Расширенный поиск
21 Сентября  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Чомартны къолу берекет.
  • Тюзлюк шохлукъну бегитир.
  • Билимден уллу байлыкъ джокъду.
  • Ауругъан – джашаудан умутчу.
  • Къатын байлыкъны сюер, эр саулукъну сюер.
  • Ата Джуртун танымагъан, атасын да танымаз.
  • Халкъны джырын джырласанг, халкъ санга эжиу этер.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Азыкъ аз болса, эртде орун сал.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Нёгерсизни джолу узун.
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Аджаллыгъа окъсуз шкок атылыр.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Мен да «сен», дейме, сен да «кесим», дейсе.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Зар адам ашынгы ашар, кесинги сатар.
  • Аман киши кеси юйюнде – къонакъ.
  • Ата – баланы уясы.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Джарлы эскисин джамаса, къууаныр.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Иесиз малны бёрю ашар.
  • Сабий кёргенин унутмаз.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Бозанг болмагъан джерге, къалагъынгы сукъма.
  • Къууут – джелге, берне – бошха.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Ёлюк кебинсиз къалмаз.
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Чабакъ башындан чирийди.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Душманны тышы – акъ, ичи – къара.
  • Къан бла кирген, джан бла чыгъар.
  • Билеги кючлю, бирни джыгъар, билими кючлю, мингни джыгъар.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Адам бла мюлк юлешмеген эсенг, ол адамны билиб бошагъанма, деб кесинги алдама.
  • Акъыллы – эл иеси, тели – эл баласы.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
Страницы: 1 2 3 4 След.
Общее в языках древних тюрков, греков и римлян., Обсуждение ностратической теории языков.
 
Вышла в свет монография "Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков", в которой
приведены лексические основы древнетюркского языка, сходные с древнегреческими и латинскими. Авторы считают, что это следствие не только заимствований, но и общих древних корней народов ностратической макросемьи.
Предлагаю обсудить фактическую часть вышеназванной работы: Читать далее...
Изменено: Башир09 - 09.09.2013 14:21:19
 
Интересные наблюдения. Я думаю, если суметь углубиться в глубь древних веков. выяснится, что мы все от Адама и Евы, и язык был общий. Об этом писал и Олжас Сулейменов. Смотрите его труд "Тюрки в доистории" - первая публикация была в журнале "Ас-Алан". Может и в интернете есть, не знаю.
Изменено: Sabr - 11.09.2013 23:06:43
 
Цитата
Башир09 пишет:
Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков
В настройках КМплейера (ГлоблТВ \ ТВшоу) смотрел корейский сериал с субтитрами, так там услышал с десяток корейских слов,
которые были похожи на наши и на слух, и по значению, например:

сцена: парень и две девушки,(...й треугольник) ..... он берется за ладонь одной из их и по корейски что-то говорит, собираются уходить, поворачиваются ....
-- Let's go (в субтитрах)
-- Качма (выразительно просит вторая актриса)
_________________
сцена: он и она. Она строит козни против любимой им девушки. Он ее просит:
-- Ачма
-- Don't do it (в субтитрах)

Если в вышенаписанном есть что-то "реальное", то у тюркского есть общие лексические основы и с корейским. Особенно, если
обратить внимание на окончания слов.

Цитата
Башир09 пишет:
но и общих древних корней народов ностратической макросемьи.
Здесь может стоит поговорить о корректности деления на макросемьи, т.е. что было доводом для такого деления.
 
Алтайская языковая семья. По наиболее распространённой точке зрения включает в себя тюркские языки, монгольские языки (монгольский, бурятский, калмыцкий, ойратский, хамниганский; монгорский, могольский, баоаньский, киданьский, даурский, дунсянский, шира-югурский, кандзя), тунгусо-маньчжурские языки (маньчжурский, нанайский, негидальский, орочский, орокский, солонский, ульчский, удэгейский, чжурчжэньский, эвенкийский, эвенский). В максимальном варианте некоторые лингвисты в алтайскую семью включают также корейский язык и японо-рюкюские языки.

Несмотря на то, что основной целью авторов обсуждаемой монографии (Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013 – 244 с.) было изучение общего между древнетюркским языком, с одной стороны, и древнегреческим и латынью, с другой, в этой монографии приводятся некоторые примеры по многим другим языкам, в том числе и следующие корейско-древнетюркские параллели (другие авторы приводят более сотни подобных изоглосс):

aboni – aba
agari – aγïz
agui – aγu
aguri – aγïz
ańa – ana
appa – aba
arim – al-
čik – tik- I
elgemi – elgä-
elgimi – elgä-, elgäk, elek
eme – ana
ežilda- – jeg, egü
iran – iz, ïz
kap – qap, qab
karak – qar
ketta – kötür-, kötürgü, kötürmäk
kit – köt, küdän, qodï, qudruq
kkit – köt, küdän, qodï, qudruq
küže – kür, küräš-, küč, kü-
moņe – mončaq, mončuq, bojun
načẹn – lačïn
naneun – men
nitta- – unut-, unit-
orida – örü, örgi-, örle-
pa – ba-
palgaηi – balaq
palgin – balaq, belgü
poram – or-, orun
pur-e – ur-, uruγ
sāl- – saγ
sjek – sekü
ton – altun
toŋ – altun
tuŋkhegi – tüb, töpün, tüŋüt-
tuŋkōlgi – tüb, töpün, tüŋit-
Изменено: Башир09 - 12.09.2013 17:48:33
 
Интересная тема..
 
Касательно языка римлян, принято считать, что его первоначальной основой был язык жителей Илиона, или Трои (северо-запад Малой Азии, территория современной Турции) - троянцев (тевкров), или, как они называли себя, дарданцев.

Согласно древнеримским народным преданиям, основателем Римского государства был Эней, сын Анхиза – второстепенный герой Троянской войны. После падения Трои (Илиона) (около 1200 года до н. э.) Эней вместе со стариком отцом и с уцелевшими троянцами отплыли из Малой Азии на двух десятках кораблей на запад, где основали новое царство троянцев и принесли со старой родины в Италию свой язык. Основываясь на этих преданиях, восходящих к Гомеру, ранние авторы римских исторических хроник Невий и Энний уже говорят об Энее и троянцах. Впоследствии об основании Рима выходцами из Трои пишет и величайший римский историк Тит Ливий. Латинское trojugena, помимо значения «родом из Трои, троянец», означает также и «римлянин».

Помимо троянцев под предводительством Энея, ставшего официальным родоначальником римлян, еще один беженец из Трои – (родственник ее последнего царя Приама) – Антенор после падения Илиона высадился на северо-западном берегу Адриатики и основал там город Патавий (современная Падуя).


На каком языке говорили жители Трои, нельзя сказать однозначно. Их имена, называемые Гомером и Вергилием, скорее всего, искажены на греческий лад. Не все из этих имен - Тевкр, Дардан, Эрихтоний, Трос, Ассарак, Капис, Анхиз, Эней, Гектор, Парис, Ганимед, Мизен, Асканий и другие - находят полноценные объяснения в древнегреческом, но могут быть объяснены на основе персидского или древнетюркского языка. В древнетюркском словаре [16] можно найти схожие корни и слова: taγ «гора», tїγra- «становиться крепким, сильным», tart- «тянуть, тащить», er «мужчина», erik «быстрый, ловкий», tur- «жить, быть; худеть», qab ї s- «объединяться, соединяться», qap їš- «похищение», qap- «хватать, похищать», qaplan «тигр», jaŋї «новый», enä- «метить, делать надрез», enük «детёныш (зверей и животных)», eŋäk «щека», «в самом начале», - «удивляться», en- «спускаться, сходить», bars «тигр», собственные имена Asqan, Ašqan, Turї, Turčї и др. Из др.-тюрк. el, il «страна, государство, поселение, народ» можно объяснять греческое Эллада (Ελλας и Илион (Ιλιον, Ιλιος - второе название Трои (его обычно связывают с именем Ил, так звали сына Троса, деда Приама - последнего царя Трои).

Во всяком случае, предшественник латинского языка - троянский (дарданский) язык существовал и развивался в Малой Азии, и определенная часть малоазиатской лексики впоследствии перешла и сохранилась в латыни.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.47-48)
Изменено: Башир09 - 13.09.2013 12:54:34
 
