Расширенный поиск
21 Июня  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Aдам боллукъ, сыфатындан белгили.
  • Окъдан джара эртде-кеч болса да бителир, сёз джара, ёмюрге къалыр.
  • Бек анасы джыламаз.
  • Эки итни арасына сюек атма, эки адамны арасында сёз чыгъарма.
  • Тойгъа барсанг, тоюб бар, эски тонунгу къоюб бар.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Кёбге таш атма.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Къарт айтханны этмеген, къартаймаз.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Тёзгеннге, джабылгъан эшик ачылыр.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Мадар болса, къадар болур.
  • Адамны бетине къарама, адетине къара.
  • Азыкъ аз болса, эртде орун сал.
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Киштикге къанат битсе, чыпчыкъ къалмаз эди.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Иги болса, тамадама – махтау, аман болса, меннге – айыб.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Джырчы ёлсе, джыры къалыр.
  • Бермеген къол, алмайды.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Акъыл неден да кючлюдю.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Ёксюзню тилеги къабыл болур.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Хатерли къул болур.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Суу кетер, таш къалыр.
  • Къарнынг бла ёч алма.
  • Сескекли кесин билдирир.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Къыз келсе, джумуш эте келеди, къатын келсе, ушакъ эте келеди.
  • Керти сёзге тёре джокъ.
  • Кийимни бир кюнню аясанг, минг кюннге джарар.
  • Тойгъан антын унутур.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Агъач халкъгъа алтынды, иссиликге салкъынды.
Страницы: 1
РЕЗОЛЮЦИЯ, Международной научной конференции "Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа"
 
ФОРУМ
"ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ"

РЕЗОЛЮЦИЯ
Международной научной конференции
"Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа"

24–28 ноября 2014 года
город Москва,
Ленинский проспект 32А
(Российская академия наук)

Участники Международной научной конференции, проведенной в рамках форума "Историко-культурное наследие народов Евразии", представляющие научные и образовательные учреждения 16 стран, заслушав и обсудив доклады по проблеме "Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа" (далее – Конференция), приняли следующую Резолюцию.

В мире насчитываются десятки тюркских народов, имеющие самобытную историю, культуру и язык, исповедующие ислам, христианство, буддизм, иудаизм и придерживающиеся традиционных до- монотеистических верований. Они проживают на значительных пространствах Евразии в различных природно-ландшафтных условиях от Северного Ледовитого океана на севере и до Атлантического и Индийского океанов на юге. Обширное расселение тюркских народов отразилось и на их историко-культурном, этнографическом и физическом облике, обрядово-культовой жизни. Ярким примером тому служит историко-этнографические особенности карачаевцев и балкарцев, которые выделяются не только на общетюркском, но и на кавказском этнокультурном и языковом фоне. Проблема формирования карачаево-балкарской этнической общности, несмотря на значительный научный задел, сохраняет свою актуальность и в настоящее время. Первые этапы историко-археологического и этнографического изучения Карачая и Балкарии, исследования карачаево-балкарского языка и фольклора в России связаны с деятельностью Императорской академии наук, начавшей изучать народы Северного Кавказа в конце XVIII – начале XIX в. Эти исследования были положены в основу развития новой отрасли знаний – карачаево-балкароведения как одного из направлений кавказоведения и тюркологии, которые не прерыва- лись и в последующие десятилетия, за исключением периода сталинской депортации 1943/44-1956 гг.

До 1917 г. происхождение этнической общности карачаевцев и балкарцев связывалось с автохтонным населением либо с гуннами, хазарами, болгарами/булгарами, аланами, либо с куманами или половцами, кипчаками и т.д. В довоенный период с 1917 по 1941 г. эти выводы не претерпели существенных изменений. Это обстоятельство явилось одной из причин проведения в 1959 г. в городе Нальчике "Научной сессии по проблеме происхождения балкарского и карачаевского народов" (далее – Сессия 1959 г.). Согласно ее итогам, этническая общность карачаевцев и балкарцев была отнесена к автохтонному населению Кавказа, которая сформировалась в ходе постепенного смешения с аланами, болгарами/булгарами и половцами, при этом не исключалась также версия участия в ее этногенезе гуннов и хазар. Дальнейшее изучение археологами, этнографами, антропологами, лингвистами и фольклористами историко-этнографического облика карачаевцев и балкарцев, их языка и культуры показало уязвимость некоторых выводов Сессии 1959 г. В связи с этим Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук было решено в рамках серии "Народы и культуры" подготовить и издать фундаментальный труд "Карачаевцы. Балкарцы" (Москва, Наука, 2014). Кроме того, с целью рассмотрения наработанного несколькими поколениями ученых за прошедшие со времени проведения Сессии 1959 г. материала, а также для определения задач в области карачаево-балкароведения как одного из направлений тюркологии и кавказоведения исследователями из научных учреждений городов Москвы и Санкт-Петербурга, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик, Ставропольского края, Воронежской и Ростовской областей в апреле 2012 г. в г. Кисловодске на Всероссийском совещании карачаево-балкароведов было принято решение провести 24–28 ноября 2014 г. Международную научную конференцию "Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа" (далее – Конференция). Организаторами Конференции выступили Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарский научный центр гуманитарных исследований (г. Москва).

