Войти на сайт
22 Октября  2020 года

 

  • Таукел къуру къалмаз.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Билеги кючлю, бирни джыгъар, билими кючлю, мингни джыгъар.
  • Хаухну атма, ёнгкючню сатма.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Аз сёлешген, къайгъысыз турур.
  • Кёб джашагъан – кёб билир.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Къарт бла баш аша, джаш бла аякъ аша.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
  • Къонагъынгы артмагъын алма да, алгъышын ал.
  • Къарын къуру болса, джюрек уру болур.
  • Хатерли къул болур.
  • Атынг аманнга чыкъгъандан эсе, джанынг тамагъынгдан чыкъсын.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Итли къонакъ джарашмаз.
  • Аманны эки битли тону болур, бирин сеннге кийдирир, бирин кеси киер.
  • Байны къызы баймакъ болса да, юйде къалмаз!
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Ач да бол, токъ да бол – намысынга бек бол.
  • Акъыллы эркиши атын махтар, акъылсыз эркиши къатынын махтар.
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Къайгъы тюбю – тенгиз.
  • Сагъыш – къартлыкъгъа сюйюмчю.
  • Сыфатында болмагъаны, суратында болмаз.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Джылыгъа джылан илешир.
  • Кёбню кёрген – кёб билир.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Джыланны къуйругъундан басарынг келсе, аны башы болгъанын унутма.
  • Акъыл неден да кючлюдю.
  • Эм ашхы къайын ана мамукъ бла башынгы тешер.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Ачылгъан эт джабылыр, кёрген кёз унутмаз.
  • Эринчекни аурууу – кёб.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Адам къаллай бир ишленмесе, аллай бир кесин уллу кёреди.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Чомарт бергенин айтмаз.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Адамгъа аман кюн соруб келмейди.
  • Къаллай салам берсенг, аллай джууаб алырса.

 

Страницы: 1
RSS
Депортация балкарцев
 
Давайте делиться своими мыслями, ощущениями, переживаниями на эту тему...
 
"8 марта Карачаевцы, Балкарцы,
Собрав пожитки, загнаны в вагон.
Ох, как устал народ от депортаций,
И кожу пробирает людской стон.
Грудные дети, старики, калеки -
Все вперемешку, как ненужный хлам -
Их в ссылку отправляют далеко, на веки,
Возврата нет к родным своим горам.
Ох, сколько можно, Джугашвили-Сталин,
Тираном быть для Родины своей?!
Ведь горцы, хоть они подобно стали,
Предела нет униженных людей.
За Родину народ с фашистами дерётся,
Чтоб не отдать неверному Кавказ,
А здесь в ущелье кровь людская льётся -
НКВД исполнил твой указ.
И понеслось: бескрайние просторы,
Заснеженный голодный Казахстан.
А на пути бураны и заторы -
Никто не знал, где их конечный стан.
Война идёт - кругом одна разруха,
И нет тепла, нет пищи для людей.
И только смерть, костлявая старуха,
Да степь холодная и вороны над ней.
Но выжил наш народ, и власть переменилась.
Кто прав, кто виноват - никто не разберёт.
Но то, что с горцами в войну это случилось,
Войдёт в историю намного лет вперёд!"

Беслан Шаваев.
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ

Пустырь промерзший, вой ночного ветра,
Крупой весенней засыпало лед,
Там в тупике шестого километра
Сгружали обездоленный народ.

Покрылась стонами земля казахов
В семь тысяч душ бесправная семья,
Гонимая жестокой плетью страха
Разбрасывалась по степным краям.

В четыре года мы враги народа ?
Под окрик спецкомендатур глухих
Шли через детство меченой породой,
Держась за юбки матерей своих.


Упругая спираль пространств холодных
Сужалась как стервятника круги,
И помышлять о статусе свободных
В те времена мы просто не могли.

И мы внутри себя ожесточались,
Искали правду в собственной душе,
В идущем рядом часто сомневались:
Кто прав и чист, но в чем, когда и где?

Кололись семьи на две половины,
А нации ? на мелкие куски ?
Ломались мощным ледоколом льдины,
Что были монолитны и крепки.

И становился горче хлеб чужбины,
Он как подачка, в горле застывал,
В глубоких рудниках, под свет лучины
Его киркою мальчик добывал.

Мы были коногонами в двенадцать
В четырнадцать душил нас силикоз,
Кончали похоронами в семнадцать,
Чтоб всех оплакать не хватало слез.

Сквозь кровь свою, вживались в эту землю,
В полнации нам это обошлось.
Что было до того седому Кремлю,
Решившему с пристрастьем наш вопрос?