Большую помощь в решении многих вопросов «евразийской» лингвистики может оказать привлечение результатов сравнения алтайских (тюркских) языков и языков американских индейцев (майя, ацтеков, кечуа и др.). Гипотезы о генетическом родстве наречий некоторых северо- и центрально-американских индейских племен и алтайских языков выдвигались уже в XIX веке на основе фонетического и семантического сходства некоторых слов. Научно обоснованное предположение о родстве индейских наречий с тюркскими высказал уругвайский лингвист Б. Феррарио на XIX Международном конгрессе востоковедов в Риме в 1935 году. Серию работ, посвященных сравнению алтайских языков с языком майя, опубликовал шведский языковед С. Викандер (1967, 1970, 1972). Но, как нам представляется, основные открытия в этом направлении еще впереди.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.70)
 
aγïz, aγaz «рот, уста» (тур. ağiz «рот, пасть, горло»; кб. аўуз «рот, горло; речь, язык», аўаз «голос, тембр») связаны с др.-гр. αυδή «голос, звук, речь», αυδάω «говорить, сказать», αϋτή «крик, зов; звук», αϋτέω «кричать, звать», αύω «кричать, звать, звучать» [5, с. 220, 223, 228], лат. faux «глотка», fauces «горло, глотка; пасть», os «рот, уста», перс. ﺁﻭﺍﺯ āvāz «голос, песня». В латинском имеется уменьшительное от ōs (*aus) - ausculum «ротик» (помечено в словарях как архаичное слово), ōs culum «ротик, поцелуй», ōs cito «разевать рот; зевать; раскрываться». Близкими являются лат. auditus «звук, слово, речь» > audio «слышать, слушать», монг., калм. ag «отверстие», кор. aguri, agari «рот, отверстие». Наличие тюркско-корейских параллелей aγaz - agar , aγ ï z - agur «рот» подтвержает соответствие r-z, поэтому др.-тюрк. avurta , avïrta , ovurtasï «кормилица, няня», тур. avurt «защёчный мешок; щека», ног. увырт «щека; полость рта», кб. уўурт «щека», каз. урт «полость рта», тат. урт «десна», ккал. урт «часть щеки около рта», турк. owurt «внутренняя часть, сторона щеки», алт. у:рт «глотка» являются производными от др.-тюрк. *а vur «рот, полость рта». Лат. ōs, род.п. ōris «рот, уста», рус. рот и тюркское урт могут быть связаны.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.78-79)
 
aj- «говорить, рассказывать», ajt - «спрашивать, расспрашивать» (кб. айтыргъа «говорить, просить», айт «говори», як. ı j - (ый-) «разъяснять, толковать, называть», ı jt - «просить, требовать ответа», уз. ajt - «звать, приглашать») связаны с лат. ai-, ait-, ed- (aio, ait «говорить, утверждать, подтверждать», edo «произносить, высказывать, сообщать»), др.-гр. αι-, αιτ-, αυτ-, αυ- (αιτέω «просить, требовать», αίτημα «просьба, требование», αϋτέω «кричать, звать» > αϋτή «крик, зов; звук», αύω «кричать, звать, звучать» [5, с. 36, 223, 228] . Родственны др.-тюрк. at «имя, название», ata- «называть, давать имя, произносить» (тур. ad, кб. ат «имя, название», кб. атаргъа «называть, давать имя»), а также монг. aja, ajas «звук, звуки, произношение, акцент», ajila- «огласить, сказать», позднеавест. ad «говорить, сказать».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.79)
 
altun «золото, золотой» (тур. alt ı n, кб. алтын) связаны с лат. lautum «прекрасный, роскошный», ср.-н.-нем. laton, ср.-греч. λατουνι «латунь». Древняя форма altun, которая сохранилась в уйгурском, кумыкском, диалектах крымско-татарского и караимского языков, старше формы altın . Этимология выводится из др.-тюрк. al «красный» + tu ŋ, tun «медь» (ср. тур. tunç «бронза», кор. toŋ «латунь, медь», ton «деньги, благородный металл», кит. tuŋ, tun-juan «медь» [82]. Видимо, из тюркского заимствовано в монг., тунг.-маньчж. altan, маньчж. ajsin «золото», эвенк. алтан, алдун «золото, медь». Совпадающее с монгольским як. алтан «медь», скорее всего, оттуда и заимствовано. Применение эпитета al «красный» к золоту подтверждают як. кысыл кöмÿс «золото» (досл. ‘красное серебро’), тур. kızıl, турк., аз. гызыл «золото», рус. червонец, червонный (< польс. czerwony «золотой, красный» [51, IV, с. 335]. См. также al.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.81)
 
 
aq- «течь, истекать» (тур. akmak «течь, литься, вытекать, протекать»; кб. акъгъан «текущий», агъаргъа «течь, литься, вытекать, протекать, выливаться») связаны с лат. aqua «вода, дождь, влага».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.83)
 
arqon «первоначальный мрак (рел.)» можно связывать с др.-гр. αρχή «начало», αρχαιος «первоначальный, древний, старинный, старый» [5, с. 202]. Этот же корень αρχ- имеется в др.-гр. αρχή «правительство, начальство», αρχός «вождь», άρχων «правитель», άρχω «начинать, быть первым; править, управлять» [5, с. 202-204] > лат. archon «правитель» и в карачаевском топониме Архыз - название горного района Западного Кавказа (на территории Карачаево-Черкесской Республики), где находилась древняя столица Аланского государства. Кроме того, «архыз» можно связывать с лат. arx, род. п. arcis «укреплённый замок, крепость; высота, вершина; убежище, прибежище, защита; резиденция, центр».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр.84-85)
 
artïn- «укреплять вьюк на спине животного» (< art «спина»), artïl- «быть навьюченным, быть положенным поперек спины»; в Codex Cumanicus - artmak «mantika duas habens peras, перемётная сума» [69, с. 250] (кб. артмакъ «котомка, перемётная сума», тур. art, кб. арт «задний, задняя сторона», як. art- «навьючивать что-л. на животное», алт. art- «класть на спину») связаны с др.-гр. αρτάω «вешать, висеть», άρτημα «привешенное», αρτύω «прилаживать, прикреплять»; αρτέω «снаряжаться, приготовляться» [5, с. 200, 201]. Возможна связь с др.-тюрк. artγu «избыточный, лишний», artuq «больше; избыточный, чрезмерный», artïq «больше» < art- «увеличиваться, прибавляться» (кб. артыкъ «лишний, избыточный, слишком»; тур. artmak «увеличивать, повышать»).

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 85)
 
aχïr «конец, последний, в конце концов» (кб. ахыр «конец, конечный, последний», кб. ахырат, тур. ahret «потусторонний (загробный) мир, тот свет») связаны с др.-гр. άχρι «до края, до», άκρος «верхний, крайний; край, оконечность; поздний (о времени)», άκρα «верх, оконечность» [5, с. 43, 46, 237], перс. ﺁﺧﺮ aχer «конец», ар. ﺁﺧﺮ akhir «конец; последний», ﺁﺧﻴﺮ akh ī r «крайний». Этот же корень имеется в гидрониме Αχέρων, Ахеронт [5, с. 236] - в греческой мифологии река в подземном царстве Аида, которая вела в преисподнюю. Река с таким названием протекала в Феспротии, ныне носит название Мавро Потамо, возможно, в древности она имела подземные участки русла. Другой вариант объяснения - из др.-тюрк. aqurun «тихо, спокойно, медленно» (кб. акъырын «медленный, тихий»).

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 87)
 

balaq, balïk , palïk «рыба» (тур. balık, кыпч., ктат., аз., каз., караим. balyk, алт. palyk «рыба»; кб. балыкъ «крупная рыба (в отличие от мелкой, называемой чабакъ)»; чув. пулă «рыба») в др.-гр. соответствует основа πελαγ- (πελάγιος «морской», πέλαγος «море») [5, с. 968]. С учетом наличия др.-тюрк. č abaq «мелкая рыба», первоначально balaq означало, по-видимому, «крупная морская рыба». Это подтверждает наличие лат. balaena (> итал. balena), ар. ﺑﺎﻝ b ā l - названия самого крупного морского животного - кита. Другого приемлемого объяснения, кроме «морской», значению слова balaena нам найти не удалось. Сами древние греки называли кита не производным от πελαγος «море», а словом κητος «большое морское чудовище (о больших морских зверях и рыбах)», «чрево, выпуклость», ср. μεγακήτης «с большим чревом» [5, с. 706, 784]. Латиняне заимствовали cetus, cete с тем же значением: «крупное морское животное (дельфин, кит, акула)». Возможно, существовала общая праформа *bälä со значением «море», от которой произошли греч. πελαγ-, тюрк. balaq (balïk) и лат. balaena. Родственными могут быть кор. palgaηi «карп», монг., маньчж. falu «вид леща». Л.Рашоньи производит balyk от глагола «искриться, сверкать» (ср. тур., каз., тат., баш. balqı- «сиять, блестеть», кор. palgin «яркий, блестящий», лат. bālūca, bālūx «золотой песок»).

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 90-91)
 
baltu «секира», baldu «топор, секира»; в Codex Cumanicus - balta «securicula, топорик» [69, с. 300] (тур., аз. balta, кб., кум., кир., каз., ног., ккал, тат., баш. балта, уйг. baltu, турк. палта, тув. балды, лоб. палто, хак. палты «топор») соответствуют др.-гр. πέλτη «копьё; легкий щит (полукруглый, деревянный или плетёный, без металлического ободка, бывший в употреблении у варваров)», παλτόν «копьё» [5, с. 926, 969]. В латинском имеется заимствование из др.-гр. - pelta «небольшой серповидный щит». Объяснить значение πέλτη можно от глагола πάλτω «трясти, махать, поднимать вверх» [5, с. 926], тогда balta-топор, πελτη-копьё/щит и pelta-щит - это предметы, которыми потрясают, машут, которые поднимают вверх. Близкими являются шум. balaq, ассир. pilaqqu, ассиро-вав. pāštu, pāšu, paltu «топор», др.-перс. pataθu-, др.-инд. parašu «топор», халх. балт «топор». В пользу объяснения названий топора и копья от глагола «махать, поднимать вверх» свидетельствует и такое значение bal(t)- как «молот»: монг. balta «большой молоток, балда, кузнечный молот; топор», бур. балта «молот, кувалда», эвенк. балта, индонез. palu «молот», рус. балда «кувалда». Родственными являются основы mal(t)-/mol(t)- и mart-/mort- со значением «молот»: лат. malleus, рус. молот, порт. martelo, исп. martillo, фр. marteau, вал. morthwyl, галис. martelo, катал. martell, итал. martello.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 92)
 
barq «здание, сооружение» связано с итал. baracca, фр. baraque «барак, примитивное жилое строение». Возможно, родственно др.-гр. πύργοσ «башня», πυργόω «окружать башнями, стеною, укреплять стеною» [5, с. 1106], лат. burgus «бург, укрепленное поселение», murus «стена (преим. городская), вал; оплот, защита», ср.-в.-нем. muren «класть стену» > рус. муровать, тур. burç «башня крепости», ар. ﺑﺮﺝ bûrdž «башня», кб. буруў «забор, ограда».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 93)
 
bas - I «давить, прижимать; ставить печать» (кб., кир., каз. бастырыкъ, хак. пастырых «гнёт (жердь для прижимания сена на возу)»; кум., кир., тат. basma «печать») связаны с греч. παστη «тесто», лат. pastus «пища, питание», итал. pasta «тесто», кб. баста «каша», рус. паста «кашицеобразная масса», ар. b ä s ä m ä ﺑﺻﻡ «клеймить, штамповать, ставить печать», тур. past ı rma «бастурма (вяленая говяжья вырезка, которая при приготовлении кладется под пресс для удаления лишней влаги и придания формы, удобной для нарезки)». Одна из легенд связывает происхождение бастурмы и способ ее приготовления с воинами Чингис-хана, которые в военных походах помещали тонко нарезанные куски мяса под седло лошади. Мясо просаливалось пόтом животного и лишняя влага выходила под весом седла и всадника.

bas- II «давить, наступать», basruq «опора» (тур. basmak «наступать, ступать», bask ı «давление», basamak «ступень», кб. басаргъа «ступать, наступать, давить, прижимать», босагъа «порог», басым «давление», чагат., тур. ba š mak «башмак, подошва» > рус., укр. башмак [51, I, с. 139] связаны с др.-гр. βάσις «шаг, ход», βαδίζω «шагать, идти шагом», βάδισις «ход, походка», βαθμός «ступень, порог», βάθρον «ступень, лестница» [5, с. 239, 247], лат. pas- (passus «шаг; след ноги; стопа; движение; поступь»), перс. ﭘﺎ p ā «ступня, нога», монг. basu- «придавить». Тот же корень имеют др.-гр. βάσιμος «по чему можно ходить, проходимый», βάσις «основание, пьедестал» [5, с. 247] > лат. basis «фундамент, основание, подножие», а также кб. базаргъа «надеяться, полагаться, рассчитывать» > базым «уверенность, надежда».

bas - III «нападать; подавлять; овладеть (женщиной)», basγu čï «правящий, правитель», bas ï m čï «угнетатель, тиран», bas ï γ «ночной набег; вид подати», bas ï l- «быть управляемым, управляться» связаны с др.-гр. βασιλεύς «царь, государь, князь; персидский царь» [5, с. 246], ар. ﺑﺎﺳﻞ b ā sil «мужественный», ﺑﺴﺎﻟﺔ b ä s ā l ä t «мужество», b ä s ā ﺑﺻﺎ «давить (на своего должника, напоминая ему о долге)».


(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 94)
 
bulγa- «перемешивать, смешивать, мутить», bulγan- «перемешиваться, смешиваться, мутиться», bulγaš- «смешиваться», bulγaq «волнение, замешательство, смятение», bulγama «постная болтушка без приправы» (bula- турк., тур., аз. «мешать, смешивать», кб. булгаргъа «мешать, помешивать, качать» > булгъаннъан «мешанина, месиво, кавардак»; булгъама «жижа, месиво») позволяют объяснить лат. Vulcanus «Вулкан, хромой бог огня и кузнечного дела, сын Юпитера и Юноны, супруг Венеры», как «приводящий в беспокойство» или «перемешивающий» (ср. ар. ﺑﺮﻛﺎﻥ burkān «вулкан»). Этот же корень имеется в лат. vulgus «народ, народная масса», т.е. «смешанные (люди), метисы», в названии болгар и одного из тюркских племен - Bulγar, которые также можно перевести как «народ смешанного происхождения, метисы» [51, I, с. 187]. Несмотря на созвучие этнонима Bulγar и гидронима Волга, название последнего проще объяснить напрямую из др.-тюрк. bulγa- «мутить» как «мутная, грязная (река)», учитывая наличие др.-тюрк. bulγanuq «мутный, грязный» и bulaq «канал, арык» (тур. bulandirmak «мутить», bulanik «мутный»; кб. булакъ «река; источник, родник»). Др.-тюрк. bulut «туча, облако» (кб. булут, тур., аз., гаг., ктат. bulut) можно перевести как «мутность неба». Перс. ﭘﻮﻻﺩ pūlād, кыпч. bolat, рус. булат «сорт стали», ар. ﺑﻮﻻﺫ būlādz «сталь» можно объяснить как «смешанное железо, железо с добавками» или «мутное (тёмное?) железо». Корень «булгак» был заимствован в др.-рус. из чагат. bulγaγ «смятение», встречается в др.-рус. грамотах XV в. (булгакъ «смятение», булгачьнъ «тревожный»), отсюда происходят фамилия Булгаков, рус. булга «тревога, суета», булгачить «приводить в беспокойство, всполошить» [51, I, с. 238] (ср. монг. bulga, эвенк. bolgon «мятеж, волнение», др.-тюрк. bulγan č «восстание, мятеж», bulγaš «смятение, паника», осет. bulğaq «ссора, свара»). Родственным является тюркский корень bur- «вертеть, вращать, крутить».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 100-101)
 
böri «волк» (кб., кум., кир. бёрю, каз. börĭ, алт. pörü) можно объяснить из др.-тюрк. boz «серый» > bor (кб. борагъай «серый») и связывать с др.-гр. φήρ «зверь» [5, с. 1310], лат. ferus «дикий зверь; дикий, свирепый, жестокий», др.-перс., авест. vəhrka- «волк», vəhrkā- «волчица», согд. wyrka, санскр. vŕkah «волк». Также вероятна связь с др.-гр. βορός «прожорливый» < βορά «пища, корм» [5, с. 254] и лат. voro «пожирать, проглатывать, поглощать» > vorax «прожорливый, ненасытный; хищный». Возможно, от böri происходит др.-тюрк. börk «шапка» (кб. бёрк, алт. börük), т.е. «волчья, сделанная из волчьего меха». См. также boz.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 99)
 
belgü «знак, признак, примета», belgür- «показываться, проявляться, обнаруживаться» (кб. белги «знак, признак, примета, сигнал»; тур., каз., тат., баш. balq ı- «сиять, блестеть») связаны с лат. fulgeo «сверкать, блестеть, отличаться», fulguro «сверкать, блистать», bālūca, bālūx «золотой песок», др.-гр. φλέγω «блестеть, светить, гореть» [5, с. 1320], др.-слав. b ê l ê g ъ «знак», монг. belge «признак», belke «знак, свидетельство», кор. palgin «яркий, блестящий», эвенк. билкини «блестящий», орок. билкима «позолоченный», каб. bergələ «метка». Родственным может быть ар. ﺑﺮﻕ bäräqä «блестеть, блеснуть» (l→r) > bärīq ﺑﺮﻳﻖ «блеск».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 96)
 
bel «поясница», belbaγ «пояс, кушак» (кб. бел, тур. bel «поясница, талия, пояс», кб. белибаў «пояс, ремень, кушак») связаны с лат. balteus «пояс, перевязь для оружия», англ. belt «перевязь, ремень», др.-исл. belti, шв., норв., дат. bälte «пояс», монг. bel «талия, середина (человеческого тела или горы); платок или пояс, которым опоясывают корпус».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 96)
 
bat - «погружаться, нырять», batur- «окунать, топить», batïm «глубина (погружения)» (кб. батаргъа «тонуть, погружаться», тур. batak «болото») имеют общий корень с др.-гр. βάθος «глубина», βαθύς «глубокий» [5, с. 239, 240]. В лат. имеется гидроним с таким же корнем - Bathinus, река в Паннонии.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 95)
 
ber- «давать, вручать, платить», berg ü «дар», berim «платежи, долг» (кб. берирге «давать, вручать», бериў «вручение, выплата»; тур. vermek «давать», vergi «налог», berat «султанская грамота; свидетельство») связаны с др.-гр. φέρω «нести, носить» > φόρα «несение, принесение; платеж, уплата (подати)», φόρος «подать, дань» [5, с. 1308, 1323, 1324] и лат. fer- (fero «носить, получать», f erro «носитель»). Тюркская основа имеется в заимствованных другими народами словах, например, венг. бер «плата», ср.-болг. бир «налог».


(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 96)

 
bergä «розги, прут, хлыст», urγu «орудие, которым бьют», ur- «бить, ударять», uruγ «удар» (кб. ургъан «бьющий», урургъа «бить, ударять»; тур. vurmak «бить, ударять», vyru ş «удар, драка») связаны с лат. virga «ветка, ветвь; прут, розга, палка», итал. verga «прут, розга». Близкими могут быть др.-тюрк. ber- «давать» (кб. берирге «давать; бить, ударять»), bert «увечья, раны», bert - «увечить, наносить вред» (кб. берч «мозоль», тур. bere «рана, шрам»).

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 97)
 
 
beš «пять» (тур. be ş, кб. беш) можно связывать с др.-гр. πέντε [5, с. 971], перс. ﭙﻧﺞ panj «пять».

bir «один, первый» (тур. bir, кб. бир «один», тур. birinci, кб. биринчи «первый») связаны с лат. pri- (prior, primus «первый», primum «первое»).

iki «два» (кб. эки, тур. iki «два»); G. Clauson приводит также ekki «два», утверждая, что первоначальной была форма с удвоенным «k» [63, с. 100] (уз., уйг. ikki, як. ekki, ikki, чув. ikk ê). Можно сближать с др.-гр. είκοσι «двадцать» [5, с. 372], монг. ikire, эвенк. igire, сол. ихирэ, калм. ikr «близнецы», маньчж. ikiri «близнецы; пара». Возможна связь с перс. ﻳﮏ yek «один», так как имеются и другие примеры несовпадения значений у сходных по звучанию числительных в разных языках: др.-тюрк. tört «четыре» и лат. tertius «третий»; др.-тюрк. jeti «семь» и англ. eight «восемь»; др.-тюрк. sekiz «восемь» и лат. sex «шесть»; ар. ﺛﻤﺎﻥ sämānin «восемь» и рус. семь, ар. ﺗﺴﻌﺔ tis ’ä t «девять» и рус. десять, др.-тюрк. toquz «девять» и лат. decas (<греч.) «десяток», decem «десять» > december «десятый, декабрь (римский год начинался с 1 марта)».

tört «четыре» (кб. тёрт, тур. dört «четыре, четвёрка») созвучны др.-гр. τετρ- (τετράς «четвёрка», атт. τέτταρες, дор. τέττορες, τέτορες «четыре» [5, с. 1237, 1239] и лат. tetr - (tetradeum «четыре, четверка»). Рус. тетрадь происходит от ср.-гр. τετραδι(ον ;) < τετρας, род. п. τετράδος «четвёртая часть листа» [51, IV, с. 53]. В Новом Завете – τετράδιον «команда или караул из четырёх солдат» [5, с. 1238].

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 97, 111, 177)
Изменено: Башир09 - 17.09.2013 14:36:56
 
bar, par «есть, имеется; находящийся налицо» (кб., кум., уйг., каз., кир., ног., ккал., тат., баш., ктат. бар, як., турк. ba:r, алт., тел., койб., шор., саг., кюэр. par «находящийся налицо, наличный, имеющийся, очевидный»; сюг. war, тур., аз., гаг. var «есть, имеется») имеют общий корень с лат. pareo «быть очевидным; являться, появляться».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 93)
 
bïnqï «здоровый, полный сил» (кб. Минги Тау «Эльбрус (гора, у подножия которой проживают карачаевцы и балкарцы)») можно связывать с др.-гр. μένω «оставаться, пребывать (на месте, неподвижным); выдерживать (напор, нападение)» > μένος «сила, мужество» [5, с. 795, 796], кит. mángǔ «вечный».

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 97)
 
böz «хлопчатобумажная ткань, холст, бязь», bez «материя, ткань (бумажная, льняная)» (тур., кум., ктат. bez «бязь») связаны с др.-гр. βύσσος «лён тонкий, индийский или египетский; полотно из этого льна», βύσσινος «сделанный из тонкого льна» [5, с. 260] > лат. byssinum, byssus «виссон, тонкая льняная ткань, тонкое полотно», ар. ﺑﺯ bezz, евр. bûss, сир. buz «полотняная, хлопчатобумажная ткань, бязь», англ. baize [beiz] «байка, грубое сукно», монг. bos «хлопчатобумажное полотно», bøs «материал для изготовления тканей», маньчж. boso, кит. pu «ткань, холст», рус. бязь.

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 99-100)
 
buq- «сгибать, подгибать»; bük- «сгибать, гнуть» [63, с. 324]; buqru «gibbus, горб, выпуклость», bučgak «angulus, угол» [69, с. 302] (кб. бюгерге «гнуть, сгибать» > бюгюлген «изогнутый, гнутый» > муккур «горбатый, горб», бюклерге «сгибать, складывать, подворачивать», бучхакъ «штанина»; тур. bükmek «скручивать, гнуть, сгибать», büklüm «складка, сгиб, изгиб») связаны с монг. böki-ji-, калм. bökiχə «нагибаться вперёд, становиться горбатым», bøktyi- «гнуть(ся), быть согнутым, наклоняться», эвенк. букō- «сгорбиться», букэ- «кланяться», орок. бýķķо- «горб, горбатый», нан. букỹ «горб», маньчж. боқто- «горб (верблюда)», буқта- «скривиться (о шее)», лат. bucina «витая труба, рог, сигнальный горн; витая раковина», ар. ﺑﻮﻕ būq «горн», ﺑﻜﻠﺔ buklät «пряжка». Этот же корень присутствует в фр. boucle «пряжка, застежка; излучина (реки); локон, завиток волос» (ср. тур. bukle «локон»), нем. buchtig «гнутый», Bögen, Bogen «дуга, кривизна, изгиб; арка; свод; седельная лука; смычок (струнных инструментов); лук (оружие)», Bucht «бухта, залив; бухта (сложенный витками канат); изгиб (в балке судна)» > рус. бухта, англ. bow «сгиб, поклон; дуга, радуга; арка; лук (оружие); гнуть, сгибать», англ. buckle «сгибать, выгибать; гнуться; пряжка». Близким является др.-тюрк. boγun «сустав, сочленение» (кб. буўун, уйг. boγam). Из тюркских происходят сербохорв. bućma, buklija, bogalj, болг. bogalinka, рум. bukluk, bukme, buklu, осет. buk ’/ bok ’ «сгорбленный», рус. бугор, укр. бугiр, лтш. baugurs «холм», возможно, рус. багор «крюк» и бекрéнь (в выражении «носить шапку набекрень») [40, с. 292]. Рус. пуговица «крючок, застёжка», словен. pộglica «булавка, заколка» можно объяснять как производные от тюркского buq- «сгибать», учитывая рус. пýговина «горб», готт. puggs, др.-исл. pungr «кошелёк, мешок», ср.-гр. πουγγίον «кошелёк» (первоначально кошелёк - это мешочек с монетами, согнутый пополам для удобного размещения на поясе).

(Хапаев Б.А., Хапаева З.М. Общие лексические основы древнетюркского, древнегреческого и латинского языков - Карачаевск, 2013: стр. 101-102)
Страницы: 1 2 3 4 След.
Читают тему (гостей: 1)

Форум  Мобильный | Стационарный