В ходе обсуждения проблемы древней истории этнической общности карачаевцев и балкарцев участниками Конференции – археологами, историками, филологами, этнографами и фольклористами, антропологами, исследователями геногеографии популяций мира из Азербайджана, Армении, Беларуси, Болгарии, Венгрии, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Норвегии, Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки, Туркменистана, Турции, Узбекистана, Украины – было подчеркнуто, что данные антропологии, археологии, этнографии и языка дают основания рассматривать майкопскую и северокавказскую археологические культуры как привнесенные на Кавказ, близкие древнейшим культурам Передней Азии и степным курганным культурам евразийских степей, а скифскую, сарматскую, сакскую, сюнну-хуннскую и аланскую проблематику – с учетом полиэтнического и полилингвального состава скифского, сарматского, сакского, сюнну-хуннского и аланского союза племен. В этом аспекте были приведены археологические материалы, письменные источники, данные антропологии и геногеографии, доказывающие неоднородность степных и лесостепных скифских племен, расселение пратюркских племен в I тыс. до н.э. в пределах Западной Сибири, а на основании последних археологических открытий была затронута проблема территории формирования скифского союза племен в Евразийских степях, а также переселения племен, носителей археологической культуры, близкой скифской, в VII в. до н.э. с территории современных Монголии и Тывы в Северное Причерноморье. При этом отмечалось, что в период упоминания в трудах античных греческих авторов скифов и их самоназваний сколот и паралат, антропонимов Липоксай, Колаксай в древнеиранских языках звук "l" отсутствовал, помимо этого были приведены аргументы в пользу уязвимости мнения о возможности существования этого звука в восточно-иранских языках, поскольку они, базируясь на циркулярной аргументации, не учитывают факт отсутствия письменных источников и археологических материалов, позволяющих говорить о перемещениях народов, носителей языков с данным звуком из одного региона в другой, так же как игнорируют неиранское происхождение слов с сонантой "l", например, в согдийском языке и скудость топо- нимов иранского происхождения в евразийских степях. Было особо подчеркнуто, что проблема начального "l" в скифских и хуннских словах, например, в скифском антропониме Липоксай и хуннском антропониме Лао-шанг-шаньюй есть ничто иное как передача в иностранных языках антропонимов с начальным "al". У хуннов немало названий племен, приведенных древнекитайскими авторами, начинается на "l", при этом было замечено, что те слова, которые, несмотря на свое происхождение в китайском и славянском языках начинаются на "l", в тюркских языках передается как "al". Так, слово "ло" (китайское) и русское заимствование "лошадь" в тюркских языках звучит как "алаша ат/алаша", а "ло-са" (китайское) – "лачуга" (русское) – как "алачу". Следовательно, скифский антропоним Липоксай, приводимый Геродотом, вполне мог звучать в пратюркском языке как Алыпоксай. Подчеркивалось наличие суффикса множественного числа "-t", специфичного для древнетюркских, а возможно и для пратюркских языков, и противоречащего грамматическим правилам древнеиранских языков.

Было обращено внимание на целый ряд скифских и сарматских этнонимов, теонимов (например, Апи, Гойтосир, Папай, Табити и др.), антропонимов (например, Таргитай) и отдельных слов (асхи – сок из плодов дерева «понтик», из гущи которой готовили лепешки, ср. ачытхы/ачи/әсе һыуы – прокисшее тесто, которое используют как дрожжи для теста/кислый/кислая жидкость; гиппака/иппака – название сыра, изготовленного из кобыльего молока, ср. гыпы – молочные грибки для закваски айрана; marha – сарматский боевой клич с последующим поднятием знамени, ср. ăy marža ăy – idem (карач.-балк.) и др.), который в соответствии с закономерностями формирования собственных имен объектов и явлений природы и с лингвистической точки зрения этимологизируется на основе тюркских языков и уязвим в этом аспекте с позиции иранских языков. Некоторые участники конференции акцентировали внимание на лишенное оснований мнение ряда исследователей об отсутствии в пратюркских языках сонанты "m", не поддающееся критике с научной точки зрения, противоречащее многочисленным письменным источникам и эпиграфическим памятникам как до новой, так и нашей эры. В связи с этим делался акцент на то, что не научно обоснованными являются изыскания ряда лингвистов-компаративистов, экстраполирующих в глоттохронологических исследованиях методы, применяемые к языкам одной языковой семьи на языки другой и тем самым удревняющих одни языки и омолаживающих другие.