Исполнен акт верховного приказа,
Лаврентий грудь готовил под медаль,
Перо писало, сабля без отказа
Гнала народы в каторжную даль.
И люди шли с печатью арестантов
В безвестье и безбудущность свою
Под зорким оком лютых комендантов,
Презревших человечности черту.

И в спецкомендатуры дважды в месяц
Сгоняли и ходячих, и больных,
Не веря волчьим паспортам бумажным,
Сверяли по могилам всех живых.

И радиус, обложенный запретом,
Был не далек от городской черты,
Его параступивший спал ?валетом?
НА нарах непротопленной тюрьмы.

Как времена великих инквизиций:
Идея ? пуля, а петля - закон,
Когда свой уставы над столицей
Холуйскою рукою крепил дракон.

И в этом политическом удушье
Глоток воздуха, спасенье в нем,
Но закрывали створки всех отдушин,
Как ставни тюрем закрывали днем.

Так на краю истории мы жили,
В ее последнем грязном закутке,
И наши территории могли бы
На медном уместиться пятаке

И послабленье вскоре мы не ждали
Зализывали раны, как могли,
И те, кто наши беды понимали,
Делили с нами тягостные дни,

Народ всегда сочувствует народу.
Спасибо, сын степей, тебе, казах,
Что ты от жаждущих не прятал воду,
И хлеб не ел при запертых дверях.

И те что сосланы на много ранее,
Прошедшие чужбины путь с полна,
Простые люди, такие же как мы,
Спасибо вам за добрые сердца.

Как травы в засуху бледнели мысли,
И в горстку пепла превращался мозг,
С понятием ?выжить? вынужденно свыклись,
Под весом этой мысли каждый рос.

А впереди, свой разинув двери,
Нас ожидали детские дома,
И там портреты Берии висели
Как фото борова на ВДНХ.

Татуировка, воровство и водка,
Блатные песни, драки и табак,
Полубалтийская, с ленцой, походка,
Вели прямой дорогою в кабак.

Хорошие задатки исчезали,
И появлялись финские ножи,
Мы по ? плохому самоутверждались,
Как нас учила уличная жизнь.

Но в траурных гудках чумазых паровозов,
Был слышан правды слабый голосок,
И в крепость застоявшихся морозов
Врывался солнечных лучей пучок.

За март наказан мартом вождь всесильный,
Великий отчим, деспот и тиран,
Слезами наций, как дождем обильным,
Поливший земли азиатских стран.

Хотел лежать у стен святым Лаврентий,
Но был к стене поставлен в тот же год,
И в жизнь балкарцев март пятьдесят третий
Началом возвращения войдет.

Повеял ветерок надежды хрупкой,
Стоявших туч движенье началось,
И чувство странное в лохмотьях жутких
Тайком под сердце медленно кралось.

А это чувство было - возвращенье,
Двоякое, не ясное пока,
Как будто выходили из затменья,
И свет нам резал бритвою глаза.

Свободу областную даровали,
Республика, Союз пошли потом,
Гражданство поэтапно возвращали,
Отняли ночью, возвращали днем.

Похожие на пережженный сахар,
Успевшие в своих котлах остыть,
Мы плакали, горько плачет пахарь
Над полем выжженным огнем, навзрыд.

Проснулись чуть живые полустанки,
Колеса паровозов грызли сталь,
Мучительные минуты стоянки,
Но хуже убегающая даль.

Казалось степь бежит остервенело,
Выбрасывая мертвых из могил,
Как будто оставлять их не хотела,
Тех, кто в суглинках навсегда почил.

Вернулись мы к оставленным селеньям,
Как битым гнездам ласточки весной,
Стояли под присмотром запустенья,
Поросшие высокой крапивой.

Вдохнули жизнь во мхом поросший камень,
Из труб плетенных выползал дымок,
Голубенький, и падал, словно пьяный
Со старой крыши на худой порог.

А с возрастом дни радости редеют,
И горло перехватывает крик,
И да же смерть на родине имеет
Свой умиротворенный, чистый лик.
1980-90


Эльбаев Джагъафар
 
http://www.kafkasyaforumu.org/aktuel/fatima-abayha n-in-gozunden-sibirya-surgunu-ve-drau-faciasi
 
