Войти на сайт
26 Сентября  2018 года

 

  • Къарт айтханны этмеген, къартаймаз.
  • Бозаны арты дауур болур.
  • Къатын къылыкъсыз, эр тынчлыкъсыз.
  • Тойгъа барсанг, тоюб бар, эски тонунгу къоюб бар.
  • Чыкълы кюнде чыкъмагъан, чыкъса къуру кирмеген.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Тиширыусуз юй – отсуз от джагъа.
  • Этни бети бла шорпасы.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Адамны сыфатына къарама, сёзюне къара.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Эртде тургъан бла эртде юйленнген сокъуранмаз.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Билим насыб берир, билим джолну керир.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Чомартны къолун джокълукъ байлар.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Айранын берсенг, челегин да къызгъанма.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Эр абынмай, эл танымаз.
  • Игиге айтсанг – билир, аманнга айтсанг – кюлюр.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Азыкъ аз болса, эртде орун сал.
  • Аууз сакълагъан – джан сакълар.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Ач бёрюге мекям джокъ.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Хаухну атма, ёнгкючню сатма.
  • Джумушакъ сёз къаты таякъны сындырыр.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Баш болса, бёрк табылыр.
  • Къазанчы аман болса, къазаны къайнамаз.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Ёмюрлюк шохлукъну джел элтмез.
  • Ёксюзню тилеги къабыл болур.

 

Страницы: 1
RSS
Без названия (может, кто посоветует как назвать)
 
Тишина. Кажется, никого нет дома. Ризван еще раз прислушался к пустынным комнатам, прежде чем ступить за порог своего убежища. Да, все ушли, можно спокойно посидеть на кухне, не сталкиваясь с осуждающими масками, пропечатавшимися на лицах его родных, закинуть что-то в себя. Хотя аппетита у Ризвана давно не было, он ел, чтобы поддерживать жизнедеятельность организма. Включив чайник, Ризван пристроился на край стула и потер лицо руками, сгоняя остатки сна, оглядел кухню: на плите ? кастрюля, похоже на суп или плов. Сойдет. Когда чайник закипел, он заварил крепкий черный чай и положил на блюдце немного остывшего плова, из хлебницы достал кусок домашнего чурека. Со второй чашкой чая организм получил кусок халвы ? это скрасило скучный завтрак, сладкое Ризван любил. Теперь? Что там теперь по плану?.. Ах, да. Побриться. Эти периодические отключения памяти уже не раздражали Ризвана, он к ним привык. Вспомнится ? хорошо, нет ? значит и не надо. Он поплелся в ванную и застыл там на некоторое время перед зеркалом. Мда? что сказать, зрелище паршивое: осунувшееся серое лицо, тусклые глаза с темными кругами, слипшиеся волосы. В 22 года он тянул на все сорок. Спасибо, что седины еще нет. До нее он, видимо, не доживет. Ризван повертел эту мысль в голове. Смерти он боялся и желал одновременно, но в последнее время отдавался больше второму чувству, видя какое страданье причиняет семье. Зачем он вообще родился на свет? Ризван смутно помнил, что некогда и у него были какие-то цели, какие-то стремления. Но это было так давно? Десять, двадцать лет назад? Аллах1, ему же только 22. Крыша совсем едет. Что он вообще делает в ванной? Устав бороться с густыми мыслями, Ризван сел прямо на кафельный пол и закрыл лицо руками. Все! К черту! Взять у Азраила ?золотую дозу? и ? привет семье. Нет больше сил смотреть на заплаканные глаза матери и сестры, терпеть холодность отца. Да, он ? позор семьи и всего рода. Так получилось. Но он исправит ситуацию. Отец как-то обронил разу, что у него руки чешутся прикончить Ризвана. Не стоит пачкаться, Ризван сам все уладит. Да, вот и выход. Решено. Побриться ? и к Азраилу. Во время бритья Ризван опять чертыхнулся ? он совсем уже отупел. Зачем ему Азраил? Заглотать все таблетки, которые у него есть ? гораздо проще, как он не додумался? Смешно ? родители сами покупали ему эти таблетки для снятия ломок. Кто же знал, что эти белые штучки окажутся еще сильнее того, от чего он отошел? Ризван понял это недавно, но боялся сообщить родителям, что попался в