В ходе обсуждения темы этногенеза карачаево-балкарского народа была затронута проблема функционирования понятия "алан" в нетюркской среде и его сохранения в этнонимической лексике тюркских народов, особенно карачаевцев и балкарцев ("алан" (аланин, аланка)/"аланла" (аланы) – обращение к соплеменнику независимо от пола и возраста; "алан къызы – Байрым къыз" – "аланская дева – дева Байрым"; "алан зикир" – "аланский зикр (арабизм)"). Что же касается определения компонента "аллон" в осетинском фольклорном словосочетании "аллон-биллони смаг" (дух аллон-биллони, по мнению ряда исследователей) как этнический идентификатор, то некоторыми участниками Конференции оно было признано необоснованным, поскольку, как они считают, данное словосочетание независимо от его применения имеет исламское происхождение (валлахи-таллахи-биллахи или в сокращенной форме – валлахи-биллахи) и встречается также в лексике чеченцев и ингушей – алла-белла, ряда этносов Дагестана – валлахи-биллахи, карачаевцев и балкарцев – оллахий-биллахий и других, как правило, мусульманских народов. Подчеркивалось, что возведение некоторыми исследователями понятия "алан" к древне-иранскому термину "aryana" даже с собственно иранистической точки зрения остается не столько спорной, сколько противоречащей генезису иранских языков. При этом высказывалось мнение о формировании аланского союза племен в конце I тысячелетия до н.э. как следствие объединения схожего в хозяйственно-культурном типе древнеиранского и пратюркского населения на территории к северо- востоку и востоку от Каспийского моря при сохранении среди них неиранского этнополитонима "алан". Данное объединение так и не сложилось в единую этническую общность в I тысячелетии н.э. ни на территории "прародины", ни в пределах Средней Азии и Кавказа, что подтверждается как данными языка, археологии и письменных источников, так и схожими чертами заимствований из древнеиранского языка в пракарачаево-балкарский и из древнетюркского языка в праосетинский.

В подтверждение принадлежности большинства населения западной части Аланского царства к тюркскому этнокультурному и этноязыковому миру были приведены исторические источники о титулатуре аланской элиты, археологические данные о материальной культуре, а также было подчеркнуто широкое распространение древнетюркских скальных и курганных типов погребений, каменных изваяний VIII–XII вв., "кубанского варианта" древнетюркской рунической письменности в местах расселения алан или алан, говоривших на печенежском или ином тюркском языке. Ученые пришли к мнению, что для дальнейшего выявления, дешифровки и системного исследования указанной рунической письменности необходимо объединить усилия лингвистов, историков, этнографов, археологов, эпиграфистов и др.

Отмеченное выше дает основание для совместного изучения этой проблематики тюркологами и иранистами в целом, а также карачаево-балкароведами и осетиноведами в частности.

В пользу участия пратюркских, гунно-савиров, булгар, белых гуннов (эфталитов) и особенно хазар в этногенезе карачаево-балкарского народа были приведены веские аргументы в докладах по средневековым источникам, археологии, этнографии, фольклору и религии, например, о расселении в догуннский период пратюркских племен на Северном Кавказе – протобулгар и уннов в Восточной Европе, в том числе в Центральном (Карачае и Балкарии) и Северо-Восточном Кавказе, об иудейском и ярко представленном восточном (византийском) христианском компонентах в его доисламской обрядово-культовой жизни, явившийся наследием исключительно Хазарского каганата и Аланского царства. В этом аспекте был проанализирован сюжет карачаево-балкарского нартского эпоса, связанный с родословной первого нарта Дебета/Деуета, совпадающей с родословной библейского царя Давида и с именами их супруг – Бат-Шева (иврит) и Батчалыу (карач.-балк.). Аналогичными оказались их предпочтения и роли как культурных героев, первых металлургов и кузнецов или покровителей кузнецов, а также число их сыновей (19); имя легендарного правителя Джабакку (карач.-балк.) и титул Джабагу/Джабгу (хазарское); имена громовержца Чоппа (карач.-балк.) и Громогласного Чопа (хазарское); названия святилищ – даркунанд (древнеармянская передача хазарского термина) и даркъан/дарийгъын (карач.-балк.), места их устроения (вокруг священного дерева, внутри кладбища) и обрядовые действа, посвященные данному божеству. Для подтверждения мысли о преемственности хазарской, шире западнотюркской обрядово-культовой жизни в аналогичной жизни карачаевцев и балкарцев был приведен семантический ряд понятий, связанных с образом Чоппа, а также схожие наименования жрецов у карачаевцев и балкарцев (чоппачыла) и азербайджанцев (чопчи) и многое другое.

