой версии, лучше его никто в советском руководстве не разбирался в литературе и искусстве, и он, наоборот, всю жизнь радел за творцов.
А где истина?
В поисках ответа я в самый канун 2015 года обратился к Нине Молевой.
Она – крупнейший искусствовед, историк, писатель. И что не менее важно – это ведь на её глазах в декабре 1962 года тогдашний советский лидер Никита Хрущёв обрушился в Манеже на цвет и гордость советского послевоенного авангарда.



– Нина Михайловна, так кто же спровоцировал 1 декабря 1962 года разгром выставки в Манеже московских художников: спецслужбы, мечтавший стать главным идеологом страны Леонид Ильичёв или Михаил Суслов, которого за глаза многие называли тайным кардиналом советской политики?
– Конечно, Суслов. Это была та ещё змея.
– Вы лично его знали?
– Мои близкие очень часто пересекались с Сусловым. Да и я одно время с ним общалась.
Началось всё, видимо, в тридцать девятом году. Муж моей сестры – Марии Владимировны Демидовой – Александр Меркулов одно время был на юге страны большим партийным начальником. У него была открытая форма туберкулёза. И однажды горловое кровотечение не позволило ему выехать в Москву на какое-то важное совещание. Вместо него в столицу отправился Суслов. С собой он увёз списки на четыреста человек, которые подозревались в неблагонадёжности. После этого Суслов получил повышение и стал первым секретарём Орджоникидзевского крайкома ВКП(б). А тех четыреста человек обвинили во вредительстве и расстреляли.
Уже в 1950 году с Сусловым пересеклись мои пути. Я, ещё когда училась в аспирантуре Московского университета, написала вместе с моим мужем Элием Белютиным статью о большом мастере исторической и портретной живописи Павле Чистякове и принесла её в редакцию газеты «Культура и жизнь». Ответственным секретарём в этом издании был тогда Валерий Косолапов. Он одиннадцать раз заставлял меня статью переделывать. А на двенадцатый раз услышала, что по решению ЦК я утверждена консультантом Агитпропа по искусству. Ну, а Агитпроп ЦК, как известно, ещё с 1947 года входил в сферу внимания и ответственности Суслова.
– Вами руководил лично Суслов?
– Нет. Сначала я подчинялась Косолапову и Ильичёву. Одно время моим начальником был Воронцов.
– Постойте, какой Воронцов? Тот, который, готовя одно из собраний сочинений Маяковского, снял из всех стихотворений классика посвящения Лиле Брик?
– Я, когда работала под началом Воронцова, об отношении своего руководителя к Маяковскому ничего не знала. Было известно лишь то, что он входил в ближайшее окружение Суслова. Помню, у нас только что вышел первый том всеобщей истории искусств Михаила Алпатова и тут же в ЦК поступил донос. Жалобу написали два аспиранта МГУ – Дмитрий Сарабьянов и Александр Каменский. Мне поручили дать заключение. Но я посчитала себя не вправе вмешиваться в сложившуюся ситуацию, потому что сама недавно окончила аспирантуру МГУ и долго варилась в этой каше. Я пошла к Воронцову: мол, так и так, я до сих пор тесно связана с МГУ и вряд ли смогу проявить объективность. Воронцов ответил очень резко: спасибо за предупреждение, но ваше прошлое нас не волнует, нас интересует, сколько в жалобе аспирантов правды. Я кривить душой не стала: да, у Алпатова есть некоторые неточности, но это же первая в Советском Союзе всеобщая история искусства, написанная к тому же во время войны, поэтому такой труд, безусловно, надо поддержать, а все замечания учесть при переиздании. Когда я высказалась, Воронцов даже не улыбнулся, а рассмеялся, а потом сказал, что пойдёт посоветуется. Я тогда ещё не знала, что советовался Воронцов, как правило, только с одним человеком – с Сусловым. Он мог зайти к нему в кабинет практически в любое время. Мне секретарша в приёмной – её звали Валентина – сама потом не раз говорила, что Суслов только Воронцова всегда принимал незамедлительно. Другие иногда достаточно долго ждали.
Об интересе же Воронцова к Маяковскому я узнала намного позже. Но тут Америки он мне не открыл. Дело в том, что ещё до войны я занималась в студии художественного слова, где познакомилась с племянником Лили Брик. Племянник был очень болтлив. Он не скрывал, что Лиля и Осип Брики имели определённые задания от спецслужб. Так что многие вещи я хорошо знала ещё до Воронцова.
Кстати, когда Воронцов снял из стихов Маяковского посвящения Брик, разгорелся грандиозный скандал, в чём более других преуспел Константин Симонов. Дело дошло до Брежнева. А Суслов тогда считался вторым человеком в партии. Лично ему, естественно, ничего не угрожало. Тем не менее он решил подстраховаться и Воронцова из аппарата ЦК удалил. Я потом иногда пересекалась с Воронцовым. Он был растерян. Воронцов не думал, что его так легко сдадут. Утешение он находил в давнем своём увлечении – сборе афоризмов. А когда-то его считали грозой партаппарата.
– В ЦК, в частности в Агитпропе, работали достойные люди или одни карьеристы? Кого было больше: умниц или тупиц?
Нина МОЛЕВА

– Всех хватало. Из-за этого мне нередко приходилось лавировать. Ведь далеко не все хотели брать на себя ответственность. Многие дорожили своим местом и поэтому очень боялись ошибиться и вылететь из ЦК.
Помнится, однажды в ЦК пришла жалоба на театр имени Ермоловой. Мол, театр поставил спектакль о Пушкине, доверив главную роль еврею. Как же так?! Это оскорбление русского гения. В Агитпропе по этому поводу даже создали целую комиссию.
Что делать? Я предложила всей комиссией отправиться на спектакль. Театр был в панике. Режиссёр не уставал пить валерьянку, актёры нервничали. После первого акта завсектором прессы ЦК Борис Кушелев поинтересовался: долго ли эта лабуда будет продолжаться. Ещё три действия. «Обалдеть! – воскликнул Кушелев. – На что тратим время». Я, с одной стороны, поддакнула ему, а с другой – развела его на мелочах. Когда занавес опустился, я заметила: по-моему, получился рядовой спектакль с добросовестными артистами. Но Кушелев не унимался: что ответить автору жалобы. Я посоветовала написать: «Мы слишком уважаем Пушкина, поэтому к любому исполнению роли поэта подходим с завышенными требованиями». И все остались довольны.
– У вас были в ЦК учителя или до всего вы доходили самостоятельно?
– В качестве учителя я бы назвала, пожалуй, только одного человека: Дмитрия Алексеевича Поликарпова.
– Но в мемуарах многих писателей Поликарпов представлен чуть ли не как главный душегуб нашей литературы. Так, критик Анатолий Тарасенков прямо обвинял его в гонениях на журнал «Знамя» и на Веру Панову. Поликарпов вызывал ненависть у Ольги Берггольц. Крайне нелестно отзывался о нём и Александр Борщаговский.
– Поликарпов был по-своему трагической фигурой. Я ведь не назвала его ангелом. Он за свою жизнь, похоже, много чего понатворил. Но, мне кажется, за какие-то поступки он потом раскаивался.
Я проработала с Поликарповым семь лет и видела его разным. На моих глазах он не раз порывался людям помочь. Ему говорили: то нельзя, это невозможно. А Поликарпов не унимался. Он считал, что в любой ситуации даже при имеющихся несовершенных законах при желании можно найти выход. Знаете, какая у него была любимая поговорка? Закон, что телеграфный столб, перепрыгнуть нельзя, но обойти можно. И эти слова часто повторял не какой-то беспартийный обыватель, а заведующий отделом культуры ЦК КПСС.
– Говорили, что Поликарпов – человек Суслова.
– Мне так не казалось.
– Лично вы Суслова по вопросам искусства часто консультировали?
– Я проработала в аппарате ЦК партии больше десяти лет. И за всё это время Суслов вызывал меня к себе всего два раза.
Первый раз вызов случился весной 1961 года. Тогда было много споров о том, как реформировать Академию художников. Многие мои коллеги из отдела культуры ЦК предлагали осчастливить членов Академии солидными зарплатами. Мол, прикормленные художники, ежемесячно получая большие деньги, не посмеют отступить от неписанных правил, пойти против власти и нарисовать что-то не так. А я доказывала обратное – денег платить за звание нельзя, ссылаясь на опыт Американской академии. Но Суслову первая точка зрения оказалась ближе. Затем Суслов хотел узнать моё мнение о том, как можно влиять на сознание художника. Я тогда особо обратила его внимание на такое обстоятельство, что любое насильственное внедрение идей уничтожает сам процесс творчества. Но ему и это моё замечание не понравилось. Позже мне передали слова Суслова: мол, Молева очень умная женщина, но я её терпеть не могу. Воронцов, правда, потом попытался смягчить слова своего шефа. Он сказал, что Суслову очень важно мнение Молевой, но это не значит, что надо во всём к ней прислушиваться.
Кстати, в какой-то момент мы с Сусловым даже чуть не породнились. Он хотел за моего двоюродного племянника – сына начальника охраны здания ЦК на Старой площади Сергея Сергеевича Грибанова, которого очень ценил Хрущёв, выдать свою дочь.
– Если верить мемуарам политических деятелей и книгам некоторых историков, Суслова в 1961 году очень сильно потеснил Ильичёв, и он уже не так мощно влиял на вопросы идеологии.
– Действительно, Ильичёв одно время очень мечтал стать главным идеологом. Он умел налету схватывать желания начальства. Я ведь его неплохо знала. Впервые судьба меня с ним столкнула ещё в 1950 году. Ильичёв тогда был главным редактором газеты «Правда». Я видела, как он пытался всех опередить. Вот только один пример, случившийся ещё до моего прихода в ЦК. Кто-то предложил выдвинуть на Сталинскую премию роман Михаила Бубеннова «Белая берёза». Но верхушка Союза писателей выступила против. Мотив был один: Бубеннов не состоял в партии. Эта история дошла до Сталина. Вождь, как говорили, заступился за писателя. Якобы он сказал, что нам нужны таланты, а не носители партбилета. Так вот первым подхватил эту идею как раз Ильичёв. Я уже потом узнала, что это ведь он инициировал моё назначение в аппарат Агитпропа ЦК. Его предупреждали, что я беспартийная. А он в ответ повторил слова Сталина и потом никогда не настаивал на том, чтобы я вступила в партию.
Ильичёв хорошо знал расстановку сил на самом верху. Он видел, как Сталин ценил, к примеру, Косыгина. Похоже, Сталин в конце своей жизни собирался доверить Косыгину руководство всей экономикой. Поэтому Ильичёв не пропускал ни одного слова, произнесённого Косыгиным. А Косыгин однажды дал понять, что неплохо бы ослабить идеологический пресс. И Ильичёв, решив, что это очень понравится Сталину, тоже поспешил подхватить эту идею. Он вообще очень часто покупался на разного рода новации. Но это не было идейными убеждениями. Было лишь желание вырваться вперёд, обойти своих конкурентов.
Ещё один фактор. Ильичёв умел производить впечатление. В отличие от других руководителей он мог прекрасно выступать без бумажек. Людям это нравилось.
Видимо, всё это в какой-то момент впечатлило и Хрущёва. Он действительно после двадцать второго съезда решил потеснить Суслова и отобрал у того ряд полномочий, лишив прежде всего контроля за подготовкой для него докладов и речей, и начал продвигать Ильичёва. Но Суслов всех переиграл.
– Каким образом?
– Осенью 1962 года у Хрущёва появилась идея создать новую Идеологическую комиссию, во главе которой поставить Ильичёва. Ильичёву показалось, что он теперь стал и Царём, и Богом. Он думал, что больше в эту сферу влезать никто не будет. Мол, он отныне самый главный. На этом и сыграл Суслов. Он знал, что Хрущёв любил лишь одного себя и терпеть не мог, если кто-то пытался в чём-то его переплюнуть. И Суслов методично начал внушать Хрущёву мысль о том, что Идеологическая комиссия превращается в новый центр власти и оттесняет Хрущёва от принятия важных решений. А Хрущёв ни с кем делиться властью не собирался. Он хотел оставаться единоличным хозяином. Поэтому к Ильичёву у Хрущёва очень быстро возникли вопросы. Он перестал внушать ему полное доверие.
Когда Ильичёв понял, что оказался в глупом положении, было уже поздно. У него осталось не так много шансов уцелеть во власти. Поэтому он ту же кинулся за поддержкой к Суслову и дал тому понять, что больше перечить не будет. По сути, Ильичёв превратился в верного пса Суслова.
– Подождите. Ведь начиная с конца 1962 года и почти до самой отставки Хрущёва на всех крупных мероприятиях идеологического характера главную скрипку продолжал играть не Суслов, а Ильичёв. И доклад на пленуме ЦК по идеологии летом 1963 года делал не Суслов, а Ильичёв.
– Ну и что из этого. Суслов не был в отличие от Ильичёва примитивным человеком. Когда Хрущёв подвинул его в сторону, он правильно понял, что сам отчасти был виноват. В какой-то момент Суслова оказалось слишком много. Это стало Хрущёва раздражать и даже злить. Поэтому Суслов на какое-то время решил уйти в тень. При этом Ильичёв без его ведома не мог и шага сделать.
Вы говорите о докладе на пленуме. Можно подумать, что он сначала до конца был написан именно Ильичёвым и содержал какие-то сногсшибательные новации. Доклад готовили десятки людей из идеологических отделов ЦК, а также из других структур. Потом его читали и перечитывали все члены Президиума ЦК и каждый вносил свои поправки. Так что этот доклад – плод коллективного творчества. Ильичёв только озвучил его.
– Возвращусь к выставке московских художников в Манеже, которая состоялась в самом конце 1962 года. Вы уверены, что погромную речь Хрущёва во время осмотра картин молодых авангардистов спровоцировал Суслов, а не Ильичёв?
– Уверена. Всё срежиссировал Суслов. Ильичёв был всего лишь послушным исполнителем.
Я больше вам скажу: Ильичёв в скандале тогда никак не был заинтересован. Его сын Валентин в это же время учился живописи у моего мужа Элия Белютина. Он любил авангард и, кстати, неплохо рисовал. На Манеже были выставлены и его работы.
Дальше. Работы авангардистов на выставку отбирались при участии министра культуры Екатерины Фурцевой и заведующего отделом культуры ЦК партии Дмитрия Поликарпова. Понятно, что они всё заранее согласовали с Ильичёвым.
После этого скажите: зачем Ильичёву было подставлять и себя, и своего сына? Он ведь не производил впечатление сумасшедшего человека.
– Ваша версия: почему Ильичёв во время осмотра выставки Хрущёвым поддержал бранную речь вождя?
– У него не было иного выбора. Он боялся Суслова. Всё подстроил Суслов.
– А Суслову зачем это надо было?
– Когда Хрущёв начал затирать Суслова и выдвинул в фавориты Ильичёва, кое-кто в партаппарате (и не только там) решил, что время Суслова закончилось. И Суслов стал думать, как всем показать, что от него слишком рано захотели отказаться. Так появилась идея устроить показательную порку. Аппарат должен был воочию увидеть, кто имел реальные рычаги управления.
Я присутствовала на этой экзекуции и всё видела своими глазами. Хрущёвым манипулировали два человека: Суслов и Шелепин. Один постоянно Хрущёву что-то нашёптывал, другой разыгрывал из себя рубаху-парня. А Ильичёв вынужден был метаться, чтобы всем угодить.
– По идее после погромной речи Хрущёва в Манеже должно было полететь немало голов…
– Я сама так думала. Выставку одобрил мой непосредственный начальник Поликарпов. Он был опытным аппаратчиком и, перед тем как что-то разрешить, наверняка советовался с руководством. Что же произошло? Утром следующего дня я первым делом пошла к Поликарпову. Но он при встрече лишь развёл руками. Ему самому ещё ничего не было ясно.
Всё разъяснилось через несколько дней. Суслов хотел показать, кто главный в идеологии. Оргвыводы и смена кадров в его планы тогда не входили. Он добился главного: перепугал насмерть Ильичёва.
Кстати, через две недели после скандала советское руководство организовало на Ленинских горах приём творческой интеллигенции. Я ещё не отошла от всего случившегося. И вдруг ко мне подошёл Хрущёв и, видимо, чтобы как-то поддержать, виновато бросил мне, почему я не сказала ему, что Белютин – мой муж.
– А вы до этого сами часто общались с Хрущёвым?
– Хрущёв помнил меня ещё пятилетней девочкой. Когда он в 30-е годы возглавлял Московский горком партии, мой отец был главным энергетиком столицы и они часто по работе пересекались, больше того, Хрущёв периодически тогда заходит к нам домой.
– А как изменился после всего случившегося Ильичёв?
– А как трусы в такой ситуации меняются? С одной стороны, он через каждые две фразы повторял: «Как сказал Михаил Андреевич». Его угодничеству перед Сусловым не было предела. С другой – всем окружающим стал ещё больше хамить. Потом Ильичёв решил отыграться на простом народе. Он не посмел тронуть Фурцеву или Поликарпова, но сильно навредил студентам и учителям, которые посмели поддержать подвергшихся в Манеже остракизму художников.
– Каким образом?
– Когда в ЦК хлынул вал писем из университетов и провинциальных школ в защиту оскорблённых Хрущёвым художников, Шелепин и Семичастный предложили ко всем подписантам применить печально знаменитую 58-ю статью. Поскольку за идеологию формально продолжал отвечать Ильичёв, он мог бы одёрнуть Шелепина. Но побоялся. И сколько людей потом за поддержку художников выгнали с работы с волчьим билетом. За одно это Ильичёву нет прощения.
– Как сложилась ваша судьба после скандала с выставкой в Манеже?
– Я написала заявление об уходе из ЦК и осталась читать лекции на Высших литературных курсах. Правда, через год поэт Валентин Португалов, отсидевший по наветам почти два десятилетия на Колыме, испугался упрёков в поддержке носителей якобы формального искусства и подвёл меня под сокращение.
– Вам и мужу предлагали после случившегося в Манеже в 1962 году скандала какие-либо компромиссы?
– Сначала были намёки. Буквально через три недели после скандала в Манеже Ильичёв позвал группу художников на заседание Идеологической комиссии. Он дал понять, что Белютин и Эрнст Неизвестный – не пропащие люди и ещё встанут на правильный путь. Неизвестный на это клюнул. Он поспешил покаяться, и ему потом ни в чём не было отказа. А Белютин наживку не проглотил. Он был человеком принципов и убеждениями не торговал. Ильичёву это, конечно, не понравилось.
Позже Белютину не раз предлагали заключить эксклюзивные сделки с иностранными коллекционерами, обещая большие деньги и популярность на Западе в обмен на лояльность нашим властям.
– Разве такие сделки были возможны? А как же законы?
– Бросьте вы. А кто закрыл на всё глаза, когда Глезер вывозил из Советского Союза уникальную коллекцию живописи? Значит, власть в этом была напрямую заинтересована.
А что, вы разве не знаете, как устраивались дела «лианозовцев» или некоторых других художников якобы с «левыми» взглядами?! Организовывались целые спектакли. Сколько шума было в своё время поднято вокруг так называемой бульдозерной выставки! А что произошло тогда в реальности? Мне всё во всех деталях как-то рассказал Владимир Александрович Набатчиков. Он был инструктором горкома партии и курировал московских художников. Это ему начальство приказало найти бульдозер. Потом возникли проблемы с водителем. В итоге за бульдозер усадили личного шофёра какого-то партийного функционера. Тот привык управлять лишь «Волгой». Дёргать за рычаги бульдозера ему было несподручно. Поэтому всё получилось неуклюже. Но что интересно: бульдозер уничтожал не все подвернувшиеся картины подряд, а выборочно. Все попавшие под нож машины холсты были заранее отобраны партаппаратом и согласованы с Рабиным. Никакой импровизации не было. Зато сколько потом возникло шума. А всё ради чего? В разы повысить стоимость картин нужных художников. Плюс создать отдельным людям определённую репутацию. Во всём был политический расчёт. Кстати, как и в истории с выставкой в Манеже в 1962 году, здесь тоже из партийных бонз никто не пострадал. Если кому и досталось, то стрелочникам. Тот же Набатчиков вскоре получил на Пречистенке прямо напротив Академии художеств прекрасные пятикомнатные хоромы, в которых красовались многие картины художников с левыми взглядами. Позже его назначили директором Музея Востока. Но совесть была нечиста. И человек в конце концов спился.
– Я слышал о том, что ни вас, ни вашего мужа не тронули после скандальной выставки в Манеже только потому, что за вас вступились два влиятельных члена из советского руководства – Полянский и Кириленко. Якобы Суслов не посмел полностью игнорировать их позицию.
– Это сильное преувеличение. Я действительно знала и Кириленко, и Полянского. Но как? С Кириленко меня познакомил помощник Суслова – Воронцов. Дело было так. У нас хотели построить новый музей Ленина. Но место было выбрано очень неудобное. Музей должен был появиться между новым корпусом Ленинской библиотеки и старым зданием Московского университета. Ради этого собирались снести даже музей Калинина, стоявший напротив Боровицких ворот Кремля. Я считала, что планируется преступление против Москвы, и написала большое письмо в ЦК со своими возражениями. Это письмо я отдала Воронцову, а он передал его Кириленко, которого только-только с Урала перевели в Москву и назначили первым заместителем председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР.
Кириленко запомнился мне как честный и очень откровенный человек. Я убедилась в том, что если ему представить убедительные доказательства, он мог изменить уже принятые постановления. Вы знаете, почему он потом ушёл из ЦК, хотя мог ходить в секретарях до смерти?
– Ходили слухи, якобы его подвёл сын, участвовавший в дорогой охоте на юге Африки. И это сафари сына боком вышло его отцу. Потом говорили, что он будто бы в начале 80-х годов впал в старческий маразм.
– Всё это ерунда. Дочь Кириленко одно время была связана с иностранцем (речь шла о замужестве), и Кириленко решил, что после этого оставаться в ЦК ему нельзя.
– Но многие считали Кириленко малообразованным человеком и полным невеждой.
– Невеждам историческая Москва была не нужна. А Кириленко ценил наше прошлое.
– А с Полянским как вы познакомились?
– Он сам позвонил мне через пару месяцев после выставки в Манеже и пригласил к себе в Кремль. Его заинтересовала моя книга о новой реальности, особенно те моменты, в которых я рассуждала о формировании креативной человеческой личности. Он попросил содержание книги изложить в краткой, но более доходчивой форме. Я говорила минут сорок. Внимательно выслушав меня, Полянский спросил: значит ли, что даже комбайнёр, поднявшись в кабину, может по-иному взглянуть на свою работу? Я уточнила: не взглянуть, а почувствовать свои возможности и более полно раскрыть свой творческий потенциал. Полянский мечтательно добавил, что у человека появится серьёзный шанс увеличить выработку и соответственно зарплату. Но я заметила: во время творческого процесса мысль о деньгах не главная, финансовые вопросы выходят на первый план уже позже.
После этого было много и других встреч с Полянским, в том числе и у меня дома. Я видела, как человек болеет за страну. Ему ведь не раз навязывали западные образцы техники. А он не хотел закупать чужую технику. Полянский считал, что в первую очередь надо развивать собственную промышленность и вместо закупки импортных комбайнов предлагал все соки выжать из наших инженеров с тем, чтобы те сконструировали лучшие машины.
Полянский вообще был большим умницей. Вот кто действительно отстаивал в Политбюро интересы русской партии. Но не в духе Викулова и журнала «Наш современник».
– Но если Полянский был большим умницей, почему он тогда поддержал роман Ивана Шевцова «Тля», который с художественной точки зрения не выдерживал никакой критики?
– Все совершали ошибки. Идеальных людей никогда не было и вряд ли будут. Полянский как-то и у меня поинтересовался, что я думаю о романе «Тля». Я юлить не стала, сказала, что это – не литература. Полянскому мой отзыв не понравился, но своё мнение он навязывать не стал, тут же переведя нашу беседу на другую тему.
В другой раз Полянский завёл разговор о журнале «Москва». Он искренне считал, что главный редактор этого издания Евгений Поповкин свернул куда-то не туда и допустил перекосы в освещении прошлого и перспектив столицы. У него появилась идея убрать Поповкина.
– У Полянского или Шевцова? Ведь Шевцов несколько лет ходил в первых заместителях Поповкина, но потом он не сошёлся с Поповкиным во взглядах на журнал и вынужден был уволиться. Не хотел ли Шевцов руками Полянского свести с Поповкиным личные счёты?
– Возможно. Во всяком случае Полянский хотел не просто услышать моё мнение о журнале. Он ждал от меня соответствующего письменного заключения. Мне тоже не всё в журнале нравилось. Но я считала, что «Москва» – одно из немногих изданий, которое хоть как-то боролось за московские памятники, набивая себе тысячу шишек. И в этом плане очень ценила усилия Веры Шапошниковой. Поэтому я отказалась писать справку с предложением об отставке Поповкина и убедила Полянского в том, что противников нормального развития столицы следует искать в других местах.
– Почему после отставки Хрущёва Ильичёв не усидел в ЦК и был сослан в министерство иностранных дел? Вы же сами говорили, что после скандала в Манеже в 1962 году Ильичёв больше не перечил Суслову, а напротив, стремился всячески ему угодить.
– Это классика. Единожды предавшему веры быть не может. Только поэтому Суслов при первой возможности убрал Ильичёва из ЦК, заменив его Демичевым.
– Это было лучше?
– Хрен не слаще редьки. Я встречалась с Демичевым. Поначалу я не могла его понять. Он всячески показывал, как ценит своего собеседника. Но в словах был очень аккуратен. Такое впечатление, что Демичев страшно боялся проронить неосторожную фразу или допустить какую-либо ошибку. А потом я поняла, что это – обычный пустозвон. Он вечно устраивал какие-то свои мелкие делишки, то дочь пытался определить в Большой театр, то других родственников продвигал. А исторические памятники его абсолютно не трогали. Он хотел быть царедворцем, но абсолютно не имел харизмы.
Элий БЕЛЮТИН и Нина МОЛЕВА