новую ловушку. Тогда они просто отберут таблетки, а это конец. Когда Ризван понял, что зависим снова, попробовал переломаться сам ? это был ад по сравнению с героиновой ломкой, он не выдержал и суток. Да, он теперь не был туп и асоциален, как когда кололся. Но он все равно был зависим, и толерантность его росла? Боже, зачем он бреется перед смертью? Ризван, не добрившись, выключил электробритву и вернулся в свою комнату. Может, надеть что-то поприличнее для такого случая? Или сразу завернуться в белую простыню? Он достал из ящика в шкафу таблетки. Лучше бы, конечно, закинуть их в физраствор и ввести в вену, но физраствора давно нет, а в аптеку надо ехать через полгорода ? в ближайших отец провел инструктаж по поводу сына. Теперь ему и зеленку не продадут. Ризван разложил таблетки на столе в виде цепочки и пошел на кухню за стаканом воды, вернулся, сел на кровать, уставился на ?паровозик?. Вот и все. Много ли он прожил? Ему казалось ? вечность. Много ли сделал? О да. Он сделал все, чтобы отравить жизнь окружающим людям и себе. Из статного широкоплечего гордого горца он превратился в половую тряпку. В закоулках сознания пробегали иной раз слова ?честь?, ?достоинство?, ?ислам?, ?обычаи?, но все они быстро прогонялись прочь голодной кровью, требующей подпитки. Всего-то потребовалось 3 или 4 года? почти четыре. Ризван как сейчас увидел свой первый косяк, предложенный одноклассником Маликом. Они заканчивали школу. Ризван знал, что такое анаша ? слышал по ТВ, что ?с нее-то все и начинается?, ?избавиться от зависимости невозможно? и т.п. Короче, достаточно, чтобы сильно задуматься, на кой ему это надо? Но за один раз же ничего не будет. И Малик уверил, что от травы зависимость не развивается, мол, он курит уже год и ничего похожего на ломку ни разу не ощущал. Ризван поддался и попробовал. Ничего. Куришь, как сигарету, только вкус другой. Еще несколько раз он курил за счет Малика ? тот взялся угощать его, пока Ризван не поймает кайф. Потом Ризван ?поймал кайф?, прочувствовал и начал покупать сам. Привлекало то, что в отличие от сигарет, к траве он совершенно не привязывался. Малик был прав, а ТВ врало. Трава пробивала на ?ха-ха?, чуть тупила мозги и развязывала язык, не навязывая себя организму. Когда Ризван встречался с Маликом и его компанией ? он курил. Когда тусовал с другими, ?не в теме? - не курил. Постепенно он окончательно перешел в первую компанию. У Малика был двоюродный брат Исраил, который и занимался добычей и продажей всяких веществ. Так как его прейскурант лишь открывался травой, а заканчивался самыми тяжелыми наркотиками, его прозвали Азраил ? по поверью так звали ангела смерти. Ризван вспомнил такую деталь: когда он как-то обкурился, то обратил внимание, что в их компании почти сплошь ? имена ангелов. Он, Малик, Микаил, Джабраил, Азраил. Ну и еще трое ребят. Тогда его это сильно насмешило. Сегодня ему было не до смеха ? за это время из них всех в живых осталось четверо. Пока четверо. Один в психушке, один что-то еще мутит, один слез, один взирает на смертельную дозу метадона. А, ну и Азраил ? он процветает, потому что кроме травы ничего никогда внутрь себя не клал. Он-то знал, чем торгует. Малик, Малик? Где сейчас твоя душа? ?Сторожит ворота ада?, - заметил Джабраил, сообщив Ризвану новость о смерти их друга. Ризван был в шоке. Тогда он уже плотно сидел на игле и был уверен, что отойдет в мир иной гораздо раньше Малика. Тот все также курил анашу, но его любимой вещью стали галлюциногены. Он и Ризвана пытался подключить, так как считал, что глюки также безобидны, как трава. Ризвана впечатлили рассказы Малика об открывающихся новых измерениях, о принципиально другом взгляде на материю и душу. Малик говорил, что в таком состоянии проявляются скрытые способности человека. Уболтал, в общем, и Ризван отведал грибов. Маленькие непрезентабельные поганки они заварили на троих и выпили, как чай. Мир расцвел кислотными цветами. Кругом летали улыбающиеся розовые шарики, и Ризван был одним из них. Реальный мир исчез из головы полностью, и он был крайне изумлен, когда сквозь неоновые джунгли снова увидел знакомые