Были также затронуты проблемы расселения в IX–XIV вв. алан, говоривших на печенежском или ином тюркском языке в Средней Азии и Восточной Европе, в том числе на Северном Кавказе, определения времени проживания племен, носителей куманского языка на территории Кавказа. При этом были приведены независимые одно от другого сведения четырех восточных авторов Х в., в которых названия горной территории отмеченного региона переданы в куманской форме, что дает импульс для дальнейшего исследования проблемы о более раннем, чем предполагается в настоящее время – начало XI в., периоде расселения куманоязычных племен на Северном Кавказе.

Участники Конференции в ходе обсуждения на "круглых столах" проблематики этногенеза, истории, генезиса культуры и языка этнической общности карачаевцев и балкарцев пришли к выводу, что она, сложившаяся в раннем Средневековье и упоминаемая в X–XIV вв. как тюрки аланы и тюрки асы, а иногда под собственными именами, по языку, традиционным религиозным воззрениям и практике, материальной и духовной культуре наиболее близка к караимам, крымчакам, крымским татарам и кумыкам, а по различным сторонам обрядово-культовой жизни сближается также с азербайджанцами, татарами-мишарами, туркменами-оламами и чувашами. При этом было подчеркнуто, что длительное пребывание предков карачаевцев, балкарцев и осетин в едином аланском полиэтническом и полилингвальном племенном союзе и государственном образовании привело к формированию на территории Северного Кавказа объединяющей их историко-культурной области.

На Конференции было указано, что антропологический тип карачаевцев и балкарцев исследован недостаточно. Особенно это касается палеоантропологии – из-за недостаточного количества ископаемых останков средневекового населения Карачая и Балкарии. Наряду с этим было отмечено, что карачаевцы и балкарцы хорошо изучены в аспекте дерматоглифики и одонтологии. Была высказана мысль о необходимости усиления исследований в области геногеографии популяций названных регионов.

Одной из задач исторической науки является определение уровня развития социальных отношений и политико-правовой культуры народов Северного Кавказа. В выступлениях участников "круглого стола", посвященного этой тематике, указывалось на необходимость обратить внимание на производственные отношения и на лежащее в их основе отношение к собственности, уровень развития государственности и правовой культуры. Именно такой подход позволил участникам Конференции объяснить социальное развитие Карачая и Балкарии в более корректной форме и определить уровень развития феодализма в названных регионах.

В ходе обсуждения проблемы источниковедческих исследований и выявления письменных источников указывалось на то, что состояние современной источниковой базы по карачаевцам и балкарцам не позволяет осветить значительный круг историко-этнологических вопросов, что в свою очередь приводит к "выпадению" из истории хронологических отрезков периода Средневековья и начала Нового времени. Тем не менее указывалось на наличие сведений о карачаевцах и балкарцах до XVII в., которые следует ввести в научный оборот.

Особое внимание было обращено на проблемы фольклора и традиционного искусства, в том числе музыкального наследия. Было признано, что устное поэтическое творчество карачаево-балкарского народа является корневой основой его культуры и, передаваясь из поколения в поколение, представляет собой ценнейший материал для познания как истории, мировоззрения и культуры современных и древних тюркских народов, так и для реконструкции этнокультурного облика тюркских народов Северного Кавказа и Крыма.

В ходе обсуждения современного состояния карачаево-балкарской литературы участники Конференции, затронув культурологические аспекты развития литературы, проблемы ее интеграции и адаптации в инонациональной среде, рассмотрев особенности рецепции кавказского (карачаево-балкарского) текста инонациональным читателем, отметили, что в рамках сопоставительного анализа фольклорных и литературных произведений карачаево-балкарской и других литератур на постсоветском пространстве были выявлены типологические схождения, определены направления межкультурного диалога и межлитературного взаимодействия. Было подчеркнуто, что назрела необходимость реконструкции всех этапов литературного развития карачаево-балкарской словесности на основе сбора архивных, рукописных материалов, что требуется качественный сдвиг в издании учебников по родной литературе.