– Вы не раз говорили, что Суслов был очень мстительным человеком. Но смотрите, в 1974 году ваш муж Элий Белютин организовал письмо с требованием об отставке Суслова. Его же за это могли очень даже жестоко наказать. А всё обошлось.
– Это не так. Да, Белютина никто не арестовал и никуда не сослал. Ему отомстили иным способом. Сначала кто-то дал команду сжечь первую мастерскую Белютина в Малаховке. Потом неожиданно разгромили нашу обычную с мужем дачу в Абрамцеве. Затем был учинён погром в московской мастерской Белютина на Патриарших прудах.
– Но, может, это было дело рук хулиганов? Суслов-то при чём?
– Я проработала в ЦК больше десяти лет и хорошо изучила повадки Суслова. Он был ещё тем иезуитом. Да, сам он старался нигде не засвечиваться. Но почти все импульсы исходили именно от него. Я ведь, когда начались поджоги и погромы, куда только не обращалась: в милицию, прокуратуру, партийные органы… И все разводили руками. Мне пришлось провести самостоятельное расследование. Понимание я нашла лишь у председателя Комитета партийного контроля при ЦК Пельше. После этого что-то сдвинулось и в судах. Были осуждены два милиционера, ещё двоих офицеров сняли с работы. Но организаторов никто не сдал. Когда состоялись суды, я позвонила в приёмную Суслова и передала секретарю, что мне стало всё понятно, кто организовал поджоги и разбои.
– А сейчас вы смогли бы что-то доказать?
– Нет. Сейчас всё бесполезно. Сейчас всем правят деньги. Люди гибнут за металл. А тогда бились за идеи.
– Нина Михайловна, а вам что-нибудь говорит фамилия Байгушев?
– Да, конечно. Он, кстати, очень хорошо знал Суслова.
– Но не все в это верят. Ведь официально он никогда в ЦК не работал и всю жизнь занимал отнюдь не самые большие должности в информагентствах и издательствах.
– А это ещё ни о чём не говорит. Байгушев был если не влиятельным, то очень информированным человеком.
– Вы читали книги Байгушева? Он утверждал, что Суслов возглавлял партийную разведку, но документы в подтверждение этого не предъявил. Его оппоненты писали, что Байгушев всё выдумал.
– Я хотя и не входила в ближайшее окружение Суслова и не имела допуска ко многим тайнам, но даже исходя из своего опыта догадывалась, что негласная партийная разведка, безусловно, существовала. В этом плане Байгушев ничего не придумал. Для меня нет сомнения в том, что Суслов занимал в этой разведке если не первое, то одно из ведущих мест. Но это не означало, что Суслов был гением. Это был очень упёртый и отчасти ограниченный человек. Для меня он остался подколодной змеёй. И в обратном никто меня не убедит.
– Так как, Нина Михайловна, назовём нашу беседу? Я из всего услышанного склоняюсь к такому выводу, что всё советское руководство представляло сплошной гадюшник.
– Давайте чуть смягчим: советское руководство – тот ещё гадюшник.
– Договорились.

Беседу вёл Вячеслав ОГРЫЗКО
 
Защитить книгу
Год литературы

Михайлов Игорь




Фото: АМ

Великие открытия в истории человечества становились своего рода генераторами революционного развития цивилизации. Одним из таких основополагающих изобретений, которое радикально изменило человека, стало появление печатной книги пять столетий тому назад. Китайцы, придумавшие книгопечатание, и немец Иоганн Гутенберг, впервые использовавший типографский станок в Европе, в XV веке изменили мир. В России первая книга была напечатана Иваном Фёдоровым и Петром Мстиславцем 450 лет назад, 10 марта 1564 года, и названа она была «Апостол».

Сегодня уже новые изобретения и открытия преображают окружающий мир – XXI век с его стремительным ритмом, глобализацией, развитием компьютерных технологий, интернетом и Всемирной паутиной создаёт свою моду и диктует свои условия. Встраивается в глобальный мировой процесс, меняется и Россия. К сожалению, в этой гонке современной цивилизации эти изменения приводят порой не к лучшим и неоднозначным результатам. Так, государство, в котором не так давно люди читали больше всех в мире, сегодня оказалось на шестом месте среди самых читающих стран. Десятка государств-лидеров по количеству часов в неделю, проведённых людьми с книгой, выглядит на сегодня так: Индия (10,7), Таиланд (9,4), Китай (8), Филиппины (7,6), Египет (7,6), Чехия (7,4), Россия (7,1), Франция (6,9), Швеция (6,9) и десятое место занимает Венгрия (6,8). США и Великобритания даже не попали в первую десятку самых читающих стран. Таиланд, Филиппины, Египет и Чехия обогнали нас, там сегодня читают больше.

Несмотря на то что россияне остались среди самых читающих народов, процесс стремительного падения интереса к книге в нашей стране угрожающе развивается, люди всё меньше читают и посещают библиотеки. Так, по данным «Левада-Центра», за последние семь лет в России было закрыто свыше пяти тысяч библиотек. В настоящее время в стране закрывается около 500 библиотек в год, а оставшиеся в провинции, к примеру, способны ежегодно покупать для своих фондов лишь несколько десятков новых изданий. Если в 2008 году библиотеки посещали 23 процента россиян, то сегодня количество желающих побывать в них составляет лишь семь процентов. Из нашей жизни уходит культура чтения, всё меньше людей интересуется художественной литературой.

На этом фоне число проданных электронных книг превысило в России 500 тысяч штук. Происходит виртуализация жизни современных россиян, когда люди проводят перед телевизором или компьютером 7–10 часов в сутки. Сегодня выход в интернет населения России уже превышает 40 процентов. Конечно, можно услышать, что имеющие электронные книги также читают художественные произведения, знакомятся с различными видами искусства, активно обмениваются между собой в интернете мнениями, интересующими материалами… Всё это так. Но электронные средства, придуманные для оперативного поиска информации, получения и обработки данных, не могут заменить в полной мере духовного прикосновения к произведению через традиционную книгу. Человечество всё чаще сталкивается с противоречием между информированностью людей и их не­умением понимать культуру и духовные ценности – как свои национальные, так и других народов мира. Недаром сегодня одним из главных противоречий современности признано столкновение цивилизаций и растущие проблемы глобализации, размывающей национальную культуру, особенности и фундаментальные ценности.

Появление современных электронных устройств, постоянное расширение их возможностей, падение уровня общей культуры ведут к тому, что на наших глазах создаётся новый тип человека, и это хорошо заметно на наших детях. Известный британский писатель Грэм Грин, с которым мне довелось встречаться, не раз отмечал, что книга в раннем детстве имеет огромное значение для становления человека. Он призывал тщательно определять «рацион» детского чтения. И хотя все это, казалось бы, давно известно, но и российское общество, и многие родители плохо усваивают древнюю истину: «Что в кувшин налито, то из него и льётся».

Повторяющийся конфликт поколений, когда старшие всё реже понимают младших и наоборот, сегодня имеет особую остроту. Представления о морали и культуре у молодёжи часто разительно отличаются от представлений 30–40-летней давности. Сегодня Россия – лидер в мире по количеству людей с высшим образованием. Но часто, имея диплом, его обладатель не имеет самых элементарных знаний. А как известно, людьми, плохо образованными, лишёнными глубокого чувства родины, потерявшими нравственные ориентиры, легче управлять и программировать их, в том числе и из-за границы. И примеров тому уже сегодня немало…

Проблемы развития молодёжи, потеря нравственных ориентиров, растущая компьютерная зависимость волнуют сегодня власти и исследователей многих стран. Недавно в Южной Корее медики с тревогой констатировали появление новой болезни: «цифровое слабоумие». Она характеризуется стремительным падением познавательных способностей человека. Специалисты отметили, что в основной группе риска – молодёжь, которую с юных лет приучали пользоваться различными гаджетами и компьютерами. Первые симптомы этого заболевания корейские специалисты зафиксировали ещё около 20 лет назад. Они обратили внимание, что в результате использования информационной техники активно развивается левое полушарие головного мозга, а правое должной практики не получает. В результате у молодых людей происходит задержка развития, которая может привести к разновидности слабоумия. Было также отмечено, что излишнее увлечение компьютерной техникой ведёт к утрате социальных навыков у людей, потере адекватных действий в реальной жизни. Южнокорейские власти были вынуждены по всей стране открыть специальные курсы для тех, у кого обнаружена устойчивая зависимость от компьютеров и Всемирной паутины.

В Китае, к примеру, власти её приравняли к алкоголизму и создают специальные программы лечения таких людей. В США сегодня 40 процентов населения устойчиво зависит от интернета и многие часы проводит в общении через сети – это около 150 миллионов человек. Последние годы специалисты-психологи всё чаще фиксируют у многих людей состояние «компьютерной усталости».
Недавно американский журнал «Атлантик» рассказал об исследовании учёными мозговой активности людей при чтении романов. Около трёх недель учёные, используя магнитно-резонансный метод, фиксировали, как меняется структура и работа мозга у 21 студента университета Эмори. Ими была установлена активность в левом полушарии, которое отвечает за восприятие речи, число межнейрональных связей. Учёные выяснили, что студенты благодаря чтению переживали опыт героев романов. К примеру, они в процессе чтения повторяли в уме конфигурацию действий персонажей или стремились осознать возникающие противоречия. Было обнаружено, что описание плавания вызывает такие же процессы в мозгу, что и сам реальный процесс плавания.

Из этого следует вывод: если человек в литературе, информационных сообщениях, по телевидению или в кино встречает описания сцен убийств и насилия, он фиксирует их в мозгу, запоминает в подсознании и, когда оказывается в критической ситуации, действует по прочитанным и увиденным лекалам. Тот стиль агрессии, соперничества, доминанты физической силы, дурновкусия, который проповедуется сегодня массовой культурой и активно присутствует в интернете, программирует человека на примитивность и жёсткость. И это серьёзное предупреждение обществу – и американскому, и российскому.

Кстати, бум, который возник в Америке 5–7 лет назад в связи с появлением электронных книг (ридеров), два года назад пошёл на спад. По опросам, проведённым в 2012 году, электронные книги в стране купили всего 12 процентов американцев, а 59 процентов респондентов заявили, что электронные книги они покупать не хотят.

Что же делать нам, в России? Фотография, как известно, не вытеснила живопись, а телевидение не заменило театр… и вряд ли электронные книги заменят традиционные в обозримом будущем. В своей последней книге «Фактор понимания» Александр Зиновьев писал, что не стоит соревноваться с Западом, его нам, россиянам, надо «переумнить».
Мы живём в XXI веке в предлагаемых обстоятельствах современного мира. Конечно, для получения данных, обмена ими сегодня необходимо владеть различными электронными устройствами. А традиционная книга призвана нести многовековой опыт предыдущих поколений, без которого не может быть успешного будущего, и даёт возможность удобно и вдумчиво ознакомиться с произведениями современных авторов.

Необходимо вернуть российскую книгу в наше культурное и социальное пространство, чтобы потребность в умной, доброй, интересной книге была востребована обществом. Начавшийся в России Год литературы – хороший повод для этого. Необходимо вернуть также и уважение к писателям, библиотекам, книжным магазинам, к «человеку читающему».

Если этого не произойдёт, за нас сделают другие то, что выгодно им, как это уже произошло с российским кино, кинопрокатом, телевидением и со всей российской современной культурой, где нам навязаны американские и западноевропейские стандарты. К примеру, если в России наши замечательные кинорежиссёры снимут ещё 10–15 кинофильмов, таких как «Левиафан», в котором Россию унизили и оскорбили, покажут эти фильмы по всей стране, то больших проблем у наших врагов по уничтожению нашей страны и русского народа уже не будет. Кстати, сюжет этого фильма был основан на реальной истории, случившейся в Америке. Но создатели решили переделать его под российские реалии. Видимо, пожалев американцев и из большой «любви» к Родине. Особенно это «удачно» смотрится в нынешних обстоятельствах современной украинской трагедии и санкций, объявленных России Западом.

Многим нашим представителям власти и деятелям культуры хотелось бы напомнить слова известного чешского писателя Милана Кундеры: «Если хотят ликвидировать народ, у него прежде всего отнимают память. Уничтожают его книги, его культуру, его историю. И кто-то другой напишет для него другие книги, навяжет другую культуру и придумает другую историю. Так постепенно народ начнёт забывать, кто он и кем был». События на Украине последних 20 лет подтверждают правильность этих слов…

В нашем обществе давно назрел серьёзный и конструктивный разговор о проблемах цепочки: писатель–издатель–книготорговец. Нельзя далее позволять государству и частному капиталу относиться к книге как к обычному коммерческому продукту. Производство и продажу книг нельзя облагать налогами и требовать арендную плату на том же уровне, как от производителей семечек, кирпичей и машин…
Если в России хотят успешного будущего, о книге, литературе, о культуре необходимо думать больше. Думать и делать всё для этого должны люди не случайные и часто равнодушные, а те, для кого культура, книга, Родина – не дежурные слова. Если, конечно, думать о будущем России. Хотя, как говорил Лев Толстой: «Будущего нет, оно делается нами».
 
ТОЛСТОВСКИЙ ОТВЕТ НОБЕЛЕВКЕ. ЯСНОПОЛЯНСКИЙ КРУЖОК РАСШИРЯЕТСЯ



На днях в «Доме Пашкова» в Москве состоялось торжественное открытие нового сезона литературной премии «Ясная Поляна» имени Льва Николаевича Толстого.

Учитывая, что председатель жюри этой премии – Владимир Ильич Толстой – ещё и советник президента России по культуре, то есть является одним из главных действующих лиц в инициации и организации проведения Года литературы в России, то вполне ожидалось в этот год чего-то особенного от «Ясной поляны». Однако новшества, пожалуй, превзошли самые смелые ожидания. Можно даже говорить о своего рода сенсации для российского литературного сообщества.


Самый прагматический момент, финансовый: в новом году «Ясная поляна» не просто существенно увеличила призовой фонд (в три с половиной раза), но уверенно ворвалась в лидеры по абсолютному показателю среди всех российских аналогов (то есть оказалась в ряду с «Большой книгой», «Русским Букером» и «Золотым Дельвигом») – корейские друзья и партнёры из компании «Самсунг» расщедрились, и писателям, отмеченным данной премией, достанется в 2015 году в общей сложности около семи миллионов рублей. Но это даже не самое интересное. Такие взаимные финансовые рывки литературных премий, конечно, положительное явление для писателей и для литературы, но они уже случались раньше. Например, не так давно к лидерам присоединилась «Литературная газета» со своим «Золотым Дельвигом».
Куда интереснее, что наши литературные премии благодаря «Ясной поляне» впервые обретают в этом году международное измерение. Вводится (внимание!) номинация «Иностранная литература», которая будет отмечать лучшую зарубежную книгу XXI века и обогащать её автора солидной денежной суммой. Причём существенно здесь то, что это не западное покровительство сугубо либерального начинания внутри Российской Федерации, какое можно было бы представить, скажем, под эгидой «ПЕН-клуба», а инициатива с российской стороны, освещённая (не только формально, надеюсь) традициями русской литературы и авторитетом Льва Толстого. На наш взгляд, это как минимум очень увлекательно.