8 марта .
Опять настанет месяц март
Балкарских женщин заставит он рыдать.
Другие женщины не могут их понять,
Как можно столько лет всё горевать.
Иные с осуждением глядят-
?Что надо им?,-друг другу говорят,
Имеют всё, а плачутся опять.
Всё мало им, чего они хотят??
А женщины балкарские готовы им отдать
Свои пожитки и наряд,
Как это было много лет назад,
За то, чтобы из памяти убрать
Картину:- как в ночи горят
Фары студебекеров в горах,
Солдат фигуры во дворах,
Прикладов звук стоит в ушах,
Непонимание у всех в умах,
Слова ?за что?- застряли на устах.
Печаль и слёзы, и мольба в глазах
Не находят места у солдат в сердцах.
Всё нутро сковал ужасный страх:
Останутся ль в живых мужчины на фронтах?
И кто присмотрит за коровами в хлевах?
А с теми что на кладбище лежат-
Встретимся ли мы когда-нибудь опять?
А если сможешь, то забудь
В товарняках тот долгий путь
Где места нет, чтобы заснуть
И уши хочется заткнуть
Не слышать стоны и мольбу,
Чтоб бог помог найти родню.
А как забыть ту женщину в вагоне,
Которую, как скот в загоне,
Держали в заперти
И по нужде при стариках в пути
Вынуждали её пойти.
Она ж бесчестью предпочла
Расстаться с жизнью и ушла.
О если б позабыть смогла
Без савана лежащие тела
Вдоль железнодорожного полотна.
Как вычеркнуть из памяти своей
Из глины зерна собирающих детей?
Под знойным солнцем на полях,
Заботясь о каких-то трудоднях,
Чуть свет вставали и в потьмах
Возвращались женщины с детьми в слезах.
А дома ждали старки-
Больные с чувством собственной вины
За то , что требуют еды,
Тепла, ухода и воды.
И так прошли 13 долгих лет
Бросают тень на праздничный букет.
И тот, кто это не поймёт-
Балкарский осудит он народ,
Пусть нашу жизнь проживёт!!!!
 
Спецпереселенцы

В спецпереселенческие годы
Запомнились многим невзгоды
Постигшие взрослых людей,
Не пощадившие даже детей.

В знойные жаркие дни
Голодные дети одни
Лет шести- восьми не боле
Колоски искали в поле.

Они знали наперед
Что вымирает их народ
Колоски ж могли спасти
Иль помочь хоть подрасти

Грамм по сто кто соберёт
С голодухи не помрёт.
И с таким вот настроением
В будний день и в воскресенье,

Спасительные собрав колоски
Прятали их за грудки
И однажды в день такой
Арестовал детей конвой.

Злой объездчик на коне
Гонял детей босых в стерне
И построив малых в ряд
Камчой хлестал их наугад.

Отборным матом их ругал
Потом в конюшню их загнал
Закрыл за ними дверь
Рыча от злости, словно зверь.

Угрожал-в тюрьму засадит,
А затем в Сибирь отправит.
Штраф с родителей возьмёт
Не то достанет пулемёт.

Дрожа от страха в темноте
Дети плакали, как во сне.
И тот, кто постарше других
Брал на себя заботу о них.

По сточной канаве с конской мочой
Дети бежали, как узник былой.
Запомнили дети тогда
Нельзя воровать никогда.

Вот так и прожили в ссылке они
Женщины, дети и старики.
Кто выжил тогда, вернулись домой.
Иные ж остались в могиле сырой.
 
От Шумеров до химеров.

Защищая женщин и детей
От всякой нечисти-зверей
Лишились головы своей,
Оставив в памяти поверье
О жившем здесь давно шумере.

Множество веков назад
Край этот походил на сад.
Фруктовых садов аромат
Пчёл медоносных манят.
Башни из камня стоят
Звёзды им свет свой дарят.
Потомков своих там растят
?Слава Богам?,-они говорят,
За жизнь безбедную свою,
Похожую на жизнь в раю.

Скота несметные стада.
И сыр,и масло есть всегда.
Ремёсел всяких мастера,
Одежды, золочённые,там шьют,
Мечи красивые куют
И мирный образ все ведут.
Дозорные покой их стерегут
От жадных до чужого кошелька,
Голодранца-чужака.

О богатых жителях в горах
Молва поселилась в умах
Неизвестных имён племенах,
Жизнь коротавших в кутежах
Разбойных набегах и грабежах.

Страшные крики в ночи
Прервали сон детворы
Со всех сторон головорезы
Взубах кинжал, в руках обрезы,
Взмах руки и лишь порезы-
Без головы лежат шумеры.
А кровожадные химеры-
Без бога и без веры,
Прихватив себе дары,
За собой спавлив дворы,
Ушли на время до поры.

Шло довольно долго время.
Из пепла возродилось племя-
Достойное шумеров семя.
Аланами назвали их теперь,
Которые прославились,поверь,-
Своим умом, своим трудом,
Умением выживать при том.

Трудились непокладая рук,
Опыт перенимал от деда внук.
Передавали из уст в уста,
Что надо защищаться от врага,
Чтоб не настигла снова беда.
Однако,любителей чужого добра
Оказалась больше чем тогда.
Страшная двинулась на Аланов орда:
Хеты, монголы,меоты
Напали на них как кайоты.

Аланов настигли под самой горой
Кровь полилась снова рекой.
Племя Аланов сравняли с землёй
Всё их богатство забрали с собой.

Мало Аланов осталось в живых
Пещеры приютом стали для них.
По разным ущельям они разбрелись:
К подножью Казбека одни подались.
Горстку укрыл двуглавый Эльбрус,
Другие пустились в Домбай и Архуз.

И так появились ?новые горцы?-
Одних из которых назвали ?дигорцы?,
Других же: ?балкарцы?, ?хуламцы?, ?чегемцы?,
А тех, что ушли в Домбай-
Назвали страной ?Карачай?.

Настали другие потом времена
Пришельцы осели здесь на века,
Забвенью придали те племена
Вслух не произносят их имена.
Сделано всё, чтоб забыли о них,
Будто бы, вовсе и не было их.
И век двадцатый не прошёл мимо них.

Против царя взбунтовался народ
Править страной взялся урод
Разных ?семян он гибрид?
Снова устроил им геноцид.
Славных потомков Алан
Переселил в Казахстан,
Чтобы развеять их прах
Далеко в азиатских степях.

Карту Кавказа перекроил
Земли Алан он раздарил.
Эльбрус оказался теперь у грузин,
Казбек же остался у осетин.
Не думал усатый гибрид
Что смерть и его посетит.
Вернётся на родину ссыльный народ
Земли свои назад заберёт.
Историю тоже себе оне вернёт
Недаром Аланом себя он зовёт!

Обращаюсь к тебе, Иристон,
Есть в этом, не малый резон,-
История это не просто звон-
Учёных голов пустой!
Разберись со своею судьбой.
У любого народа ведь свой
Был когда-то пращур родной.
Потрудись хорошо головой
И архивы получше порой,
Непременно найдёшь ты свой
Исторический путь большой.

Прими мой совет простой
Не путай Аланов с собой-
Балкарец, Дигорец и Карачай,-
Как хочешь,ты их величай,
Родился Аланом, Аланом умрёт
По воле Аллаха-вечно живёт!

Акаева Светлана Ахматовна.
 
Башни из камня стоят
Звёзды им свет свой дарят.

А как быть с канонами стихосложения? Рифму уже отменили?

Со всех сторон головорезы
Взубах кинжал, в руках обрезы,
Взмах руки и лишь порезы-
Без головы лежат шумеры.

Китайцы нервно курят в углу - во времена шумеров уже были обрезы?

Однако,любителей чужого добра
Оказалась больше чем тогда.
Страшная двинулась на Аланов орда:
Хеты, монголы,меоты
Напали на них как кайоты.


Узнаю много нового для себя - хеты, меоты и монголы во временном континиуме существовали одновременно, и также одновременно напали на алан... Про кАйотов промолчу...

Стихотворение вполне патриотично, но "мелкие" детали складывают особое отношение к автору, особенно если учесть её профессию.
 
Акаева Светлана Ахматовна наверное хороший человек, но это не оправдывает ее эмоциональность и плохое написание стихов.

Хеты, монголы,меоты
Напали на них как кайоты.


Не могу остановиться, смеюсь уже час...

Монголы, меоты и хетты
Набросились, как спирохеты...
 
www
 
Извиняюсь, что в этой теме, но удержаться не смог (с уважением отношусь к памяти спецпереселенцев, моя семья была там же, в Казахстане). Но когда я вижу подобные произведения искусства, меня пробирает... От шумеров до химеров...
 
пора бы и нам и вам и всем уже быть более терпимее, умнее. пора бы научиться не оскорблять и не осмеивать друг друга. слишком много бед испытали наши предки. но ради этого ли они умирали? чтобы сегодня мы ненавидели друг друга?...
п.с. не имеет прямого отношения к этой теме, но если у кого нить есть желание потратить один час на проповедь имама, вместо взаимоупреков, послушайте и постарайтесь провести параллели.
http://www.umma.ru/audiofiles/2484/
http://www.umma.ru/audiofiles/2485/
 
Iman inside

Понимаешь, мне кажется терпимость не исключает иронии. Не пытался обидеть, чесслово. Но стихами такого качества я бы не стал замещать великолепные стихи на ту же тему Мечиева, например. Вкус тоже надо воспитывать, при чем на хороших примерах.
 
да не все мы рождаемся Мечиевыми и Кулиевыми, Семеновыми и Гамзатовыми, но все мы рождаемся людьми.
 
частично соглашусь с www... если не можешь рисовать - не рисуй.. не можешь писать - не пиши...
 
Балкария! На поднятые плечи
Набросила, как бурку, облака...
О, Родина моя! Вот наша встреча!
Теперь она уже не далека!
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам