Войти на сайт
24 Июня  2018 года

 

  • Кирсизни – саны таза, халалны – къаны таза.
  • Татлы тилде – сёз ариу, чемер къолда – иш ариу.
  • Къатын къылыкъсыз, эр тынчлыкъсыз.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Джеринден айырылгъан – джети джылар, джуртундан айырылгъан – ёлгюнчю джылар.
  • Чабакъсыз кёлге къармакъ салгъанлыкъгъа, чабакъ тутмазса.
  • Билимден уллу байлыкъ джокъду.
  • Ёксюзню тилеги къабыл болур.
  • Башланнган иш битер, къымылдагъан тиш тюшер.
  • Эркиши – от, тиширыу – суу.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Ата Джуртун танымагъан, атасын да танымаз.
  • Билими азны – ауузунда кирит.
  • Экиндини кеч къылсанг, чабыб джетер ашхам.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Хансыз джомакъ болмаз.
  • Накъырда – кертини келечиси.
  • Къыз келсе, джумуш эте келеди, къатын келсе, ушакъ эте келеди.
  • Таш бла ургъанны, аш бла ур.
  • Акъыл бла адеб эгизледиле.
  • Башы ишлегенни, ауузу да ишлер.
  • Итли къонакъ джарашмаз.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Къралынгы – душмандан, башынгы от бла суудан сакъла.
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Джангыз торгъай джырламаз.
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.
  • Эр сокъур болсун, къатын тилсиз болсун.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Эм ашхы къайын ана мамукъ бла башынгы тешер.
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Байны къызы баймакъ болса да, юйде къалмаз!
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Ашда – бёрю, ишде – ёлю.
  • Алма терегинден кери кетмез.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Сабыр джетер муратха, сабырсыз къалыр уятха.
  • Этни да ашады, бетни да ашады.
  • Билимли ёлмез, билимсиз кёрмез.
  • Телиге от эт десенг, юйюнге от салыр.

 

Страницы: 1 2 След.
RSS
Лаодика
 
Сказка была обнаружена в одном из старых журналов из вороха макулатуры, но потерялась в суете... Даже автора не помню. По очень большой просьбе пришлось её переписать на память заново. Выкладываю, чтобы "труд" не пропал)) Просьба строго не судить, не моё это дело...

ЛАОДИКА

В давние времена на окраине большого города жил некий человек по имени Тезей. Дом его находился в благословенном богами месте. Это была прекрасная долина, от большого города уходящая в горы. Зелёные холмы, тучные пастбища, вековой лес, стремительная река, журчащие ручьи, редкие хижины - всё радовало глаз.

В одной из этих хижин и жил Тезей со своей женой Лаодикой. Дни их были заполнены трудами и заботами. С детства Тезей пас большое стадо овец и коз. Он поднимался рано, брал свою торбу, в которую собирала еду жена. Ещё на светлеющем небосклоне слабо мерцали ночные звёзды, когда Тезей гнал своё стадо на горное пастбище.
День проходил незаметно. Возвращался он поздно. Ещё издали, как первая звёздочка в ночном небе, в окне хижины светилась лампада. Лаодика ждала Тезея, прислонившись к косяку двери. Она внимательно всматривалась вдаль, прислушиваясь к ночным звукам. Управившись со стадом, Тезей входил в хижину, садился за низкий деревянный стол. Тем временем Лаодика несла плоские блюда. На зелёных листьях салата лежали тёплые ячменные лепёшки, овечий сыр, гроздь спелого винограда с капельками воды. Затем из погреба доставался запотевший глиняный кувшин с молодым вином. Тезей неспешно ел. Напротив садилась Лаодика. Подперев руками голову, она задумчиво смотрела на него. Ночь тихо слушала их неторопливую беседу, лишь изредка вмешиваясь шумом листьев, принесённым порывистым ветром. Свет лампады слабым отблеском отражался в их глазах.

Так шло время.