Мы уже как-то привыкли то ли с ревностью, то ли с недоверием, то ли с усмешкой коситься на Нобелевскую или Букеровскую премии, резонно замечая время от времени их неадекватность. При этом самой вопиющей несправедливостью давно считается невручение «нобелевки» Льву Толстому – величайшему русскому писателю, признанному во всём мире. И вот теперь всё, кажется, встаёт на свои места. Да ведь и правда – Нобелевская премия и вся вообще современная западная цивилизация просто мелковаты для такого гиганта, как Лев Толстой! Куда им судить... Гораздо вернее будет мерить иностранных писателей образцом, примером и именем Толстого – на сколько процентов они наработали?


Шутки шутками. Но сейчас, когда Россия как-то особенно отделена от Западного мира, считается чуть ли не изгоем, такая русская премия действительно особенно уместна. «Придите к нам!» – как восклицал Блок в известном стихотворении, обращаясь к европейцам. Впрочем, кто сказал, что «Ясная Поляна» не обратится к Востоку?..


Так или иначе, если всё получится всерьёз, то это будет очень бодрящая для нашей литературы ситуация. Очень уж хочется пригласить в гости на вручение премии какого-нибудь замечательного зарубежного писателя, поглядеть на него и послушать, что он скажет в ответ...


Подробнее об этой номинации рассказал один из членов жюри Владислав Отрошенко:
«Мы долго это обсуждали и долго к этому шли, но вот наконец настал тот момент, когда наша премия что называется приобрела и среди читателей, и среди экспертов такой статус, что может себе позволить сегодня выносить суждения не только о нашей русской литературе современной, но и о мировой литературе. Я думаю, что это закономерно, потому что всё-таки русская литература – одна из главных ценностей нашей страны. Всё может кончиться – нефть, газ. Единственный ресурс, который в нашей стране является вечным и неиссякаемым – это, конечно, русская литература, которая является безусловной мировой ценностью. И поэтому суждения русских литераторов, русских экспертов, я думаю, имеют очень большое значение. Русский писатель всегда был открыт для мировой литературы, и это нам хотелось бы подчеркнуть в нашей премии. И эта номинация – не какое-то ухарство или хвастовство, что вот, мол, мы будем судить, а она исходит из глубинных традиций русского писательства и русской литературы. Номинация достаточно серьёзная и в денежном выражении – один миллион рублей – награда иностранному писателю, причём речь идёт о том, что мы будем оценивать зарубежных писателей, так же как и русских в номинации «XXI век», начиная с 2000-го года и по сей день. И кроме того (что естественно) 200 тыс. руб. будет наградой тому переводчику, кто перевёл это произведение на русский язык. Получается, что в этой номинации у нас будет два лауреата.
Как будет происходить отбор и вообще процесс оценки? Вы сможете ознакомиться со списком экспертов, которые имеют право номинировать авторов и переводчиков на эту премию. Я хочу сразу сказать, что это список людей, которые зарекомендовали себя как наиболее объективные, глубокие, постоянные эксперты именно в области иностранной литературы, чьи имена знает вся читающая интеллектуальная публика России и чьи оценки оказывают большое влияние на выбор читателей и даже прежде всего на выбор издателей. Это и известные журналисты, рецензенты иностранной литературы, критики, которые постоянно обозревают новые книги иностранной литературы. Причём речь идёт именно о книгах очень высокого уровня, о серьёзной прозе, а не о массовой развлекательной литературе.
И, конечно, этот список экспертов будет опубликован с указанием – кто какую книгу выдвинул. А лауреаты уже будут избираться членами жюри без короткого списка...».


Список экспертов действительно доступен уже сейчас. И в нём одна вещь меня смутила. Полное отсутствие в списке экспертов по иностранной литературе сотрудников Института мировой литературы Российской Академии наук. При том, что в этом институте есть разные отделы и разные сотрудники, специализирующиеся на всевозможных национальных литературах, ни одного сотрудника, хотя бы из Отдела новейших литератур Европы и Северной Америки, в предложенном списке нет. В контексте обсуждения в нашей газете проблем ИМЛИ РАН сей факт выглядит как-то особенно зловеще: либо этот академический институт просто игнорируют, либо, неужели, по мнению организаторов премии, в нём нет достойных задачи специалистов?


Кстати, один из экспертов, призванных вершить судьбы в данной номинации, присутствовал на церемонии. Им оказался небезызвестный Лев Данилкин, которого Отрошенко представил как человека, «который уже успел войти несмотря на свою молодость в мифологию современной русской литературы: я читал о нём легенды, что Данилкин читает по несколько романов в день. Человек действительно очень работоспособный, и, надо сказать, его оценки иностранной литературы являются очень точными и вписывающими любую иностранную книгу и в мировой контекст, и в русский контекст.»


Сам Лев Данилкин тоже кое-какие соображения по поводу происходящего изложил:
«По-моему, впервые у нас за все эти годы берётся непаханное поле иностранной литературы в попытке создать какой-то навигатор для читателя в выборе хорошей иностранной книги. В этом смысле нужно особенно отметить в качестве вдохновляющего фактора саму недемократичность процедуры выбора этого иностранного писателя. Потому что мы все знаем, что, когда выбор осуществляется на основе мнения толпы, голосования в Интернете и т.д., то скорее всего победителем окажется даже не Дэн Браун, а автор «Пятидесяти оттенков серого», потому что рынок, потому что толпа так обычно решают. И такой институт экспертов, как бы несовременно это ни выглядело, подобен жрецам древности. Я думаю, они в состоянии отсечь писателей, которым некстати было бы оказаться в Ясной поляне.
Далее, хорошо, что русская литература может позволить себе копаться не только в себе самой, но и окормлять иностранных писателей. Окормлять не обязательно деньгами, а прежде всего в духовном смысле. Я думаю, что потенциал интереса к российской литературе, к русскому языку на самом деле недооценён. Мы знаем, например, что Джулиан Барнс, который является лауреатом Нобелевской премии и одним из самых замечательных современных писателей владеет русским языком, хотя этого и не афиширует, читает «Героя нашего времени» в оригинале. Вот вскрытие таких странных связей между Россией и современными иностранными писателями является одной из важных амбиций этой премии Ясная Поляна, и, даст Бог, эта номинация когда-нибудь ещё станет самой главной».


Номинация «Иностранная литература» – не единственное новшество «Ясной Поляны» этого года. Алексей Варламов рассказал про номинацию «Выбор читателей»:
«Понятно, что литературная премия существует не только для того, чтобы наградить какого-то писателя, отметить его выдающийся роман. Премия прежде всего существует для читателя. Читателю очень трудно разобраться в современной литературе, выбрать правильную книгу. Премии как раз и служат для того, чтобы стать неким ориентиром. Поэтому премия заинтересована в том, чтобы не существовать в некоем безвоздушном пространстве, не замыкаться только внутри литературного, экспертного сообщества, а быть как можно более открытой, обращённой к читателю.
И вот возникла такая идея – сделать специальный приз для того писателя, которого выберут не члены жюри при всей своей ответственности, а которого выберут читатели. То есть читатели тоже смогут стать экспертами, смогут голосовать. И у того писателя, который станет победителем читательского голосования, тоже будет своя награда – поездка в Корею – в страну необыкновенно интересную...


Хочется сказать, что я, кроме того, что являюсь писателем и членом жюри «Ясной Поляны», ещё исполняю обязанности ректора Литературного института. И я очень надеюсь, что наш Литературный институт, наши студенты несомненно станут теми читателями, экспертами народного голосования, в котором премия нуждается. Я думаю, те же самые слова могут быть обращены и к студентам других вузов, в частности Института русского языка имени А.С. Пушкина, Московского государственного университета и других вузов России и Москвы... Мы надеемся, что с каждым годом число читателей будет увеличиваться, и я думаю, для того писателя, который станет победителем в этой номинации, кого изберут его непосредственные читатели, это будет особенно дорогой и сокровенный приз.»


Можно, правда, заметить, что данная «народная» номинация, мягко говоря, не слишком оригинальна. Кроме того, она вступает в очевидное противоречие с тем, что говорил Лев Данилкин о вкусах толпы. Но тут многое будет зависеть от того, как будет организовано голосование. Посмотрим...

Павел Басинский в свою очередь рассказал о ряде околопремиальных «активностей» с участием членов жюри и лауреатов премии «Ясная Поляна», а именно – о цикле встреч «Серьёзный разговор», которые проходят в Библиотеке-читальне им. И.С. Тургенева, о лекциях членов жюри «Открытая классика» в Государственном музее Л.Н. Толстого, участии в книжных выставках и фестивалях.
Упомянем, справедливости ради, что, как всегда, с ярко-эмоциональными проблемными эссе о мире во всём мире выступили члены жюри – аксакалы литературной критики – Лев Аннинский и Валентин Кубатов.


Новостью для тех, кто следит за «Ясной Поляной» стала замена одного из членов жюри – Игоря Золотусского – на более молодого коллегу, одного из прежних лауреатов этой же (и не только, заметим) премии – Евгения Водолазкина. Увенчанный многими лаврами автор «Лавра» поделился своим восприятием премии «Ясная Поляна»:
«Для меня предложение в состав жюри было радостью и честью, и совершенно не стоял вопрос о тысячи других дел, которые существуют. Помните гоголевский сюжет, когда в церкви много людей, яблоку негде упасть, но приходит губернатор – и место освобождается. Вот таким приходом губернатора в моей жизни стала премия «Ясная поляна». Я должен сказать, что я человек не чужой для этой премии, я знаю её с самой, может быть, захватывающей точки зрения – с точки зрения лауреата. И я её очень люблю. Люблю, во-первых, потому что в ней присутствуют в жюри все мои друзья. Присутствует Владимир Ильич, чья деятельность меня потрясала уже многие годы. Наш Владимир Ильич по мере сил нейтрализует последствия деятельности другого Владимира Ильича и делает это успешно, потому что не декларативно. Он просто взял и создал удивительную ясную поляну как такой необычный замечательный остров в русской жизни. Посмотрите, что обозначено главными ценностями этой премии – милосердие, гуманизм... Я не помню, чтобы большое количество наших премий ставило во главу эти понятия, эти качества. А ведь это прямое продолжение русской классической литературы...»


Кстати, признание Водолазкина о друзьях среди членов жюри невольно подтверждает не раз слышанное мною ироничное замечание о «яснополянском кружке». Похоже, действительно можно сказать, что «яснополянский кружок» расширяется. Однако хорошо, что расширяется не только кружок, но расширяется и сама поляна (хочется верить – ясная). Теперь в основной номинации «XXI век» награда составит 2 миллиона рублей, ещё 1 миллион рублей будет распределён между финалистами; лауреат в номинации «Современная классика» получит полтора миллиона рублей, а лауреат в номинации «Детство. Отрочество. Юность» – 500 тысяч (да ещё 300 тысяч – финалисты). В общем – есть где разгуляться русским писателям. Мне лично, интересно будет наблюдать за практической реализацией всех этих грандиозных планов.

Евгений БОГАЧКОВ
http://www.litrossia.ru/2015/09/09427.html
 
ВСЁ В СМУТЕ, В БРОЖЕНИИ

Нафи ДЖУСОЙТЫ


Наш большой друг Нафи ДЖУСОЙТЫ отмечает свой 90-летний юбилей. В его родной Южной Осетии объявлен Год Нафи Джусойты. Одна из улиц Цхинвала будет названа именем писателя. Но главное всё-таки не это. Главное – Нафи Григорьевич по-прежнему работоспособен. Изданы его переводы на осетинский язык русскоязычных стихотворений основоположника осетинского литературного языка Коста Хетагурова, совсем недавно, благодаря его усилиям, на осетинском «заговорили» Михаил Лермонтов, Тарас Шевченко и Дмитрий Гулиа. Познание продолжается, творческий поиск – тоже, о чём свидетельствует и беседа с патриархом кавказской литературы.



– Нафи Григорьевич, вы помните времена, когда основывалась газета «Литературная Россия» и были лично знакомы со многими из тех, кто ставил перед коллективом редакции цели и задачи, актуальность которых не потеряна и по сей день. В частности, не так давно вы участвовали в юбилейных торжествах Алима Кешокова в Нальчике, вашим близким другом был Кайсын Кулиев…
– Многие годы я сотрудничал с хорошими людьми, с талантливыми журналистами из редакции «Литературная Россия». Особенно в период, когда отделом литератур народов СССР руководила Тамара Резвова. Мне нравилось, что и редактор, и сотрудники газеты были сердечно преданы одной цели: любить талантливых писателей народов страны и поддерживать их творческие удачи доброжелательным словом критического отзыва. Думаю, что такой цели надо держаться российской литературной общественности и в современных, весьма противоречивых и трагически трудных условиях во имя развития высокого искусства Слова.
– Год 2015-й объявлен в стране Годом литературы. Является ли это, по вашему мнению, свидетельством того, что власть услышала о проблемах деятелей, служащих Художественному слову и будет опираться на писателей в деле создания идеологии (концепции, программы) на основе духовности и нравственности?
– Мне трудно судить о том, что думают власти о развитии литературы, театрального искусства, музыки, живописи, песенного и хореографического творчества. И не только в верховных слоях российских властных структур, но и на уровне региональных властей. И не в том трудность, что приходится судить о чём-то очень сложном и трудно осмысляемом.
Дело в том, что власти свою позицию никогда не излагают или не характеризуют её общеизвестными оценочными словами. И невольно вспоминаются слова дяди Вани из драмы Чехова о лекциях профессора Серебрякова: он говорит долгие годы такие вещи, которые «умным давно известны, а глупым – не интересны».
И всё-таки хорошо, что объявлен Год литературы. Это значит, что власти стали чётко сознавать – без развитой художественной литературы и культуры, национального языка и самосознания, ни одно государство, как бы оно ни было значительно по территории, людским ресурсам и экономическим возможностям, не может претендовать на мировое значение. Это меня радует и как гражданина России, и как осетина, и как стихотворца, а ещё как человека, не русского, но россиянина, чувствующего сыновнюю ответственность за величие России.
– 90 лет жизни для творческого деятеля – это много или не очень?
– Этого вполне достаточно для реализации конкретных животрепещущих целей, но всё-таки даже в эти годы не достаёт времени на создание главной книги, о которой всю взрослую жизнь мечтает писатель. Однако ни один творческий деятель не успевает её воплотить, если даже обладает творческой силой неоглядной величины, как Лев Толстой…
– Воспоминания о каком из осетинских и северо-кавказских писателей вы бы хотели написать и опубликовать?
– Собираюсь написать книгу о многих друзьях, ушедших в страну небытия. О всех, независимо от национальной принадлежности. Это книга об осетинах Грише Плиеве и Гафезе, Кудзаге Дзесове и Георгии Дзугаеве, Хадзыбаторе Ардасенове, Георгии Бестауты, Сергее Марзоеве, Георе Гагиеве, Хаджиумаре Дзуццати, Шамиле Джикаеве, об ингуше Джиме Яндиеве, чеченце Магомете Мамакаеве, кабардинцах Алиме Кешокове и Хачиме Теунове, об аварце Расуле Гамзатове и даргинце Абу-Бакаре, о Кайсыне Кулиеве – великом балкарце и калмыке Давиде Кугультинове, и об общем русском друге кавказских поэтов середины XX века – Михаиле Дудине.
– Вы принимаете участие в различных писательских форумах, поэтому можете оценить нынешнее состояние литературного процесса…
– Его пока трудно охарактеризовать – всё в смуте, в брожении, ничего, по-моему, нет пока сложившегося и отстоявшегося. Мне, честно говоря, не хочется вступать в сочинительство зыбких характеристик и приблизительных оценок.
– Главный редактор газеты «Литературная Россия» Вячеслав Огрызко не раз высказывал мысль о том, что писательские организации в регионах не хотят работать с молодёжью. Согласны с этим мнением?
– Не могу сказать, что «не хотят работать». Скорее всего – пока не научились. Как поётся в одной песне: каждый думает пока «о чём-то, о своём». А пора всем руководителям писательских организаций научиться тревожиться о всей литературе на данном национальном языке и о всех его работниках-тружениках, и не только о талантливых, но и даже о тех, коих бог не очень щедро одарил…
– Как вы думаете, какая инициатива государства могла бы способствовать притоку новой крови в писательскую среду?
– Руководителям всех государственных организаций следует осознать, что творчество художественной культуры – великое, всенародное и всегосударственное дело, наряду с созиданием средств материального воспроизводства народной жизни. Такое сознание подскажет властям, что издание художественной литературы – серьёзнейшее государственное дело, и оно должно обеспечиваться государством, а не частными лицами, которых беспокоит, прежде всего, нажива, прибыль, а не величие национальной культуры. Пока этот вопрос не решится достойно, притока новой высокой волны ждать не приходится…
– Несколько лет назад было объявлено о запуске грандиозного проекта – издания многотомной антологии литературы Северного Кавказа. Появился даже один солидный том поэзии, но продолжения пока не последовало. Подобный проект способствует укреплению содружества литератур?
– Издание такой антологии – дело важное и необходимое, но оно должно быть следствием реального живого общения основных литературных сил Северного Кавказа. Лишь в такой ситуации издание энциклопедии явится показателем не внешнего, показушного содружества литератур, а истинно активного братского общения литературных сил на пути к подлинному идейному и эстетическому единению.
– А не потеряло ли в наше время актуальность само понятие «содружества литератур»? Или живое общение писателей может ещё послужить в деле укрепления межнациональных отношений на том же родном вам Кавказе?
– Содружество творческих сил разных народов всегда и всюду было и продолжает быть активным средством укрепления и гуманизации межнациональных отношений. Потому и ныне мы обязаны усиливать «живое общение» писателей многонационального Кавказа, чтобы усмирить, осудить, а со временем и позабыть вражду и кровавые распри на «родном нам Кавказе».
– В газете «Литературная Россия», в рамках постоянной рубрики «У нас была великая литература» пишутся литературные портреты писателей, чьи имена были на слуху примерно со второй половины 50-х годов XX века. А существовала ли, если проводить параллели, «великая осетинская литература»?
– Со второй половины 50-х годов прошлого века в литературно-художественном процессе Осетии начался новый и благотворный период развития, в сущности, во всех родах и видах художественного слова и науки о нём, в критике и историко-литературных исследованиях. Творческими достижениями таких писателей, как Гриш Плиев и Александр Царукаев, Гафез и Георгий Дзугаев, Кудзаг Дзесов и Дабе Мамсуров, Максим Цагараев и Алексей Букулов, Борис Муртазов и Таймураз Тетцоев, Гриш Бицоев и Гастан Агнаев, Шамиль Джикаев и Алёш Гуцмазты, Георгий Бестауты и Ахсар Кодзати, Васо Малиев и Хаджи-Мурат Дзуццати, Зина Хостикоева и Камал Ходов, Герсан Кодалаев и Сергей Хугаев, Тотрадз Кокаев и Мелитон Казиев, многих других деятелей нашей литературы как старшего, так и младшего поколения, может гордиться любая современная национальная литература. И всё-таки, при всей моей любви к ней, я не могу говорить о нашей литературе как о великой художественной реальности. О величии любой национальной словесности в современном мире можно заявить лишь в том случае, когда выдающиеся произведения её ведущих творцов имеют бесспорное новаторское значение в мировой художественной традиции. Кроме того, немаловажна и другая сторона вопроса, высказанная нашим великим поэтом и мыслителем Нигером (Иваном Джанаевым): «Максим Горький весьма верно сказал, что величие ума и таланта личности не зависят от того, принадлежит эта личность к великому народу или нет. Однако верно и то обстоятельство, что мудрый и талантливый человек не замечается никем даже вблизи, если он не стоит на плечах великого народа…». Дополнение мыслей Горького безусловно верно, хотя малым народам это горестно осознавать и принимать…
– Если говорить конкретно о состоянии литературы на Юге Осетии, то она повествует в основном о нелёгких военных десятилетиях. Не «разучились» ли писатели обращать внимание на другие темы?
– На Юге Осетии с 1989 года идёт суровая и осознанная война за национальную свободу, за независимость от грузинских захватчиков нашей крошечной родины. Это – война сложная и многообразная, схватка как идеологическая, так и рукопашная. И писателю не до других тем. Что бы и о чём бы ни писал литератор из Южной Осетии, перед его сердечным взором – кровавая краса и смертная отвага войны. Это не «разучение», а новое «учение», верное и необходимое служение нашей национальной судьбе и будущности в трагически сложной ситуации. Иное поведение было бы трусливым бегством от прямого назначения искусства слова и писательской судьбы.
– Литература являлась ориентиром на нравственность, чистое духовное начало. Сейчас в приоритете потребительство, стремление к обогащению любой ценой. Тем не менее, классика востребована (во всяком случае, издаётся много и роскошно). Мир всё же спасёт красота?
– Если не лукавить, то я не верю спасительной миссии красоты. Ведь и взоры поклонников красоты – порой не менее откровенных грабителей – устремлены к наживе, сияние золотых монет лишает их воли, как лягушку очарование глаз гадюки. Думаю, человечество от эгоизма и собственнических соблазнов личности, мафиозных групп, сословий, национальных и расовых коллективов, государств, устремлённых ныне к глобальному господству на нашей планете, может спасти только преданность идеалам справедливости и борьбы за её победу в сердцах и умах людей. А красота явится лишь одним из средств борьбы за установление справедливости в человеческом общежитии на Земле.
– Сергей Михалков говорил, что во время Великой Отечественной войны, для поднятия боевого духа борцов с фашизмом посоветовал Сталину издавать, пусть даже на самой плохой бумаге, стихи. А что сейчас может привлечь молодёжь к чтению? Хотя... молодёжь много читает в Интернете те же «толстые журналы».
– Сталин был талантливым поэтом в молодости и о значении поэтического слова, художественного внушения в грозные дни и годы войны знал и без советов Михалкова. Ныне, в отличие от тех тяжёлых времён, привлечь внимание молодых людей даже к очень хорошей книге – дело трудное и сложное, потому как общество одержимо страстью к обретению материальных благ. Духовные блага при этом потеряли в глазах большинства молодых людей всяческую ценность. Интернет не может заменить книги, копание в сети скорее развлечение или способ получения небольшой справочной информации, нежели серьёзный образовательный труд. И всё-таки создатели книг, в особенности художественных произведений, должны своим умом и талантом вернуть читателей к книге. Иного выхода из этой ситуации нет.
– Нафи Григорьевич, в заключение расскажите о ближайших творческих планах.
– Я уже старик и творческих сил осталась самая малость. Хочется сделать хотя бы один шаг в исследовании нартовского эпоса, в смысле прочтения в контексте древнеиндийской мифологии, эпического наследия и её арианизованной в древности общественной жизни. Здесь важно верно наметить путь к исследованию, завершить которое предстоит уже не мне, а новому поколению представителей нашей национальной художественной культуры от саков, живших в глубокой древности на индийском полуострове Гуджарате, до современных осетин, «оседлавших» небольшой клочок Кавказской гряды…

Беседовал Тамерлан ТЕХОВ,
Фото автора
 
ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ. ДЖАЗЫУЧУ ДЖАМАГЪАТЛАНЫ ДЖАШАУЛАРЫ. ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ.

ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ. ДЖАЗЫУЧУ ДЖАМАГЪАТЛАНЫ ДЖАШАУЛАРЫ. ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ.

ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ. ДЖАЗЫУЧУ ДЖАМАГЪАТЛАНЫ ДЖАШАУЛАРЫ. ЖИЗНЬ СОЮЗОВ ПИСАТЕЛЕЙ.
 
Мариян Шейхова: «Творчество – это для меня упорядочивание хаоса»


– Миясат Шейховна, вы живёте в Дагестане, и много стихов ваших посвящено родной земле. Что для вас значит Дагестан и вообще Кавказ?
– Дагестан стал темой моей поэзии в последние годы, стал неожиданно. Никогда не думала, что меня настигнет то, от чего я всегда отмахивалась: от привычных маминых рассказов о прошлом, о судьбах сельчан, о родном селе, где прошли её довоенное детство и послевоенная молодость. Дагестан для меня был само собой разумеющимся, родным, но потому и неинтересным. В молодости мне казалось предсказуемым и незначимым то, что связано с Дагестаном, тяготили рамки устоявшегося образа жизни, привычного мира чувств и представлений, я жаждала новой среды. И всё это находила в мировой литературе, особенно в русской классике. Любовь к Дагестану, осознанную, подлинную, вернула мне, как ни странно, русская литература, обогатившая и знаниями, и умением полнее и глубже чувствовать; она дала иную оптику, и я стала осознавать своеобразие и уникальную ценность Кавказа. А ещё любовь к Дагестану я ощутила через маму. Уехав из села более полувека назад, она знает поимённо несколько поколений не только своих односельчан, но и всех лакцев, живущих в разных сёлах и городах. Через маму я не только осознала духовную красоту своего народа, но пережила и чувство вины. Я думала о том, что её поколение осталось не увиденным, не отражённым в художественном сознании Дагестана, о том, что между образами орлов, кинжалов, бурок и между обычными людьми мало общего. Эта мнимопоэтическая традиция не раскрыла нас себе и другим, а отдалила от своей сути, от мира.
«ЛГ»-ДОСЬЕ Миясат Шейховна Муслимова (Мариян Шейхова) – поэт, переводчик, литературовед, публицист, преподаватель. Автор сборников стихов «Ангелы во крови», «Наедине с морем», «Диалоги с Данте», «Ангел на кончике кисти», «Камни моей родины», «Мамины сны», сборника публицистики «Испытание свободой». Стихи Мариян Шейховой переведены на осетинский, грузинский и лакский языки. Лауреат республиканской литературной премии им. Р. Гамзатова, победитель международного конкурса «Золотая строфа – 2010», «Золотое перо России». Профессор кафедры методики преподавания русского языка и литературы Дагестанского государственного университета. Заместитель министра печати и информации Республики Дагестан. Живёт в Махачкале.
Для меня Дагестан – жгучая, до немоты и пересохшего крика – боль моей земли и её сила, её гордое и достойное одиночество в ожидании возвращения её детей к первоистокам смыслов… Как и весь Кавказ, он оказался перед испытанием глобализацией, перед лицом утраты традиционализма, который и есть единственное надёжное средство перед вирусами унификации и размывания почвы. Кавказ сегодня переживает цивилизационный разлом. Кавказец – это человек с генетической установкой на осмысленность и действенность существования, на приоритеты духа и героики. Кавказ для меня – это и органичная часть России, и родина множества народов, населяющих Кавказские горы, без которых нет горца.
– Немало войн пришлось пережить Кавказу, и об этом – о горе и ужасе войн – ваши «Диалоги с Данте». Как, на ваш взгляд, может ли творчество как-то противостоять разрушительному хаосу войны?
– Творчество – это для меня упорядочивание хаоса и предоставление ему возможности попробовать один из своих голосов. Если исходить из уже привычного для политики, например, представления, что борьба с психологией разрушения – это одномоментные мероприятия или поиск мер «здесь и сейчас», творчество бессильно, и сфера его воздействия мала. Но творчество способно противостоять разрушительному хаосу войны, если государство создаёт условия для его поддержки и утверждает долгосрочные приоритеты культуры в обществе через систему образования и воспитания.
– В книге звучит сквозная тема – война глазами ребёнка. Истории эти особенно потрясают. Как поэт вы абсолютно безошибочно уловили силу такого «детского» ракурса. Насколько рассказанные истории реальны?
– Наверное, вы имеете в виду не мои произведения, а проект по книгам Эльвиры Горюхиной «Путешествие учительницы на Кавказ» и «Не разделяй нас, Господи, не разделяй», данный как раздел сборника «Диалоги с Данте». В предисловии я указываю авторство и объясняю причины создания необычного проекта – перевода в форму свободного стиха отрывков из документальной прозы: «Книги Эльвиры изданы маленьким тиражом. Я хотела, чтобы человеческий подвиг удивительной русской женщины, которая выше всех своих регалий ставит звание «учительница», чтобы правда о кавказских войнах последних десятилетий стали известны как можно большему количеству людей». Моей задачей было, максимально сохранив авторский текст, компактно отобрать из множества сюжетных линий отдельные рассказы и предложить их читателю крупным планом, чтобы уникальный смысл каждого фрагмента, каждого наблюдения великого гуманиста, писателя, журналиста, психолога и педагога, не затерялся, не ушёл на периферию восприятия. Уверена: это те самые книги, которые могут противостоять разрушительному хаосу войны.
– Почти все ваши стихи сюжетны, их жанр можно было бы определить как лирический эпос. Понятно, что творческий метод в данном случае адекватен теме. Как происходит «состыковка» формы и содержания: во время написания стихотворения или обдумывается заранее?
– Моя первая книга стихов «Наедине с морем» – преимущественно любовная лирика, почти лишена сюжетности. Композитор Ширвани Чалаев, работавший тогда над произведением для хора «Реквием по убиенным детям» по моим стихам о Беслане, посоветовал не пренебрегать сюжетностью. То ли потому, что в последующем меня полностью захватила тема Кавказа, сюжет стал занимать всё больше места в лирике. Думаю, что «состыковка» формы и содержания нащупывалась интуитивно во время написания. Я шла не от замысла, а от материала, который разворачивался по своим законам. Некоторые свои стихи, например, я не могу читать, там требуется пение или молитвенный протяжный крик, как в стихотворении «Сон моей мамы в молодости», или даже целый хор, как в некоторых стихах из цикла о Пиросмани.
– У вас особое отношение к Николо Пиросмани. «Николо Пиросмани» – это мой потерянный рай». Что значит эта фраза?
– Николо Пиросмани – потерянный рай эпической гармонии кавказской земли, потерянный рай первозданного восприятия мира в его неразрывной целостности человека, природы и Бога. Но это и обретённое счастье преодоления, искусство превращать боль в радость.
– Легко ли быть чиновником и поэтом одновременно? Не мешает ли одно другому?
– Нелегко. Но не потому, что трудно сочетать одно с другим, трудно отвечать ожиданиям других. Трудно, потому что всегда находятся недремлющие провокаторы, желающие намеренно публично столкнуть меня с самой собой как чиновника и поэта, это такая форма доноса и уличения либо в политической неблагонадёжности, либо в поэтической несостоятельности. Отмечу, что в эти игры играет якобы творческая публика. Я сполна прошла и прохожу школу грязных игр и информационных войн, потому что представляю собой хорошую мишень для псевдоправозащитной журналистики, обвиняющей чиновника. Одних раздражает моя литературная независимость, другие не прощают моих литературно-критических статей по их творчеству. Если не считать литературных опытов в школьные и студенческие годы, то писать стихи я начала как раз после того, как стала чиновником. Тогда-то я и поняла определение поэзии, данное Осипом Мандельштамом: «Поэзия – это ворованный воздух».
– Вы переводите с лакского на русский. Какие именно книги? И для кого в основном они предназначены?
– Речь о книге «Парту-Патима», вышедшей в 2010 году. С лакского языка на русский я перевела фрагменты лакского эпоса из сказаний о Парту-Патиме, дагестанской воительнице конца XIV века, это наша Жанна д’Арк. Цельное классическое сказание известно давно по блестящему переводу С. Липкина, а народные песни «Ази-брат Патимы» и «Парту-Патима и шамхал», записанные фольклористом Х. Халиловым, я перевела по просьбе издательства «Эпоха», выпускавшего серию книг «Величие души». Книга предназначена для всех, кто интересуется дагестанским фольклором.
– Велик ли вообще в Дагестане интерес к чтению? Какие книги можно увидеть в книжных магазинах? Какие литературные журналы издаются?
– Как и по стране в целом, интерес к чтению снизился. Но уважение к книге и интерес к ней всё-таки остаются в Дагестане в силу характерного для дагестанцев приоритета образования, в силу традиции существования хорошей культурной среды, сформированной в 60–80-е годы прошлого века многими талантливыми людьми, деятелями культуры и искусства. Одно имя Самсона Бройтмана, литературоведа с мировым именем, нашего учителя, выпестовавшего целые поколения филологов, дорогого стоит. Да, многие уехали из республики, многие ушли из жизни, но традиции, к счастью, так быстро не исчезают. Книжных магазинов стало меньше, но ассортимент богатый. Читают авторов, которые на слуху, но предпочитают классику. Лидеры продаж у нас Ремарк, Булгаков, Маркес, Коэльо, Остин, Мураками. Хорошо берут современную прозу, новинки, обсуждаемые в интернете. Активный читательский возраст – 18–25 лет. Люди постарше предпочитают историческую, автобиографическую публицистику. К сожалению, глобализация отражается и на книжном рынке. Исчез единственный в республике магазин, где продавали книги национальных авторов. Очень надеюсь, что объявление следующего года Годом литературы и внимание к проблеме книжного бизнеса, проявленное В. Путиным на Литературном собрании в ноябре прошлого года, сдвинут дело с мёртвой точки. В республике функционируют журналы на семи родных языках, однако серьёзная проблема в том, что нет ни одного литературного журнала на русском языке, хотя основная часть дагестанской литературы создаётся русскоязычными авторами. Русскоязычная литература всё больше определяет лицо и уровень современной дагестанской литературы. В июне этого года мы провели совещание главных редакторов литературных журналов СКФО, итогом которого стало создание Совета редакторов и обращение к руководству всех республик региона с просьбой создать единый северокавказский литературный журнал на русском языке. С учётом текущих процессов в литературной жизни многоязычного Кавказа, роли русского языка в развитии нашей культуры такая потребность назрела давно.


_____________________________

Три обязательных вопроса:
– В начале ХХ века критики наперебой говорили, что писатель измельчал. А что можно сказать о нынешнем времени?
– Я не настолько слежу за развитием прозы, чтобы уверенно ответить, но, думаю, дело не в измельчании писателей. Без государственной поддержки настоящим литераторам сложно дойти до читателя, старый механизм поиска новых имён разрушен, новый не создан, журналы скукожились из-за ориентированности на обслуживание узкого круга своих авторов. Измельчал писатель, к которому сегодня легко прилагают слово «известный», а в целом, думаю, мы богаче, чем сами знаем об этом.
– Почему писатели перестали быть «властителями дум»? Можете ли вы представить ситуацию «литература без читателя» и будете ли продолжать писать, если это станет явью?
– По многим причинам, но там, где среди государственных приоритетов нет литературы и где ставка в информационно-идеологической работе будет делаться на развлекательность и примитив, где духовная, экономическая жизнь будет концентрироваться в одном-двух городах, где образование будет сводиться к сфере услуг, естественным образом спрос на совестливое, талантливое писательское слово будет ниже, чем нам бы хотелось. Литература без читателя – дело немыслимое. Буду ли я писать, если это станет явью? Да, но, наверное, хуже, чем могла бы. Без читателя исчезает важный импульс к работе над текстом, поэтический слух угасает без резонирования. А с другой стороны, перед лицом глухого отчаяния одиночества страсть и сила самовыражения нарастают...
– На какой вопрос вы бы хотели ответить, но я вам его не задала?
– Вопрос такой: что было самым трудным в вашей трудовой биографии?
Больше всего препятствий встречало моё стремление отдать, а не брать. Желание быть полезным своей стране. Серьёзно осложняет жизнь расхождение между словами и делами многих чиновников.

http://lgz.ru/article/-34-6476-3-09-2014/mariyan-sheykhova-tvorchestvo-eto-dlya-menya-uporyadochivanie-khaosa/

________________ Справка __________________

Муслимова Миясат Шейховна, заместитель министра печати и информации Республики Дагестан. Профессор кафедры методики преподавания русского языка и литературы Дагестанского государственного университета. Заслуженный учитель Республики Дагестан. Почетный работник высшего профессионального образования РФ. Автор около ста научных работ, учебных пособий, программ по проблемам преподавания литературы в школе и вузе, юридической риторике, праву и морали и др.
Член Союза журналистов РФ, Лауреат Всероссийского конкурса им. А. Сахарова «За журналистику как поступок». С 2004 года по настоящее время член жюри Всероссийского конкурса журналистов им. А. Сахарова. Лауреат премии Союза журналистов РД «Золотой орел» в номинации «Защита прав человека». Лауреат премии «Золотое перо России». Поэт, переводчик, литературный критик. Член Союза российских писателей. Председатель Дагестанского отделения Союза российских писателей. Лауреат литературной премии имени Расула Гамзатова. Победитель международного литературного конкурса «Золотая строфа-2010». Дипломант международного литературного конкурса им. Я.Корчака (Иерусалим). Лауреат литературных премий им. М.Волошина в номинации журнала «День и ночь», всероссийской премии «Поэт года-2013», дипломант международного литературного конкурса «Русский стиль» (Германия, 2013) и др. Обладатель титула от мэрии Тбилиси «Посланник грузинской культуры». Автор сборника публицистики «Испытание свободой» и поэтических сборников «Диалоги с Данте», «Ангелы во крови», «Ангел на кончике кисти», «Наедине с морем», «За словом, за дыханьем, за любовью», «Камни моей родины», «Мамины сны». Автор книги переводов лакского эпоса «Парту-Патима на русский язык (серия «Величие души»).

 
Открытое письмо Магомеда Абдулхабирова Председателю Союза писателей Дагестана Магомеду Ахмедову