Особое внимание участников Конференции было обращено на проблему исследования демографии в Карачае и Балкарии, динамику численности карачаевцев и балкарцев. В ходе обсуждения этой темы установлено, что состояние изученности данного вопроса носит фрагментарный характер, а отсутствие в ряде исследований критического анализа сведений допереписного периода 1897 г. о численности карачаевцев и балкарцев, приводит к разного рода спекуляциям.

В области исследования карачаево-балкарской диаспоры, наряду с положительной тенденцией, отмечено, что отсутствие сотрудничества научных сообществ, а также невозможность проведения регулярных совместных научных мероприятий, стали причинами слабого уровня изучения и осмысления истории и демографии карачаево-балкарской диаспоры.

Таким образом, участники Конференции выработали пути решения проблем, выявленных во время работы 11 "круглых столов" и пришли к следующим выводам.

В области древней истории народов Великой степи и их роли в формировании историко-этнографического облика Евразии:

- считать важным дальнейшее археологическое исследование погребальных и бытовых памятников майкопской и северо-кавказской археологических культур с целью определения их происхождения и 5 связей как с лейла-тепинской и куро-аракской археологическими культурами, так и с курганными культурами степного пояса Евразии и с кобанской археологической культурой;

- обратить внимание на предполагаемое рядом лингвистов и археологов существование не только алтайско-ордосской, но и переднеазиатской и западносибирской прародины тюркских народов;

- признать недостаточную изученность вопроса происхождения и эволюции древней кочевой культуры и ее роли в формировании тюркских народов Евразии, и в связи с этим считать научно некорректным определение скифского, сакского, сарматского и аланского союза племен как моноэтнического мира, подобно тому, как освещать истории древних западнотюркских народов с упоминания гуннов, а предков древнетюркских народов – с сюнну и хунну;

- имея в виду актуальность дальнейшего написания истории народов Северного Кавказа оказывать всяческую поддержку исследованиям, направленным на выявление роли и значения догуннских племен и "Страны гуннов" (Северный Кавказ) в истории северокавказских народов, а также раннего этапа истории Хазарского каганата;

- поддержать Институт востоковедения Российской академии наук по созданию Корпуса сведений арабских источников по истории хазар;

- для переосмысления некоторых сложившихся стереотипов рекомендовать научно-исследовательским учреждениям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик поднять изучение письменных источников по истории народов Кавказа на качественно новый уровень, используя новейшие методики анализа рукописного материала;

- оказать поддержку археологическим исследованиям погребальных и бытовых памятников в горных и предгорных районах Северного Кавказа, особенно на территории Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик и Ставропольского края, доказывающих передвижение древнетюркских народов Великой степи в горы задолго до V–VI вв., рекомендовать публикацию промежуточных результатов таких исследований;

- обратить внимание на хазарское наследие в карачаево-балкарской обрядово-культовой жизни, языке и фольклоре, а также на необходимость исследования наследия печенегов и алан, говоривших на печенежском языке, по сведениям авторов Х–XI и XII вв.;

- признать более аргументированными доводы, основанные на свидетельствах независимых одного от друга четырех раннесредневековых авторов, о проживании на Северном Кавказе племен-носителей куманского языка уже в Х веке, и при этом особо обратить внимание на фонетические особенности языка печенежского союза племен, относимого некоторыми лингвистами к куманским языкам.

В области этнографии:

- считать научно обоснованным изучение скифской, сарматской и аланской этнографии в рамках исследований тюркских народов;

- признать, что в основе историко-этнографического облика этнической общности карачаевцев и балкарцев лежат древнекавказские и древнетюркские пласты с преобладанием последнего. При этом особо подчеркнуть роль булгарских, савирских, хазарских и говоривших на тюркском языке части аланских, асских племен и их предков в формировании не только его этнокультурного облика, но и политико-правовой культуры, и в связи с этим считать научно обоснованным периодизацию формирования этнической общности карачаевцев и балкарцев через термины "прото-", пра-" и "древнекарачаево-балкарская этническая общность";

- признать научно обоснованным рассмотрение истории, языка и культуры тюркских народов Северного Кавказа и Крыма в рамках булгаро-, хазаро- и печенегоязычного этнокультурных пластов, а также исследование прошлого этнической общности карачаевцев и балкарцев в рамках истории, языка и культуры западных алан как древнетюркского населения раннесредневекового Аланского царства с использованием сведений раннесредневековых авторов о тюркском, в том числе печенежском характере их языка, хозяйственно-культурного типа и материальной культуры, в том числе и одежды, а также с учетом многочисленных эпиграфических памятников, созданных на основе "кубанского варианта" древнетюркской рунической письменности и широко представленных в местах наибольшей концентрации аланского населения;