обои в комнате Малика. Это было незабываемое впечатление. В другой раз после грибов зрение Ризвана обострилось до невероятных пределов. Он как на ладони видел живую дорожку из муравьев в другом конце комнаты. Он, смешно сказать, чувствовал, как щекотно плинтусу от сотен крохотных ножек. Но потом Микаил тоже увидел эту дорожку и стал посыпать насекомых какой-то отравой. Ризвану казалось, что он задыхается и дергает лапками в предсмертной агонии вместе со своими товарищами. Яд царапал горло и резал глаза. Ризван пытался кричать, чтобы страшный человек прекратил сыпать его ему на голову, но понимал, что человек муравья никогда не услышит. Он уже почти умер, когда очнулся ? Малик вливал в него подсахаренную воду, которая должна была помочь прекратить действие грибов. -Все, никаких больше поганок, - решительно сказал он тогда другу, снимая пропитанную насквозь холодным потом рубашку. -Да ладно, это просто был неважный опыт. Я тебе еще марки хотел дать попробовать? Но с Ризвана глюков было достаточно. А Малик продолжал открывать новые измерения и способности человеческого тела. В один день под ЛСД ему показалось, что он способен руками остановить грузовик? Это был просто неважный опыт, который и стоил Малику жизни. Джабраил с анаши перешел на кокаин, модный в то время в Москве в высших кругах. Он и сам отделился от них и ушел в те высшие круги, когда его отец получил какой-то крутой пост в какой-то крутой компании. Через два месяца после Малика непонятно зачем этот светловолосый остроумный парень искромсал себя ножом и умер от потери крови. Потом уже Ризвану сказали, что это был ?кокаиновый клоп? ? тебе кажется, что под кожей бегают насекомые и есть только один способ выпустить их наружу. Остальные ?традиционно? умерли от передозировки. Собственно с героином Ризван познакомился случайно. Он не смог поступить в институт, его девушку отдали за другого, и он погрузился в депрессию. Не очень глубоко, но достаточно, чтобы желать от нее отделаться. И все тот же Малик посоветовал ему уколоться разок. -Снимет как рукой. За раз никакой зависимости, отвечаю. Главное ? не втянись. Малик всегда был прав. Если за раз никакой зависимости не будет, можно попробовать. Ризван укололся. Он до сих пор помнил этот первый раз. Голову окутало огромной жаркой волной, тело расслабилось до предела, и он упал на пол. Вставать Ризван и не собирался, и кто-то перетащил его на кресло. На все стало наплевать. В голове носились какие-то мысли, но так быстро, что он не всегда мог уловить, о чем думал секунду назад. Сердце стучало через раз, дыхания он почти не чувствовал. И это было такое блаженное состояние, что не на физическом, а чисто на психологическом уровне захотелось повторить. Малик сказал, что зависимость возникнет, если колоться 7 или 10 дней подряд. Но что он знал, он же никогда не пробовал героин. Ризван уже не помнил, скольких раз ему хватило, чтобы в один прекрасный день почувствовать всю ?прелесть? ломки, но явно меньше семи. Ломка застала его врасплох, но это было только в первый раз, в последующем он стал жить от дозы до дозы. Кайф, сон, ломка, кайф. И поиски кайфа между делом. В итоге кайфом для него было уже простое отсутствие ломки. Перед второй попыткой поступления Ризван смог взять себя в руки и решил во что бы то ни стало переломаться и поступить. Очень кстати вся родня на неделю уехала на родину, оставив его готовиться к экзаменам. Он переломался. Не без помощи травы, но физическая боль отсутствия наркотика ушла. Ризван поступил и тут же отпраздновал это событие уколом ? снять напряжение. Очнулся он в больнице. Рядом сидел отец. После долгого разговора дома Ризван стал колоться только в крайних случаях, когда никого не было и не намечалось в ближайшие полсуток. Он уже пересилил героин однажды и считал, что сможет повторить это когда захочет, просто сейчас ему это не нужно. А когда стало нужно, он понял, что силы воли уже не осталось. Тогда-то он и обратился за помощью к родителям. В клинику его класть не стали, какой-то врач посоветовал им самим на дому полечить сына метадоном. Правда, он также был запрещен к