Дорогой и уважаемый Магомед!
Ты - талантливый поэт. Это я признал с того момента, когда прочитал твое студенческое стихотворение "Честь имею!", приговор убийцам Пушкина. Я был восхищен твоим выступлением в Хунзахе в день 80-летия нашего друга - поэта АБАСИЛ МАГОМЕДА! Рекомендовал тогда же тебе напечатать все свои выступления и издать книгу о поэтах и писателях Дагестана. Эту же просьбу я повторяю и сегодня. И начни с творчества мятежного, отважного, талантливого, многострадального и многоодаренного Адалло Алиева! У тебя есть что сказать, о ком сказать и как сказать! Эта книга стала бы нужной и для юных сердец, и для седых аксакалов. Я был бы признательным читателем и почитателем такой книги. Спасибо тебе за то, что хранишь память о Расуле Гамзатове и за то, что не занял его кабинет; за то, что его кабинет стал музеем, который еще нужно обогатить; и за то, что сопровождал меня по этому музею. О поэзии уважаемой Марины Ахмедовой ничего не могу сказать, ибо у меня нет ее книг. Вероятно, она талантливый поэт, публицист и яркий полемист, но с излишней грубостью и язвительностью по отношению к оппонентам. Большое ей спасибо не только за подаренную мне книгу "Зов журавлей Расула Гамзатова", но и за давнее мое стихотворение "Гаквари", которое она хорошо перевела с чамалинского на русский язык. С сыном Вашим не знаком. Ему и Вам искренне желаю удач, счастья, здоровья и творческих взлетов! И немного толерантности тебе и Союзу Писателей Дагестана к мнению и таланту других, если даже они с неудобным для вас характером, и ты их отвергаешь с порога. Не клеймите, не душите и не убивайте других! Это очень важно для демократических, а не диктаторских режимов.
Вероятно, не Вы одни превратили учреждение в семейный очаг. В Дагестане обнаглело трудоустраивают своих сыновей, братьев, зятьев, племянников на доходные и престижные места, без стеснения выдвигают своих в депутаты и в администрации. Властители очень любят только себя и только своих. Это всегда называется новой кадровой политикой. Это их мораль и их Конституция. Кумовство, клановость, тухумство, куначество и коррупционность в Дагестане зашкаливают. Родство в Дагестане выше всех законов уже в течение четверти века. Потому и печальна реальность нашей родной, обворовываемой, измученной и бесконечно унижаемой и истязаемой республики.
Это предисловие, а теперь по поводу Большого ответа мне Союза писателей Дагестана за то, что я второпях "зацепил" СП РД в письме к Главе РД Р. Г. Абдулатипову в связи с тем, что по его инициативе или по подсказке им приближенных начали позорную компанию по увольнению Миясат Муслимовой с должности замминистра РД по печати и информации ТОЛЬКО за то, что она отозвалась в интернете доброжелательно о музыкальном гимне Ширвани Чалаева. Грех ее? Едва ли. Преступление? Не усматриваю. Противостояние Абдулатипову? Никакого. Рамазан Гаджимурадович недавно газете «Новое дело» сам публично объяснил, как он «освободил дагестанцев от рабства". Он желает видеть профессионалов, которые умеют творчески работать? Поэтому расправляется с ними? Или я не понял, и он нуждается в круглосуточно ему аплодирующих и услужливых угодниках, которые сильно подставляют его, как это случилось на вечере 90-летия Расула Гамзатова, когда на Кремлевскую сцену привели коня и осла. Никто еще так не опошлил память Расула Гамзатова. Почему СП РД умолчал тогда? Или и тебе тоже понравился этот ветеринарный шабаш, оскорбляющий дагестанцев, в том числе и Расула Гамзатова? Осел стал вершиной достижения Дагестана за 200-летие присоединения к России? Ты, как поэтический наследник Расула, не должен был бы молчать, когда в посмешище превращают вечер памяти о Расуле Гамзатове. Не осознал или испугался? Не хватило прозорливости? Ты способен воспеть. А когда же ты восстанешь? Поэты не должны бы быть равнодушными и пугливыми. Или у СП РД иная шкала ценностей? Вы глухие, слепые, робкие и рахитичные, чтобы возразить власти и их глупостям? Настоящий поэт - это лев, а не ягненок.
За четверть века воровская власть, а не народ, низвели Дагестан до статуса попрошайки. Дагестан и сегодня на иждивении. Каждодневно убивали и убивают дагестанцев. Сколько же истреблены? Сколько еще нужно истребить, чтобы у СП РД прорезался голос? Очищают Дагестан от дагестанцев? Каждый дагестанец под прицелом. Не все могут иметь вооруженную охрану, бронированные мерседесы, жить и работать за заборами. Дагестан в крови и отчаянии. Когда выйдем из этого ада? Дагестан в руках преступных синдикатов Почему же ты молчал и молчишь до сих пор, Главный поэт Дагестана? Почему онемел, когда воровали и обворовывают Дагестан. Почему СП РД оказался в обнимку с властью, когда подвергают травле нового, блистательного Поэта? У такого хоровода с властью всегда грустные последствия и большие моральные издержки. Призадумайся! Ты не устал от бесконечного лялякания властителей, пустых их обещаний и множества НИКОГДА не реализуемых прожектов? Не припоминаю, чтобы когда- либо ты публично возразил до неприличия коррумпированным властителям Дагестана. Не наделен твердостью характера и отвагой духа? Смелости СП РД хватает только для того, чтобы грязнее поливать Миясат Шейховну и заодно зацепить Абдулхабирова? Гражданственности хватает, чтобы без устали больнее, ядовитее и убийственнее очернить и измельчить Миясат Муслимову, и заодно полаять и на Абдулхабирова тоже? Эта и есть главная функция и повестка СП РД на данном этапе его 80 –летия? Серьезные достижения? Но напрасен и мелочен черный тон и убийственный труд СП РД в уничтожении Миясат. Дешевенькая, дворовая и порочная отважность, друг мой! Вообще не припомню НИ ОДНОГО твоего НАБАТНОГО слова в защиту достоинства Дагестана! Не услышал твоего КОЛОКОЛА «а ля Герцен». СП РД живет в вальсе с властью: "моя сакля снизу, но всегда по соседству с властью?". Мои предки были и с имамом Шамиля. Они и в Донецкой братской могиле участников Второй мировой войны. И сам могу высказаться любому, кто посягает на Честь Дагестана и на Достоинство Женщины! Ты же меня знаешь, Магомед. Не лобызай, друг, власть; не лобызай, ибо это всегда противно, отвратительно и тошнотворно! И конформизм с преступной властью убивает в человеке Личность!
Ни у министра А. Аджиева вплоть до указания сверху, ни у председателя Правительства РД А. Гамидова, ни у Главы РД Р. Г. Абдулатипова не было ни одного служебного замечания в адрес М. Ш. Муслимовой. Зато благодарностей, врученных ей во всех концах страны, немало. Тогда в чем же причина ее третирования? Глуповато снимать с работы замминистра за добрые слова в адрес выдающегосяся композитора современности. Это стало бы ударом по репутации самого Р.Г.Абдулатипова. Его подставляют! Вот в чем суть моего письма. Думаю, что Рамазан Гаджимурадович это понял, а СП РД не заметил и не захотел заметить эту очевидность из-за того, что СП РД не может и не хочет выйти из хронического статуса ненависти к Миясат Муслимовой. Если ее увольнение будет рассмотрено на суде, то обвинить придется самого Р. Г. Абдулатипова "за оскорбления гимна Дагестана". А этого я не мог допустить, ибо это сильно ударило бы и по имиджу Дагестана. Дагестан - и моя Родина. Никогда не был и не стану равнодушным к судьбе Дагестана вне зависимости от имен и национальности руководителей республики. Могу ошибаться, но молчать не стану, когда вижу мерзость, чернуху, ложь и подлость в Дагестане. Мои соратники и оппоненты об этом знают. Не ждите от меня тишины, когда властители заняты дележом Дагестана! Нашу республику убивают не только преступники, но, прежде всего, равнодушные, трусливые и молчаливые мужчины. Ты не согласен с этим, Магомед? Представляешь реакцию дагестанцев, если американец, еврей, китаец, европеец, африканец, азербайджанец, армянин или русский назвал бы дагестанский гимн "похоронкой"? Четвертовали бы виртуально и даже реально.
В своем ответе СП РД называет меня Господином. Это почтение или статус? А ведь дагестанцы друг друга так никогда не называли, ибо всегда были свободными узденями по существу и по духу. В своих стихах ты благодаришь Аллаха за то, что ты «горцем родился" и просишь Его"чтоб ( ты ) был аварцем (и ) в раю" "моё имя между строк Еще прочтёт Аллах". О, Боже! Ты уже обеспечил себе вакансию в раю? Религией окутываешь поэзию? И это из уст Председателя СП РД?! Величайший философ Эммануэль Кант признался: « мне пришлось ограничить знания, чтобы освободить место вере». А что же делать, Магомед, родившимся ни аварцами, ни горцами? Миясат и Ширвани- не аварцы. А мне- аварцу это не помеха, чтобы понять и восхищаться их творчеством! Неужели у Бога особое милосердие только к горцам и аварцам? И за что такое предпочтение? Аварские главы вообще не воруют? Они давно святые? В своей книге "Классические звезды", подаренной тобой мне, более 212 раз ты апеллируешь к Аллаху, Богу, Господу, Всевышнему! Богослов, проповедник или поэт? А как же увещевания Господа о милосердии, прощении и примирения?! В письме для меня СП РД пишет о том, что "в Дагестане много десятков поэтов- имен, являющихся лицом дагестанской литературы, но не претендующих на исключительность и вселенское величие". Больших Поэтов много не бывают! Они- национальное и всемирное достояния! И можно ли считать Поэтом того, кто не претендует на ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ? Поэт тем интересен, что он ИСКЛЮЧИТЕЛЕН! Или Ахмедовым по душе только тихие, смиренные, серенькие, не исключительные? И зачем и кому такие нужны? Чтобы возвышаться над серостью? С подобным подходом Вы загубите талантливых авторов, исключительных, популярных, самостоятельных и не согласных с современным руководством СП РД.
Самое главное в письмах и публикациях СП РД то, что они источают вселенскую ненависть к Миясат Шейховне, чья поэзия стала открытием и обретением дагестанской литературы последних лет; получила высокую оценку и признание не только в нашей стране, стихи, которой публикуют Москва и Петербург, Красноярск и Киев, Осетия, Кабардино-Балкария, Адыгея, Чеченская республика, Башкирия, Белоруссия, Германия, Израиль, Бельгия…Чем больше признания в других городах страны, тем больше к ней ненависти в СП РД? Громоизвержение Зевса? Проклятия, ненависть и несдержанность за гранью этики поэтов и писателей. Желчегонная лингвистика царствует ныне в письмах СП РД. Разумом этого не понять. Почему, чем больше ее признают в стране, чем больше она поднимает имидж Дагестана, тем безудержней ваша клевета, тем неистовей и грязнее ваши «разоблачения»? «Нет пророка в своем Отечестве?». Впервые вижу, чтобы достоинства человека становились причиной ненависти целой творческой организации, которую вы без устали провозглашаете самой большой писательской организацией в стране. Союз писателей Дагестана не находит НИ ОДНОЙ добротной строки в стихах М. Ш. Муслимовой. НИ ОДНОЙ!!! Ее обвиняют даже в обращении к творческому наследию великих, уличая в совпадении ее слов с мыслями великих. Так ведь в мире не существует НИ ОДНОЙ НОВОЙ МЫСЛИ! Все уже давним - давно известно и сказано. Это видно из работ греческих и римских философов, поэтов и полководцев, живших еще до нашей эры. Книгами о любви, ненависти и преступлениях переполнены библиотеки мира. В истории человечества произошли революционные, технологические изменения, но человеческая сущность осталась первобытной, неизменной и озлобленной, а иногда, к сожалению, низменной, лакейской, лживой, прислужливой, рабской, ржавой, гнилостной, подлой, преступной и продажной тоже. Новые неандертальцы с компьютерами и ракетами. Я давно ждал от тебя в унисон Лермонтову строк: «А вы, надменные " чиновники".. Есть Грозный суд: он ждет; Он не доступен звону злата…". Еще не поздно. Хватит ли отваги?! А ведь там, наверху, умеют по мелочам лбами сталкивать, отвлечь и развлечь людей, потешаясь и запрещая им вмешиваться в их доходные и безнравственные сферы. В своей книге ты пишешь: "над землёй пролетая", "о любви рыдают журавли". " Безмолвно разговариваю с вами, А вы на небе слышите меня". Поэтично, но НИЧЕГО нового! Во время работы медбратом в Таркинской тюрьме со строгим режимом я видел у заключенных огромную тетрадь со стихами о журавлях. Стихи переписывали. Заключенным нравилась свобода журавлей, которые могли перелетать через границы и барьеры без всякого на то разрешения начальствующих особ.
Никак не уймется СП РД, шельмуя неугодных, «зацепивших» Союз писателей РД наличием своего голоса, своей позиции. Именем СП РД обвиняют и меня заодно в ужасающем грехе: "в вашем стиле преобладает восхищение чем-то обыденным, возведенным в ранг великого, в то время как действительно большое и значимое вы упорно не замечаете". По поводу "обыденного", кажется, я понял, хотя и не принял. А кого же из великих я перестал нынче замечать? Во власти РД или в СП РД? Я всегда настроен доброжелательно к людям, в том числе к великим, покуда иные из «значимых» и назначенных не начинают источать зло и лгать, трудоустраивая своих, унижая и убивая не восторгающихся их гениальностью. Я всегда восхищаюсь не ложными гениями, а реально талантливыми людьми с внутренней свободой. Они действительно доставляют мне радость, надежду, оптимизм и гордость. Ты же это хорошо знаешь, дружище!?
Уважаемые Ахмедовы! Не утеряли ли Вы чувство меры и не перешли ли красную черту, чрезмерно увлекшись очернительством неугодных Вам; критиканством, охаиванием и поиском грехов не у себя, а у других? Остановиться бы! Какие же у Вас "конкретные задачи и дела СП РД», если не занимаетесь интригами и травлями? Интернет переполнен злобой от имени СП РД. Это снижает или возвышает авторитет СП РД? Неужели все 200 членов СП РД поощряют Ваши интриги, травли и опусы? Или же Вам наплевать на их мнения? Если это личное твое мнение, Магомед, то так и напиши без апелляции на СП РД. Будет честнее. СП РД источает святость? И живет СП РД праведно без греха и промахов? Уже запретно критиковать СП РД? Кто контролирует деятельность СП РД? СП РД - государственное учреждение, семейный совет или общественная организация?
Сколько же Вами, мной и другими напрасно потрачено время на зло, мелочи и глупости? "Беда глупости ещё в том, что она все время начинает жизнь сначала" (Сенека младший). НИКОГДА бы Расул Гамзатов не дал право написать такие грязные письма от имени СП РД. В августе я был в доме Кайсына Кулиева в Верхнем Чегеме. НИКОГДА бы и этот воин, гражданин и поэт тоже не позволил себе стать автором таких гнусных писем. Те были большие Личности, ответственные Мужчины и Деятели с государственным умом! Я обратился к Миясат Шейховне с просьбой более НИКОГДА не отвечать на твои или Ваши письма. Она согласилась. Тебя, Вас или СП РД (я уже запутался) тоже прошу отныне оставить талантливого поэта Миясат Муслимову в покое, ибо всё это не возвышает никого из нас.
Вступиться в меру своих скромных возможностей в защиту человека от чиновничьего произвола, а, тем более, женщины - мой генетический долг, унаследованный от предков. В следующий приезд в Дагестан я постараюсь организовать встречу М. Ш. Муслимовой с Вами. Нужна такая встреча- встреча талантливых людей. Вы же часто и почтительно общались с ней в период президентства Муху Алиева, который привлек ее к государственной службе, оценив ее публикации, ум и гражданские качества. Перестали ее узнавать после смены власти? Что изменилось? Настоящий поэт - не флюгер, а национальная опора! Не многовато ли разворотов по ветрам политики в творческой организации? Уверен, что нужно остановиться. Недолгая наша жизнь в этом мире. И уйти, в том числе, и в рай, нужно не со злобой, а с миром, ибо сказано, что «злых даже к дверям рая не подпускают». Вам не нравится, что ее часто приглашают в Москву как поэта? А кто мешает Ахмедовым и другим десятками вселенским поэтам Дагестана организовать свои творческие вечера в Москве и популяризировать свое творчество, в том числе и по интернету тоже? Я всегда соратник поэтов, художников и артистов Дагестана, которые выступают в Москве. Этой важнейшей миссией Московский центр культуры «Дагестан» успешно занимается вот уже более четверти века. Об этом хорошо знают москвичи и дагестанцы. И встрече с тобой я тоже всегда радуюсь. Я жажду встреч с тобой! Сожалею, что общения наши краткие и редкие.
В письме СП РД намек на выдвижение поэзии Миясат Муслимовой на премию. Отличная идея! За это большое спасибо СП РД! Попробую провести активную разведку. Надеюсь, что ты тоже напишешь ходатайство от имени СП РД. Кажется, вы однажды уже написали по поводу М.Муслимовой какое-то ходатайство, но затем сто раз упрекнули ее этим. Поэтому хорошо подумайте, прежде чем принимать решение. Или каждый ваш поступок требует пожизненного обязательства для авторов быть ниже травы, тише воды? Задолго до незабвенного Кайсына Кулиева слова: "Любить человечества гораздо легче, чем любить одного человека" были произнесены гениальным Федором Достоевским. Напомню тебе их. Миясат - высота Дагестана - это не только мое мнение. Ты хотя бы раз принимал участие на ее творческих вечерах, слушал ее блистательные выступления, возвышающие Дагестан!? Почитай отчет о недавнем пребывания дагестанской делегации в Казахстане с участием и М. Муслимовой. Благодарить нужно ее, а не чернить. О таких говорят – «соль Земли», она - посол Мира. О ней нужно снять фильм. 3 сентября в связи с 10-летием трагедии в Беслане в Государственном Театре Киноактера провели Благотворительный концерт «Будущее России. Дети против войны». Ужасающее преступление против человечества:1100 заложников. 334 погибших. Из них 186 детей. Миясат не смогла остаться равнодушной к этой трагедии и издала книгу «Ангелы во крови». Об этой книге и о Миясат говорили с благодарностью. Переиздать бы эту книгу на лучшей бумаге, кто возьмется?! Муза не исцеляет, но облегчает боль. Вы упрекнули меня за вручение ей общественной награды. Учрежденным мною Базальтовым орденом "Звезда высокого сияния" удостоены 15 выдающихся личностей современности. Дважды вручен Миясат Муслимовой из-за того, что первый орден, врученный ей в Цумадинском районе, оказался изготовленным не качественно. И пришлось мне в Нальчике изготовить достойной красоты орден. А камень для этого я привез из Домбая, с высоты 4 тыс м. От повторения молитва не портится! И почему СП РП копошится в подобных мелочах? Делать нечего или же в поисках в ней глобального греха? Вы бы лучше поздравили ее с литературными успехами, порадовались за дагестанскую литературу и провели бы ее литературный вечер! Это было бы достойно. В Москве прошли около десятка вечеров ее поэзии. Это вечера возвышения Дагестана. Она выступила как поэт на московском телевидении не один раз. Настойчиво советую смелым и ответственным дагестанцам проводить творческие вечера Миясат Муслимовой и Ширвани Чалаева в городах, районах и университетах Дагестана. Вы будете в большом восторге и восхищении. Храбрые главы районов и городов, вероятно, убоятся провести встречи с этими великими дагестанцами. Или я ошибаюсь?
Я страстно люблю литературу и философию с детства. В моей библиотеке, собранной за многие годы, более 5 тысяч книг. И, кажется мне, что могу отличить поэзию от стихоплетства. Миясат Муслимова- поэт с невероятно отважной гражданской позицией и кровоточащей болью. Ее стихи не банальные, а сложные; в них нужно вчитаться, чтобы их постичь. В ее стихах нет ни папахи, ни жарких глаз, ни лихих усов, ничего театрального. Одно стихотворение на один день, а не целиком книгу перед сном. Миясат -не Цветаева, не Бродский, не Байрон, не Ахматова не Ахмадулина. Она Муслимова- узнаваемая и признаваемая многими, но не всеми. Дагестанцам и россиянам еще предстоит вчитаться в поэзию Миясат, понять это и полюбить ее творчество и выразить ей благодарность за талант, страдания и отвагу. Запомни, что под луной не бывают всеми признанные. Многие еще скажут ей спасибо за талант, за отвагу и за то, что выстояла на палубе жизни при мощных штормах ее низвержения. То, что она- чиновник- не грех, а достоинство для дагестанского руководства. Она- многоодаренная личность. Она не зарабатывает стихами. Ей очень трудно издавать свои книги за свои деньги. Вы обвиняете ее в том, что она слишком быстро получила признание, начав не так давно писать. Вам по душе молодые, которые десятилетиями не могут никак созреть и которых вам надо опекать всю жизнь. Это тоже хорошее дело, но талант всегда внезапен и не зависит от намеченных сроков. Вспомним великого Иоганна Гёте-поэта, адвоката, министра при правительстве Карла-Августа. Гениальное свое произведение «Фауст» Гёте начал писать в возрасте 59 лет и завершил его в возрасте 84 года! А СП РД публично упрекает М.Муслимову за поздний приход в мир поэзии, за то, что интернет сегодня быстрее открывает ее поэтическое имя, чем штат союза писателей Дагестана. Отстаешь, друг, отстаешь! С хорошей поэзией не стыдно придти и в интернет тоже.
Не пойму я, зачем ты позволяешь Марине Ахмедовой ронять свой дар оскорбительными публичными выпадами в адрес талантливого человека? Она и только она знает цену поэзии? Все крупнейшие литературные журналы страны, печатающие Муслимову, ничего не смыслят в литературе? Какое-то дворовое детство в СП РД. Вы же хорошо знаете слова легендарного поэта, писателя и основателя Союза писателей Дагестана Эфенди Капиева: «Да здравствует ЗРЕЛОСТЬ! И никаких скидок!». Актуальный принцип на все века! Добавлю: да здравствуют любовь и доброта; никакого зла, зависти и недоброжелательства! Сегодня все это очень важно. Поэзия Миясат Муслимовой уводит нас корнями в глубинные пласты нашей истории, побуждая взглянуть на себя и на звезды. И вы напрасно увлеклись ее «разоблачением» в поисках в ней и за ней непростительного греха. Надо ли было бы с таким неистовством бросать тень на Союз писателей Дагестана из-за своих личных антипатий к М.Муслимовой? Из истории известно, что позже мы начинаем молиться на тех, кого вначале лихо охаиваем. "Из всех поэтов, которых я знал, каждый считал себя лучше всех" , - писал Марк Цицерон за 100 лет до нашей эры. Ничего не изменилось. История знает, как клеветали друг на друга Иван Бунин (Лауреат Нобелевской премии) и Владимир Набоков, которого Александр Солженицын выдвигал на Нобелевскую премию.
Извини, что написал запоздало, ибо ежедневные операции, учебные и общественные заботы утомляют меня. Выбрал воскресный день для заочного общения с тобой
Магомед! Помню, с какой теплотой и с каким почтением говорил о тебе блистательный и незабвенный Омар-Гаджи Шахтаманов! Мне его не хватает в Москве. Он бы сегодня сказал: «-Юноши! Жизнь мимолетна. Прекратите базар и займитесь нас возвышающими делами». Именем божественно одаренного и бескорыстного Омар-Гаджи прошу себя, тебя, СП РД и М.Муслимову выйти из этих ухабов взаимных обвинений с сохранением лица. Не занимайтесь судилищем над Миясат Муслимовой. Освободимся от озлобленности! Это будет приятно и полезно всем нам и нашим искренним друзьям! Сможешь ли ты и захочешь ли? Позволят ли тебе? Самая большая победа-эта победа над собой. «Победа над самым собой есть первая и наилучшая из побед» (Платон). Прими изложенное без обиды, ибо это мужской и дружеский разговор. НИКОГДА бы не написал, если бы СП РД не спровоцировал меня. Наш общий и отважный друг - главный врач крупнейшей Московский поликлиники Абдурашид Саидов советовал мне не реагировать, но я все-таки решился ответить, стараясь ничем не оскорбить тебя. У меня нет обиды на тебя, но у меня есть пожелания для тебя. И очень хочу. Чтобы ты возвысился над мелочами. Святых нет на грешней земле. Все ошибаются. А умные еще умудряются исправляться. Хочу верить в твою мудрость! «Искусство быть мудрым состоит в умении знать, на что не следует обращать внимания» (Уильям Джеймс, выдающийся профессор по психологии и философии из Гарварда).
P.S.! «Для меня Дагестан- жгучая, до немоты и пересохшего крика- боль моей земли и её сила, её гордое и достойное одиночество в ожидании возвращения её детей у первоистокам смыслов…Как и весь Кавказ, он оказался перед испытанием глобализацией, перед лицом утраты традиционализма, который и есть единственное надёжное средство перед вирусами унификации и размывании почвы…».( Это из интервью Миясат Муслимовой в «Литературной газете» (3 сентября 2014 г. «Творчество- для меня упорядочивание хаоса»).
Кто и когда так пронзительно говорил о Дагестане? Когда и кто? Эти бы строки вывесить на главной площади Дагестана вместе с портретом автора, чтобы гордиться своей современницей и воспрепятствовать суду над Миясат Муслимовой!
. Если бы Миясат Муслимова высказала только ОДНУ эту МЫСЛЬ, то и этого вполне достаточно для выражения ей всеобщего дагестанского почтения! И не только дагестанского!

С неизменным уважением к тебе доктор Магомед Абдулхабиров, abdulkhabirov@yandex.ru

http://kavpolit.com/blogs/abdulkhabirov/7036/
 
 
Муслимова Миясат Шейховна - оказывается "Эльбрусоид" провел встречу с ней в Москве.

Творческий вечер поэтессы, заместителя министра образования Республики Дагестан Миясат Муслимовой
Вот такое сообщенеи было:


...4 мая 2012 в Фонде "Эльбрусоид" состоится творческий вечер поэтессы, лауреата различных премий и наград, зам министра образования РД Миясат Муслимовой.
Помимо всяческих регалий вас ждет беседа с невероятно глубоким и многогранным человеком.
Миясат Шейховна Муслимова (литературный псевдоним Мариян Шейхова) – заместитель министра образования и науки Республики Дагестан, кандидат филологических наук, профессор Дагестанского государственного университета, член Союза журналистов Российской Федерации и Союза российских писателей. Удостоена почетного звания «Заслуженный учитель Республики Дагестан». Лауреат премии имени А.Д. Сахарова «За журналистику как поступок» (2003), Литературной премии имени Расула Гамзатова (2006) и республиканской журналистской премии «Золотой орел» в номинации «Защита прав человека» (2003), дипломант международного литературного конкурса имени Януша Корчака (2006).

Программа вечера:
1)Рассказ о создании книги "Ангелы во крови"(бесланская трагедия)
2)"Диалоги с Данте" поэтическое раздумье о настоящем и будущем Кавказа
3)Книга "Диалоги с Данте" восприятие российским читателям.
4) Чтение стихов
5) Дискуссия со зрителями.
Также выступят гости вечера-Ширвани Чалаев, Магомед Абдулхабиров, Сулиета Кусова и другие.
 
«Чистый лист бумаги требует правды»Республика Саха (Якутия)








Союз писателей Якутии и в советские времена считался одним из крупных творческих союзов на Дальнем Востоке страны. Имена многих якутских поэтов и прозаиков были известны всесоюзному читателю. О том, как сегодня существует СП Якутии, рассказывает его председатель Наталья ХАРЛАМПЬЕВА.

– Особенность литературы Якутии в том, что она у нас развивается кроме русского на пяти языках – якутском, долганском, эвенском, эвенкийском и юкагирском. Литературоведы называют наши литературы младописьменными, ибо письменность и издательская деятельность на наших языках стали возникать на рубеже ХIХ и ХХ веков. Если обратиться к якутской литературе, то, к счастью, её основоположники начали с такой высокой планки, что их произведения встали вровень с лучшими образцами национальных литератур России, имевших куда более ранний старт. Феномен этот, на мой взгляд, заключается в том, что наши классики – Алексей Кулаковский, Анемподист Софронов, Николай Неустроев – были взращены на примере русской классики, с одной стороны, а с другой – имели мощную подпитку в народном творчестве и эпосе олонхо. Вот эти два крыла позволили им стать настоящими пророками, предвидящими будущее своего народа, выражающими его чаяния и надежды в художественном слове. Последующим поколениям авторов было на кого равняться. Держать заданный уровень, может быть, получалось не всегда, всё-таки репрессии и гонения в национальных республиках первым делом обрушивались именно на писателей. Первый председатель Союза писателей Якутии Платон Ойунский погиб в тюрьме НКВД в 1939 году…
Если посмотреть с высоты сегодняшнего дня на историю нашего союза, то становится и горько, и смешно. Долгие годы писатели Якутии прожили под гнётом партийного постановления о «буржуазном национализме». Первые обвинения в нём предъявили ещё в 1928 году, и только в 90-е годы ХХ века эта формулировка приказала долго жить. Самые честные, правдивые писатели боролись, чтобы снять нелепое клеймо с литературного наследия классиков, но в то же время были и такие, кто строчил жалобы в ЦК КПСС. Большой друг якутских поэтов и прозаиков, литературный критик Вадим Дементьев как-то пошутил: «Ну, вы, ребята, даёте! Буржуазных националистов тут развели! Я понимаю – во Франции, там буржуазия… Ладно бы, просто национализм, так у вас ещё и буржуазный»…
Так что история нашего союза складывалась вполне в духе истории нашего государства…
Самый расцвет национальных литератур России пришёлся на 70-е годы. Тогда в СССР была прекрасная школа перевода, и, хотя произведения переводились с подстрочников, тем не менее особенности слога нерусских поэтов, своеобразие поэзии разных народов каким-то чудом в русском переводе сохранялись. Не было в Советском Союзе человека, кому неизвестны имена Расула Гамзатова, Давида Кугультинова, Мустая Карима. Наравне с ними по-русски звучали стихи народного поэта Якутии Семёна Данилова. Он был не только прекрасным поэтом, но и общественным деятелем, долгие годы возглавлял Союз писателей Якутии...
Какие, на ваш взгляд, существуют трудности в развитии национальных литератур России?
– В принципе проблемы везде одинаковые. Это коммерциализация издательского дела, отсутствие системы распространения книг, падение статуса писателя в обществе.
Издательства теперь частные, и ориентированы они на быстроокупаемую литературу. В этом плане мы живём несколько лучше – в бюджете республики предусмотрены субсидии на социально значимую литературу. При нашем издательстве «Бичик» создан общественный совет, который утверждает тематический план на год. Таким образом, практически все новые произведения всё-таки издаются за счёт бюджета. Ну, кроме этого, есть десятки частных издательств, где за деньги можно издаться. Центральные издательства давно взяли курс на чтиво – детективы, женские романы или же серийные романы, которые иные умельцы «пекут» по пять штук в год. У нас эта тенденция только начинает проявляться. Она страшна тем, что отучает читателя от настоящей литературы, предлагает относиться к книге как к развлечению.
Советская система книготорговли давно разрушена, книжные магазины у нас существуют только в крупных городах, их совсем нет в глубинке. Наши расстояния – камень преткновения для частного бизнеса в книготорговле: грузы перевозят только самолёты, а книга – тяжёлый по весу товар. В результате даже книги нашего издательства с трудом доходят до республиканского читателя.
Всё это привело к тому, что сегодня в России статус писателя упал. Труд литераторов сегодня почти не оплачивается, они вынуждены сами издавать и продавать собственные книги. Из представителя интеллектуальной элиты писатель превращается в неудачника, не вписывающегося в современное общество. В нашем народе очень сильны традиции уважения к вещему слову, преклонения перед теми, кто им владеет. Писатели Якутии сегодня всё ещё живут в ореоле пророков, и народ ждёт их откровений. При существующих условиях это очень сложно делать...
– А как вернуть былой всенародный пиетет к писателям?
– Первым делом мы обязаны сами уважать друг друга. В былые времена писатели общались в домах творчества, дружили, охотно переводили друг друга, ездили в творческие командировки по линии Литфонда. Издавался журнал «Дружба народов», и под его эгидой выходила многотомная библиотека национальных писателей СССР. Теперь перевод на русский язык и выпуск книги в Москве стал недостижимой мечтой национальных писателей России. Наши культуры в силу общего прошлого и настоящего до сих пор сильно переплетены, но возможностей услышать друг друга стало намного меньше. Разве это нормально, когда аварец не может прочитать произведения бурята, а якут – стихи калмыка? Ведь не зря в своё время Расул Гамзатов сказал: «Я был певцом великой страны, а стал поэтом одного ущелья». Мы давно не читаем друг друга, за редким исключением. Разве не литература должна стать основой нашего взаимопонимания? Русский язык сегодня является государствообразующим фактором, и переводы произведений национальных литератур должны быть делом государственной важности. Мне кажется, что для федеративного государства это даже вопрос безопасности. Ведь как было бы здорово восстановить серию «Поэтическая Россия», начать издавать что-то вроде библиотеки журнала «Дружба народов» на основе госзаказа?
– Как начался Год литературы у вас и чего ждут писатели?
– Ожидания большие. В Год литературы в России нужно, на наш взгляд, обратить внимание на нацио­нальные литературы, на организацию их выхода на всероссийский уровень, возможно, надо утвердить концепцию переводческого дела, поддерживаемого государством. Насколько я знаю, сегодня агентство «Роспечать» считает делом первоочередной важности переводы русских авторов на европейские языки и обратно. А сколько нерусских народов в России, сколько литератур создаётся на других языках, кроме русского? Игнорировать это – всё равно что забыть о прошлом. Переводя, мы научимся понимать друг друга и сделаем наше государство крепче.
Открытие Года литературы у нас состоялось в конце января. Мы почувствовали, что народ соскучился по хорошим книгам, он хочет говорить с писателями. Но мне иногда кажется, что некоторые не понимают глубинного смысла Года литературы – ведь нашему обществу дан шанс повернуться лицом к нравственным и духовным принципам, которые проповедует русская литература. Найти на примерах классики то чистое, светлое, общечеловеческое, которое мы утеряли. Год литературы объявлен не только для возрождения чтения, повышения статуса писателя, а для возвращения к нравственным истокам. И потому этот год имеет отношение ко всем – и читателям, и писателям.
Каковы планы на этот год у Союза писателей Якутии?
– Планы большие. Среди крупных литературных мероприятий года хотелось бы отметить III Международный фестиваль поэзии «Благодать большого снега», который мы проводим в октябре. Он задуман опять же для расширения пространства поэтов Якутии, ведь именно на таких мероприятиях завязываются контакты, задумываются проекты, да и само живое общение поэтов многого стоит. По итогам предыдущих фестивалей мы с польским поэтом и издателем Александром Навроцким осуществили проект перевода и издания якутских и польских поэтов в двух антологиях, такой же проект запланирован с поэтами Вьетнама. Словом, этот фестиваль является для нас творческой площадкой для развития современного литературного процесса.
Запланировано много встреч, читательских конференций. Чтобы лучше координировать действия, приступили к созданию Ассоциации писательских союзов. Летом хотим провести у себя выездной пленум секретариата правления Союза писателей России. У нас в республике такое мероприятие имело место двадцать лет назад. Интерес писателей разных регионов к жизни россиян, живущих в разных уголках нашей необъятной Родины, явно возрос, а значит, назрело время восстановить полноту общей картины жизни страны в наших книгах, статьях, пуб­ликациях. Чистый лист бумаги требует правды, откровения и предвидения. Наш читатель в нынешнее неспокойное время ждёт от нас именно этого.
Беседу вела Аита ШАПОШНИКОВА
 
Северное притяжениеРеспублика Саха (Якутия)
Литература / Литературная карта России / Приглашение в мастерскую
Шапошникова Аита







О якутской литературе нового столетия
В стихотворении Анемподиста Софронова «Разговор» из сборника «Северная ночь», блестяще переведённого Владимиром Солоухиным в 1984 году, есть описание того, каким должен быть писатель:
…Всё он видит, всё слышит
И знает подробно.
И все мысли людские
Его слову подвластны.
Правду он воспевает,
Добро восхваляет,
Темноту и туман
Светом он разгоняет (…),
Он святых, вековых идеалов носитель,
Он родного, забытого воскреситель. (…)
Слова эти вполне согласуются с принципами великих русских писателей, на чьём наследии выросло не одно поколение литераторов народов Якутии.
Если до 90-х годов все новинки прозы и поэзии якутяне читали на страницах «толстых» журналов, а писатели ждали годами очереди на издание заветной книги в Госиздате, то ныне такой проблемы нет: компьютерные технологии позволяют за пару месяцев выпустить любую книгу. Издательств сейчас много, и книг выпускается немало. Только Национальное издательство «Бичик» имени С.А. Новгородова в год выпускает до 500 наименований книг, что для национальной республики очень много. За 10–15 лет, получается, в свет вышло почти 5000 книг. Найти подлинный жемчуг в изобилии беллетристики, львиную долю которой занимают детективы, мистика, женские романы, охотничьи рассказы и мемуары, – задача непростая, а обозреть такой объём в одной статье – вовсе непосильное дело.

О настоящем через призму прошлого
Попробуем начать с самых маститых авторов. Остался верен своей теме народный писатель Николай Лугинов, заявивший о себе книгами «Таас тумус», «Кустук» и завоевавший интерес читателя романом-эпопеей «Тайна Чингисхана». Завершив роман, он ещё больше погрузился в глубь веков. В его «Хуннских повестях» он размышляет о долге воина, границе Добра и Зла, Верности и Предательства, Любви и Ненависти, Неба и Земли.
В эти годы завершил свою большую работу Павел Харитонов-Ойуку, в 2011 году вышла четвёртая, завершающая книга романа «Дорога с бубенцами». Роман охватывает большой отрезок времени и завершается показом трагедии якутских конфедератов. Писатель, по сути дела, создал эпопею, где показал становление общественной мысли народа саха, историю освоения Якутии, возникновение дружественных и кровных уз русского и якутского народов.
В это же время закончил роман «Исповедь матери» молодой прозаик Семён Маисов. Его произведение стало событием в якутской литературе. Во-первых, он раскрыл жизнь якутского села во время Великой Отечественной войны, во-вторых – удивил жизненностью событий и характеров.
К исторической тематике также обратился Василий Егоров-Тумарча, который опубликовал первые книги романа «Дух предков», читатель с интересом ждёт продолжения. Романом назвал свод своих повестей «Родня» Уйбаан Ойуур. Есть над чем задуматься современному читателю, когда он прослеживает судьбы членов одного семейного клана, их путь в современном обществе. Современному селу посвящён роман Фёдора Постникова-Арчы «Речной волк». Дух скорой наживы меняет человека, он становится безжалостным не только по отношению к природе, но и к людям…

Русским словом о Якутии
Русская проза представлена Владиславом Авдеевым, написавшим романы «Камень заклятия», «Запретная любовь», книгами Ариадны Борисовой, творящей в самых разных жанрах. Если эпическое полотно «Земля удаганок» она называет романом-олонхо, приключенческие «Записки для моих потомков» созданы для детей, то романы «Змиев столб» и «Бел-горюч камень» рассказали о драматической истории семейной пары, благодаря сильной любви не сгинувшей в островном лагере посреди моря Лаптевых, а также судьбе их дочери Изольды.
К сегодняшним проблемам, хотя действие происходит в 90-е годы, обратился в романе «Заклятый камень» русский писатель Владислав Авдеев. Произведение написано в жанре детектива, но проблемы в них поднимаются не легковесные – главный герой всегда находится перед выбором между Добром и Злом, здесь присутствуют размышления об ответственности журналистов за своё слово, обрисованы проблемы заброшенных дальних посёлков. Захватывающ и сюжет повести «Запретная любовь», где репрессированный коммунист Алексеев влюбляется в лагере в спецпереселенку Марту.
Событием стала книга стихов и танка «Последнее тепло» поэта Ирины Дмитриевой. Радовали новыми произведениями Софрон Осипов, Ольга Пашкевич, Виктория Габышева, Айсен Дойду. Активно работал в эти годы Сергей Москвитин, у него изданы книги «Нюансы красоты» и «Иконостас». Открытием прошлогоднего совещания молодых писателей стал Кирилл Долинский, поразивший зрелостью своей поэтики и чистотой восприятия. Независимое жюри ныне удостоило его премии имени Алексея Михайлова.
Русскоязычная литература Якутии всегда пополнялась талантливыми авторами за счёт литературных объединений, успешно действовавших в промышленных городах и посёлках. Сейчас активно работают «Перекрёсток» в Томмоте под руководством Елены Овчаровой, «Фламинго» в Ленске под началом Сергея Москвитина.

Национальный колорит
В литературах северных народов в этот период плодотворно работал народный писатель Республики Саха (Якутия) Андрей Кривошапкин. У него вышло несколько прозаических книг. Он был верен своей теме – его проникновенный рассказ о судьбе писателя Николая Тарабукина, славного сына эвенского народа, не может оставить равнодушным. Также издали свои книги Николай Курилов, Улуро Адо, Василий Кейметинов-Баргачан, Мария Федотова-Нулгынэт и Галина Варламова-Кэптукэ.
Повесть «Томмоо» маститый эвенкийский писатель Николай Калитин вынашивал долгие годы. Героем этой небольшой книги является молодой охотник, эвенк Томмоо. Автор ставит его перед жёстким выбором – сохранить родную природу, которая становится заложницей промышленного освоения, или морально сдаться...

Женские истории
Сегодня в якутской литературе работает плеяда женщин-прозаиков, что само по себе явление не­обычное и требующее пристального взгляда читателей и критиков. Уверенно работают Елена Куорсуннаах, Татьяна Находкина, Галина Нельбисова, Евдокия Иринцеева, Александра Константинова, Христина Хабарова. Крепко скроенные, содержательные рассказы Татьяны Находкиной всегда имеют отклик у читателя, и это неудивительно: ведь работа в качестве главы администрации наслега даёт ей множество сюжетов и коллизий. Галина Нельбисова тяготеет к психологической прозе, к раскрытию внутреннего мира женщины в различных житейских ситуациях.
Откровением для читателя стали книги Евдокии Иринцеевой «Благодаря и вопреки», «Бывает же такое». В них видна рука хорошего стилиста, умело владеющего изобразительными средствами якутского языка и умеющего построить захватывающий сюжет с неожиданной концовкой. Её повести и рассказы полны доброго юмора, а некоторые коллизии словно подсказывают пути преодоления нарастающей пропасти между городом и селом, родителями и детьми, совестью и интересами бизнеса.
Анна Варламова-Айысхаана, как бывший учитель, в романе «Ростки на ветру» следует в фарватере произведений Софрона Данилова «Пока бьётся сердце» и Далана «Дивная весна». Но её юные герои живут в XXI веке, и их на пути к взрослению подстерегают иные социальные проблемы. Это расслоение общества, больно отражающееся на самолюбии подростков, и вытекающие оттуда конфликты.

Уроки прошлого
Наряду с современной тематикой писателей продолжает увлекать история. Процесс переосмысления прошлого, скрытого «за ускользающей далью древних бедственных лет», так и ближней истории, которая сокрыта в архивах других городов, иных стран, в семейных бумагах, имеет реальную цель – возвратить народу забытые достойные имена, раскрыть подлинную, настоящую подоплёку исторических событий. Такой исследовательской работой занимались Елена Слепцова-Куорсуннаах и Василий Васильев-Харысхал.
Роман Елены Куорсуннаах «Аан талга» носит название ураганного ветра из эпоса олонхо, который свергает устои старого мироздания, чтобы из крови и праха создать ценности иной эпохи. Роман стал данью писательницы тысячам погибших в Гражданской войне и застенках ГУЛАГа, среди которых было немало её предков по матери и отцу, людей известных, состоятельных, активных. Кропотливая работа в архивах Архангельской области, Омска, Томска и Иркутска, Бодайбо имела ещё один побочный результат. Елена Васильевна обнаружила и издала талантливые произведения писателя Петра Оросина-Хайыкы и его жены, детской писательницы Веры Давыдовой, долгое время остававшихся в забвении.
Василий Васильев-Харысхал также долгие годы занимается судьбами представителей первой якутской интеллигенции, он также совершил немало поездок для работы в архивах разных стран. Итогом этой работы стало завершение романа, публикацию которого начал журнал «Чолбон».
В 2013 году вышла в свет серьёзная исследовательская работа – монография Семёна Тумата о поэте и переводчике Г.И. Макарове-Дьуон Дьанылы. Полная биография поэта, разбор его произведений, история работы над переводом «Евгения Онегина» Александра Пушкина – всё это потребовало от автора вдумчивого анализа большого свода документов и рукописей.
Трендом в какой-то степени стала мемуарная проза. Среди таких книг можно отметить книги Николая Винокурова-Урсуна «Встречи. Размышления», Иннокентия Сосина «Наперсники ранимой души». Это явление в нашей литературе сравнительно новое, но необходимое: ведь в них история становления якутской литературы, нюансы взаимоотношений между писателями, история создания тех или иных произведений.

Строки из чистого родника
Поэзия Якутии пополнилась новыми именами. Членами Союза писателей России стали Гаврил Андросов, Рустам Каженкин, Александра Попова, Яна Байгожаева, Елизавета Мигалкина, Иосиф Кобяков. Это, безусловно, даровитые, глубоко чувствующие люди, пришедшие в литературу неслучайно. Новые книги стихов в этот период издали уже известные стихотворцы: Анатолий Старостин – «В огне тишины», Умсуура – «Сердца нить», Дархаана – «Без тебя», Семён Капитонов – «Любовь Амги», Виталий Власов – «Мужчина смельчак», «Мой пояс из тальника», Наталья Харлампьева – «Древних тюрков притяженье», «После ысыаха».
Лирика начала ХХI века стала более исповедальной, иносказательной. Поэты предаются раздумьям о жизни, судьбах страны и народа, о прошлом, настоящем и будущем, отказываясь от гражданской риторики. И это нормально. Когда эфир и пресса разрываются от накала политической борьбы и скандалов, когда идеология дикого рынка выбивает почву из-под ног рядового человека, поэтам хочется искать чистые, незамутнённые источники в перекличках с классическими образцами высокой лирики.

От подмостков до большого экрана
Якутию в шутку называют самой театральной республикой. Ведь в одной её столице – семь профессиональных театров! Прибавим к ним любительские коллективы и набирающий обороты кинематограф. Потому драматурги Василий Харысхал, Семён Ермолаев, Иван Иннокентьев, Айсен Дойду уже пожинают плоды популярности. Лидером в этом роде творчества можно назвать Василия Харысхала, чьи произведения с успехом идут на сцене Саха академического драмтеатра имени П.А. Ойунского, Русского академического театра имени А.С. Пушкина и только что родившегося Театра коренных народов Севера.
Верность теме духовных исканий красной нитью проходит через книгу драматурга Ивана Иннокентьева «Колодезь Познания». В одноимённой пьесе его символические персонажи, олицетворяющие долг, мудрость, веру и любовь, идут к вечному источнику Истины, чтобы разгадать тайну смысла человеческого бытия.

Чтобы понимать – надо переводить
Сильным стимулом развития словесности в своё время в Якутии, как и везде, были «толстые» литературные журналы, такие как «Чолбон» и «Полярная звезда». Последний играл роль катализатора для литератур народов Севера и Дальнего Востока. До 90-х годов его выписывали все регионы России, так как треть журнального портфеля составляли переводы стихов и прозы с языков народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. С развалом Советского Союза интернациональные связи распались, и это имело весьма печальные последствия для журнала.
В последние десятилетия переводческое дело в России почти заглохло. Лучом света стал выход в 2010 году «Антологии якутской поэзии», изданной на двух языках – русском и якутском. Книга вышла в серии «Поэзия народов кириллической азбуки «Из века в век», задуманной московским поэтом Сергеем Гловюком. Издание примечательно тем, что в него вошли лучшие стихи якутских авторов, начиная с классика Алексея Кулаковского-Ексекюляха и заканчивая Еленой Куорсуннаах в профессиональных переводах Владимира Солоухина, Ильи Фонякова, Михаила Львова, Якова Козловского, Анатолия Преловского, Анатолия Парпары, Николая Переяслова и многих других.
Следующий шаг совершил якутянин Семён Попов-Тумат. Им в эти годы переведены и изданы рубаи Омара Хайяма и изречения Конфуция. Он следовал примеру писателей Платона Ойунского, Ивана Арбиты, Семёна Данилова, Григория Тарского, философа Авксентия Мординова, которые в Якутии были первыми «почтовыми лошадьми просвещения».

У литературы народов Якутии есть хорошие перспективы для развития. За последние двенадцать лет прошло шесть совещаний молодых писателей, которые дали десятки рекомендаций в Союз писателей начинающим авторам. Молодёжь пришла энергичная, с интересными замыслами и идеями. По своей инициативе молодые люди не только пишут книги, они открыли литературный салон, ездят в творческие экспедиции, снимают кино, ведут радио- и телепередачи, задавая тон и темп общественной жизни. Литература вновь становится влиятельной силой.
 
Здесь буду продолжать ставить материалы о писателях и Союзах писателей. Так доберемся и до Союза писателей КЧР
 
ДУША НАРОДА ЖИВЕТ В ЕГО КУЛЬТУРЕ И ЛИТЕРАТУРЕ. СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВО, КОТОРОЕ НЕ ПОДДЕРЖИВАЕТ КУЛЬТУРУ, ЛИТЕРАТУРУ, ИСКУССТВО - ОБРЕЧЕНО. И НАОБОРОТ.
КАК ОБСТОИТ ДЕЛО С ЛИТЕРАТУРНЫМИ ИЗДАНИЯМИ В ГОД ЛИТЕРАТУРЫ? А ВОТ КАК:


30/04/2015
http://www.litrossia.ru/


От редакции еженедельника "Литературная Россия" (ПЕЧАТНЫЙ ОРГАН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ):

Дорогие друзья!
Поскольку государство в год 70-летия Победы и Год литературы пока показывает нам одну фигу, мы этот номер выпускаем на личные средства сотрудников «ЛР».
Ведь читатели не виноваты в том, что в Федеральном агентстве по печати политику определяют бездушные и чёрствые чиновники. Видимо, расчёт делался на то, что мы замолчим и пропустим Великий День Победы. Но мы такое себе никогда не позволим. День Победы – это святой праздник.

Следующий номер выйдет 15 мая.
До встречи, друзья!
Редакция «ЛР»

_____________________________________
А НА ЧТО ИДЕТ "ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА", ЧОБЫ ВЫЖИТЬ:

«Литературная газета» объявляет об открытии нового информационно-рекламного проекта «Литературная ярмарка».

Приглашаем к участию поэтов, прозаиков, драматургов, желающих опубликовать свои произведения на страницах «ЛГ», разместить информацию о выходе новой книги. Также возможна публикация объективных рецензий (не содержащих эстетической оценки). Если учесть, что книги сегодня выходят мизерным тиражом, то тираж «ЛГ», переваливший за сто тысяч экземпляров, позволит узнать о вас многим и многим читателям всего мира.
Авторам не только представляется уникальная возможность опубликоваться на страницах старейшего и авторитетнейшего культурологического издания, но и получить возможность привлечь внимание издателей и критиков, сделав более яркой свою литературную судьбу.
«Литературная ярмарка» будет выходить на коммерческой основе, что позволит автору самому определять объём собственной публикации в рамках проекта.

Стоимость одной полосы – 100 000 руб.
Полполосы – 50 000 руб.
Четверть полосы – 25 000 руб.
Одна восьмая – 12 500 руб.
Одна шестнадцатая – 6250 руб.
Произведения присылать в отдел «Литературы» «Литературной газеты» по электронному адресу:kons@lgz.rumailto:w2006eta@yandex.ruс пометкой в теме письма: «Литературная ярмарка».
Подробности по телефонам: [img]resource://skype_ff_extension-at-jetpack/skype_ff_extension/data/call_skype_logo.png[/img]8 (499) 788-02-05; [img]resource://skype_ff_extension-at-jetpack/skype_ff_extension/data/call_skype_logo.png[/img]8 (499) 788-02-09.
 
"Минги Тау" журналны быйыл чыкъгъа эки номерин былайда окъургъа боллукъсуз:

http://www.smikbr.ru/2015/pressa/mingit/01.2015.pdf
http://www.smikbr.ru/2015/pressa/mingit/02.2015.pdf
 
В Петербурге борются с «разбазариванием бюджетных средств» на музей «злостного тунеядца» Бродского

Фото: Валерий Плотников
Ровно за месяц до юбилейного дня рождения нобелевского лауреата некоторые сильно перетрудившиеся депутаты петербургского ЗакСа выступили с инициативой вернуть в УК РФ статью «за тунеядство». Этот трудовой порыв тут же подхватили патриотично настроенные граждане, вспомнившие о деле «тунеядца Бродского». В Смольный, в петербургские СМИ, в фонд создания Музея-квартиры поэта полетели письма с текстом, в котором его авторы требуют остановить «разбазаривание бюджетных средств» на создание музея. «Тунеядцам — нары!» — восклицают авторы письма, не забывая знакомый до боли мотив «безродных космополитов, отщепенцев, предателей».
Письмо уже легло на столы председателя Комитета по культуре и других чиновников, но публичной оценки ему никто из них пока не дал.
Пересказывать чужой бред — неблагодарное занятие, поэтому цитируем:
Цитата

«В связи с инициативой питерского парламента вернуть в УК РФ наказание за тунеядство «Национальный комитет +60» обращается к председателю ЗС СПб, руководителю ЕР Макарову В.С. с требованием немедленно пресечь разбазаривание бюджетных средств, направляемых на обустройство музея имени злостного тунеядца Бродского И.А. Этот бывший гражданин СССР, ставший матерым борцом с советской властью, вел паразитический образ жизни, был осужден на 5 лет по статье 209 «за тунеядство»!
Вместе с диссидентами и отщепенцами гражданин США Иосиф Бродский сделал все для развала Великой страны и получил в награду, видимо, за это «нобелевку!»

Письмо напечатано на бланке «Общественного национального комитета по подготовке празднования 60-летия Почетного гражданина СПб Путина В.В.» за подписью Владимира Белозерских, бывшего депутата Законодательного собрания Петербурга, и Марии Русмиленко, его жены. В телефонном разговоре господин Белозерских был еще красноречивее и агрессивнее.
— Почему за бюджетные деньги гражданину США делается музей? — немедля ринулся он в атаку в ответ на звонок «Новой газеты». — Я встречался в аппарате Кириллова (вице-губернатора. — Ред.) с его сотрудниками, мне сказали, что уже потрачены несколько десятков миллионов бюджетных денег на расселение в доме Мурузи. Вот вы зайдите в Комитет по культуре, в приемную Кириллова, вам там скажут! Плюс еще одна бабуля отказалась выселяться, так ей за бюджетные деньги отдельный вход делают и все остальное. Второй вопрос: он был гражданином США. Но если мы возьмем современные каноны, по которым определяется, патриот человек или нет, так он — чистый нацпредатель. Он здесь жил, хулиганил, сидел, вел паразитический образ жизни. Первое — не патриот, второе — американец (а вы же знаете, какое сейчас отношение людей к американцам!) и третье — за бюджетные деньги строят музей! Вот три наши претензии.
Михаил Мильчик, председатель фонда Музея-квартиры Бродского, сказал корреспонденту «Новой», что авторы этого текста не заслуживают внимания и дискутировать с ними бесполезно.
— Это полный бред, ни копейки из бюджета город пока не потратил на будущий музей, все делается на спонсорские деньги, — рассказал Михаил Исаевич. — Правда, городские власти помогали найти этих спонсоров, за что им нужно сказать спасибо. Но денег из бюджета здесь нет. Нам помогали банки, строительные и инвестиционные компании, из городского бюджета мы не взяли ни рубля.
На пасквиль семейной пары можно было совсем не обращать внимания. Но, во-первых, бланк! А во-вторых, письмо было разослано по широкому кругу адресов, попало оно, в частности, и в Комитет по культуре.
Будучи депутатом ЗакСа, господин Белозерских входил во фракцию ЛДПР — как и нынешний председатель Комитета по культуре Константин Сухенко. Может, поэтому Комитет по культуре молчит?
Наталья ШКУРЕНОК
 
Главред «Литгазеты» обвинил Шаламова в гитлеровской агитации

Юрий Поляков. Фото: РИА Новости
Речь — о грубых инсинуациях, которые со странным упорством распространяет главный редактор «Литературной газеты», он же — «просвещенный консерватор», неутомимый искатель «врагов Отечества» Юрий Поляков.
Тех, кто смотрел 10 мая программу ТВЦ «Право знать!» о проблемах патриотизма с его участием, не могла не шокировать тирада Полякова:
Цитата

«…Фигуры умолчания — это в основном оружие тех самых либералов, которые нас начинают упрекать в том, что мы не говорим всю правду. И вот у меня был спор: а что же вы не говорите о Варламе Шаламове, которому во время войны добавили третий срок. А за что добавили? За то, что Шаламов в заключении агитировал за победу Гитлера. Он считал, что победить Сталина можно тогда, когда Гитлер оккупирует Советский Союз… Так правду-то они (либералы) не договаривают».

Это не обмолвка писателя-патриота. Это, как выясняется, его давно обкатанная домашняя заготовка и даже своего рода конек. Примерно то же самое он говорил двумя неделями раньше, 27 апреля, в интервью «Вечерней Москве»:
Цитата

«…Не обижайтесь, но Варламу Шаламову добавили срок за то, что он в заключении агитировал за победу Гитлера. К сожалению. Это опубликовано и, увы, документально подтверждено: он уверял, что Сталина можно одолеть только с помощью немцев. Кстати, автора «Колымских рассказов» арестовали как члена подпольной троцкистской организации. Это не умаляет его большой талант, но объясняет жестокую его судьбу».

И предыстория всего этого нашлась в Сети: еще в 2013 году, выступая на заседании известного Изборского клуба, Ю. Поляков твердил про то, что «Шаламов был арестован за то, что был троцкистом, а во время заключения агитировал за Гитлера».
Досье на тему «Поляков против Шаламова», таким образом, сформировано, и можно понять, что изобретатель «детектора патриотизма» давно присмотрел себе жертву и без устали эксплуатирует ее в своих целях….
Когда натыкаешься на абсурд — ни ахи, ни другие междометия не помогают. И даже апелляции к медицине кажутся слабоватыми аргументами: психическое здоровье редактора «Литературной газеты», судя по его вальяжному экранному виду, сомнений не вызывает.
Все, думается, проще: Поляков настолько вошел в патриотический раж, что не замечает, что одновременно впал и в воспетый им самим «апофигей». А эта штука (от комсомольско-молодежного «все по фигу» — в его апофеозе) связана не только с потерей неких нравственных ориентиров, но и чувства реальности.
Но давайте по документам.
Колымское следственное дело Шаламова № 125856 было впервые опубликовано в 2004 году — его нашли в архивах ФСБ, а ныне оно находится в свободном доступе. Как оказалось, рассказ Шаламова «Мой процесс» не на 100, а даже на 200 процентов совпадает с материалами дела — с тем, как упорно и настойчиво «шили», «клеили» ему «восхваление Гитлера» и другое (до «шпионства в пользу Японии», к счастью, не дошло) его соседи по бараку, некто Кривицкий и некто Заславский. Один из них являлся, между прочим, бывшим членом ВКП(б), другой — бывшим членом ВЛКСМ.
Ю. Поляков доверился показаниям лжесвидетелей-доносчиков. Видимо, писатель пробежал в свое время бегло следственное дело Шаламова. Но считать показания стукачей — правдой, а юридистику сталинской эпохи — вершиной правосудия, способны только люди с особыми наклонностями, свято верящие в мудрые усы Иосифа Виссарионовича. По крайней мере, очевидно, что Поляков не удосужился прочесть дело № 125856 до конца. Ибо в нем есть и определение Военной коллегии Верховного суда СССР от 18 июля 1956 года, которое сняло с Шаламова все обвинения и тем самым реабилитировало его.
Так что цена показаний Кривицкого—Заславского, а с ними и Полякова — ни гроша не стоит.
Навет о «восхвалениях Гитлера» смыт с Шаламова еще 50 лет назад. А навет о «троцкизме» позже — лишь в 2000-м, когда он был официально реабилитирован по первому делу 1929 года об участии в антисталинской оппозиции. Сегодня об этом знает каждый читатель, хоть немного интересующийся Шаламовым и заглядывающий в ту же «Википедию».
По какой же графе образования-просвещения числить воинственного редактора «Литературной газеты»? ЦПШ — Центральной партийной или церковно-приходской школы? Такие ассоциации возникали уже не раз, и они вполне в духе наследников Ивана Бездомного, не интересовавшихся ни биномом Ньютона, на энциклопедией Брокгауза и Ефрона (заменявшей тогда «Википедию»); им ныне, к сожалению, доверена роль предводителей главного литературного органа страны.
Валерий ЕСИПОВ,
 
В Астрахани состоялся форум литератур стран и территорий Прикаспия «Каспий – море дружбы». На форуме обсуждались вопросы художественного перевода с языков народов России, были подведены итоги первого конкурса переводов с казахского, азербайджанского, калмыцкого, татарского, аварского языков.
 
Народный писатель Карачаево-Черкесии Иса Капаев отметил свой 60-летний юбилей в Дагестане
04.06.2015 08:57
В конференц-зале национальной библиотеки имени Расула Гамзатова состоялся творческий вечер ногайского писателя, члена Союза писателей СССР и России, народного писателя Карачаево-Черкесии Исы Капаева.

Данное мероприятие было приурочено к его 60-летнему юбилею. Поздравить в этот день пришли председатель Союза писателей РД, народный поэт РД Магомед Ахмедов, народная писательница РД Бийке Кулунчакова, народная артистка РФ Асият Кумратова, заместитель министра по национальной политике, информации и внешним связям РД Руслан Кельдасов, заслуженная артистка РД Айгуль Джумагулова, депутат НС РД Мирзадин Авезов, члены Союза писателей РД и представители ногайской интеллигенции республики.

Для начала всем собравшимся был представлен небольшой фильм с краткой историей о творческом пути писателя. После чего в адрес юбиляра, этого замечательного человека, было сказано много теплых и добрых поздравительных слов.

«Иса Капаев - серьезный вдумчивый писатель, шаг за шагом, книга за книгой он поднимает все более серьезные темы, - отметила в своем выступлении народная писательница РД Бийке Кулунчакова. – Он, как любопытный ребенок, задает себе много вопросов и сам же на них пытается найти ответы. Таким образом, он старается проникнуть в сокровенные уголки души и поведать миру о глубинных причинах тех или иных проблем. Словом, Иса - тонкий психолог и философ».

Иса Капаев – известный ногайский писатель, чье творчество давно стало достоянием северокавказской и российской культуры. Его биография, личная и творческая, отражает этапы его роста, движения к высотам мастерства. Придя в ногайскую литературу в 70-х годах XX века, еще студентом Литературного института имени А. Горького, последующую свою творческую эволюцию он переживал в русле нового направления в художественном поиске, нового осмысления действительности и характера героя-современника в многонациональном искусстве.

Первые произведения на ногайском и русском языках Иса Капаев начал печатать с конца 60-х годов XX века. В начале 70-х он дебютировал во всесоюзной печати, в журналах «Дон», «Юность», «Знамя», «Дружба народов» и сразу получил признание: рассказ «Верность очагу» был удостоен премии «Юности», дипломный проект – повесть «Куржун, в котором спрятано детство» - получил высокую оценку критики, а вышедшая в 1978 году в «Современнике» книга повестей «Есть такие парни» сделала ее автора лауреатом Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского.

«Такого плана мыслитель и мастер художественного слова, каким является Иса Капаев, – это явление эпохи, - подметил заместитель министра по национальной политике, информации и внешним связям РД Руслан Кельдасов. – Из его рассказов я действительно понял, что он стоит у истоков литературного ренессанса». После своего выступления Р. Кельдасов поздравил юбиляра от имени министра по национальной политике, информации и внешним связям РД Гаруна Курбанова, передав имениннику поздравительную телеграмму и подарок.

Иса Капаев – писатель-новатор, выразитель духа своего времени – сложной, противоречивой эпохи 70-80-х и рубежа веков. Национальный образ мира, галерея самобытных характеров, духовная эволюция героя-соплеменника, талантливо представленные в его творчестве («Сказание о Сынтаслы», «Вокзал», «Салам, Михаил Андреевич!», «Гармонистка», «Шел человек по улице», «Книга отражений»), обрели общезначимый смысл, а утверждаемые ценности — общечеловеческий характер.

На протяжении почти сорока лет творческой деятельности Исы Капаева увидели свет 25 его книг. География изданий: Москва, Ставрополь,
Махачкала, Черкесск, а также Алма-Ата, Астана, Анкара, ряд восточноевропейских стран.

Язык его публикаций ногайский, русский, украинский, казахский, болгарский, польский, турецкий. Жанр – проза, поэзия, драматургия. Произведения И. Капаева печатаются в антологиях северокавказской, российской прозы, а также всемирной тюркской литературы.

И. Капаев известен как автор драматургических произведений. Пьесы «Ветеран» и «Как Мархаба правду нашла» вошли в репертуар всероссийского театрального ведомства. В 2006 году в Москве пьеса «Маскарад по-ногайски» вышла отдельной книгой под одноименным названием.

Иса Капаев – эссеист. В 1998 году его книга «Уплывающие тени» удостоена гранта президента России. А книга «Бессмертная степь», написанная в этом же жанре, в 2008 году переиздана в Астане.

К изданиям последних лет относится сборник «Мониста» на ногайском языке, включающий в себя поэтические произведения, прозаические миниатюры и дневники философского содержания, а также сборник повестей «Синие снега», увидевший свет в Москве в издательстве «Голос-Пресс» в 2008 году.

Также следует отметить, что Иса Капаев ведет активную общественную работу в республиканских и всероссийских писательских союзах, неоднократно избираясь делегатом съездов творческих организаций, членом правления союзов, сочетая эту работу с деятельностью в качестве директора Карачаево-Черкесского отделения Литературного фонда России. Писатель инициировал издание популярного литературно-художественного и публицистического журнала «Половецкая луна» в 90-е годы.

В начале 2000-х годов его усилиями получен грант президента России для осуществления проекта всероссийского значения – создания ныне действующего Народного музея истории и культуры ногайцев в здании старейшей и первой на территории Карачаево-Черкесии светской школы в ногайском ауле Эркин-Халк.

Многогранная деятельность писателя признана не только его благодарными читателями, но и отмечена многочисленными наградами.
Иса Капаев – лауреат премии Ленинского комсомола Ставрополья им. А. Скокова, премии им. Н. Островского, международной премии им. У. Алиева, премии президента КЧР, обладатель юбилейной медали им. М. Лермонтова, медали им. А. Грибоедова, его имя вошло в энциклопедию «Лучшие люди России».

Творческое наследие Исы Капаева, переживающее ныне активную фазу своего развития, уже стало преданием для нового поколения многонациональной аудитории российских читателей. Ставшие программными, его произведения изучаются в средней и высшей школе, а творчество стало объектом исследований в области гуманитарного знания.

У Исы Капаева нет самоцельного этнографизма, хотя уже с первых фраз знаешь точный адрес происходящего и чувствуешь связь образа с основами национального бытия. Писатель стремится не к фиксации свойств характера, а к его познанию в движении, испытании, напряжении личностного усилия. И это плодотворно...

http://cpnc.ru/k-ch.html?start=7
 
Капаев Иса

... Известный ногайский прозаик. Биография, сама творческая судьба Исы типична для послевоенного поколения советских писателей, ровесников ногайского прозаика.

Иса Суюнович Капаев родился 16 июня 1949 года в ауле Эркин - Юрт в семье известного ногайского писателя Суюна Капаева. В 1966 году Иса окончил национальную школу-интернат в г. Черкесске. С 1970 по 1975 годы учился в Литературном институте им. М. Горького. Во всесоюзной печати дебютировал в журнале «Юность» в 1974 г., заслужил премию этого популярного журнала за рассказ «Верность очагу». За годы учебы И. Капаев не раз печатался в московских журналах «Дружба народов», «Знамя», «Дон», «Литературное обозрение». В 1975 году Иса Капаев защитил на «отлично» дипломную работу в Литературном институте им. М. Горького. В 1978 году вышедшая в издательстве «Современник» книга «Есть такие парни» стала лауреатом премий Всесоюзного литературного конкурса им. Н. Островского.

Тогда И. Капаеву не было и тридцати. Тогда же в 1975 году в Черкесске вышла первая книга на ногайском языке «Куржун». Произведения, включенные в этот сборник, стали предметом дипломной работы молодого прозаика. Все эти годы Иса Капаев продолжает плодотворно работать, о чем ярко свидетельствуют его книжные и журнальные публикации. В Черкесске и Махачкале у него выходят книги на ногайском языке. Его произведения печатаются в центральных издательствах на русском языке. К концу 80-х гг. только в Москве у него вышли сборники повестей «Есть такие парни», «Сказание о Сынтаслы», «Вокзал», «Гармонистка», «Шел человек по улице». О том, что эти книги действительно талантливы, неоднократно подчеркивала литературная критика в центральной печати.

Почти 40 лет Иса Капаев активно участвует в литературной жизни России. За это время он издал 20 книг, из них 5 - в Москве. Его рассказы и повести выходили на польском, болгарском, украинском, казахском, турецком и других языках. Его произведения неоднократно включались в антологии всесоюзной и российской прозы. Он являлся делегатом нескольких съездов Союза писателей СССР и России, избирался в Правление этих организаций. В 1998 году за большой вклад в развитие литературы Карачаево-Черкесии И. Капаеву была присуждена Международная премия им. У. Алиева. В этом же году сборник прозаических произведений «Уплывающие тени» на литературном конкурсе был удостоен гранта Президента России.

Иса Капаев проявил себя и как драматург. Пьесы «Ветеран» и «Как Мархаба правду нашла» изданы в Москве и ставились на сценах народных театров. Известный режиссер Шахарбий Алиев с коллективом карачаевских актеров по пьесе «Ветеран» поставил спектакль «Атай и его семья». Читатель с неослабевающим интересом и симпатией следит за творческим дерзанием Исы Капаева, за его упорным движением вперед и вверх к высотам мастерства, вглубь к философскому постижению сложной, противоречивой, весьма нелегкой жизни ногайцев в конце XX века.

В прозе народов Северного Кавказа он идет в авангарде духовных, содержательных и поэтических исканий, достойно вписываясь в общероссийскую многонациональную и современную русскую литературу. Значительным событием в литературе стал вышедший в 1996 году роман Исы Капаева «Книга отражений». В этом романе переплетаются три пласта: история, современность и фантастика. Это энциклопедия человеческих образов. Это нелегкий исторический путь ногайского народа. Герои «Книги отражений» - представители интеллигенции. Нравственное здоровье любого народа отражается в судьбе интеллигенции. «Книга отражений» - продолжение богатых эпических и литературных традиций ногайского народа. Здесь так же, как и в ногайском героическом эпосе и средневековой письменной литературе, вопрос о судьбе народа, о том, что мешает его процветанию. В наше время, к сожалению, вопрос стоит о сохранении народа как этноса. И в такой ситуации оказался не только ногайский народ. В «Книге отражений» Капаевым поднимается вопрос об отношении к прошлому. Стоит ли помнить о прошлом, представляющим собой сплошные распри и братоубийственные войны? В результате этой средневековой борьбы за трон и власть некогда могущественные предки ногайцев оставили потомкам «горечь и отчаяние». Может, справедливо то, что имена и эти события преданы забвению? «Любая история это опыт, который во всех случаях надо учитывать: от чего-то отказываться, чем; подражать», - отвечает на этот вопрос один из героев романа аспирант Шора. Злодеяния, если они имели место, в первую очередь не подлежат забвению, иначе их повторение неизбежно.

В «Книге отражений» И. Капаев проанализировал глубинные закономерности, управляющие судьбой соплеменника, а также представил своему народу, как в зеркале, нынешнее его состояние. «Книга отражений» - первый в ногайской национальной литературе историко-философский, психологический роман, который послужил предметом для изучения в Институте мировой литературы.

В 90-е годы Иса Капаев проявил себя и как организатор культурно-исторического процесса, приложил немалые усилия к тому, чтобы основать литературно-художественный и публицистический, журнал «Половецкая луна». С 1991 года он является главным редактором этого журнала. Журнал, кроме просветительской роли ногайцев и других народов, выпол объединительные функции на Юге России, его могли читать не только на всем Северном Кавказе, но и охотно выписывали читатели из Ростовской области, Татарстана, Казахстана, Литвы.

И. Капаев с 1976 года работал сотрудником Карачаево-Черкесского областного Дома народного творчества, Карачаево-Черкесского краеведческого музея, старшим преподавателем Карачаево - Черкесского педагогического института, директором областного Бюро пропаганды художественной литературы при Союзе писателей.
С 1998 по 2001 работал ведущим специалистом Министерства культуры Карачаево-Черкесской Республики, а с 2001 года литературным консультантом Союза писателей КЧР, является членом Правления Союза писателей КЧР, членом Президиума Литературного фонда России.

Иса Капаев сегодня находится на пороге новых творческих открытий, о чем свидетельствует роман - исследование «Мародеры Великой Степи». Несомненно то, что Иса Капаев пока остается ведущим писателем ногайской литературы.

Чачева Р.А., Шебзухова А.Н., КЧ РДБ им. С.П.Никулина



http://nogaici.ru/publ/1/1/4-1-0-259
 
Свет евразийской истины

Литература / Муза Казахстана /

Рукопожатие за тысячу вёрст
Поляков Юрий




"Желание одной культурной традиции навязать свои ценности другим культурам никогда не приведёт к взаимопониманию. Напротив, жёсткая культурная экспансия вызывает не менее жёсткое сопротивление. Только уважение к историческим традициям других народов, справедливость и искренность в отношениях цивилизаций, религий и народов способны создать мир согласия и духовности".. Нурсултан Назарбаев


Литературная газета и писатели Казахстана уже много лет плодотворно сотрудничают на ниве просвещения. Стартующий в этом номере проект «Муза Казахстана» призван познакомить читателя с современной казахской литературой во всём многообразии её стилей, жанров и тенденций. Россия и Казахстан – это две страны, культурно скрепляющие сложное многоязыкое и многоэтническое пространство евразийского континента. Наши литературы стремятся к взаимообогащению. И в этом контексте необходимо более детальное погружение в особенности дружественных литературных процессов. Проект «Муза Казахстана» активно поддержали Посольство Казахстана в РФ и лично Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в РФ Марат Тажин. Во вступительной статье к материалам «Музы Казахстана» он замечает: «…литература – это переход от безрадостного к божественному, от тьмы к свету. Вот эта чудесная формула и заставляет нас любить писателей, которые и осуществляют переход от тьмы к свету». Трудно не согласиться с этим. Отрадно, что свет литературы Казахстана отныне будет щедро озарять страницы «ЛГ» и радовать наших читателей.

Освещение литературной жизни Казахстана всегда являлось одним из наших приоритетов. На страницах «ЛГ» появлялись стихи и проза казахских авторов, обзоры книжных новинок, репортажи о крупнейших событиях литературной и общественной жизни. Регулярная и плодотворная работа с авторами Казахстана шла в рамках нашего тематического приложения «Евразийская муза». Очень отрадно, что в этом году стартует проект «Муза Казахстана», который, я уверен, станет важнейшим фактором культурного объединения Евразийского пространства, поможет придать новое дыхание российско-казахским литературным связям. Своеобразным толчком к переосмыслению нашего взаимодействия на новом этапе стала прошедшая в 2014 году по инициативе посольства Казахстан в РФ и лично посла Республики Казахстан в России Марата Тажина встреча казахских и русских писателей. Поднятые на ней вопросы ещё раз убедили собравшихся в необходимости преодоления мировой культурной энтропии путём взаимной интеграции литератур. Первым шагом на этом пути стал выход в свет российско-казахского литературного альманаха под общей редакцией собкора «ЛГ» в Казахстане Бахытжана Канапьянова. Подробно узнать об альманахе, ознакомиться с творчеством его некоторых авторов можно в стартовом выпуске «Музы Казахстана». Также в «Музе Казахстана» представлены эссе Дидара Амантая о судьбоносных тенденциях казахской литературы в контексте развития мировой словесности, стихи и проза современных авторов Казахстана. Убеждён, что данный проект привлечёт внимание не только в России и Казахстане, но и везде, где читают по-русски, везде, где понимают литературу как главное национальное достояние.
 
http://www.denresp.ru/kultura/7181-chitaut-i-v-azii-i-v-turzhii-i-v-bashkirii.html

Читают и в Азии, и в Турции, и в Башкирии


Современные карачаевские писатели часто печатаются за пределами нашей республики. Их произведения: стихи, рассказы, повести, пьесы - можно увидеть в журналах и коллективных сборниках, издаваемых в Средней Азии, Казахстане, в других регионах, там, где живут тюркские народы.

Недавно в Алма-Ате на казахском языке вышла довольно объемная книга под названием «Солнце над Домбаем». Составителем книги является народный писатель КЧР Билял Аппаев. Там же, в Алма-Ате, издал свою поэтическую книгу известный писатель Азрет Акбаев. В журнале «Ала-Тоо» на киргизском языке были опубликованы рассказы и новеллы Балуа Джазаева.

На днях на башкирском языке в журнале «Агидель» увидели свет рассказы тех же авторов - Б. Аппаева и Б. Джазаева, а также многих балкарских писателей и поэтов. Литературно-художественный и общественно-политический журнал «Агидель» - самое старое издание среди тюркоязычных журналов в России. Его начали издавать в Уфе еще в 1923 году. И до сих пор этот журнал, учредителями которого являются Правительство Республики Башкортостан, Союз писателей республики и коллектив редакции, выходит раз в месяц масштабным тиражом…


Произведения карачаевских писателей охотно печатают и в Турции. Там в 2012 году в Стамбуле массовым тиражом вышла книга «Радость для всех». Составителем книги является Уфук Тузман (Чомаев). Для него это не составило особого труда, поскольку образование он получил в Казахстане на филологическом факультете Казахско-Турецкого университета. Там же защитил кандидатскую диссертацию. Уфук Тузман - частый и желанный гость и в Карачаево-Черкесии.
Аминат ДЖАУБАЕВА.
 
Новый круг «Белых журавлей»
Литература / Литература / Событие





Вот уже в 29-й раз на благословенной гостеприимной земле Дагестана прошёл Международный литературный фестиваль «Белые журавли», проводимый по инициативе Расула Гамзатова и принимающий писателей и общественных деятелей со всех уголков нашей необъятной Родины и даже из некоторых зарубежных стран.

А началось всё в Хиросиме в 1965 году. Расул Гамзатов услышал душещипательную историю о маленькой девочке Сасаки Садако. Когда американцы сбросили на город атомную бомбу «Малыш», ей было только два годика. Её семья находилась во многих километрах от взрыва и поэтому физически не пострадала. Но через несколько лет радиация, которой было пропитано всё, дала о себе знать. У девочки диагностировали рак крови. Надежды на жизнь практически не было. Но в Японии есть обычай: если хочешь, чтобы исполнилась твоя самая заветная мечта, вырежи из бумаги тысячу журавликов и запусти их в небо. Делать птиц надежды ей помогали дети со всего мира, узнавшие о её трагедии. Но чуда не произошло. 25 октября 1955 года Сасаки не стало…
История о маленькой девочке так взволновала поэта, что прямо в самолёте он написал своё знаменитое стихотворение «Журавли». Наум Гребнев перевёл его на русский язык, а композитор Ян Френкель выдохнул щемящую музыку, и получилась песня, которую проникновенно исполнили Марк Бернес и Иосиф Кобзон.

И песня полетела по планете, полюбилась миллионам людей и стала практически гимном, реквиемом всем солдатам, всем погибшим в кровавых войнах и бойнях жестокого XX века. Её поют на десятках языков, она давно уже, как вольная птица, перелетела все границы и стала понятна и близка каждому человеку как молитва, как плач по безвозвратно потерянным близким людям. Этой песне нет аналогов в мире. Крылатый миф белых журавлей воплотился в мраморе, бронзе и бетоне более чем в 60 городах мира, в том числе Америке и Японии, вдохновившей Расула Гамзатова на эту скорбную песню.
Именно здесь, на фестивале, люди вспоминают погибших под Москвой и Сталинградом, в Нагасаки и Ленинграде, Каспийске и Махачкале, Буйнакске и Грозном, Сербии и Владикавказе.

После смерти Великого Расула (как его почтительно называют в родном Дагестане) дату мероприятия приурочили ко дню рождения и отмечают теперь в первой половине сентября.
Практически сразу после прилёта состоялась освещаемая телевидением встреча с замечательной женщиной, поэтессой и лидером одноимённого движения Равзат Алигаджиевой, принявшей у себя А. Тер-Маркарьяна, С. Соколкина, А. Абдурашидову, Д. Дарина, К. Умаханова и других. Для матерей дорогих гостей Равзат передала незабываемые подарки – красные, вышитые бисером розы.
Потом начались торжества: гости фестиваля возложили цветы к могиле Рамсула Гамзатова у подножия горы Тарки-Тау. Торжественную делегацию в этом году возглавил председатель правительства РД Абдусамад Гамидов. Потом цветы возлагались к памятнику поэта в центре Махачкалы у Аварского драматического театра. Чуть позже писатели, общественные и политические деятели посетили гостеприимный хлебосольный дом Расула Гамзатова, где их приветствовали дочери поэта Салихат и Патимат, а также Муса Мусаев – и.о. главы администрации г. Махачкалы. Звучали многочисленные тосты за поэта, за дружбу народов и, конечно же, стихи гостей. В новом здании Театра поэзии прошёл праздничный концерт писателей и поэтов из городов России и зарубежных стран, в котором участвовали Геннадий Иванов, Иван Голубничий, Раиса Дидигова, Надежда Кондакова, Магомед Ахмедов, Аршак Тер-Маркарьян, Сергей Соколкин, Ахмед Джачаев, Дмитрий Дарин, Сабигат Магомедова, Михаил Поздняков, Бувайсар Шамсутдинов, Хизри Асадулаев, Валерий Басыров, Сувайнат Кюребекова, Евгений Семичев, Игорь Смолькин и другие. На мероприятии присутствовали министр культуры Республики Дагестан Зарема Бутаева и дочь поэта Салихат Гамзатова. Вечер завершился зажжением свечей студентами ДГУ у памятника поэту во дворе Театра поэзии.

На следующий день делегации традиционно отправились в высокогорный Гуниб, где был пленён имам Шамиль, на родину Гамзатова, в село Цада Хунзахского района и в древний Дербент, в котором в ближайшее время пройдут юбилейные торжества. На филологическом факультете Дагестанскго государственнго университета прошла презентация романа Сергея Соколкина «Rusкая чурка», посвящённого трудному преодолению сложных межнациональных противоречий.
Очередной фестиваль «Белые журавли» закончился.
А впереди всех ждёт продолжение – в ноябре на русской земле, в Москве, открывается пятый, юбилейный Международный литературно-музыкальный фестиваль дружбы народов «Белые журавли России», уже поддержанный Советом Федерации, Государственной Думой ФС РФ и главами Дагестана и Ингушетии.

 
Русский театр драмы и комедии КЧР одержал победу в конкурсе на грант Главы Карачаево-Черкесской республики Рашида Темрезова в области театрального искусства в 2015 году. Театр представил на конкурс театральную постановку «Очень простая история» по одноименной пьесе Марии Ладо.
Конкурс на предоставление гранта проводится уже в четвертый раз. В прошлом году грант Главы Карачаево-Черкесской республики в области театрального искусства выиграл «Черкесский драматический театр» им. М.О. Акова, представив проект постановки «Родня» по одноименной пьесе Артура Кидакоева. В 2013 году грант Главы КЧР в области театрального искусства выиграл «Русский театр драмы и комедии КЧР», представив на конкурс театральную постановку «Представление Гамлета в селе Нижняя Мрдуша» Иво Брешана. В 2012 году грант Главы КЧР выиграл «Карачаевский драматический театр» с постановкой «Электра».
Напомним, в 2011 году Рашид Темрезов учредил грант Главы Карачаево-Черкесской республики в области театрального искусства в размере 500 тыс. рублей. Грант ежегодно на конкурсной основе предоставляется для поддержки наиболее значимых творческих проектов театральных коллективов республики. При этом соискателями на получение гранта могут быть театры и театральные организации независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, с учетом их вклада в развитие театрального искусства, а также соответствия критериям конкурсного отбора.

КЧР.РУ
 
 
ДЖАНГЫ КИТАБ - "ПРОБУЖДЕНИЕ"

Нальчикде Мария бла Виктор Котляровланы басмаларында «Пробуждение» деген ат бла китап чыкъгъанды. Аны автору Темуккуланы Борис алгъын заманланы, башхача айтханда уа, къул бла бий айырылгъан кезиуню юсюнден жазады. Изданияда архив документле аслам халда хайырланыладыла.
Анда Малкъар тау жамауатны Александр II жиберген обращенияларыны, Кавказда, кёп крепостной жорукъну кетералмай, къалай кюрешгенлерини, россей администрация эсепге алып тебирегинчи, бу тийреде жашагъанланы къул, бий, ёзден болгъанларын ачыкълагъан документле жарашдырылмагъаныны юсюнден да материалла басмаланадыла.

http://www.zamankbr.ru/node/3382
газета ЗАМАН, 16.02.2016
 
https://www.youtube.com/watch?v=KW8_-BlOmcU

Загрузка плеера


"Театр в нашей жизни" (на карачаевском языке)
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

Форум  Мобильный | Стационарный