- при изучении этнической истории карачаевцев и балкарцев обратить внимание на независимые один от другого сведения раннесредневековых авторов о печенежском характере языка алан и асов, который по фонетическим особенностям сближается с куманскими языками;

- обратить внимание на упоминание в I–XII вв. в пределах Центрального Кавказа имен народа (карасстасеи, блкар, булгар, болгар, гарши, киарус-р, к-р-г[ч]-р-ах/к-р-г[ч]-ре, караца, таулас) и названия территории Хоруцон, схожих с самоназванием карачаевцев и балкарцев (къарачайлыла, таулула, малкарлыла) и названием территории Карачай, а также на сохранение в их лексике древних этнонимов (алан, булгадар, къабарлы/хабарлы, къыргъыз, секельт/ысхылты, хазар и др.), и в связи с этим рекомендовать Карачаево-Черкесскому государственному университету им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) при содействии Института этно- логии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Института археологии Российской академии наук, Института востоковедения Российской академии наук и Института языкознания Российской академии наук оказать поддержку в исследовании отмеченных выше имен и названия территории, а также топохронологии Центрального Кавказа;

- Карачаево-Черкесскому государственному университету им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) поддержать предложение Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Института языкознания Российской академии наук, Института востоковедения Российской академии наук в части подготовки исследователей по различным направлениям этнологии и антропологии, лингвистики, источниковедения.

В области археологии и архитектурного наследия тюркских народов Северного Кавказа и Крыма:

- признать ненаучной и опасной тенденцию к монополизации наследия скифского, сарматского, сакского, массагетского и аланского полиэтнических обществ как со стороны иранистов, так и со стороны тюркологов и в связи с этим считать правомерным исследовать скифскую, сарматскую, сакскую, массагетскую и аланскую проблематику в рамках, в том числе истории пратюркских народов;

- обратить внимание на необходимость расширения археологических исследований, разработки концепции музеефикации памятников археологии Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик;

- считать доказанной существенное влияние восточного христианского и мусульманского архитектурных традиций на архитектуру раннесредневековых Карачая и Балкарии и отметить их влияние на сложение особой карачаево-балкарской христианской и мусульманской архитектуры и искусства в конце раннего и в период позднего Средневековья;

- рекомендовать Институту археологии Российской академии наук организовать совместно с Карачаево-Балкарским научным центром гуманитарных исследований (г. Москва) и сектором системного изучения историко-археологических древностей ОАО "Наследие Кубани" полномасштабную археологическую экспедицию по выявлению новых археологических памятников и интерпретации многочисленных скальных и курганных погребений, относящихся как к древнетюркскому, так и к карачаево-балкарскому населению на территории современной Карачаево-Черкесской Республики.

В области языка:

- отметить полиэтнический и полилингвальный состав скифского, сарматского и аланского этнокультурного пространства, и как следствие этого признать не совсем корректным использование в исследованиях по истории древних языков метода циркулярной аргументации (доказательство по кругу);

- особо подчеркнуть колоссальное значение для исследования цивилизационных элементов культуры западнотюркских народов Восточной Европы и их потомков распространение древнетюркской рунической письменности, в частности, ее "кубанского варианта";

- считать некорректным использование в гуманитарных исследованиях термина "тюркоязычные народы" как синоним понятия "тюркские народы";

- признать научно необоснованным использование методов глоттохронологии, применяемых к индоевропейским языкам по отношению к генезису тюркских языков, поскольку изменения в тюркских и индоевропейских языках существенно отличаются одно от другого по своему характеру;

- при исследовании глоттогенеза и глоттохронологии карачаево-балкарского языка, а также при составлении учебников для школ и высших учебных заведений обратить особое внимание на архаичность древнего западнотюркского субстрата в формировании тюркского ядра карачаево-балкарского языка и массовость распространения "кубанского варианта" древнетюркской рунической письменности в западной части Аланского царства и юго-западной части Хазарского каганата, с очевидностью подтверждающей доминирование древнетюркского языка в этом регионе;

- признать целесообразным создание проблемной группы по дальнейшему выявлению, дешифровке и системному исследованию "кубанского варианта" древнетюркской рунической письменности;

- считать слабо аргументированной принятую в современной тюркологии генеалогическую классификацию, согласно которой карачаево-балкарский язык отнесен к западно-кипчакским, кумано-кыпчакским, половецко-кипчакским или кумано-огузским языкам. При этом отметить, что в стратификационном плане наиболее архаичным пластом является хазаро-булгарский субстрат, проявляющийся на фонетическом, морфологическом, лексическом и фразеологическом уровнях языка, что не может служить препятствием в исследовании истории западнотюркских языков, в том числе карачаево-балкарского языка в рамках скифского, сарматского и аланского этапов развития названных языков, и в связи с этим признать научно обоснованным периодизацию формирования карачаево-балкарского языка через термины "прото-", пра-" и "древнекарачаево-балкарский язык";

- организовать и провести системные историко-сравнительные исследования фонетики, морфологии и лексики карачаево-балкарского языка, и в связи с этим рекомендовать Институту языкознания Российской академии наук обратить внимание на подготовку лингвистов-компаративистов в области тюркологии с обязательным знанием тюркских языков;

- считать правомерным и обоснованным применение в научных исследованиях терминов "тюрки аланы" и "тюрки асы" или "говорившие на печенежском языке аланы и асы" по отношению к предкам карачаево-балкарского народа с уточнением территории их расселения и в связи с этим признать научно аргументированным мнение, согласно которому главную роль в формировании основных признаков карачаево-балкарской народности сыграли западные аланы, носители тюркского языка и культуры;

- разработать Программу по координации исследований проблем карачаево-балкарского языка, а также общетюркологических аспектов истории, культуры, языка и фольклора с зарубежными тюркологами;

- в связи с тенденцией сужения сфер использования карачаево-балкарского языка создать рабочую группу из ведущих ученых для разработки Программы, направленной на его сохранение и дальнейшее развитие, подготовки рекомендаций органам государственной власти и органам местного самоуправления с целью фронтального сбора и фиксации топонимов, в том числе названий населенных пунктов, местностей, рек, озер и т.д., а также для приведения правовой базы государственных языков Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик (абазинский, балкарский, кабардинский, карачаевский, ногайский, русский и черкесский) в соответствие с Конституцией и другими законодательными актами Российской Федерации;

- обратиться в органы государственной власти, научно-исследовательские учреждения и образовательные организации Российской Федерации, в том числе и Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик с рекомендацией применять в своих официальных документах такие понятия, как "карачаево-балкарский язык", "карачаево-балкарский фольклор", "карачаево-балкарская литература", "карачаево-балкарские традиции" и т.д.

В области антропологии и геногеографии популяций:

- в результате антропологических исследований установлено единство карачаевцев и балкарцев. По данным одонтологии они выделяются на общекавказском фоне благодаря максимальной выраженности "аланского" комплекса признаков, по признакам дерматоглифики и соматологически карачаевцы и балкарцы относятся к кавкасионскому антропологическому типу европеоидной расы с ослабленной, как и у всех народов Северного Кавказа, южноевропеоидной основой;

- согласно последним результатам исследования генетиков по трем генетическим системам маркеров (митохондриальная ДНК, Y-хромосомы и аутосомные локусы) основу генофонда карачаевцев и балкарцев составляет автохтонный субстрат с последующим наслаиванием генетических компонентов различного происхождения (в основном восточноевропейского и западноазиатского), что практически не отличает их в этом отношении от остальных популяций Северного Кавказа;

- для более точного определения антропологического типа карачаевцев и балкарцев, их геногеографических характеристик Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) рекомендуется оказать содействие антропологическим исследованиям и изучению геногеографии популяций Карачая и Балкарии.

В области политико-правовой культуры и социальных отношений:

- признать, что до присоединения Карачая и Балкарии к Российской империи в карачаево-балкарских обществах сложились феодальные отношения со сложной социальной структурой, которая была закреплена и регулировалась нормами обычного права. В то же время, поскольку в различных письменных источниках упоминается наличие как обычного, так и формального (писаного) права в Карачае и Балкарии при Карачаево-Балкарском научном центре гуманитарных исследований (г. Москва) рекомендуется создать проблемную группу по выявлению и публикации соответствующих документов;

- рекомендовать научным учреждениям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик рассмотреть вопрос о составлении этнополитической карты карачаево-балкарского народа в эпоху Средневековья;

- организационному комитету Конференции внести в органы государственной власти Российской Федерации вопрос об издании научного ежегодника "Кавказ и Крым. История, язык и культура".

В области источниковедения и выявления источников:

- рекомендовать Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) совместно с другими научными учреждениями и группами;

- провести источниковедческую работу в архивах Российской Федерации (Российском государственном архиве древних актов, Архиве внешней политики Российской империи, Архиве Санкт-Петербургского института истории РАН и др.), а также архивах и иных учреждениях других государств;

- составить реестр опубликованных источников на иностранных языках, в которых затрагиваются вопросы карачаево-балкарской истории и культуры;

- подготовить и издать ко второму Форуму "Историко-культурное наследие народов Евразии" сборник документов и материалов о карачаевцах и балкарцах периода до 1917 г.

В области фольклора и традиционного искусства:

- органам государственной власти Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик в своей политике в области культуры обратить особое внимание на сохранение и изучение народной словесности, на ее популяризацию среди населения; оказать содействие по сбору фольклорно-этнографического материала с приданием государственного статуса фольклорно-этнографическим фондам, находящимся не только в государственных, но и в автономных некоммерческих научно-исследовательских учреждениях и частных архивах, поскольку подобного рода материалы имеют важное историко-культурное значение и содержат информацию о культурных ценностях народа, нравственных и эстетических идеалах, нормах поведения, диалектах и говорах, обычаях и обрядах, традициях народной художественной культуры в ее аутентичных формах;

- научно-исследовательским учреждениям и образовательным организациям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик обратить внимание на подготовку фольклористов-музыковедов, фольклористов-текстологов и переводчиков фольклорных текстов.

В области карачаево-балкарской литературы:

- органам государственной власти Карачаево-Черкесской Республики учредить периодический литературно-художественный журнал на карачаево-балкарском языке;

- Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) организовать проблемную группу с целью издания арабографических памятников Карачая и Балкарии, созданных до 1930-х годов ХХ в.

В области изучения диаспоры и демографии:

- Институту этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук и Институту географии Российской академии наук оказывать содействие работе Карачаево-Балкарского научного центра гуманитарных исследований (г. Москва) как постоянно действующему научному учреждению по изучению истории, этнографии, культуры и языка, обрядово-культовой жизни, демографии карачаево-балкарского народа, в том числе его диаспоры, составлению топонимической карты Центрального Кавказа;

- научно-исследовательским учреждениям и образовательным организациям Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик актуализировать историко-демографическую проблематику карачаевцев и балкарцев, особенно в таких ее аспектах, как динамика их численности в исторической ретроспективе и на современном этапе, проблема рождаемости и смертности, средней продолжительности жизни, урбанизация и другие демографические процессы.

В области общей тюркологии:

- предложить органам государственной власти Российской Федерации, Российской академии наук и Федеральному агентству научных организаций рассмотреть вопрос о создании на основе Российского комитета тюркологов при Отделении историко-филологических наук Российской академии наук и тюркологических центров Российской Федерации Российского научного центра тюркологических исследований как государственного бюджетного учреждения, организация которого позволит возродить роль России как одного из мировых центров тюркологии и будет способствовать еще большей интеграции тюркских государств с Российской Федерацией на Евразийском пространстве; поддержать издание в г. Москве уже существующего журнала "Российская тюркология" (Институт языкознания Российской академии наук) как аналога журнала "Советская тюркология", широко известного в советское время.

В вопросах организации деятельности Форума "Историко-культурное наследие народов Евразии":

- поручить Организационному комитету подготовить материалы Конференции к изданию;

- начать работу по подготовке и проведению II Форума "Историко-культурное наследие народов Евразии".

Источник: http://static.iea.ras.ru/news/Rezoluziya.pdf
http://www.iea-ras.ru/index.php?go=News&in=view&id=476
You don't have a soul. You are a Soul. You have a body. © (C.S. Lewis)

Когда у меня проблемы: или финансовые, или там личные, я вспоминаю, что я молодой здоровый карачаевец)))) и сразу становится так радостно)))) (с)
 
резолюция тюрленирикмиди энди?
тюрленирге керекмиди?
не англайсыз?
с УВАЖЕНИЕм !
 
Цитата
ALANULAN пишет:
резолюция тюрленирикмиди энди?
тюрленирге керекмиди?
не англайсыз?

Мени сартын, бу генетик къауум бир бирлерин джыртыб ара айырыб бошаб, тинтиу джорукъларында ма бу тюздю, бу терсди деб тохташсала бир оюмда, дагъыда бу палео-ДНК деген анализле кёбюрек джыйылыб - алан, къыпчакъ д.б. къауумладан, бу резолюцияны бир-бир оюмларын неда тюрлендирирге, неда къайытмаздан бегитирге керек боллукъ болур.

Алай а бу бир-эки джыл ичинде этиллик ишледен болмаз, бюгюннге кёре быллай резолюция да табды, джетерикди))
You don't have a soul. You are a Soul. You have a body. © (C.S. Lewis)

Когда у меня проблемы: или финансовые, или там личные, я вспоминаю, что я молодой здоровый карачаевец)))) и сразу становится так радостно)))) (с)
 
http://arxeoloq.az/?p=1473
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

Форум  Мобильный | Стационарный