Расширенный поиск
19 Октября  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Ана кёлю – балада, бала кёлю – талада.
  • Баланы адам этген анады.
  • Абынмазлыкъ аякъ джокъ, джангылмазлыкъ джаякъ джокъ.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Эртде тургъан джылкъычыны эркек аты тай табар.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Ашха уста, юйюнде болсун
  • Джарашыу сюйген – джалынчакъ.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Танг атмайма десе да, кюн къоярыкъ тюйюлдю.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Байма, деб да, къууанма, джарлыма, деб да, джылама.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Сёз сёзню айтдырыр.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Ариу сёз – къылычдан джити.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Къолу уллу – асыу, аягъы уллу – джарсыу.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Ётюрюкден тюбю джокъ, кёлтюрюрге джиби джокъ.
  • Окъ къызбайны джокълайды.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Джашынгы кесинг юретмесенг, джашау юретир.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Тилчи тилден къаныкъмаз.
  • Ашлыкъны арба юйге келтирир, чана базаргъа элтир.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Сабийликде юретмесенг, уллу болса – тюзелмез.
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Билим насыб берир, билим джолну керир.
  • Чомарт бергенин айтмаз.
  • Байлыкъ тауусулур, билим тауусулмаз.
Страницы: 1
Алан из Карачая. Юмористические рассказы Магомеда Ахьяевича Хубиева, Остроумный, находчивый и справедливый Алан бичует лицемерие, подхалимство, карьеризм, пьянство, стяжательство, тунеядство...
 
Магомед Хубиев(Алан)


Юмористические рассказы

Летосчисление
- Карадау, сколько лет твоему сыну?- спросил Алан соседку.- Не рано ли ты начала искать себе сноху?
- К концу сенокоса, слава Аллаху, исполнится ровно двадцать,- ответила та.
- Не может быть!
- Как же не может? Сейчас подсчитаю,- возразила Карадау и начала считать: - В год рождения моего сына мы были на летних пастбищах в Амгате, летом следующего года тоже были там, потом на Суусузле жили шесть лет - это восемь; на Муху-Баши жили подряд восемь лет - это шестнадцать; а в Азгеке жили два лета - это уже восемнадцать, и два лета я не ездила на летние пастбища,- вот тебе все двадцать лет.
- А, по-моему, на пастбище в Муху-Баши ты не восемь лет жила, а меньше,- подзадорил соседку Алан.
- Как это не восемь? Вот я буду перечислять, а ты считай: в первое лето наш теленок сорвался со скалы, на второе лето со скалы сорвался теленок Байдуша, в третье лето волк отхватил курдюк у нашего большого барана, в четвертое лето, когда ходили за малиной, увидели в лесу огромного медведя, в пятое лето наши ягнята застряли на скале, и мы их едва сняли на третий день, в шестое лето муж повез дранку в Черкесск и обменял ее там, на пшеницу, в седьмое лето дочь Чочака укусила змея, а в восьмое лето в нашу кадку с огурцами попала мышь...
- Вот теперь убедила! - согласился Алан.


Такую лучше ждать
У Ортабая и его супруги Гогуш была некрасивая, засидевшаяся в девках дочь, которую они очень хотели выдать замуж за Алана, но Алан не реагировал на их намеки. Тогда они послали к нему своего посредника с письмом: «Если ты подождешь до осени, то мы, пожалуй, отдадим за тебя свою дочь».
- Передайте им,- ответил Алан.- Я готов ждать не только до осени, а сто лет.


Ноги и сердце
Однажды Алан приехал к любимой девушке и увидел у нее Шабаза.
- Извини,- гордо заявил Шабаз Алану,- я люблю ее больше, чем ты. Ты на машине приехал, а я на своих двоих пришел, чтобы увидеть ее.
Алан ответил:
- Меня сюда действительно привели не ноги, а сердце.


Второй раз не пошла бы
- Послушай, Гочар,- спросили его друзья,- если бы тебе вновь пришлось жениться, взял бы ты снова в жены свою жену?
- Конечно, взял бы, и взял бы только ее, - ответил Гочар.
- Нет, сейчас ты взял бы другую,- возразил Алан.
- Я же лучше знаю, кого взял бы,- удивился Гочар.
- Это, конечно, так,- согласился Алан,- но второй раз она за тебя не пошла бы.


Одна из шестнадцати
Зулий вышла замуж за Чомпура и очень этим гордилась.
- Мой муж выбрал меня из шестнадцати девушек,- часто хвасталась она соседкам.
- А что в тебе особенного? Чем ты лучше других? - возмутились они, наконец.
Она не зря говорит,- вмешался в разговор Алан.- Чомпур действительно выбрал ее из шестнадцати девушек, потому что остальные пятнадцать и видеть его не хотели Разные друзья
- Я тебя очень уважаю! - признался Шока Алану.- Я о тебе никогда не говорил ничего плохого и никогда не скажу.
- То, что ты обо мне ничего плохого не говоришь, я верю, но дело ведь не только в этом,- сказал Алан.
- В чем же еще?
- В том, что при мне никто не посмеет плохо отзываться о тебе, а когда при тебе охаивают
меня, ты теряешь дар речи.


Нет другого выхода
- Вы слыхали? Мырза собирается на Луну! - спросил Алан друзей.
- Не может быть! - засмеялись те.- Он не космонавт и даже не летчик.
- Вы не смейтесь, у него ведь нет другого выхода: жена ему не разрешает работать вместе с женщинами, а на земле нет такого места, где бы не работали женщины.


На такой жениться опасно
Рамазан долго сватал Сафият, но она никак не соглашалась. Когда же его перевели из аула в город, Сафият сама сообщила Рамазану о том, что готова выйти за него в любой день.
Рамазан собрал друзей и хотел ехать за невестой, но Алан отсоветовал, сказав, что на такой жениться опасно.
- Почему?
- А вдруг тебя снова переведут в аул,- ответил Алан.


Лучше так
Однажды Бадай подошел к Алану и спросил:
- Ты мне друг?
- Друг.
- Тогда больше не разговаривай с Узеиром.
- Почему?
- Я с ним поругался. Не разговаривай и с Дебошом.
- Ас ним почему?
- А он друг Узеира. Не разговаривай и с Мухтаром - он зять Узеира, с Джанхотом тоже, он брат его снохи...
- Нет,- возразил Алан,- чем не разговаривать с половиной аула, лучше перестану разговаривать с одним тобой.


Любовь и постоянство
- Настоящей любви нет, никогда не было и не будет,- категорически заявила Рая.
- Ошибаешься, любовь есть, была и будет,- возразил Алан.
- Скажи кому-нибудь другому, а меня не проведешь: я сменила за год девять парней, а любви так и не испытала.
- О-о, если бы я сменил за год столько же девушек, я бы с тобой согласился,- сказалАлан.


К кому же идти
Исмаил сказал Алану, что после работы он пойдет посидеть к своим знакомым, но еще не решил, к кому именно: к Касыму или к Эразу.
- Поступай, как хочешь,- посоветовал Алан,- они оба будут рады: один - когда придешь, другой - когда уйдешь.


Чья же ошибка?
- Когда другие делают ошибки, их ругают, за это, заставляют исправиться, а меня ругают за то, что я сам хочу исправить свою ошибку, - пожаловался Исса Алану.
- Что случилось-то?
- Женитьбу на Розе я считаю ошибкой, а исправить ее не дают.
- А знаешь почему?
- Нет, не знаю.
- Это ведь ошибка Розы, а не твоя,- ответил Алан.


Враги Алана
Однажды Алана спросили:
- Есть ли у тебя враг?
- Есть, даже два,- ответил он.
- Кто ж они такие?
- Один - тот, который, видя во мне и плохое, и хорошее, говорит «плохо!», а другой, видя то же самое, говорит «хорошо!».


Ни то ни се
- Слушай, Алан,- обратился к нему Халпаша- уже три месяца, как я живу один, найди мне хорошую девушку, хочу жениться.
- Я думаю, что хорошая тебе не подойдет,- ответил Алан.
- Почему? - спросил удивленный Халпаша.
- Первую жену ты бросил потому, что она была слишком отсталая, вторую бросил из-за того, что она была чересчур культурная. Тебе, видимо, нужна средняя: ни то ни се.



Когда не говорят друг с другом
Если я не женюсь на Нанюк, то вообще никогда не произнесу имени другой женщины,- решил Иштибар.
Пока Иштибар жив, я не открою двери другому мужчине,- дала себе слово Нанюк.
Через некоторое время они сидели у одного очага, но огонь грел их плохо.
- Надо принимать какие-то меры,- забеспокоились соседи,- слишком часто они ругаются.
- Если они не будут ругаться, будет еще хуже,- пояснил Алан.
- Почему хуже?
- Потому что по-другому они никогда не разговаривают друг с другом.


Лекарство от ревности
- Как вы думаете, что надо предпринимать, если влюбишься в красавицу? - спросил молодой человек своих друзей.
- Ее в тот же день следует привести к себе домой,- сказал один.
- Надо немедленно посылать к ней сватов, расписаться и сыграть свадьбу,- сказал другой.
Третий посоветовал сложить песню, воспевающую красоту возлюбленной.
- Все вы не то говорите,- возразил Алан. - В таком случае следует пить лекарство;
- А для чего?
- Для профилактики от приступов ревности.


Нислан и Голун
Алан, услыхав о том, что Нислан собирается развестись со своей женой, решил их примирит.
- Если ты думаешь, что Голун плохая, ты ошибаешься.
- То, что она плохая жена, это еще не беда, беда в другом: она может родить ребенка, который будет похож на свою мать,
- За это ты можешь быть спокоен, Голи сама не хочет, чтобы в доме появился ребенок.
- Почему?
- Тоже из боязни. Боится, как бы ребенок не был похож на своего отца.


Люди непоследовательны
- Часто думаешь, что имеешь дело с хорошими людьми, а они в трудную минуту подводят,- сетовал Орта.
- А кто тебя так обидел? - спросили друзья.
- Если бы чужие люди, так не беда, а то сестры родного отца Маймулат и Муслимат.
- Твои же тетки умные женщины, они зря тебя не обидят,- усомнились друзья.
- Орта прав: Муслимат и Маймулат - женщины коварные: сперва говорят одно, потом -другое,- поддержал Алан.
- А что именно они говорят?
- Когда Орта бросил курить, они похвалили его, когда он бросил пить - поблагодарили, а когда бросил жену, они начали его ругать.


Домашний театр
Возвращаясь с работы, молодые люди решили коллективно пойти в театр.
- Надо будет позвонить и Кёккёзу, у него сегодня выходной, - предложил Тууду.
- Не стоит звонить, он не придет,- ответил Таубатыр.
- Почему?
- Не знаю, он почему-то в театр не ходит.
- У него теперь театр на дому,- пояснил Алан.
- Купил телевизор?
- Нет.
- А про какой театр ты говоришь?
- Дело в том, что Кёккёз не желает ходить в театр со своей женой, а жена его одного не отпускает, по этому поводу у них нередко и разыгрываются дома целые спектакли.


Джамашай и аул
- Те, кого я считал верными друзьями, в трудный для меня день оставили меня,- печалился Джамашай.- Теперь я тоже не буду дураком. Я тоже знаю себе цену.
- Зря ты обижаешься на друзей,- сказал Алан.- Когда ты женился на Балкыз, почти весь аул был на твоей свадьбе.
- Тогда действительно были почти все, а когда я женился на Дарине - даже некоторые друзья не явились, когда же на Хапсат - никто не пришел. Я теперь считаю всех моих бывших друзей врагами.
- Тебе остается жениться еще раз,- заключил Алан,- и ты сам станешь врагом всего аула.


Если очень любишь
Как только Шурум услышал, что Алана повысили в должности, он вышел к нему навстречу:
- О Алан, если бы ты знал, как я тебя люблю, как я тебя обожаю! Если бы ты вдруг спрыгнул с высокой скалы в пропасть, я, не раздумывая, прыгнул бы за тобой.
- Я это очень ценю,- ответил Алан,- только я прыгать со скалы не собираюсь...


Любовь к другу
Все, кто был на юбилее Дадыма, по очереди вставали, произносили высокопарные тосты и осушали бокалы.
- Друзья, мы много сказали красивых слов в адрес юбиляра,- заметил Алан,- но Бора его любит все-таки больше всех нас.
- Мы не возражаем, пусть любит, и нам было бы приятно, если бы он встал и сказал несколько теплых слов о нашем общем друге Дадыме,- зашумели друзья.
- Разве невозможно доказать свою любовь без тоста?
- Пусть докажет! Может быть, у него особо ценный подарок?
- Дело не в подарке, а в том, что Бора даже на своем юбилее не пил так много.


Хорошо и плохо
- Как хорошо, когда имеешь много снох. Если в дни радостей и дни горя они будут рядом это большая поддержка,- рассуждала старая Хача.
- Это действительно так, я очень завидую своей соседке Сапиназ, у нее четыре снохи, и все они живут с четырех сторон, а она в середине, как в раю,- добавила Зафира.
- Это не оттого, что снохи хороши, а оттого, что Сапиназ сама хорошая,- сказал Алан.
- Когда много снох, все равно хорошо.
- Если так, тогда почему же не радуется Чардыу? У нее было четыре снохи, однако она не говорила, что находится в центре рая, а считает, что ее жизнь - хуже, чем в аду? Правда, вначале она тоже думала так же, как вы, и четырежды женила своего единственного сына.


Самый большой недостаток
Ни с того ни с сего Пелиу начал считать недостатки Алана.
- У меня нет времени спорить с тобою, устанешь - перестанешь,- ответил Алан, не желая его слушать.
Но Пелиу не унимался.
- Ты перечислил много моих недостатков,- заметил Алан,- но ты не назвал мой самый большой недостаток.
- Все твои недостатки одинаково велики. Что же я упустил?
- Самый большой мой недостаток заключается в том, что я до сих пор считал тебя своим другом.


Любовь Дубу
Кого только ни сватал Дубу, но ни одна девушка не ответила ему взаимностью. Однажды он пришел к Алану и сказал:
- Я тебя искренне уважаю, будь человеком, окажи мне услугу.
- Если в моих силах, постараюсь,- ответил Алан.- В чем дело?
- Я хочу соединить свою судьбу с судьбой твоей сестры.
- Разве ты ее так сильно любишь?
- Не только люблю, но и готов хоть сейчас поехать с ней на край света.
- У моей сестры нет времени для такого дальнего путешествия, тебе придется, видимо, ехать одному.


Синяки и печка
- Джашбек только то и знает, что ругаться с женой, ничего никогда не делает, чтобы обрадовать ее сердце. Почти все в ауле уже установили газовые печки, а он и не думает,- сочувственно говорили соседки.
- За то, что он ругается с женой, конечно, его стоит критиковать,- заметил Алан,- но если он установит газовую печку, его жене будет не лучше, а гораздо хуже.
- Как же так?
- Сейчас свои синяки его жена объясняет тем, что она набивает их, когда колет дрова, а если у нее будет газовая печка, какие объяснения тогда она найдет своим синякам?


Разные снохи
В ауле в течение одной недели было несколько свадеб, пожилые аульчане после этого стали обсуждать снох, сравнивать одну с другой.
- Все они одинаковы,- махнув рукой, сказал один аксакал.
- Ну, не скажи! - возразил Алан.
- А что у них разного, чем они отличаются друг от друга?
- Все снохи прежде всего делятся на три категории.
- Как это они делятся?
- Первая - сама хорошая, другая - приданое хорошее, третья - муж хороший.


Мастерство Дагиба
Шуша однажды сказал Алану, что зубной врач Мусурат прекрасный специалист, что он лучше всех врачей района знает свое дело.
- Интересно, когда же ты проверял его работу? - спросил Алан.
- За пять дней он мне удалил пять зубов и уже вставил искусственные, да так хорошо,
так хорошо,- похвалил Шуша.
- Вставить, видимо, он может, а насчет удаления - я прямо скажу - Дагиб специалист получше твоего Мусурата.
- Дагиб - уличный хулиган! Он в медицине ничего не понимает.
- Может быть, он в медицине действительно ничего не понимает, но соседу он удалил четыре зуба за одно мгновение.


Кто же будет счастливым?
Алан и его друг Закерья посватались к одной девушке:
- Если ты выйдешь замуж за меня,- сказал Закерья,- я буду самым счастливым мужчиной.
- Выходи за меня,- предложил Алан,- и ты будешь самой счастливой женщиной.


Кому когда жениться?
Видя красивых девушек, Чанадау всегда преображался, считал себя двадцатилетним, хотя уже был отцом троих сыновей.
Однажды на клубном вечере он сказал Алану:
- Видишь тех красивых девушек? Хочу, чтобы вон та, крайняя, жила в моем доме.
- Не слишком ли рано ты выбираешь себе сноху? - ответил Алан.


Живут ли на звездах люди?
- Куда ты так спешишь? - спросил Алан Дибира.
-На лекцию. Пошли вместе!
- О чем там сегодня лекция?
- О том, есть ли жизнь на звездах.
- Я и так знаю, что на какой-то звезде люди живут.
- Откуда ты знаешь?
- Шашдыу говорила на весь аул, что ни одна из земных девушек не достойна, быть ее снохой, а недавно ее сын женился. Значит, его невеста с неба свалилась.

Цена козла
Тохтар привел козла на базар. Алан подошел к нему, осмотрел козла и спросил о цене. Вдруг подбежала жена Тохтара и строго сказала:
- Смотри, Тохтар, не торопись, не продешеви, отдавай только за ту цену, которую я еще дома назначила!
- А если я больше дам, тогда, как ему быть? - спросил Алан.


Не согласился
- Друг, прошу тебя помочь мне,- обратился однажды Джабалак к Алану.- Каждый раз, когда скажу что-нибудь не так, одергивай меня, пожалуйста.
- Этого делать я никак, но могу,- сказал Алан.
- Почему? Ты же друг?
- Друг-то друг, но ведь я тогда должен буду бросить работу и всегда находиться при тебе.


Ночь рождения Сейпула
У Сейпула были такие же глаза, как и у всех остальных, но он видел все только в черном цвете.
Ты, наверное, со дня своего рождения никому ничего хорошего не сделал,- сказал ему как-то Алан.
- А у меня нет дня рождения,- зло улыбнулся Сейпул.
- Я так и думал, что ты родился ночью,- ответил Алан.
О плове
Клиенты в ресторане заспорили о том, кто лучше умеет готовить плов.
Одни говорили, что Домпур не имеет себе равного, другие говорили, что такого специалиста по плову, как Дыбык, в районе нет.
Алан с ними не согласился.
- А кто же тогда, по-твоему, лучше всех готовит плов? - спросили его.
- Тот, кто больше кладет в него мяса,- ответил Алан.


Обычай наоборот
- Почему люди радуются, когда рождается человек, а когда умирает - плачут? - спросил Алана Тюйюгдбий.- Когда и кем установлен этот обычай?
- Не ломай над этим голову, когда ты умрешь, обычай, видимо, будет нарушен.


Голова Лауджан
- Как ты думаешь, почему все люди с годами седеют неодинаково? - спросил Алана
- Ошта, это, в основном, зависит от рода. Зависит от условий работы и от условий жизни. Например, Лауджан поседела рано от большого горя.
- А какое у нее было горе?
- Когда она обнаружила у себя три седых волосинки, она так горевала, что стала совсем седой.


К сожалению, похож
Муштурай гордился тем, что его новорожденный сын как две капли воды похож на него.
- То, что он сейчас похож на тебя, не беда,- заметил Алан.- Лишь бы изменился, когда повзрослеет.


Когда как
Чанка оказался в затруднительном положении, ходил задумчивый и грустный.
- Ну, что ты нос повесил? - спросил его Алан.
- Окажись ты в моем положении,- ответил Чанка,- не спрашивал бы меня так спокойно.
- А что случилось?
- Мой друг стал начальником, и теперь я не знаю, как мне к нему обращаться: на «ты» или на «вы».
- Если будешь ему что-то предлагать - на «ты», а если просить - на «вы»,- посоветовал Алан.


Горы и горные пейзажи
Шашар считал себя любителем природы и с удовольствием скупал виды тех мест, где жил. Встретив Алана возле магазина, он упрекнул его:
- Слушай, Алан, сегодня продавались виды наших гор, почему ты не купил?
- Некогда мне было ходить по магазинам и покупать виды гор,- ответил Алан.
- Чем же ты был так занят?
- Ходил в горы!


Приказы Онбая
Онбай любил приказы: то увольнял кого-нибудь, то назначал на должности. Однажды ему сказали, что в соседнем совхозе свой поэт имеется. Онбай был сильно огорчен тем, что в его совхозе поэта не оказалось, но Алан успокоил его:
- Зачем переживаешь? Напиши приказ. Назначь кого-нибудь поэтом - и дело с концом.


Кого же рекомендовать
Провожая на заслуженный отдых председателя аулсовета, аульчане думали о том, кого избрать на его место.
- Я думаю, Джогу как раз подходит,- сказал молодой парень,- у него высшее образование.
- Нет, давайте лучше изберем Джаная, - посоветовал Алан.
- Так у него же образование среднее.
- Образование среднее, зато человечность высшая.


Звери и Чурпай
- Какой жестокий человек этот Чурпай, настоящий зверь,- жаловался Алану Зуха.
- Не могу с тобой согласиться,- возразил Алан.
- Почему?
- Потому что ни один зверь не захочет назвать его своим братом.


Теперь верит
- Бостан до своего назначения на должность директора Дома культуры совершенно не верил в то, что Земля вращается.
- Теперь даже не сомневается в том, что она вращается,- заметил Алан,- вокруг него.


Кто же виноват?
Вскоре после замужества Кермахан в ауле стали говорить, что родители мужа издеваются над нею из-за бедных подарков.
- Наоборот, она сама над ними издевается,- сказал Алан.
- Почему ты так думаешь?
- Потому что Кермахан неоднократно говорила во всеуслышанье: «Я всем родственникам сделала хорошие подарки, а они хотят от меня еще какого-то уважения».


Розу не красят
В парфюмерном магазине Алан увидел розовощекую девушку, покупавшую помаду, пудру и краску для лица.
Девушка заметила, что Алан смотрит на нее неодобрительно.
- Что вы на меня так смотрите? - спросила девушка.- Будто я одна крашусь.
- Конечно, не одна,- заметил Алан,- но учти, сестренка, розу не красят.


Знания Мыты
Мыты отличался красноречием и любил учить людей правильно понимать жизнь. Однажды он сказал:
- Человек ежедневно должен обогащаться новыми знаниями. Если же в какой-то день он не пополнил свои знания, значит, в этот день он не жил.
- Правильно,- согласился Алан и добавил: - Судя по твоим знаниям, ты еще не родился.


Веская причина
Директор с утра был не в духе, на вопросы отвечал резко и грубо.
- В чем дело? Какая муха его укусила? - недоумевали подчиненные.
- Виноват Дагир, это из-за него нам влетает,- догадался Алан.
- А что он такое сделал?
- Нечаянно наступил на тень директора.


Первый в ауле
- Самый хороший дом в ауле - это дом Калабека, самая хорошая машина - это машинаКалабека, больше всех имеет денег на сберкнижке Калабек, - хвалили старики своего соседа, сидя на завалинке.
- Он еще по многим показателям держит первенство,- заметил Алан.
- По каким еще?
- По жадности первое место занимает Калабек, по нескромности первое место занимает Калабек, по высокомерию первое место занимает опять же Калабек.


Почему звезд меньше, чем людей
- Сколько людей на земле, столько звезд на небе, потому что у каждого человека есть своя звезда,- глубокомысленно сказал Модай.
- Нет, людей на земле гораздо больше, чем звезд на небе,- возразили ему.
- А вы считали? Я знаю, что говорю,- переступал Модай.
- Хоть считай, хоть не считай, звезд все равно меньше, чем людей, и причина тут ясна,- вмешался в разговор Алан.
- Какая же причина?
- Некоторые звезды, узнав своих людей на земле, навсегда погасли.
 
понравилось)
 
Айгюль, еще в детстве читала книжку "Аланны хапарлары" (небольшая такая книжечка была) на карачаевском языке. Кто переводчик этих рассказов? Ты лоя форума перевела или есть книга на русском?
Я самая классная на форуме))))))))))))))
 
Хубийланы Магомедни таный эдим. Окъуулу, билимли, фахмулу, халал, чомарт, огъурлу адам эди (джандетли болсун).

Мен ангылагъаннга кёре, Аланны хапарларын къарачай тилде салыргъа керекди былайгъа, неда къарачайчасын, орусчасын да бирге (параллельно) - тилибизге эс асламыракъ бёлюнюрча. Къысха хапарчыкъланы окъугъан, ангылагъан да тынчыракълды - бюгюннгю джаш тёлюге бек керекли затды ол.
 
Имена такие странные))) неужели карачаевские?
 
Сэстренка, у Магомеда Ахьяевича две книжки на русском, переводил его Г.Ладонщиков,был такой писатель.

Одна из них есть, по-моему, в нашей Эльбовской электронной библиотеке. А на счет имен, он, как и народные песни, всю жизнь собирал и использовал в юмористических рассказах, и подбирал их так, чтобы соответствовали характеру персонажа.

На родном языке, конечно же, они звучат еще острее и с большим юмором, они в Эльбовской библиотеке есть, добро пожаловать туда! А здесь тоже дадим!
 
ДЖЮРЕГИНДЕН КЮН ТИЙГЕН


Хубийланы Ахьяны джашы Магомет (Алан)... Терен кёклю, джарыкъ джулдузлу, чокъуракъ суулу, сабий тылпыуча таза хауалы шам Тебердиде туууб, ол кёблеге джомакъ эди. Аллай уллу адамлыкъ, аллай эркин фахму, аллай къыйырсыз сюймеклик бир джюрекге къалай сыйыннганы сейирсиндирген, сукъландыргъан да эте эди. Керти да, Аллах берсе, санамай, чомарт бере кёре эдим...
Магомет фахмулу поэт эди, Магомет халкъ джырчы эди, Магомет (Алан) чам хапарны, хапар жанрны устасы эди, Магомет алим эди, Магомет оратор эди, Магомет музыкант эди, Магомет закий эди, Магомет устаз эди, Магомет гуманист эди, Магомет фольклорист эди!
Адамлыкъ бла сюймеклик фахмулулукъну баш шартлары болгъанларына аны джашауу шагъат эди.
Сабийлиги джарытмагъан (1928 джыл туугъан эди), джашлыгъы джылытмагъан (ала кёчгюнчю джыллагъа тюшген эдиле), къартлыкъгъа джетелмеген (1987 джыл ауушханды) Хубий улу нени юсюнден джазса да, сюймеклигини хапарын айта эди. «Мени джаным хапарларымдады, джюрегим - джырларым бла назмуларымда», - дейди ол айтыуларыны биринде. Аны эм уллу сюймеклиги адамлагъа эди. Ол а дженгил сезиледи. Танг аласында, Чолпан джулдузча; ингир алада, Сюйюмчю джулдузча; къарангы кече, Ай кибик; къыш суукъда, Кюн кибик, ол кесине тарта эди адамланы.
Аны толу ангылагъан, кемсиз сюйген керти тенги бла ушакъгъа тансыкъ болгъан, закий нартны ауаз бергенине тынгыларгъа хазыр, ана сют сабийни санларын айнытханча, джюрек огъурун айнытыргъа учуннган, Магометни китабларын талпыб окъурукъду. Алада хар тизгин Магометни бизге, артында къалгъанлагъа, осиятыды. Хар чыгъармасы - кеси джашагъан тынгысыз ёмюрню кюзгюсюдю. Джашауну кюнде-кечеде къойгъан ызларына бизни эсибизни бура, кесибизде болгъан игиге да, тёгерегибизде асыугъа да кёзлерибизни ачады, аны сюерге, багъалатыргъа, анга къууаныргъа алландырады. Поэт эмда джырчы, Хубий улу джашауну кесинде бар поэзияны ёртенин джукълатмай, ёрге тутаргъа, аны джылыуунда джылына билирге чакъырады.
Суратлау сёзню уста хайырландыра, ол «къысха сёз» бла джашауну узунлугъуна сыйларын тас этмеген адамлыкъ шартланы юслеринден айтады. «Ариулукъ адамлыкъ тюлдю, адамлыкъ а ариулукъду», - дей билген таулу киши аны тутаргъа, таныргъа, сыйларгъа, багъалата билирге тырмашдырады.
Сюе билгенликге, ол сюймеклик джукъланмазча, тунчукъмазча, унутулмазча джашай билиу, ол Аллах сюйген - насыблы - адамны шартыды. Аны чыгъармаларында джюрекге татлы, джюрекге къыйын, терен сезим бла байламлы кёб тюрлю соруугъа джууаб табаргъа боллукъду.
Джашаууну джазгъы чагъына шукур этгенин, акъ чилле джаулукъну юсюнде «оюу тилде» чыгъаргъан таулу къызча, Магомет халкъына, заманына сюймеклигин кесини энчи сёзю бла ийнандыра, учундура айта биле эди.
Хубий улу Магометни лирика назмуларын окъуй, джюрегинге нюр тийгенча, юсюнгден учхара ышанларынг кетгенча, керти ариулукъну айрымканына тюшгенча, боласа.

Керти поэтнича, джырчыныча, аны джюреги, тилекге джайылгъан къол аязлача, джашау келтириучю чыгъанакъ джеллеге да, адамла туудуруучу ачыулагъа да, сюймеклик сездириучю джылыу толкъунлагъа да, насыб учундуруучу къууанч «тамчылагъа» да ачылыб эди.
Тюзлюк бла терслик, адамлыкъ бла аманлыкъ, халаллыкъ бла харамлыкъ, джумушакълыкъ бла къатылыкъ бир хорлата, бир хорлай къуралгъан бу хуах дунияда джюрегини, иннетини тазалыгъын, кёлюню джарыкълыгъын сакълаяла, джашай билген Магомет 1974 джыл «Къарачай-малкъар совет халкъ джырла» деген китабына меннге быллай сёзле джазыб берген эди: «Багъалы Фатима! Халкъны асламысы къалай этеди деб, анга къараучу болма, халкъны ичинде ким тюз этеди, деб къараучу бол". Кеси да алай джашай эди.
Хубийланы Магометни ашхы оюмлары кёб эди. Ол къарачай-малкъар адеб-намыс джорукъланы юслеринден китаб джазар мураты бар эди. Джаш тёлюню аллында аны кесине борчха санай эди. Аны эталмай тургъанына джарсый, кёб сагъыныучан эди. «Сенича, аны киши джазаллыкъ тюлдю, джазсанг керекди», - дегенимде, ол ахсыннган да этиб: «Заман, заман... Заман джетмейди», - деб джууаб этген эди. Акъыллы джюреги сезе болур эди, ёмюр юлюшю уллу болмагъанын. «Бу дунияны хуах болгъаны эсиме тюшсе, джюрегим къуу болады», - деучен эди. Магометни муратына джетмей, айтханыча, китаб джазалмай кетгени, эсиме тюше да, къыйнала туруучан эдим. Артда «Ауушла» деген, бюгюн да къол джазмалай тургъан чыгъармаларын басмагъа хазырлай, окъуб чыкъгъанымда, мен кеси кесиме: «Огъай, Магомет муратыча этгенди!» - дегенме. Таулу халкъыбызны, алтын бюртюклеча, адеб-намыс джорукъларыны юслеринден суратлау халда, терен ойлашдырырча, алай хапарлагъанды нарт туудугъу акъыллы Алан. «Алан» дегенлей, Магомет чам хапарларын «Аланны хапарлары» деб чыгъарыучан эди. Бусагъатда Хубий улуну кеси саулукъда чыкъгъан хапарларын энди джетиб келген тёлюге табыб окъурча этиу, ол да бир борчубузду. Акъыллы, сынчы, туура сёзлю, уста тилли, джарыкъ кёллю Алан, эртдегили Насра Ходжача, кесин халкъгъа ёмюрлюкге сюйдюргенди. «Алан» псевдонимни алыб, Магомет джамагъатны ортасында тюбеген учхара ышанланы чам халда хыртлай эди. «Аланны хапарлары» кюлдюре тургъанлай, сагъышландырадыла. Мен бюгюн да, аланы окъусам, Магомет кеси окъугъанча болама, ачыкъ ауазын джюрегим бла эшитеме…
Ачыкъ ауазы дегенлей, къалай уста эди Хубий улу джыргъа да. 1200 халкъ джырны джыйгъан алим киши, 100-ден артыкъ къарачай джырны кеси джырлай эди. «Кёлюн хаман да джарыкъ тутуу акъылманлыкъны шартыды», - деб сёз барды. Бу джалгъан дунияда берилген кесек заманны къууанмай, башхаланы къууандырмай джашагъанны оюмсузлукъгъамы санай эди да, адамлагъа мыдах болуб кёрюнмей эди. Джашауну ол тукъум терен ангылагъан адамны къыйнагъан, джарсытхан аз чурумму бар эди?! Алай а сусаб болгъан, сусабын суу бла кесгенча, ол джыр бла хорлай болурму эди мыдахлыгъын? Ауругъан-инджилген кюнюнде да, арыгъан-къыйналгъан кёзюуюнде да чамы-накъырдасы, джыры тохтамай эди. «Джырла деб, къачан айтадыла деб, сакълаб турама», - деучен эди. Керти да, джырсыз кюню батмай эди, тангы атмай эди, деб къояргъа боллукъду. Байчеккуланы Абдин бла Зумакъулланы Танзиля джазгъан «Кюн ашхы болсун, адамла!» деген аламат джырны, джырлаб, юйдегисин аны бла уятханына кёб кере шагъат болгъанма. Эртденбла юйдегисинден алгъа туруучан эди. Сора: "Туругъуз, танг атханды... заман джетгенди!" - деб уятмай эди. «Кюн ашхы болсун, адамла!» деген джырны кёлтюртерек этиб джырласа, уллу-гитче да джукъуларындан аязый эдиле.
«Джыр бла гырджын тепсиге бирге салынадыла», - деб кесини сёзю барды. Къонакъ келсе, артыкъ да бек, ол джырланы сюйгенин билсе, Магомет эм алгъа джыр «тепси» къураучан эди. Ол джангыз бир адамгъа джырласа да, бир талай адамны алларында джырлай тургъанча, джырны да, анга тынгылыб тургъанны да, сыйларын кёре, тамам кёлю бла джырлаучан эди. Юйюне келген къонакъгъа джырлагъан кёзюуюнде уа, къарамын кабинетини кенг терезесинден ары мийикге, тауладан да ёрге - кёкге – буруб, алай джырлаучан эди. Къанатлы джюреги ол кёзюуде къайда эсе да, тау тёппеледе, тау къушла сюйюучю булутла тюзюнде учуб айлана болур эди. Джырлагъан кёзюуюнде кёзлерини оту артыкъ да джарыкъ джана эди, кёзлеринден тёгюлген нюрню эслей эдинг. Джюрек халына кёре, кёк кёзлерини бояулары тюрлене эди. Бир къарасанг, ала кём-кёкле болур эдиле, бир къарасанг - ала кёзле, бир къарасанг, юслерине мыдахлыкъны кёлеккеси тюшюб, тенгиз толкъунну бояуча, джашилге тартаракъ...
«Тенглеге джууаб» деген назмусунда Магомет былай айтады:
Джырламайын ашырмаем джангыз бир кюнню,
Къууанчлада джырым тангнга джете эди.
Джыр джюрегин джарытаед эрлай хар кимни,
Хар бири да меннге алгъыш эте эди.
Эртден-ингир, деб, къарамайын ёмюрде,
Джырлай эдим, джолгъа чыгъыб тебресем да.
Джюз джыр мени биргеме эди хар джерде,
Кесим джангыз тау башына ёрлесем да…
Хубий улу джырны алай сюймесе, 1200 халкъ джырны джыяллыкъ да тюл эди. (Аллах айтса, аланы китаб этиб чыгъарыр мурат барды!), халкъ джырланы юслеринден китаб джазарыкъ тюл эди. Джазыучу, аланы ётген тёлюле бары, анга аманат этгенча, алай джыя эди. Хар сёзню, накъут-налмаз мынчакъны багъалатханча, тас этерме деб къоркъгъанча, алай сакълай эди.
Ала, халкъ джырла, миллетибизни тарих энциклопедиясыдыла. Аланы окъуй, ёмюрлени чарсында къалгъан, белгисиз джырчыланы кёзюбюзге кёргюзебиз. Ала да, Магометча, адамны джашаууна сансыз къарай билмеген, халкъны сагъышлары бла джашагъан, миллети къурагъан тарихни джыр тизгинлеге сыйындыра билген, сюймекликлерин суратлау сёз бла айталгъан закийле, джырчыла болгъандыла.
Хубий улу ол джырланы, халкъдан джыйыб, халкъгъа аманат этгенди. Аны бла да къалмай, халкъыбызны джыр байлыгъын ёсдюрюуге кеси да юлюш къошханды. Ол талай джырны авторуду. Къайсы бир назмусун да джыр этерге боллукъду. Ма бир назмусундан бир строфа:
Джюз джылымда сени кёрсем,
Сени элингде къоймаз эдим.
Тауну, тюзню да къаратыб,
Сеннге джюз джыр джырлар эдим.
Магомет эски халкъ джырланы да, джыр тизимге джангы къошулгъанланы да тамам уста джырлай эди. «Хасауканы» макъамын Хубий улу джая къобузда сокъгъаны сайын, аны симфония оркестр сокъса, къалай аламат боллукъ эди, деб сукъланыучан эдим. Магометни джая къобузда сокъгъанына тынгылагъан, къарачай-малкъар халкъ джырны "хауасына" эм бек келишген къобуз ол болгъанын сезерик эди.
«Человек – оркестр», - деучен эди анга джазыучу Сюйюнч улу Азамат, Магометни талай музыка инструментде согъа билгенин черте. Дагъыда студент джылларымдан эсимде джашагъан: белгили алим тенги Акъбай улу Шакъман (Аллах джандетли этсин, ол да керти дуниягъа кетгенди) лекциягъа бир кюн кечигиб келеди да:
- Нек кечигиб келгеними билсегиз, мени кечериксиз. Хубий улу Магометге ана тилибизде тенглешдириу оборотладан эсинге тюшюралгъанынг бар эсе, бир айтсанг а, дедим да, юйге кетеме деб, чыгъыб тебреген эди, бери айланыб, бир-эки деб, 200-ню айтды! Ызындан джазыб кючден джетиб бардым, - деб къууаныб хапар айтыб, сора дагъыда: - Бусагъатда Къарачайда ана тилни Магометча билген, эшта, башха киши болмаз, - деб къошханы. «Ана тилими асыры бек сюйгенден, хар бир сёзюн эшитген огъай эсенг, кёрген да этеме, таб, къаллай бир тартханын да билеме, деб турама», - деб бош айтхан болмаз эди Хубий улу.
А.С. Пушкинни «Евгений Онегин» романын, М.Ю. Лермонтовну талай поэмасын, Байронну, Коста Хетагуровну, Роберт Бернсну, Мечи улу Кязимни, Къочхар улу Къасботну, Къаракет улу Иссаны, дагъыда кёб поэтни назмуларын, поэмаларын азбар билген фахмулу таулу, билими бла, эслилиги бла кёблени сейирсиндире эди.
Мен кесими насыблы адамгъа санайма. Магометни иги таныгъаным ючюн артыкъ да. Институтда окъугъан джылларымда, эт джууукълугъу да болгъаны себебли, юйлеринде хар кюн сайын дегенча болуучан эдим. Билмейме, къалайда кёб билим алгъанма - окъугъан институтдамы, огъесе Магометни кабинетинде, юйлеринде, олтуруб, аны бла ушакъларымы кёзюулериндеми, ол джырлагъан джырлагъа тынгылаймы?!
Окъуууму тауусуб, Къарачай шахардан кетгенден сора, хар эки-юч айдан бир къонакъламай тёзмей эдим. Ол да, мени да алай олтуртуб, эки сагъат чакълы бирни эски, джангы къарачай-малкъар джырланы джырламай къоймаучан эди. Бир-бирледе эки джашын, Алибек бла Шамилни, бирин гитарагъа, бирин пианиногъа олтуртуб, кеси да согъуучу инструментлерини биринде (мандалино, джая къобуз, банжо) согъа, джырлаучан эди.
Белгили алим Ортабайланы Рима "Къара сууну къатында" деген китабында джазады:
- Магомет, сени 1200 джырынга 1200 къой берселе, ауушдурлукъму эдинг? - деб бир тенги соргъанында, Магомет анга:
- Алай айтыргъа кёлюнг къалай барады!? Мен этсиз джашаяллыкъма, джырсыз а джашаяллыкъ тюлме, сора къалай ауушдурур эдим?! - деб джууаб этгенди.
Керти да алай эди. Ма анга энтда бир юлгю. Хубий улу августну 19-да 1987 джыл ауушханды. Ахыр кюнлеринде Черкесскеде больницада джата эди. Ол ачыу кюнден алгъа тёрт кюнню, августну 15-де анга больницагъа келеме да, эшикден киргеним бла:
- Магомет, бюгюн да мени кёре келеди, деб тура болурса, огъай. Бюгюн кесиме алгъыш этдирирге келеме, - деб кесими эркелетдим.
- Ай, джаша, сени туугъан кюнюнг бла алгъышлагъан бла къалмай, сеннге джыр да джырларыкъма, - деди.
Джырлагъан да этген эди. Орундугъу беш-алты адам джатхан уллу палатада эди. Анга таянаракъ олтуруб, ауруб, къарыусуз эди, акъырын бир джангы джырны джырлады.
Мен бу джырны биринчи кере эшитеме, дегенимде, ол ауруу аздыргъан кёзлеринде эртдеги джилтинлери къабына, къууаныб:
- Кесим этгенме, джангы джырды, джаратдынгмы? - деб сейирсиндирди.
Джашлыкъ этдим шойду да, не сёзлерин джазыб ала билмедим, не магнитофон келтириб бир джырлатмадым... Ахыр джырын ол биргесине алыб кетгенди. Амма, эки-юч кюнден, алай болуб къалыр деб, кимни акъылына келген эди. Артда къол джазмаларында сагъайыб излеб кюрешдим, ол джырны сёзлерине ушагъан назмугъа тюртюлмедим. Бюгюнлюкде эсимде къалгъан ол джырдан, ол сюймеклик джыр эди. Ахыр кюнлеринде да ауруу аздыргъан джюрегинде дагъыда сюймеклик джыр туугъан, ол керти да джырдан согъулгъан бир сейирлик адам эди...
Ол кюн къалыб, экинчи кюн больницагъа келгенимде, ол сёзюн джарыкъ башлаб, мыдах бошагъан эди:
- Билесе да мени 150 джыл джашарымы, дагъыда айтыб къояйым: мен ортадан чыкъгъаным болса, сабийле сени бек сюедиле, аланы атыб къойма. Сен алагъа керексе, - деб осият этген эди... Магомет ауушхан кече уа тюшюмде алай кёрген эдим: кабинетини къабыргъаларында бош джер къалмай, гитарала тагъылыб эдиле. Тёрт къабыргъасын да гитарала джабыб тура эдиле. Джырны, музыканы эшитиб тургъан къабыргъала джылаудан толлукълары меннге ол тукъум кёрюннгени, ол да сейир тюлмю эди?!
Магометни асырагъан кюн. Ол кюн табигъатны халы да мыдах эди. Хауада бир терен бушуу, бир тылпыусуз джылау, бир тилсиз мугурлукъ бар эди.
Кюнню булутла джабыб эдиле. Магометни келтириб, къабыр орнуну къатына салыб, дууа окъуй, анга аталгъан назмуларын окъуй, ахыр сёзлерин айта тургъан кёзюуде, кёкню басыб тургъан булутла, эки джарылыб, Кюнню кёзюн джерге ачхан эдиле. Кёкню ортасында ачылгъан "терезечикден", Кюн бери къараб, джангыз Магометни бетине тийген эди. Кюн джарытхан бетине къараб, бусагъат кёзлерин ачарыкъды, дегенча болгъан эдим.
Ол кёзюучюкде кюн къуру Магометни бетине тийген эди. Къараб, тансыгъын алыб, терезени къабакъ эшиклерин джабханча, чыкъгъаныча, терк ызына да бугъуннган эди.
Менден сора да, аны эслегенле сейир-тамаша болгъан эдиле...
«150 джыл джашарыкъма", - дерге ёч эди Магомет…
Хубийланы Ахьяны джашы Магомет кетгенли ётген 13 джылны узагъына, тилсиз болуб къалгъанча, аны юсюнден джукъ джазмай джашагъанма. Джюрек ачыу асыры терен эди. Аны юсюнден айтыр ючюн, мен билген сёзле татыусуз, къолайсыз кёрюне эдиле. Кеси бла кюн сайын тилсиз ушакъ бардырыб тургъанлыгъыма, къолума къаламны алыб, аны юсюнден кёлюмдегин джазаргъа къарыу-кюч табмай эдим. «Батмаз джулдузну джарыгъы» деген китабын, кеси арабыздан кетгенден сора, 60-джыллыгъына атаб, хазырлай айланнган кёзюуюмде, ачыуу да джангы эди, кесим да джаш эдим, джюрегимде болгъанны айтыр болум табалмай (бюгюн да кёлюмдегин тыйыншлысыча айталмайма), аны иги таныгъан бир бёлек адамгъа тюбеб, китабха «Ал сёз» орнуна, аланы эсге тюшюрюулерин салыргъа таукел болгъан эдим. Хар тюбегеним, Магометни атын сагъыннганлайыма, бетлери джарыб, бир тюрлю бир джумушаб, кеслери да, бир тилли болгъанча: «Магомет мени бир бек сюе эди...», - деб, кеслерини тюненелерине сукъланнганча, ахсына, сёзлерин алай башлай эдиле.
- Тоба-оста, Магомет аланы къалай сюйгенин къоюб, кеслери аны къалай кёргенлеринден башласала уа хапарларын, - деб кёлкъалды да болгъан эдим. Алай нек этгенлерин артда ангылагъан эдим - аны джюрек джылыуун бир кере сезгенле, къаллай асыл нюрден къуру къалгъанларын айта эдиле. Бюгюн да, Магометни сагъыныб, аны таныгъанладан, билгенледен, джюреги джылынмай, джюрегин тансыкълыкъ сезим джокъламай къоярыкъ, эшта, киши болмаз.
Аны чомарт джюреги, Кюнча, хар кимни да джылыта эди. Адамны къууандыргъандан, кёлюн кёлтюргенден сюйгени джокъ эди. Республикабызда литератураны, искусствону ёсюмюне бек эс бёле эди. Сора бир иги назмусу басмада чыкъгъаннга да, бир ариу джыры радиода эшитилгеннге да, телефон бла сёлешиб, алгъышлаб, къууаннганын билдириб, къууандырмай къоймай эди... Кюлген кёзлени, ышаргъан эринлени, джарыкъ ауазланы сюйген джазыучу адамланы барын да насыблы болуб кёрюрге термиле эди.
Аны джюрек джылыуу, сюймеклиги бизге саугъасы эди, аны ётген джолу адамлыкъны юлгюсюдю, аны джазыуу халкъыбызны джазыууду, назмулары, джырлары, хапарлары, чам хапарлары, илму ишлери, айтыулары миллетибизни тин байлыгъыдыла.
Магомет кеси саулукъда беш китабы чыкъгъан эди. «Батмаз джулдузну джарыгъын», башында айтханымча, басмагъа мен хазырлагъан эдим. Китабха атны гитче къарнашы белгили поэт Назир атагъан эди. Китабха тюл, Магометни кесине джораланнган атды ол. Керти да Хубий улу бизни литературабызда кесини джулдузлу ызын, хурметли джолун къойгъанды.
"Аланны хапарларыны" юсюнден джазыучу кеси алай айтыучан эди: «Мен адамланы кюлдюрюрге деб джазмайма - кюлкюлюк затлагъа джюрегим ауруб джазама".

Джашлыгъы такъырлыкъда, тарлыкъда ётген Магомет джанын аурутхан затланы да джюрегинге джюк этиб къоймай, анга эсинги чам халда бура биле эди. Сёз ючюн, ма аланы бири:
«- Сен кёб ичесе да, эсириб къаласа", - дейдиле, мен а бир да кесими эсириб билмейме, - деб Мухарбий кесин ариуларгъа кюрешгенди.
Бир къауумла Мухарбийге ийнаныргъа унамагъандыла.
- Мен ийнанама: ол ичсе, чыртда джугъун билмей къалады, сора эсиргенин къалай билликди? - дегенди Алан. («Нек билмегени»)
Былайда къошаргъа излегеним: «Аланны хапарларында» бир адам ат эки кере тюбемейди. Аланы асламысы бюгюннгю джамагъатны ауузунда джюрюмейдиле - унутулуб тургъан атладыла. Магомет халкъ джырла бла бирге адам атланы да джыя эди. Ол себеден ала да джазыучуну архивинде энчи тефтер болуб сакъланадыла, кеслери да мингден атлай болурла. «Аланны хапарларын" окъуй:
- Ий, бу атланы Магомет къайдан табады?" - дегенлени эшитгенме. Джыйгъан адам атларыны барын да хапарларында хайырландыралгъан болмаз, эшта. Хар героюна халисине келишген атны табыб бериучен эди.
Башхача айтыргъа, къарачай-малкъар адам атланы (керти атла, чам атла да) энциклопедиясын къураргъа боллукъду алим Хубий улу Магометни энчи архивинде сакъланнганыча джарашдырыб чыгъаралсакъ. Амма, аны кёб иши аягъына джетмей къалгъанды... Алай болса да, халкъ Магометча адамларына, ёлгенди дерге керек тюлдю. Ол бизни кёзюбюзден, арабыздан кетгенликге, джюрегибизде джашайды. Ол бизге къоюб кетген тюб-тереке, тин байлыкъ артында къалгъан тёлюлеге кёб асыулу джумуш этеди, этерикди. Алай эсе, Магомет ёмюрлюкге джашарыкъды ортабызда. Аны юсюнден сёзюмю тамамлай, «Ёрлеу» деген назму китабын ачхан назмусун келтирирге излейме:

Таулу эсенг, джюрегинг
Кёк таулагъа тенг болсун.
Тюзде джашай эсенг да,
Ол тюзлеча, кенг болсун!
Джашауну сюе эсенг,
Сюйдюр кесинги анга.
Сенден заран джукъмасын
Ёмюрде бир инсаннга.
Таза эсе иннетинг,
Билирча эт хар адам.
Игилигинг джукъмагъан
Кетмесин кюн арадан.
Ишленмеклик дей эсенг,
Джюрют аны хар шартын.
«Акъыл тёбе» менме деб,
Къарама сен огъартын.
Тюзлюкню сайлай эсенг,
Кёчсюн тюзлюк ишинге.
Адеб-намыс дей эсенг,
Алгъын къара кесинге.
Халал эсенг, керти да,
Аны ким да сынасын.
Инджилгенни, онгсузну
Башын къолунг сыласын.
Джазны бек сюе эсенг,
Ушат кесинги джазгъа.
Айырылыб джарыкъ бол,
Къонакъ кирсе арбазгъа.
Таулу эсенг, джюрегинг,
Кёк таулагъа тенг болсун.
Тюзде джашай эсенг а,
Ол тюзлеча кенг болсун!


Байрамукъланы Фатима,
1999 джыл.
Изменено: Айгюль - 06.10.2015 22:34:26
 
Магомет Ахьяевич свою кандидатскую диссертацию по теме: "Народные песни советского периода" (это не точное название) защитил в Баку. И там свою книгу "Рассказы Алана" одному приятелю подписал так: "Алан из Карачая приехал к вам в Баку, читайте хоть зевая, хоть лёжа на боку". Читая "Алана из Карачая", будь-то стихи, рассказы, научные статьи, тем более песни в его исполнении зевать никто не будет!!!
 
Спасибо, Айгуль.

Эти миниатюрки, некоторые уж слишком короткие, с кажущейся недосказанностью и оборванностью мысли, складываются в цельный образ, как только понимаешь, что они поданы в едином рассказе. Что-то здесь и от поучений Насреддина и глубокомыслия Хайяма без критиканства и позёрства. То есть, бичевания, о чём заявлено в аннотации к теме, здесь особо нет. Есть смешливость, но не насмешливость, есть тонкое назидание и сдержанность к собеседнику и всё это с улыбкой от Алана, за которым отчётливо чувствуется сам автор. Магомет - ачыкъ, джарыкъ адам. Джандетли болсун.

А как хорошо, с каким знанием, с каким глубоким знанием, волнением, теплотой и бережливостью написала Фатима Байрамукова свои воспоминания. Расчувствовался сильно. Спасибо. Побольше бы таких статей вслед ушедшим, достойным.

И перевод хорош. Он, как и оригинал, осознанно простой, без попыток сдобрит текст особо эффектными, занозистыми оборотами. А некоторые имена, кажется, вовсе и не имена, а чам атла. Хотя, допускаю, что чам атла, которые я застал в детстве, молги быть в своё время реальными именами.
 
Цитата
Сэстренка пишет:
еще в детстве читала книжку "Аланны хапарлары" (небольшая такая книжечка была) на карачаевском языке. Кто переводчик этих рассказов? Ты лоя форума перевела или есть книга на русском?

У меня есть книжка, 77 года издания, авторизированный перевод Георгия Ладонщикова.и стоит 30 копеек
псори тамам
 
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

Форум  Мобильный | Стационарный