Однажды Тезей, как обычно, ушёл со стадом в горы. Дальняя гроза подняла воду в реке, бурный поток сменил её русло. Тезею долго пришлось искать новую переправу вместо привычного брода, исчезнувшего под натиском воды.
Возвращался он позднее обычного. Утомлённый, присел под старым вязом на краю поляны, чтобы выпить воды из бившего из-под камня ключа.
То ли усталость, то ли убаюкивающее журчание воды смежили веки Тезея, но сквозь навалившуюся дрёму он всё тише и страннее стал воспринимать и этот шум, и шелест листьев, и ночной стрёкот цикад...
Мало-помалу в этих звуках слух как будто стал улавливать отдельные слова. С усилием открыв глаза, Тезей увидел знакомое место причудливо изменившимся... Полная луна ярко освещала всё вокруг, играя со сгустившимися и подвижными тенями от старых деревьев... Большая поляна вся была в движении... Какие-то лёгкие серебристые существа невесомо кружились в причудливом танце... Теперь Тезей ясно слышал их волшебное пение... Он понял: перед ним происходит то, о чём когда-то слышал... то, что воспринимал детской сказкой... Хоровод фей в полнолуние, который редко кому из смертных удавалось увидеть... Их нежное пение, мелодичный смех, лёгкие танцы заворожили Тезея... Он едва дышал,чтобы не выдать себя, хотя тень старого вяза надёжно скрывала его... Феи резвились, не замечая его...
Постепенно Тезей стал вслушиваться к словам их песен, сопровождавшихся звоном крошечных серебряных колокольчиков...
Феи пели о том, что на свете много прекрасных городов, но самый красивый тот, который стоит у берега моря. Он белокаменный, от него прямо к прибою идёт мраморная лестница столь широкая, что пятьдесят воинов в доспехах могут спускаться в ряд, столько же подниматься им навстречу, и они не заденут друг друга. Много на свете красивых фей, но самая прекрасная из них живёт в этом городе. И она их королева. От её песен замолкают певучие птицы, от её шагов не остаётся следов даже на нежных лепестках луговых цветов. Перед ней покорно склоняются дикие звери, по её желанию тают грозовые тучи, а её улыбка разгоняет уныние, печаль и усталость... Как же должен быть счастлив тот, кого она одарит своей любовью...

Так пели феи... Смеясь и танцуя, они улетали всё дальше и дальше, звуки пения доносились всё тише, всё слабее...

Тезей очнулся не сразу. Он так и не понял, наяву ли видел хоровод, или всё это пригрезилось ему в дрёме... Но понялся он другим человеком. С этой поры для него исчезло всё - дом, жена, вся его предыдущая жизнь. Он думал только о королеве фей, он знал, что без неё не может жить. Не домой он направился, а в дальний путь. Лишь образ прекарасной феи был для него путеводной звездой. Тезей был уверен, что рано или поздно он найдёт этот город и поклонится своей королеве.

И долгое время он странствовал. Но все города, встретившиеся на пути, были обычные, а о фее никто даже и не слышал. Над ним смеялись дети, удивлённо пожимали плечами взрослые, укоризненно качали головами старики. Жаркие пески, холодные ветра, солёная морская вода состарили Тезея. От долгого пути, от лишений он сделался угрюмым и нелюдимым, но отказаться от своей мечты был не в силах. В каком году, в какой неведомой дали осталась его родина - он уже не помнил.

Силы Тезея были на исходе, когда, плывя на корабле, он стал осознавать, что не видать ему ни белокаменного города, ни прекрасной королевы фей.
"Глупец, - корил он себя, - какой же я глупец! Поверил словам легкомысленных созданий. Бросил родной очаг, добрую жену ради пустой мечты..."
Корабль плыл по волнам, красивый закат лишь усиливал глубокую печаль Тезея.
Он устало смотрел вдаль... и вдруг сердце его чуть не замерло от неожиданности. Корабль, разрезая тёмные волны, плыл прямо к белокаменному городу, возникшему на горизонте. Всё ближе и ближе становился он, и Тезей уже видел, что город как бы стоит на воде из-за широкой мраморной лестницы, спускающейся к морю. Пятьдесят войнов, идущих вниз, не соприкоснулись бы с пятьюдесятью войнами, поднимающимся им навстречу.

Скоро корабль пристал к берегу. Неужели боги сжалились над ним, и наконец-то пришёл конец его мучительным странствиям?
Он шёл вечерним городом, волнуясь и надеясь одновременно. Но чем дальше Тезей углублялся в улицы города, тем более им овладевало странное чувство, что всё это ему знакомо. Он шёл всё уверенней и уверенней, пока не вышел на окраину города. И тут только понял, что попал к себе домой, что это его город. Просто он никогда его не видел со стороны моря.

Уже настала лунная ночь, когда он шёл знакомой тропой к себе домой.
Едва переведя дух, он остановился у старого вяза, сел возле ручья, полный смятения и горьких чувств. И вдруг, как давным-давно, он услышал пение легкокрылых фей, увидел их струящийся хоровод. И опять они пели о прекрасной королеве, только слова их были грустны. Видно, бог любви в недобрый час шутил, пели они. Полюбила их королева простого смертного, недостойного, ибо пренебрёг он её любовью, ушёл... И боги пожалели её, дали забвение. Целый год она беспечально кружится в хороводе, блистая своей красотой. Но в наказание за любовь к простому человеку раз в год, в ночь его ухода, королева вспоминает всё. Зажигается лампада в хижине. Приготовив для неверного возлюбленного еду, она в невыразимой тоске, как в давние времена, ждёт его в дверях хижины, всматриваясь в тёмную даль. Но ровно в полночь спасительное забвение обрывает её муки...

Тезей сидел, оглушённый услышанным...
Да, прекрасной королевой фей была его Лаодика...
О боги! Разве он не замечал, каким неземным светом освещал золотистый закат её прекрасные глаза? Разве тихая песня Лаодики не разгоняла все печали с его души? Разве не удивлялся он лёгкости её шагов, когда даже на росистой траве она не оставляла следов? И вспомнил Тезей, как однажды волк напал на его стадо. Тщетно пастух пытался отбить коз и овец от дикого зверя. Но неожиданно появилась Лаодика, и волк тихо ушёл. И вспомнил Тезей, как чёрные тучи заклубились над долиной, обещая небывалую грозу. Но Лаодика, выйдя из хижины, засмеялась своим чудесным смехом, и туча, готовая пролиться потоком воды, стала рассеиваться на глазах, а солнце засияло, как умытое дождём. И вспомнил Тезей, что тогда был недоволен легкомыслием жены и хмурился. Как необыкновенно была вкусна еда, приготовленная нежными руками Лаодики. Каким бесконечно благим и добрым казался ему мир, когда по вечерам, сидя напротив, она тихо улыбалась, глядя на него любящими глазами. Лишь изредкаего пугала, смущала невыразимая грубина этого взгляда...

Тезей бежал к хижине в отчаянной надежде и...
О боги! Как в давние времена, горела лампада в окне, а его Лаодика стояла в дверях, всматриваясь в ночную даль. Она, как и раньше, была прекрасна, но луна освещала залитые слезами глаза.
Тезей рванулся к ней, но вдруг услышал за спиной смех и песни приближающегося хоровода фей. "Лаодика, Лаодика, иди к нам!" - звали они свою королеву. На глазах Тезея лампада в окне погасла. Хижина стремительно разваливалась, превращаясь в руины, поросшие диким виноградом, а Лаодика, смеясь, легко бежала вниз по каменным ступеням, которые рушились за ней!
Отчаянно Тезей протянул к ней руки... но беспечально было её лицо. Она бежала к подругам с улыбкой, и только невысохшие слёзы ещё блестели в её неземных, не замечающих его глазах... Она уже ничего не помнила. Лишь край её лёгкой одежды скользнул по его рукам... Вскоре весёлый хоровод фей улетел вдаль, уводя его Лаодику...
Седое от тумана утро застало согбенного старика, неподвижно сидящего у руин...
Что спросил бы у него редкий прохожий? Что ответил бы он ему?
 
вот оно - стремление к лучшему...

вот она - мужская преданность)))
 
Замечательно... и грустно... Вечная история духовной слепоты в красивом исполнении!
....
грустно, что даже глаза любви не разглядели в Лаодике королеву...
там лучше, где нас нет, то лучше, чего у нас нет... И если бы это только была сказка).

Вечер
 
одно радует, герой хоть мир увидел, а героиня раскрыла своё "Я". )))


не всё так плохо. не плякайте.
 
понравилось
 
Приветствую вас!!!!
Наконец-то я нашла своих единомышленников!!!
Я этот рассказ нашла, так же как и вы, в макулатуре, очень давно и хранила его! Хотела назвать дочь этим именем, но родные не поняли меня.
Даю вам точные сведения: автор этого рассказа Ф. Кнорре, журнал "Здоровье" 70-х годов, а героя звали не Тезей а Терей , но смысл от этого не меняется!!!
 
Лаодика
Здравствуйте, незнакомая единомышленница
Поверьте, вы меня порадовали... Надо сказать, в своих поисках я оказалась неодинока ещё зимой... Ищут рассказ...
Если он вами сохранён, и если вам не сложно, я бы с великим удовольствием и благодарностью получила бы оригинал от вас... в любой форме...
С уважением.
 
Хайре Вечер!!! ТО ,что я без ума от античности-это и богам видно,но маленькое ,но. Комп. я приобрела недавно и его примудрости изучаю.Конечно плохо то , что нет знания английского,да он думаю здесь и не нужен.Вот потихоньку привыкаю к клавиатуре,хочу с ней на "ты". Но ведь рассказ этот как и у вас не маленький и не очень то сильно изменён,но если хотите ,то я рискну его напечатать.
Вечер,меня гложет любопытство,с кем я общаюсь,то что с единомышленником я вижу, агде вы живёте и чем занимаетесь?
Конечно о себе--живу в Сочи,точнее в Хосте,работаю посудницей в санатории, есть дочь Жаклин
 
(которая Лаодика),она парикмахер.Мужа нет и не было(я этим не горжусь,скорее наоборт) есть мама и брат. Вот пока всё.
 
Вечер
вот это да))
память ли безупречна, или больше талант...))
 
eto zhe ta girl
память ли безупречна, или больше талант...))
фунция копировать
шучу
 
хатхор
Здравствуйте, Лаодика-хатхор. Спасибо за отклик и за иформацию о себе
Конечно, мне бы хотелось иметь оригинал рассказа.
Можно набрать текст самой, это помогло бы "набить руку" и в отношении клавиатуры... Но можно переправить его и "техническим" способом, если бы вы обратились к знающим дело помощникам.
Буду надеяться, что у вас получится.

В отношении себя... мне удобней было бы переписываться почтой, если у вас есть электронный адрес. Либо вам надо зарегистрироваться на этом форуме.
Всех вам благ
 
eto zhe ta girl
С памятью не особо... да и второй пункт не ахти)))
Пересказывала как-то в беседе... попросили записать...
Не сразу взялась, вначале искала на просторах инета... Нашла только людей, которые в таком же поиске)) А взявшись за запись, хотела по возможности точнее передать содержание рассказа... его ауру... Восстанавливала в памяти долго и по крупицам.
Если получилось хоть в какой-то мере это сделать, то рада)
Естественно, авторский текст очень хочется перечитать.
 
 
Суфийская притча

Хрупкие подарки

Как-то в одно селение пришел и остался жить старый мудрый человек. Он любил детей и проводил с ними много времени. Еще он любил делать им подарки, но дарил только хрупкие вещи. Как ни старались дети быть аккуратными, их новые игрушки часто ломались. Дети расстраивались и горько плакали. Проходило какое-то время, мудрец снова дарил им игрушки, но еще более хрупкие. Однажды родители не выдержали и пришли к нему:
? Ты мудр и желаешь нашим детям только добра. Но зачем ты делаешь им такие подарки? Они стараются, как могут, но игрушки все равно ломаются, и дети плачут. А ведь игрушки так прекрасны, что не играть с ними невозможно.
? Пройдет совсем немного лет, ? улыбнулся старец, ? и кто-то подарит им свое сердце. Может быть, это научит их обращаться с этим бесценным даром хоть немного аккуратнее?


Мои пять копеек...)))))
 
Вечер
спасибо, что не поленились, не знаю, каков оригинал, но Ваш вариант замечателен... Хорошая сказка... :BRАVO:
 
Нереальный маньяк
и Вам спасибо))
 
fonblond



Отсюда мораль: хотелось сказать! )) Умей ценить то бесценное , что у тебя есть здесь и сейчас...а не горюй о том,что бездарно потерял ,и что безвозвратно ушло ...смысла в этом уже нет!
 
мокрый

да я поняла, что шутишь, оригинала-то нетттт..... неоткуда копировать... эх

Вечер

я бы тоже сравнила ваше с оригиналом....
 
Вечер, я сегодня вспомнила этот рассказ и решила, что найти его в интернете - вопрос трех секунд, благо автора и название помню. Не тут-то было! Нет рассказа... Уже решила, что утрачен безвозвратно - потому что не помню, в каком журнале когда-то его читала...
И тут - Вы! Спасибо огромное! Я хорошо помню рассказ и то ощущение, которое возникало при чтении. У Вас получилось это передать.
Еще раз благодарю и копирую к себе))
 
Привет Вечер!!! Вот тут моя доча говорит ,что поможет нам. Вечер, дай адрес своего сайта,для того чтобы скинуть картинку,или мы могли общаться через "однокласники" или вконтакте.
 
хатхор

И я приветствую
Можно написать по этому адресу:
vecher.z@mail.ru

Нереальный маньяк
Мои пять копеек...)))))

Весомые, однако))) Понравилось)

olga2102
fonblond
eto zhe ta girl

Спасибо за проявленный интерес
Должна сказать, что нашла в инете ещё две версии, так же пересказанные от оригинала)) Воистину, идеи носятся в воздухе)))

Буду ждать письма с рассказом от Лаодики-хатхор, если она будет столь любезна это сделать

Возможно, помещу здесь все варианты.
 
Однажды Тезей, как обычно, ушёл со стадом в горы. Дальняя гроза подняла воду в реке, бурный поток сменил её русло. Тезею долго пришлось искать новую переправу вместо привычного брода, исчезнувшего под натиском воды.

ох как оно частно бывает в жизни )) потом берега укрепляют бетонными плитами ещё хрен знает чем и жизнь становиицца рутиннай и скучнай )))
 
Есть рассказ! Живой... Прочитанный в детстве и потрясший мою душу, он был вырезан из журнала Работница и сохранен в старых бумагах...
А история о Лаодике стала моей судьбой! И теперь пришло время наконец ей отпустить меня на волю, а мне отправить этот рассказ в свободное странствие по волнам человеческой памяти... Набранный вновь от буковки к буковке он послужит вновь хорошим уроком для тех, кто услышит древнюю мудрость, переданную когда-то теперь уже забытым писателем...
 
Лаодика
Ф.Кнорре Легенда

В те далекие времена, когда Древняя Эллада была еще юной, недавно рожденной Элладой, все сказки ее и мифы были тоже совсем юными. И чуть не каждый день все новые сказочные герои, волшебные истории, чудовища и боги рождались прямо из тенистого шелеста ее дубрав, из алого света утренней зари, из кипящей пены морских волн, набегавших на солнечные берега ее синих заливов...
Все изменилось с тех пор на земле. Но осталось и кое-что похожее: люди!
Эти удивительные древние эллины пасли стада, стучали молотами в дымных кузницах, мчались на колесницах и, возвращаясь к ужину в свои хижины и каменные дома, горячо (или небрежно) целовали жен, шутили с ребятишками, ходили в гости, весело смеялись, слушая смешные рассказы, и горько плакали, когда им рассказывали грустные истории; обижали друг друга, а потом утешали, горевали и праздновали; нередко жадничали и злились, а иногда бывали очень щедрыми и великодушными ? совершенно так же, как те, кто в наше время, возвращаясь к ужину домой на девятый или пятнадцатый этаж, небрежно (или горячо) целуют своих жен, шутят с ребятишками, смеются и ссорятся...
Так вот, в те времена, которые мы считаем древними, в белом доме, окруженном виноградниками, на склоне горы, жил эллин по имени Терей.
Судьба была к нему благосклонна: волки не резали его овец, град не выбивал его виноградников, и на заходе солнца, когда он возвращался в свой дом на горе, еще издалека он видел вверху на каменной террасе белую тунику своей жены, Лаодики. Поджидая его, стояла она, опершись рукой на увитый виноградом столбик террасы, похожая на статую юной богини охоты.
Она радостно целовала его, встречая на ступенях террасы, и за руку вела к столу. Мягкие ячменные лепешки уже были разложены на деревянном блюде рядом с дымящимся мясом. Гроздья теплого, нагретого дневным солнцем винограда и сочный сыр лежали прямо на зеленых, только что сорванных листьях. Запотевший, прямо из погреба, глиняный кувшин был полон фиолетового, душистого вина.
Лаодика, улыбаясь, смотрела, как муж ест. Все ниже садилось солнце, уходя за далекие горы, по всему склону, заросшему лавром, цветами и травами, неумолчно звенели цикады. А внизу, в долине, уже смеркалось...
От ручья, бежавшего из пещеры, названной пещерой нимф, над полянами, поросшими гиацинтами, всплывали в воздух завитки легких белых перьев тумана, начинали мерно рокотать тимпаны, посвистывать свирели. И когда над горными вершинами загорались звезды, слышались голоса поющих нимф.
В лунные ночи Терея неудержимо тянуло спуститься вниз по склону, заросшему лавром и жасмином, и хоть издали, сквозь заросли одним глазком взглянуть на чудеса, происходящие у пещеры нимф. И однажды он решился. Подобрался, затаив дыхание, к поляне, заросшей гиацинтами, и спрятался за дерево.
Нимфы в это время вели хоровод, мелькая в лунном свете, смеялись и пели.
Какая удача, что Терей решился спрятаться и все подсмотреть и подслушать! Он чувствовал, что узнает какую-нибудь тайну. Что-нибудь такое, что стоит подороже клада золотых персидских монет.
Так и вышло. Тихо и торжественно нимфы запели хвалу счастливому городу, где человеку доступно самое высшее счастье, какое боги способны дать смертному! Этот город легко узнать, особенно, если подплыть к нему со стороны моря! Издалека видна розовая башня маяка. И яркое пламя вырывается из его золотого рога. Тяжелые цепи, закрывающие вход в гавань, легко, сами собой погрузятся в воду, едва опустит свои паруса корабль! От самой воды поднимаются в гору ступени из розового мрамора. Они такой ширины, что пятьдесят воинов, выстроясь в ряд, могут разом подняться по ним, и, если навстречу им будут спускаться еще пятьдесят, они разойдутся, даже не коснувшись плечами друг друга!
Славится этот город тем, что в нем живет богиня, лучшая из нимф, превосходящая прелестью всех земных женщин. Глаза ее, как фиалки, окропленные росой. Солнечный луч текучим золотом пролился по ее волосам да так и остался в них навсегда. Пробегая по цветущему лугу, она не оставляет следов; тихие ручейки начинают шаловливо бурлить и пениться, приветливо урча, стоит только ей склониться над ними, чтобы зачерпнуть воды. Тяжелые грозовые тучи послушно уходят прочь, если она, смеясь, захлопает на них в ладоши. И любая боль, любая тоска бесследно уходят из сердца человека, которому она улыбнется!
Так пели нимфы у ручья, и Терей запомнил их песню от слова до слова.
Жалко ему было бросать свой дом и жену, но он был не из тех малодушных, кто боится пожертвовать малым, чтоб овладеть большим: оставить обыкновенную смертную женщину ради счастья найти богиню!
Едва дождавшись утра, он потихоньку вышел из дома, вскочил на коня, мужественно поборов желание оглянуться, и отправился в путь.
Путь был долог и труден, но капризная богиня удачи не покидала его.
Правда, однажды разбойники напали на него и пытались даже продать в рабство, но вскоре на них налетели пираты и продали в рабство самих разбойников.
Страшные рыбы заглатывали корабли, на которых он плыл, но он всякий раз спасался на последнем обломке.
Дикие звери пустыни пожирали спутников, шагавших с ним рядом, но сам он оставался жив и невредим и вскоре снова плыл дальше на каком-нибудь новом корабле. Куда? В ту неведомую сторону, куда гнал его попутный ветер.
Всякий раз, когда корабль приближался к новому берегу, Терей, стоя на носу, жадно всматривался вперед ? не покажется ли наконец розовая башня маяка с золотым рогом.
Он уже и счет потерял разным башням и городам ? столько встречалось их на пути кораблей, на которых он плыл, тонул, чудом спасался, снова тонул и опять плыл и плыл дальше.
Одинаково равнодушно провожал он взглядом прекрасные греческие храмы с множеством стройных белых колонн, возле которых пылали костры благочестивых жертв прекрасным и истинным эллинским богам и мерзкие варварские капища, где дымились жертвенники ложным и мерзким языческим идолам.
В один из дней, пятой, а может, десятой, встречаемой в пути весны Терей сидел, прислонив опущенную голову к мачте.
День склонялся к вечеру, и матросы торопливо гребли длинными веслами, помогая парусу, спеша по обыкновению достичь берега до наступления ночной темноты, столь опасной для кораблей. Он поднял голову, и как раз в этот миг вспыхнул и заполыхал в надвигающихся сумерках огонь на розовой башне маяка. Языки пламени вырывались из широкого жерла золотого рога.
Терей вскочил, торопливо шепча имена всех известных ему богов. Матросы опустили парус, и громадные цепи, закрывавшие вход в гавань, погрузились в воду. Корабль вошел в тихие воды и медленно подплыл к розовым мраморным ступеням такой ширины, что сто человек, выстроившихся в ряд, свободно могли подняться по ним в город, раскинувшийся на холмах.
С берега донесся запах цветущих деревьев и вечернее щебетание птиц. Терей подумал: "Если бы я даже ослеп, по одному запаху я узнал бы этот Город Чуда! Столько раз снился мне во сне!"
Он первым соскочил на берег, нетерпеливо поднялся в гору по розовой лестнице и углубился в лабиринт узких городских улиц.
Он шел, каждую минуту ожидая встречи с чудом. Ведь каждый дом с высокими кипарисами за белой оградой мог оказаться домом богини, к которой путеводные звезды так верно вели его корабль!
Скоро все вокруг стало казаться ему почти знакомым, будто не раз виденным в снах. Сам не зная чему повинуясь, он, не задумываясь, сворачивал то вправо, то влево.
Вскоре мостовая под его ногами начала спускаться в гору и, обернувшись, он уже не увидел ни моря, ни башни маяка ? они скрылись из виду. Он ясно чувствовал: какое-то божество ведет его к цели.
И божество или что-то другое вывело его далеко за город, туда, где стены редких домов смутно белели в темноте. И тут он вскрикнул, и сердце его заметалось в груди, и он чуть не упал, вдруг узнав свой собственный дом, затерявшийся среди виноградников.
В родной город привел Терея его долгий и, выходит, напрасный путь.
Только ушел он через горы, а вернулся морем, на корабле. Не удивительно, что он не узнал ни маяка, ни гавани: ведь ему никогда прежде не приходилось видеть их со стороны моря!
Какое насмешливое божество указывало ему путь к этим заброшенным развалинам! Угол террасы за годы его отсутствия обвалился, между обрушенными ступенями лестницы зияли черные провалы, в которых проросли кусты колючей ежевики. Вечер тихо шуршал в темноте безлюдного дома.
? О несчастный ты глупец! ? воскликнул Терей, с силой ударяя себя кулаком по голове. ? Дал себя обмануть детской сказкой! Поверил в чудеса!... Был у тебя хороший дом с крепко крышей и славная жена, которая так хорошо готовила мясо и пекла лепешки! Были жирные овцы, и козы, и виноградники, а теперь ты жалкий, бездомный нищий! Подслушал глупую песенку подвыпивших деревенских девчонок, которые собрались поплясать у ручья, и все бросил! Богиня тебе понадобилась! Развесил ослиные уши: "Глаза, как фиалки, окропленные росой!" Ха! Улыбка тоску, видите ли, прогоняет!
Сказка! Брехня! Выдумка! Утопить бы в глубоком колодце всех этих обманщиков-поэтов, сказителей и дармоедов-певцов, что на пирах морочат головы людям, распевая всякую небывальщину...
Он затопал в отчаянии ногами и, как безумный, размахивая руками, бросился бежать, но запутался в зарослях одичавших лоз собственного виноградника, споткнулся, упал лицом в землю да так и остался лежать.
А по склонам гор, среди сочных весенних трав неистово звенели цикады. У ручья на полянах, поросших гиацинтами, как и прежде, начали всплывать завитки легких перьев ночного тумана, белея при свете восходящей луны. Мерно зарокотали невидимые тимпаны, громче забурлил ручей, выбегая из пещеры нимф, и переливчато начали посвистывать тростниковые свирели. Сердце Терея горело от обиды, горя и досады. Он бил кулаком землю, затыкал уши, тряс головой, чтобы не слышать. Но ничего не помогало! Всё приближались, всё звонче становились голоса девушек, какие-то весело-укоризненные, нежно-насмешливые голоса, и вдруг он услышал имя своей жены.
? Лаодика!... Лаодика!...? ласково уговаривая, звали звонкие голоса девушек.
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1)

 

Написать нам