распространению в России, и отцу пришлось доставать его нелегально. Из Москвы его забрали на родину, чтобы оградить от старых друзей и связанного с ними искушений. Ризван понимал, что его родители стараются сделать все, чтобы вытащить его из беды, и ему было стыдно, что он снова вляпался. Но ничего поделать уже не мог, воли у него не осталось. Он знал, что Микаила, тоже подсевшего на иглу в Москве, дядька вывез на свою дачу в глухом Подмосковье, собрал всех родственников примерно его возраста и велел им избить парня. Микаилу сломали нос и руку, врача дядя вызвать не разрешил, а запер племянника в сарае и держал там несколько месяцев. Из сарая Мика вышел другим человеком. У Ризвана не было такого дядьки, такой крепкой руки, которая вырвала бы его из этого болота. Кроме того, он успел почитать кое-что о метадоне и узнал, что метадоновую зависимость врачи лечить не берутся, а если он решит переломаться сам, его ждут, возможно, месяцы мучений. Все, кто пытался слезть с метадона, делали это с помощью героина. Замкнутый круг. Пришла пора разорвать его. Ризван взял со стола первую таблетку. Наконец он обретет покой? Рука Ризвана застыла у рта, он спиной почувствовал, что на него кто-то смотрит. Обернувшись, он, в общем-то, не удивился: на пороге стояла его младшая сестра Айза. С минуту они смотрели друг на друга, глаза в глаза. Она не пыталась ему помешать, просто смотрела, что он будет делать. Наверное, она тоже устала от него и с нетерпением ждет, когда он заглотает весь паровозик и освободит семью от своего гнетущего присутствия. Ризван сам обругал себя за такие мысли ? Айза не могла так думать, она всегда его любила. Несмотря на то, что она не предпринимала никаких попыток остановить его, Ризван уже не мог продолжить начатое, настрой был сбит, и он сам был сбит с толку. -Чего тебе? ? наконец спросил он. -Хотела узнать как у тебя дела. Но, похоже, я не вовремя? Я не думала, что ты теперь пьешь так много, - Айза кивнула на ?паровозик?. -Нет, я просто? Просто посчитать их решил. -Много еще? -Хватит, чтобы покончить с собой, - неожиданно сказал Ризван. -Ты решил себя убить? ? Ризван видел, что она ничуть не удивлена. -Да. Так будет лучше. Мешать не советую, я уже решил. Хотя сейчас он начал колебаться. Айзу он старался не замечать, она всегда давила ему на совесть своим видом пай-девочки. Она была на 3 года младше его. Когда раскрылась его зависимость, она ни с того ни с сего ударилась в религию. Намаз-то вся его семья читала всегда. И он читал лет до 19. Пост тоже держали. Но не больше. А Айза стала носить ?форму? - как у них называли мусульманскую одежду, ходила на курсы Корана и к большому неудовольствию отца рвалась поступать в какой-то исламский вуз за границу. Она никогда не читала Ризвану лекций о несовместимости наркотиков и веры, но ее молчание иногда бывало еще хуже, потому что он сам знал все, что она могла бы ему сказать. Сейчас она стояла перед ним в своем светлом хиджабе, и пилила его печальными черными глазами. -Зачем ты? Сегодня такой хороший день. Ризван прыснул от смеха. Надо же было ей сморозить подобную чушь в такой момент. Но мысль о самоубийстве отодвинулась еще чуть дальше, и он глянул в окно. Погода и впрямь была чудесная. -Можно войти? Ризван кивнул. -Будешь скучать по мне? -Мне тебя будет очень жалко. Ты же навечно попадешь в ад. -Я уже в аду. -Пафос. В настоящем аду будешь мучиться сильнее. -Ты же не знаешь, как я мучаюсь! -Мне и не нужно это знать. В аду все равно будет еще хуже. Ризван почувствовал, как мурашки пробежали по коже. Он редко думал о том, что будет с ним после смерти, и надеялся, что его самопожертвование искупит большинство его грехов. -И не думай о нас. Что нам этим поможешь, - продолжила Айза. ? Когда речь идет о бессмертной душе, каждый должен думать о себе. Словно прочитала его мысли. -Я опять зависим, понимаешь? Теперь это навсегда. Как бы тебе жилось с такой мыслью? ? злобно спросил он. ? Что, если метадон однажды закончится? Боль разорвет меня на куски! - Прямо-таки разорвет? ? улыбнулась сестра. ? Если человек не может терпеть боль, он теряет сознание от болевого шока. Остальное можно перенести. - Ты не понимаешь, о чем говоришь, - отмахнулся Ризван. - Твоя смерть будет бессмысленна, разве ты не понимаешь? Никому не нужная и только вредящая. -Я уже мертв. -Ты еще можешь воскреснуть. Почему ты не обратишься за помощью к Тому, кто действительно в силах тебе помочь? К Аллаху Всемогущему. Ты хоть один дополнительный намаз сделал, чтобы Он помог тебе избавиться от наркотиков? Думаешь, Ему это не по силам? -Хорошо тебе с такой верой. -В этом нет ничего трудного, просто верить и все. И делать что-то. Даже это, - Айза кивнула на таблетки, - это все не то. Ты и сам мог бы прекратить все с помощью Аллаха, надо только поверить от всей души! Он ведь над каждой вещью мощен, все, что у тебя в организме происходит ? все под Его контролем. Ты ищешь выход не там. Не делай глупости, пожалуйста, один раз ты уже поддался шайтану, не дай ему довести тебя до огня. Ризван молча переваривал сказанное сестрой. Ничего нового он не услышал, но иногда всем нам необходимо услышать очевидные вещи из уст другого человека. Бессмысленная жизнь, бессмысленная смерть? И дальше покоя не видать, придется жариться в пламени ада? -И что изменится, если я не убью себя? Что изменится для меня? -У тебя останется шанс покаяться и получить рай после смерти хоть в отдаленной перспективе. У мертвых его уже нет. -Я и так каюсь каждый день. -Ты каешься не Аллаху. Ты просто жалеешь, что подсел на иглу, потому что лишился многого в жизни. Но это не раскаяние в том, что ты совершил большой грех. Встань на намаз, когда в последний раз ты его делал? Пойми, что ты перед Богом виноват в первую очередь, а про вину перед семьей забудь хоть на время. И я, и родители, все ошибаемся, прощаем друг друга. Но если Аллах не простит, это конец. -Мне надо подумать. Айза кивнула и собралась уходить. Она по опыту знала, что практически никто за один разговор не меняет своего мнения. А с братом она вообще не говорила раньше на такие темы. Но, судя по всему, хотя бы сегодня Ризван не совершит непоправимого? Ризван поймал ее взгляд на паровозик таблеток, слабо улыбнулся и сгреб их в пакет. -Я же сказал, что подумаю, значит, пока не буду. Пойду пройдусь. Ризван переоделся и вышел на улицу. Солнце сегодня показалось ему особенно ярким и теплым, а небо ? голубым и высоким. Он медленно пошел вдоль заборов частных домов. ?Бессмысленная смерть? Если Аллах не простит, это конец? Виноват перед Ним?? - он прокручивал в голове слова Айзы снова и снова, и волна стыда поднималась в его сердце. Ризвану до того стало стыдно, что он даже боялся поднять глаза, так и шел, глядя себе под ноги, раздавленный этим чувством. Что там значило его имя? Имя ангела, сторожа рая. Да он не достоин даже сидеть у его ворот. Как бы все это исправить в раз?.. Если не самоубийство, то что тогда? Ему очень не хотелось мучиться, но он понимал, что за грехи нужно чем-то платить. У него в перспективе было два варианта: оставаться на метадоне всю оставшуюся жизнь в надежде когда-то покончить с ним либо слезать с него через героин. Быть зависимым Ризвану надоело, он склонялся к героину. Только как это объяснить родным, откуда достать денег? ?Аллах, если ты не слишком разгневан на меня, дай мне выход! Я готов искупать ошибки, лишь бы знать, где выход?? Погруженный в эти мысли, Ризван вышел на перекресток двух улиц. Мимо него пронеслась тонированная девятка. Он отпрянул в сторону. И краем глаза увидел, как из мчавшейся за девяткой машины высунулся человек с автоматом и послал очередь в сторону убегавших. Едва ощутив резкую боль в груди, Ризван рухнул на землю. Сначала к нему вернулись слух и память. Он смутно различал незнакомые голоса вокруг него, иногда из этого гула вырывался голос отца, рыдания матери. Потом, потихоньку нарастая, пришла боль, которой он так боялся и от которой так устал. Но это была не ломка. Он помнил дуло автомата и последнюю мысль ?это конец?. Видать, еще не конец? Еще есть этот шанс, о котором говорила Айза. Ризван открыл глаза. Ну да, больничная палата. За окном смеркалось. Очень красивый закат. Но это все поверхностные мысли, попытки отогнать тягостное ожидание прихода совершенно иного чувства ? тоску организма по дозе метадона. Ризван не знал, сколько он пробыл без сознания. Раны от пуль болели, но это было терпимо. ?Господи, Все, что угодно. Что угодно, только бы это не вернулось опять?, - может, он так долго был в отключке, что организм забыл свое пристрастие? Всю ночь Ризван проспал беспокойно, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. Утром из его глаз потекли слезы. Ломки не было. И это было не благодаря смерти, он все также был жив. ?О, Аллах? О, Аллах? - только и мог шептать он. ? Поистине, Ты над каждой вещью мощен! Это слишком хорошо, чтобы быть правдой?. Ризвану было стыдно, что он так легко отделался, едва покаявшись. Слезы благодарности комом стояли в горле, и он пожелал испытать еще лишения ради искупления своих грехов, которых у него накопилось достаточно, которые, он считал, несколькими ранами не смоешь. Может, он не выздоравливает, а на самом деле умирает? Может, сейчас зайдет врач и скажет, что у него нашли СПИД? Или же Аллах просто убрал его зависимость, но не простил его? Это была самая гнетущая мысль, и узнать так ли это можно будет только на том свете. А пока у него есть шанс, может быть, последний шанс заслужить возможность хотя бы посидеть у ворот рая. [color=green:c941429392][i:c941429392]Сообщается, что Абу Хурайра (да будет доволен им Аллах) сказал: ??А потом, когда Аллах завершит Суд над Своими рабами, останется меж раем и адом один человек, и он будет последним из побывавших в огне, который войдет в рай. Лицо его будет обращено в сторону огня, и он скажет: ?Господь мой, отврати мое лицо от огня, ибо ветер его отравил меня, а пламя сожгло меня!? Аллах скажет: ?А если это будет сделано для тебя, будешь ли ты просить о чем-нибудь еще?? Он скажет: ?Нет, клянусь славой Твоей!? - и станет давать в этом Аллаху клятвы и обещания, какие Ему будет угодно. И Аллах отвратит его лицо от огня. Когда же этот человек повернется лицом к раю и увидит его великолепие, он умолкнет и будет молчать, сколько пожелает Аллах, а потом скажет: ?О Господь мой, приблизь меня к вратам рая!? Тогда Аллах скажет ему: ?Разве ты не давал клятв и обещаний, что не станешь просить ни о чем, кроме того, что ты попросил?? На это человек скажет: ?О Господь мой, да не окажусь я самым злосчастным из созданий Твоих!? Аллах спросит: ?А не будешь ли ты просить еще о чем-нибудь, если это будет сделано для тебя?? Человек скажет: ?Нет, клянусь славой Твоей, больше я не попрошу ни о чем?, - и станет давать Господу клятвы и обещания, какие Ему будет угодно. И Он приведет его к воротам рая. Когда же человек достигнет их и увидит красоту рая, его блеск и его радости, он умолкнет и будет молчать, сколько пожелает Аллах, а потом скажет: ?Господь мой, введи меня в рай!? Тогда Аллах скажет: ?Горе тебе, о сын Адама, сколь же ты вероломен! Разве не давал ты клятвы и обещания не просить ни о чем, кроме того, что было даровано тебе?? На это человек скажет: ?О Господь мой, не делай меня несчастнейшим из созданий Твоих!? И тогда Всемогущий и Великий Аллах засмеется, а потом позволит ему войти в рай и скажет: ?Пожелай чего-нибудь?, и человек станет высказывать свои желания, а когда желаний больше не останется, Всемогущий и Великий Аллах скажет: ?Добавь еще то-то и то-то?, и Господь сам станет напоминать ему. А когда желаний больше не останется, Аллах Всевышний скажет: ?Вот тебе то, что ты пожелал, и еще столько же!? (Бухари, 806)[/i:c941429392][/color:c941429392] [b:c941429392]Никак не могу придумать название этому рассказу, если кто что предложит, буду благодарна. Также примечание: по данной теме я не спец (наркотики), почерпнула инфо в интернете, так что если есть какие-то фактические ошибки, извиняюсь за неточность.[/b:c941429392]
 
:smt127 самое простое,наверное, было бы назвать "Шанс"))...но, главная мысль всего рассказа....главное действие,которым оно пронизано...это покаяние.....с самого начала))единственное, меняется сила покаяния...направленность, что ли :smt017 ...это не совет...просто мысли :smt006
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам